-->
* Вход   * Регистрация * FAQ    * Поиск
Текущее время: 22 авг 2019, 13:32

Часовой пояс: UTC


cellspacing=/div
Lemon Orchard - творчество Citron-El (фанфики и коллажи)
Модераторы: Citron-El, Матрена Филипповна, Malena
Начать новую тему Ответить на тему На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 8  След.
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 02 апр 2014, 22:36 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10848
Сборник Lemon Orchard
Автор: Citron-eL (Limonova)

Изображение Изображение ИзображениеИзображение Изображение


Оглавление:

Часть 1. Уменьшительно-ласкательные
- Зайчик
- Рыбка
- Яблочко
- Пустячок
- Куколка
- Туфелька
- Борода
- Ладошка
- Пружинки
- Лесенка

Часть 2. Детские
- Дуэль
- Чаепитие
- Космонавт
- Важная деталь
- Кенгуру
- Реалист


Часть 3. Сказочные
- Ночной гость
- Страдалица
- Осколок
- Красный бантик

Часть 4. Праздничные
- Плющ
- Нехорошая кровать
- Маленький спектакль
- Марш пустых кастрюль или Женская солидарность
- Зима Кенди

Часть 5. Будничные (серия "Сервиз")

Часть 6. Хулиганские
- Шелк или Синее Платье
- Бархат или Сто тысяч и одно сомнение
- Пепел или Самый трудный способ стать лучше
- Леденцы или Хорошая компаньонка

Часть 7. Сентиментальные (+ драбблы к "Пеплу")
- Три желания
- Одно желание
- Тайна
- Мечта
- Молитва
- Лекарство
- Компромисс
- Экономия
- В поисках удобства

Часть 8. Экспериментальные
- Опасный десерт
- Заплатки

Часть 9. Ностальгические
- Пациентка
- Хранители
- Круги на воде

Часть 10. Фикрайтерские
- Галиматья
- Кочевники

Часть 11. Конкурсные


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Еще не придумала
СообщениеДобавлено: 02 апр 2014, 23:18 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10848
Часть 1. Уменьшительно-ласкательные

Название: "Зайчик"
Размер: крошечный
Жанр: для тех, кто соскучился.
Рейтинг: G

...

Солнечный зайчик прыгнул Кэнди на плечо и проскакал по черному рукаву платья до молитвенно сложенных ладоней.
- Всемогущий Боже, Которому открыты все сердца, известны все желания, от Которого не сокрыта никакая тайна, очисти мысли сердец наших наитием Святого Духа…
Кэнди украдкой огляделась. Зайчик заскользил по рядам студентов, уводя за собой её взгляд. Выше, выше, вверх по сводчатой стене к фреске с изображением …
Кэнди ахнула.
«Терри Гранчестер – ты богохульник!» С этой мыслью она смотрела на солнечного зайчика, который весело прыгал по лицу Святой Кандиды Уайт. Глубокий голос священника разносился по церкви, а губы девочки сами собой складывались в улыбку. Откровенно говоря, она всем сердцем верила, что Всемогущий простил бы того, кто подрисовал Святой Кандиде эти симпатичные веснушки.

***

С благодарностью за ценный опыт, вдохновляющее чтение и музыкальный аккомпанемент.

Изображение

Название: "Рыбка"
Размер: крошечный
Жанр: для тех, кто соскучился.
Рейтинг: G

...

Она бродила по отмели, оставляя следы на влажном песке. Что-то напевала, то и дело отбрасывая с лица спутанные ветром кудряшки. Со смехом убегала от волн, приподнимая край юбки так, что обнажались загорелые коленки. Вдруг останавливалась и с прищуром изучала линию горизонта между неподвижным голубым небом и беспокойным искрящимся озером. Теперь можно было увидеть, как солнце сеет на её щеках новые веснушки. Можно было любоваться её красотой и молодостью – сейчас, в следующий миг и даже завтра. Но почему-то главное всегда ускользало, как счастье, которое дается на мгновение и никогда не дает долгосрочных обещаний.
- Мистер Альберт, у вас клюёт!

Изображение

Название: "Яблочко"
Размер: крошечный
Жанр: для тех, кто соскучился.
Рейтинг: G

...

Пришло время делить награбленное. Кэнди разложила на траве свою добычу. Её подельник поступил также. Они переглянулись.
Кэнди захихикала.
- Вам тоже вчера на ужин яблоки давали? У меня была еще шоколадка, но я её Стиру отдала.
- Стиру, значит, шоколадка досталась, а мне теперь на фруктовой диете сидеть? Я, по-твоему, толстый?
- Ты, по-моему, дурак! Яблоки очень полезны!
- О, правда? А знаешь, что еще полезно? Девушке полезно уметь готовить, если она приглашает кого-то на пикник!
Смутилась. Надо же… Он ведь пошутил.
- Кэнди… - позвал он с ноткой раскаяния.
Она подняла на него глаза и улыбнулась. Её взгляд обещал ему счастье – дни, месяцы, годы кулинарных упражнений, чтобы порадовать любимого человека, которому сегодня остается довольствоваться малым. Она ласково вложила ему в руку украденный плод.
- Съешь яблочко, Терри.

Изображение

Название: "Пустячок"
Размер: крошечный
Жанр: для тех, кто соскучился.
Рейтинг: G

...

Кэнди вздохнула. Проблема была ерундовая. Даже говорить не о чем! Такой пустяк и проблемой-то нельзя было называть, когда в Европе война идет, в Африке дети голодают, а в России вообще революция. За проблемами далеко ходить не надо было! В госпитале, что ни день, то новые больные, да и в Домах не все гладко: то в приюте что-то случится, то Эндри куда-нибудь вызовут по срочному делу, то дети что-нибудь натворят – им сам Бог велел, с такой-то мамой! В доме не прибрано и на стол не накрыто, а она стоит перед зеркалом и глупейшим образом переживает из-за того, что у неё веснушки пропали.

Изображение

Название: "Куколка"
Размер: крошечный
Жанр: для тех, кто соскучился.
Рейтинг: G

Девочка тронула её соломинкой. В огромных зеленых глазах - чистое удивление, познающего мир ребенка. Наморщила нос, задумалась, почесала коленку. Любопытство очень сильно, однако из страха сломать хрупкое чудо, она продолжает осторожно орудовать соломинкой. Ему тоже любопытно. В какое немыслимо прекрасное чудо превратится эта куколка, если жизнь не нарушит развития её природных задатков? Ответ крылся в глубине широко распахнутых зеленых глаз, которые смотрели на него теперь так доверчиво…
- Что, правда, мистер Альберт, в бабочку?
Он улыбнулся. Действительно. Трудно поверить.

Изображение

Название: «Туфелька».
Размер: крошечный
Жанр: для тех, кто соскучился.
Рейтинг: G

Во взглядах, которыми обменялись мальчики, читался вопрос: «Кто первый?»
Медлили они только потому, что были братьями, и никому из них не хотелось ставить своих братьев в неловкое положение.
- Она не хрустальная, - тоном эксперта высказался Арчи.
- Да… - подтвердил Стир, сунув руки в карманы.
Энтони промолчал. Он размечтался, поддавшись очарованию старой сказки.
- Мы можем подождать, пока она сама её заберет, - высказал предложение Арчи.
- Или, - подхватил Стир, – мы можем отнести её тетушке Элрой!
Он громко рассмеялся, запрокинув голову.
- А ты что скажешь, кузен? – хмуро спросил Арчи, отвернувшись от брата.
- Я скажу, - с улыбкой начал Энтони, - что у Кэнди нет таких дорогих туфель. К тому же... это не её размер.
Он круто развернулся, взмахнув краем плаща, и легкой поступью двинулся в розовый сад, утопающий в летних сумерках.
- Но чья же тогда… - недоуменно начал Стир, нагнувшись, чтобы поднять туфельку.
Кто-то грубо отпихнул его, и вскоре братья Корнуэллы дружно смеялись, глядя вслед несостоявшейся "Золушке", которая с независимым видом села в подъехавший автомобиль, чтобы вернуться обратно во "дворец" семейства Леган.

Изображение

Название: "Борода"
Размер: крошечный
Жанр: для тех, кто соскучился.
Рейтинг: G

Пупи выглядела шокированной. Да он и сам, признаться, растерялся, обнаружив в своем доме такого гостя. Мальчик спал прямо на полу, подложив под голову дорожный узелок. Одет он был в стиле «из-под пятницы суббота», а также воскресенье, понедельник и вторник. Из многочисленных рукавов торчали худенькие запястья, прижатые к груди кулачки даже во сне были решительно сжаты. Шляпа, из тех, что больше подошла бы огородному пугалу, съехала ребенку на лицо.
Неожиданно Пупи прониклась симпатией к этом «Гекельбери Фину», в два скачка очутилась на его плече и застрекотала о чем-то, стараясь привлечь внимание хозяина. Он снял очки и улыбнулся: «Да, Пупи, мне он тоже кого-то напоминает». Ребенок проснулся, кажется, ни чуть не удивленный тем, что на его плече сидит скунс. Пупи досталось ласковое приветствие, а затем мальчик приподнялся на локтях и, сдвинув шляпу на затылок, обратился к хозяину звонким голосом девочки:
- Я готова, мистер Альберт! Надо только где-нибудь раздобыть бороду…

Изображение

Название: "Ладошка"
Размер: крошечный
Жанр: для тех, кто соскучился.
Рейтинг: G

- Это, - прочистив горло, сказал он, - отпечаток руки святого Павла. Я был таким скверным мальчишкой, что терпение лопнуло даже у святого. Сегодня ночью он явился ко мне во плоти и наказал меня за то, что я ошивался возле женского общежития.
- Я тебе, конечно, не верю, - пробормотала девочка, внимательно изучая красные следы пальцев на его щеке, - потому что сегодня ночью тебя в колледже не было. Но я готова передать тебе наказание от святого Павла за то, чем ты там на самом деле занимался, Терри Гранчестер.
- Интересно, - хмыкнул он, - а откуда ты знаешь, что меня не было, мисс Кэндис Уайт Эндри? Может, тебя тоже стоит наказать? Уверен, святой Павел неодобрительно относится к девушкам, которые навещают по ночам мужские спальни!
Девочка обиженно закусила губу и поднялась с травы, намереваясь оставить Терри Гранчестера наедине с его совестью.
Терри закрыл глаза и сказал так тихо, что сам себя едва расслышал:
- Вчера я ездил к отцу…
Внезапно ему на щеку легла прохладная ладошка, очень нежно накрыв отпечаток чужой руки.

Изображение

Название: «Пружинки»
Размер: крошечный
Рейтинг: G
Жанр: для тех, кто соскучился

Головой-то Кенди все понимала. Не маленькая ведь. Школу медсестер закончила. Продавцы на рынке уже «мадам» называют. Анни шутит, мол, это с намеком на то, что уже пора, и Кенди давно смущаться перестала. Умеет ответить что-нибудь веселое и находчивое. Только вот, не самой себе. Когда, стоя перед зеркалом, она теребит в руках разноцветные ленточки, голова ей не помогает, напротив, мысли в неё закрадываются какие-то совсем не подходящие для «мадам». Задумчивое выражение её лица сменяется упрямым. Руки привычным движением разделяют волосы на прямой пробор. Закончив, Кенди с легким упреком качает головой, но вопреки здравому смыслу на её плечах мятежно подпрыгивают в такт веселые золотистые пружинки.

Изображение

Название: «Лесенка»
Жанр: для тех, кто соскучился
Размер: побольше
Рейтинг: ничего крамольного

Внизу небольшая меблированная комната бывшего главы клана Эндри, нынче оборудованная под кабинет ветеринара. Это не жилец, а настоящее испытание для соседей: к мяуканью и тявканью они худо-бедно привыкли, но молодой специалист так хорошо себя зарекомендовал, что к нему на примем начали съезжаться не только горожане со своими питомцами, но и фермеры с проблемами покрупнее . Надежда на то, что однажды жилец переберется в собственный дом или откроет клинику, растаяла после того, как подтвердился слух, будто он не берет денег с бедняков. Люди также поговаривали, будто животные приходят к нему просто так, словно добрые друзья на чашечку чая. И хуже, чем рогатый скот, что лакомился гортензиями прямо под окнами, или тот скунс, который загорал на подоконнике в погожие дни, был, пожалуй, только приятель ветеринара, живущий этажом выше. Да, его комната наверху содержалась в идеальном порядке, но характер у этой бывшей звезды Бродвея был просто несносный. Такого язвительного молодого человека свет еще не видывал! Если бы колкостями можно было зарабатывать, то он был бы уже богат, как Крез. Однако и тут соседям надеяться было не на что: молодой человек нашел весьма неприбыльное применение своим талантам. Он читал. Что именно, никто точно не знает, но материалы для чтения ему присылали в большом количестве со всех уголков страны и даже из-за границы. Иногда он уезжал читать вслух в большие города, где ему, видимо, за это платили, но – увы, - он всегда возвращался в тот маленький городок, жители которого недоумевали, с чего им оказана такая сомнительная честь.

Один был богат, другой знаменит, но оба променяли богатство и славу на скучную провинциальную жизнь.

Люди не переставали спрашивать себя – что не так с этими молодыми людьми? Об этом могла бы рассказать девушка, которая приходила в город откуда-то со стороны Южного поля и подолгу сидела на шаткой деревянной лесенке, разделяющей два этажа. Но её мало кто замечал в суете быстротечных дней, возможно, еще и потому, что она всегда молчала, затрудняясь ответить – к кому из жильцов пришла…


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Еще не придумала
СообщениеДобавлено: 02 апр 2014, 23:39 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10848
Часть 2. Детские


Название: "Дуэль"
Размер: крошечный
Жанр: для тех, кто соскучился.
Рейтинг: G

- А я вот сейчас как дам тебе в глаз!
- Нет! Ты не посмеешь!
- Чего ж ты пятишься, если не боишься?
- Тебе запрещено меня бить!
- Презренный трус! Ты сейчас же ответишь за свои злодеяния!
- Стража, ко мне! На помощь! Убивают!
Дверь распахнулась. В комнату ворвалась женщина.
- Господи, Терри, что случилось?!
Терри опустил глаза и насупился.
- Мам, уйди, я играю…

Изображение

Название: "Чаепитие"
Размер: крошечный
Жанр: для тех, кто соскучился.
Рейтинг: G

- Леди Маргарет – знатная дама, - терпеливо объяснила Анни, - она устраивает чаепитие для своих именитых подруг. По такому случаю ей нужны самые красивые ленты и лучший фарфоровый сервиз. Сейчас она будет изыскано разливать чай и вежливо расспрашивать гостей о погоде, потом…
- А мистера Косматого она тоже пригласит?
Анни окинула критическим взглядом мистера Косматого: шерсть с годами приобрела грязно-зеленый оттенок, глаза висели на ниточках, а правая лапа была утеряна в войне между оловянными и деревянными солдатиками. Анни не сомневалась в том, что хорошим манерам новый гость не обучен. К тому же от него сильно воняло…
- Ну, пожалуйста, леди Маргарет! Ему очень хочется на чаепитие!
- Ладно, Кэнди, - вздохнула «леди Маргарет», - пусть мистер Косматый тоже приходит.

Изображение

Название: "Космонавт"
Размер: чуть больше обычного
Жанр: для тех, кто соскучился.
Рейтинг: G

- Мы, - откашлявшись, начал Стир, - станем первыми людьми на Земле, которые увидят полет человека в Космос.
- На нас возложена важная миссия, - подхватил Арчи, водрузив на голову «космонавта» шлем, – обеспечить безопасность полета!
Энтони вздохнул.
- Послушай, Элиза, но ты ведь сама хотела быть главной…
- Я – принцесса! Принцесса! – капризничал «космонавт».
- Невозможно! - запротестовал Стир. - Принцессы в Космос не летают.
- Тогда я не полечу! – отрезала девочка.
- Тогда снимай шлем, - оживился Арчи.
- Нет, это моя корона!
И она ушла с вызывающим видом, коронованная фольгой «принцесса», так и не покорившая Космос.
Глядя ей вслед, Энтони подумал, что в этом мире есть чисто мужские игры.
Арчи проворчал что-то на счет клея и закончившейся фольги.
А Стир запрокинул голову и влюбленными глазами посмотрел в облака.
И как можно было променять небо на корону?

Изображение

Название: "Важная деталь"
Размер: чуть больше обычного
Жанр: для тех, кто соскучился.
Рейтинг: G

- Так ты утверждаешь, что мою чернильницу разбила кошка?
- Да, папа, - пробормотал мальчик, не поднимая глаз от пола.
- Тогда почему у тебя пальцы в чернилах?
Мальчик быстро спрятал руки за спину.
- А я… я погладил кошку и испачкался.
- Хорошо. Но почему кошка чистая?
Глаза мальчика забегали по ковру в поисках ответа.
- А я её помыл! – выпалил он радостно.
- Чем? – холодно спросил отец.
- Элиза помыла, - поправился мальчик.
- Элиза, зайди к нам! Скажи, ты действительно мыла кошку?
Дети переглянулись.
- Да, папочка, - улыбнулась девочка, - она была вся в чернилах.
Вдруг на столе зазвонил телефон.
- Ну, хорошо, идите… - устало сказал мистер Леган и отвернулся от детей.
Девочка вышла из кабинета решительным шагом, мальчик вприпрыжку побежал за ней.
- А ты куда? – весело спросил он у сестры.
- К маме, - напряженно откликнулась та, - нам срочно нужно завести кошку.

Изображение

Название: "Кенгуру"
Размер: крошечный
Жанр: для тех, кто соскучился.
Рейтинг: G

- Муууу! – сказал малыш, сложив губы трубочкой.
- Нет же, Энтони! Это корова.
Кроха слез с дивана и резво запрыгал по комнате.
- Иго-го! Иго-го!
- Ой, нет, - развеселился его друг. - Это самая обычная лошадь!
Энтони остановился и приложил пальчик к губам.
- Ква-ква? – предположил он неуверенно.
Его друг так хохотал, что книжка упала с его колен на пол. Энтони подобрал её и указал другу на картинку.
- А как? – спросил он. – Как кричит этот кенгуру?
- Когда-нибудь дядя Уильям непременно это выяснит, - со смехом сказала его вернувшаяся из театра мама, погладив озадаченного «дядю» по макушке.

Изображение

Название: "Реалист"
Размер: крошечный
Жанр: для тех, кто соскучился.
Рейтинг: G


- Вначале, мы спустимся в мрачную океанскую бездну, затем совершим путешествие по глубоким и опасным туннелям к земному ядру, а после полетим на луну, чтобы основать там первый город!
После того, как Стир огласил планы на вечер, в детской повисло молчание.
- Ну, - улыбнулся Энтони, почесав затылок, - я не очень уверен на счет мрачной бездны и опасных туннелей, но лунный город – это звучит заманчиво. Я мог бы высадить там семена экзотических растений. Судя по картинкам в справочнике, вид у них фантастический.
- А еще, - подхватил Стир, - я могу сделать взрывное устройство, дымящиеся кратеры, лунную пыль, анти-гравитационные ботинки и портативный луноход… нет! Лунопрыг! Мы будем прыгать в нём через дымящиеся кратеры и… и… а ты что скажешь, брат?
Арчи, до сих пор молчавший, отбросил с лица волосы и насмешливо посмотрел на братьев.
- Я скажу, что вы, конечно, можете провести этот вечер в лунопрыгах над дымящимися кратерами, но у меня есть три билета на спектакль Элеоноры Бейкер.
Строительство первого лунного города было отложено на неопределенный срок.

_________________
Дерево надежды, стой прямо! ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Еще не придумала
СообщениеДобавлено: 02 апр 2014, 23:44 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10848
Часть 3. Сказочные.

Название: «Ночной гость»
Размер: мини
Рейтинг: R
Жанр: а ля Гоголь
Герои: Элиза и Тот, кого нельзя вызывать


Среди ночи Элиза проснулась от странных звуков.

Высунув нос из-под одеяла, она оглядела свою спальню и тихо пискнула, увидев, что некто забирается к ней в окно. Да, она не закричала от ужаса и не позвала на помощь, а именно тихонечко выдохнула с коротким не то «Ах!», не то «Ох!». Потому что некто выглядел точь-в-точь, как она мечтала: высокий, превосходно сложенный, с длинными волосами и розой в зубах…
- Кто ты? – прошептала Элиза, пытаясь разглядеть скрытое в тени лицо.
Юноша ловко перемахнул через подоконник и очутился в комнате, после чего встал напротив кровати и с галантным поклоном протянул розу Элизе.
- Терри? – неуверенно пробормотала девушка, изучая его наряд.
На нем был черный сюртук с длинными фалдами, расшитый сверкающими серебряными нитями, рубашка с оборками на воротнике и рукавах, бриджи и украшенные лентами туфли.
Однако роза…
- Энтони, - прошептала Элиза, увидев золотистые отблески на волосах юноши.
Потом она на себя разозлилась: какой Энтони? Какой Терри? Это же просто невозможно!
Элиза перебралась через одеяло и застыла на краю кровати.
- Подойди, - попросила она, надеясь, что юноша сделает шаг вперед и окажется в потоке лунного света, который позволит его узнать.
Однако таинственный пришелец так и продолжал стоять, наклонив голову, протягивая ей цветок. Элиза не привыкла, чтобы её просьбы так бесцеремонно игнорировали.
- А я ведь могу и на помощь позвать, - заметила она, скрестив руки на груди, - и ничего хорошего человека, который вломился в мою спальню среди ночи, не ждет.
Раздался тихий смешок. Да, пожалуй, прозвучало это как-то не так…
- Тебя прогонят, - уточнила Элиза, - может быть, даже полицию вызовут, а там с тобой будут разговаривать по-другому, - закончив эту фразу, она уже знала, что никого не позовет.
Юноша приблизился к ней, совсем чуть-чуть, но ей стала видна его улыбка – такая загадочная, красивая, волнующая. Элиза невольно заулыбалась в ответ:
- Ой, ну, кто же ты в самом деле? – спросила она, накручивая на палец свой локон. – Если не ответишь, я включу свет…
- Зачем? – произнес голос из темноты, непохожий ни на один из тех, что Элиза слышала прежде, и в то же время странно знакомый. – Я могу быть тем, кем ты пожелаешь, принцесса.
- Ты говоришь какими-то загадками! - надула губы Элизы, но «принцесса» её подкупила.
Она свесила ноги с кровати и встала напротив юноши, увидев свое отражение в зеркале: в одной лишь тонкой ночной сорочке из белоснежного батиста, с распущенными волосами…
Элиза подумала, что выглядит совсем неплохо, и это придало ей уверенности.
- Мы знакомы? – она осторожно, чтобы не задеть шипов, взяла розу за стебель. – Мы с тобой раньше встречались?
- Нет, раньше тебя защищал свет, - произнес юноша тоном, который насторожил бы её, если бы в следующую секунду она не поднесла к лицу розу.
Цветок источал головокружительно сладкий аромат. Атмосфера лишала всякого здравомыслия.
- Так, кем ты хочешь, чтобы я был, принцесса? – юноша, наконец, приблизился к ней, и тени очертили его лицо, обрамленное темными, чуть вьющимися волосами.
- Терри, - изумленно ахнула она, - это и правда ты!
- Посмотрела бы ты на себя, Элиза, - язвительным тоном молодого Грандчестера произнес юноша и вцепился в её плечи, - я плюнул тебе в лицо, а ты продолжаешь хотеть – интересно, чего?
- Терри, ты с ума сошел, перестань, - попросила она, голосом срывающимся от того, что несмотря на злые слова он крепко прижал её к себе.
- Ах, тебе все же не нравится такое обращение? – Терри улыбнулся и вдруг…
Элиза просто не могла поверить своим глазам.
- Ты самая утонченная, элегантная и красивая девушка на свете, Элиза, - мягко произнес некто, выглядевший и говоривший точь-в-точь, как Энтони, - я всегда любил только тебя…
- Боже мой, - пролепетала она, уклоняясь от поцелуя в губы.
- О, нет, слишком поздно для раскаяния, - горячо шепнул ей в ухо новый, до боли знакомый голос.
Элизу передернуло, когда она подняла глаза и увидела над собой лицо Нила.
Он лишь усмехнулся её ужасу:
- Кто бы мог подумать, что мы настолько близки?
- Убери руки, - потребовала Элиза, лихорадочно соображая, как же ей выпутаться из этой страшной ночной ловушки, - я этого не хочу!
- Хочешь, - возразил Нил, прижимая её к себе за талию, - но есть некто еще более запретный, ненавистный и желанный… Кто же это? Может быть - так?
Элиза слабо вырывалась, пока он, уже превращаясь в кого-то другого, покрывал её шею поцелуями похожими на укусы. Его волосы снова посветлели, стали длинными, он прибавил в росте, стал шире в плечах, сильнее, мужественнее…
- Власть, - прошептал он ей на ухо, - вот твоя самая большая слабость… Как же просто!
- Нет, - дрожа, возразила Элиза, - он никогда мне не нравился! Это он удочерил Кенди, все мои проблемы из-за него…
- Все твои проблемы, - повторил он жалобным голосом и вдруг опустился перед ней на колени.
Элиза едва не вскрикнула, увидев перед собой девушку в позе унижения, боли и страха.
- Можешь наказать меня, если хочешь, я это заслужила, - слезливо произнесла Кенди, цепляясь за подол её сорочки, - я просто ничтожество по сравнению с тобой… Ударь меня, Элиза, прошу!
И вдруг что-то сломалось. Резкая боль пронзила её ладонь.
- Нет! - задыхаясь, выкрикнула Элиза. - Кенди… никогда… она никогда бы мне такого не сказала!
Умоляющие зеленые глаза вдруг сузились и потемнели до черноты.
- Но ты ведь хочешь этого! – злобно прошипела девушка.
- Нет, - отрезала Элиза, сбросив со своего подола её руки, - не хочу.
- Что ж, это уже неважно, - дьявольски усмехнулось ночное существо, увеличиваясь на глазах, покрываясь жуткими черными тенями, похожими на обожженные края бумаги.
Его дыхание кипятком обожгло лицо Элизы, в её легкие хлынул едкий, зловонный дым, она с криком метнулась в сторону, но упала, споткнувшись о подол сорочки, и в попытке защититься выставила руку вперед. Зеркало перед ней отразило сидящую на полу девушку. Первые лучи солнца заскользили по стенам её спальни, освещая знакомые предметы – все на своих местах.

Кроме окровавленной и сломанной белой розы, которая выпала из руки Элизы Леган.

Изображение

Название: «Страдалица»
Размер: мини
Жанр: а ля Пушкин
Герои: Кенди и душа моря

Кенди заметила эту девушку на набережной перед своим домом пару недель назад.
У неё были бездонные зеленые глаза и длинные волосы, переливающиеся на солнце, как сплав серебра и золота. «Настоящая красавица!» - со вздохом подумала Кенди, увидев её впервые. Однако при следующей встрече она обратила внимание на то, что незнакомка очень бледна и печальна. И как же поступила Кенди? Разумеется, она решила прийти на помощь этой прекрасной, но грустной девушке. О чем впоследствии сильно пожалела...
Для начала незнакомка скривилась в ответ на приветствие Кенди, как будто от одного вида юной медсестры её тошнило. Попытки завести беседу закончились ничем. Разговаривать с Кенди незнакомка не желала, впрочем, как выяснилось позже, она вообще никогда не и ни с кем не разговаривала. Никто в городе не знал кто она и откуда приехала, но её часто видели гуляющей по берегу, неподалеку от заброшенной рыбацкой хижины, в которой она и жила.
Узнав об этом, Кенди нанесла незнакомке визит, однако та с выражением ярости на лице вытолкала незваную гостью за порог. Далось ей это с трудом, так как чувствовала она себя неважно. Это еще больше укрепило Кенди в намерении выяснить, что же с бедняжкой произошло. Во второй раз она явилась с не с пустыми руками, а принесла с собой бумагу, перо и чернила, чтобы незнакомка могла написать о себе, раз не может рассказать. Чернила были у Кенди на лице и одежде, когда она покидала хижину. С мыслью, что девушка ведет себя пугающе дико, она решила, что в третий раз захватит с собой помощника.
Помощник как раз вернулся домой с прогулки на паруснике по морским волнам. Его смеющееся лицо было загорелым, а губы солеными.
- Так, ты все-таки насобирала где-то еще веснушек? – весело спросил он, вытирая измазанные чернильными брызгами щеки Кенди. – На мой вкус, это перебор…
- Пожалуйста, будь серьезным сейчас! Мне нужна твоя помощь.
И Кенди поведала ему о прекрасной незнакомке, живущей в рыбацкой хижине.
- О, нет, я с тобой не пойду… - таким был окончательный ответ.
- Но, Терри, мне кажется, что она больна и не может о себе позаботиться!
- Точно больна! На всю голову! – раздраженно подтвердил Терри. – Только не она, а ты…
Кенди обиделась. Мирились они до вечера. Терри даже приготовил ужин из рыбы, которую поймал, но это яство настолько понравилось Клину, что парочке пришлось идти в ресторан. Очень романтичный ресторан на пирсе, со свечами, музыкой, звездами и, конечно, морем, которое они оба так любили. Под шум волн и пение скрипок Кенди танцевала, склонив голову на плечо Терри, как вдруг заметила на берегу незнакомку, которая голодным взглядом смотрела прямо на них, прижимая к груди руки, сжатые в кулаки.
- Терри, посмотри! Это она, та девушка! О, Господи, да ведь ей, наверное, нечего есть…
- Кенди, стой! – молодой человек еле удержал её от того, чтобы немедленно броситься на помощь голодающей. – Мы должны уйти отсюда. Сейчас же.
Тон его был таким, что даже Кенди не посмела ослушаться. Да и люди вокруг вели себя как-то странно: перешептывались, глядя на них, и кивали в сторону того места, где стояла незнакомка.
- Ну, вот, она убежала, - расстроилась Кенди, которую Терри тащил за собой к дому.
- Не хотел я тебе ничего рассказывать, - с досадой сказал он, - но ты же теперь не успокоишься и будешь преследовать ту девицу, правда?
- Правда, - улыбнулась ему Кенди.
Они поднялись по выдолбленной в камнях лестнице и остановились под сенью цветущих во дворе акаций. Внезапно Терри прижал её к себе и крепко-крепко поцеловал.
- Я тебе всё расскажу, - прошептал он, гладя её по волосам, - но пообещай мне, что больше ты вмешиваться не будешь.
Кенди с улыбкой кивнула: она в этот момент была согласна на всё, поскольку парила где-то между небом и землей.
- Эта девица меня преследует, - буркнул Терри, - две недели уже! Это просто какой-то кошмар! Представляешь, сижу я в лодке, ловлю рыбу, где-то в миле от берега, а тут – её физиономия из воды высовывается! Одно зрелище, чего стоит, а она еще смотрит на меня так, что мурашки по коже бегают. Я вначале подумал, что она – поклонница, попытался ей по-хорошему всё объяснить, но в ответ тишина: она все время молча плавает или ходит рядом … бррр… Я уже собирался обратиться в полицию , и вдруг ты мне предлагаешь нанести этой ненормальной визит.
Кенди обняла его, чтобы унять бьющую через край тревогу, но этого оказалось мало. Он еще слишком хорошо помнил прошлый раз, когда другая девушка влюбилась в него и забрала самое дорогое, что у него было. Ночь напролет она шептала ему нежные слова, давала обещания, дарила ласки, и только под утро он заснул, крепко держа её за руку. Кенди дождалась момента, когда его пальцы разжались, а затем встала и направилась к рыбацкой хижине.
Море было тревожным в то утро. Ветер стал злым и резким, на горизонте сгустились темные облака, предвещающие шторм. Кенди зашла в убогую комнатушку и увидела трясущуюся от холода девушку: лицо её стало белым, как мел, глаза выцвели, а волосы потускнели. При виде Кенди девушка залилась горькими слезами. Тогда Кенди вытащила из потухшего очага уголек и начала рисовать: вначале себя и Терри, держащихся за руки, а потом, чуть в стороне девушку с длинными волосами. В глазах незнакомки вспыхнул интерес, она тоже взяла уголек и начала рисовать… О, рисовала она гораздо лучше Кенди… Эпизод за эпизодом – всю душещипательную историю бедной русалочки.
Когда Терри проснулся, он увидел заплаканное личико Кенди.
- Я теперь всё знаю, - прошептала она, нежно коснувшись его щеки, - идем, Терри, так надо.
Девушку они нашли на берегу, она уже еле дышала, но её глаза были полны любви и надежды, когда она увидела приближающуюся к ней пару.
- Ну, вот, - пробормотала Кенди, хмуро взглянув на сказочную страдалицу, - а теперь поцелуй её и пойдем отсюда.
С этими словам юная медсестра отвернулась и скрестила руки на груди. Конечно, она была доброй, но саму процедуру ей видеть вовсе не хотелось. Терри потребовались некоторые объяснения прежде чем он сделал то, о чем его просили, но в итоге он удовлетворился тем, что после поцелуя странная блондинка навсегда оставит его в покое.
Когда они возвращались домой, ветер уже стих, горизонт прояснился, а на море снова было спокойно. Однако для Кенди угроза шторма не прошла бесследно.
- Терри, знаешь что, - сказала она, взяв молодого человека за руку, - ты больше не играй, пожалуйста, на гармошке… при других девушках.

Изображение

Название: Осколок
Жанр: по мотивам моей любимой сказки.
Аллюзия на «Бал-маскарад у Снежной королевы».
Герои: Снежная королева, Ледяной принц, Соколы и леди Эндри из Трилогии.
Warning: AU, Crossover
Посвящение: SilverStar и Malena

"Все началось с зеркала, сотворенного злым, но гениальным троллем. Свойство зеркальце имело: все прекрасное, отражаясь в нем, становилось безобразным, а безобразное – было еще хуже. Зеркало в итоге разлетелось на куски, и его осколки попадали людям в глаза. Такие люди становились всем недовольными, а если такой осколок попадал прямо в сердце, то оно превращалась в кусок льда. Знакомо?" (с)

Нельзя забывать о том, что Снежная королева очень коварна. Вполне возможно, что Хайверхиллы и с нею состояли в родстве...
Не зря же из зеркала на Эльвендорка смотрели глаза, напоминающие холодные, колючие льдинки.
И нужен был целый вулкан страстей, чтобы его сердце оттаяло и забилось чаще.

После того, как в очередной раз не наступил обещанный конец света, в ледяном дворце был устроен ежегодный бал-маскарад. Парадный зал, украшенный по случаю праздника, поражал воображение гостей. Пол и стены сверкали, словно усыпанные алмазной крошкой. На потолке вместо люстр мерцали голубые звезды. Серебристые снежинки, чуть крупнее обычных, кружились в воздухе, напоенном ароматом зимней свежести. Синеватые скульптуры изо льда преображались на глазах у изумленной публики то в мебель, то в северных животных, то в фонтаны с шампанским. Снежная королева сидела на своем великолепном троне, наблюдая за танцующими. Её внимание привлекла высокая фигура молодого человек, который стоял в стороне от всех и разглядывал прозрачную ледяную витрину, за которой не было ничего интересного. Кроме груды осколков, аккуратно разложенных на серебряном шелке. Волшебный снегопад усилился, никто не заметил, как Снежная королева пересекла зал и оказалась за спиной у молодого человека.

- Не хочешь ли попробовать сложить их?

Молодой человек оглянулся и, увидев, кто беседует с ним, склонился в почтительном поклоне. Но его улыбка была очень дерзкой, когда он поднял голову и взглянул на королеву глазами похожими на искрящиеся на солнце льдинки.

- Чтобы провести вечность в Ваших чертогах? - он засмеялся. - Нет, благодарю, сударыня... Я не настолько охладел!

Снежная королева только улыбнулась и развела руками в ответ, но из широких рукавов её платья вылетели два перышка: белое и темное...
Серебристая завеса снега расступилась, открывая взгляду молодого человека танцующую пару...
Смуглый юноша в таком же изящном костюме, как у него, ослепительно улыбался белокурой девушке в красном платье...

Дзынь!

Из разбитого сердца выпал недостающий осколок.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Еще не придумала
СообщениеДобавлено: 02 апр 2014, 23:48 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10848
Часть 4. Праздничные.


Название: «Плющ».
Жанр: хэллоуинский

В темной комнате горела свеча, вокруг которой собрались три девочки.
- Это не плющ, – категоричным шепотом заключила одна.
- Ох, Патти, ну, не будь такой… - тихо рассмеялась другая.
- Этими листочками увиты почти все стены в школе, - неуверенно заметила третья.
- Наверняка, это дикий виноград, а здесь сказано, что нужен плющ, - девочка поднесла к свече потрепанную тетрадь и вслух зачитала написанное. - Спрятать лист п л ю щ а у себя на сердце.
- Патти, - хихикнула её подруга, – неужели, ты серьезно во всё это веришь?
- Это очень древнее поверье, Кенди, - смущенно заметила Патти. - К тому же, бабушка очень настаивала, чтобы в День Всех Святых я воспользовалась её тетрадью.
- Кажется, я слышу шаги в коридоре, - третья девочка прикрыла свечу ладонью и боязливо покосилась на дверь. – Давайте, просто закончим с этим…
Сделав над собой усилие, Патти закрыла глаза на разницу между плющом и диким виноградом. Девочки взяли по зеленому листочку. Увидев на лицах подруг растерянность, Кенди принятнула к себе тетрадь:
- Плющ, плющ, люблю тебя. На груди храню тебя, –зачла она со скептической улыбкой. - Первый, кто заговорит со мной, тот и будет муж мой.
- Анни, - позвала Патти, нахмурив брови. – Я думаю, что теперь мы не должны говорить с Кэнди.
Кэнди пришлось зажать себе рот ладонью, чтобы не расхохотаться. Она забралась в кровать и с головой накрылась одеялом, прислушиваясь к голосам подруг. Анни признавалась в любви плющу до крайности взволнованно. Патти словно читала условия задачи по математике.
Наконец, свет потух, и девочки молча прокрались в свои спальни.
«Он редко приходит на утренние молитвы», - вдруг подумала Кенди.

Она еще долго не могла уснуть, прикидывая в уме шансы встретить Терри раньше, чем сестру Грей или кого-то еще менее подходящего на роль её будущего мужа.
Проснувшись засветло, Кэнди вышла на балкон и почувствовала себя одновременно и счастливой, и очень глупой. В изумительных по-осеннему ароматных сумерках она перебиралась с ветки на ветку, чтобы достичь секретного холма. Рассвет она встречала с улыбкой, приглаживая влажную от росы шерстку спящего на её коленях енота. Однако вскоре прозвучал колокол, собирающий учеников к молитве, а затем еще раз, к началу завтрака. Кэнди решилась сходить на разведку, и первым человеком, который вышел ей навстречу, оказался Нил Леган.
Кэнди ретировалась с мыслью, что сегодня ей, пожалуй, лучше совсем уйти из школы. Вдруг Терри решил провести пятое воскресенье в Лондоне?
Кэнди бродила по улицам города в мечтательной задумчивости, пока ноги сами не привели её к зоопарку «Голубая Река», а затем к маленькому домику, у дверей которого она внезапно остановилась.
«Глупости всё это!» - отругала себя Кенди и уже взялась за ручку двери, как вдруг, позади раздался звук шагов. Она обернулась в волнении.
- Кенди!
Высокий блондин в потрепанной куртке и элегантно одетый темноволосый юноша.
Они произнесли её имя одновременно.
Вечером в темной комнате снова зажглась свеча. Девочки краснели и хихикали: братья Корнуэллы поздоровались с ними на утренней молитве. Кенди, скрестив руки на груди, стояла у окна:
«В конце концов, это был даже не плющ!»

Изображение

Название: «Нехорошая кровать».
Жанр: хэллоуинский


- Черная, как крыло ворона, ночь накрыла колледж Святого Павла. Студенты мирно спали в своих кроватях…
- И только Терри Грандчестер не спал, он светил себе фонарем в лицо и сочинял всякие небылицы!
Терри выключил фонарь и наклонился к девочке так близко, что её волосы коснулись его щеки.
- Сегодня ночь Хэлоуинна, - зловеще прошептал он. – Твои дерзкие речи могут не понравиться Белой Монахине.
- Брось, Терри! Я же знаю, что ты её выдумал!
- А как насчет Всадника без головы? Ты не боишься, что ему понравятся твои хвостики?
- Видела я недавно одного всадника, совсем головы на плечах нет, - ехидно откликнулась девочка, - носится по ночам мимо моих окон вместо того, чтобы спать.
Потерявший голову Терри встал и прошелся по комнате.
- Я не хотел тебя расстраивать, - начал он драматическим тоном, - ты что-нибудь слышала о… нехорошей кровати? В городе рассказывают про молодую семью, которая за бесценок приобрела старинную кровать с резной спинкой и яблоками на столбиках.
- Совсем как та, что стоит в моей комнате… - удивленно откликнулась девочка.
Терри встал напротив окна и отодвинул занавеску так, чтобы лунный свет падал ему на лицо.
- Некоторое время ничего не происходило, но в тот день, когда к молодым супругам приехала первая гостья, начались странности. Молодая леди постоянно жаловалась, что ей плохо спится. Среди ночи она просыпалась от ощущения, словно кто-то ложится рядом с ней на подушку. Но никто не обращал внимания на эти жалобы, пока однажды утром девушку не нашли мертвой. На её шее виднелась красная отметина, из которой сочилась кровь. Осмотрев ее как следует, доктор заметил, что кто-то высосал из девушки кровь, точно так же, как высасывают яйцо. Но откуда взялась загадочная царапина ему так и не удалось установить.
- Боже мой, Терри… - девочка встала и подошла к нему. - Зачем ты выдумываешь такие ужасы?
- Если бы это было выдумкой… - прошептал он, качая головой. - История повторилась, когда кровать отдали одной из горничных. Бедняжка наивно обрадовалась!
Девочка негромко вздохнула. Терри медленно приобнял её за плечи и продолжил рассказ, постепенно наклоняясь все ближе и ближе к непокорным золотистым кудряшкам:
- Она улеглась на старинную кровать и вдруг почувствовала, как чья-то невидимая рука сдавила ей горло. Это ощущение можно было списать на кошмар, если бы то же самое не повторилось и на вторую ночь, а на третью она почувствовала острую боль. Вскочив, девушка подбежала к зеркалу и увидела на своей коже красноватый отпечаток, как будто кто-то присосался губами к её шее …
- Ай! Терри! Что ты делаешь?! – она сердито оттолкнула его. - Дурак! - и, скорчив рожицу, выбежала на улицу.
Терри лег на кровать и с улыбкой начал считать: «Раз, два, три, четыре, пять… »
Вскоре балконная дверь со скрипом приоткрылась. Раздался встревоженный голосок.
- Терри, а можно я сегодня у тебя посплю?

Изображение

Название: Маленький спектакль
По случаю дня святого Валентина

Настоящая любовь не приемлет фальши, но хороший актер способен правдоподобно изобразить, как чувства, так и их отсутствие. Этот талант – дар или проклятие?
Терри Гранчестер задался этим вопросом однажды утром.
К предстоящему спектаклю он готовился месяц. Для роли ему понадобился реквизит: газета, чтобы занять руки, а также шляпа с полями, чтобы скрыть лицо. К одиннадцати часам утра он был во всеоружии на скамейке в Центральном Парке. Вскоре появилось второе действующее лицо – девушка. Терри поймал её взгляд и поднялся ей навстречу: решительный, собранный, спокойный. Газету по старой театральной привычке он свернул трубочкой и убрал в карман.
- Какая встреча, – безупречно вежливое удивление.
Отвела глаза. Робко признала, что встреча неожиданная.
– Ты надолго в Нью-Йорке? – предельно учтивый вопрос.
Засомневалась. Еще не знает. Пара недель. Возможно.
– Останешься до осени? Рад слышать, – радость вышла несколько сухая.
Терри смягчил её улыбкой, сдержанной, но искренней. Увы, девушка этого не заметила. Её задумчивый взгляд то блуждал вокруг Терри, почти не задерживаясь на нем, то прятался в тени ресниц. Чуть нервным, бессознательным движением пальцев она теребила край книжной закладки, прижимая саму книгу к груди, как раненую птицу. Солнечный свет, рассеянный листвой, яркими бликами скользил по её лицу… Вздрогнув, Терри сделал вид, что сверяется с часами.
- У меня час до начала репетиции. Пройдемся? Я так давно тебя не видел, - буквально со вчерашнего дня. – А ты изменилась, леди с веснушками… - эти слова он произнес невольно, тоном резко переходящим границы избранной роли.
В сценарии черным по белому было написано: никаких намеков на чертово прошлое!
Терри остро почувствовал, что его спектакль близок к провалу. Из крошечного напоминания о былом не замедлила вырасти тяжелеющая с каждой секундой пауза. У девушки был такой вид, словно она вот-вот убежит. Терри заставил себя улыбнуться и подал ей руку. Когда она несмело коснулась его локтя, ему пришлось отвернуться, чтобы не выдать своего ликования.
В дальнейшем девушка оправдала ожидания исполнителя главной роли и режиссера. Под конец прогулки Терри уже беседовал с той жизнерадостной, веселой барышней, что благополучно справилась со своими чувствами после их разрыва. Отрешенно следуя сценарию, Терри рассказал ей о последних гастролях, задал пару нейтральных вопросов и приготовился выразить надежду на новую встречу при прощании. Казалось, идеальную «Встречу старых друзей» уже ничто не может испортить, но тут девушка как будто сбилась.
- Нет, у меня не получится, - несчастным голосом сказала она, словно бы в невидимый зрительский зал, а затем повернулась к нему. - Терри! Да я всё знаю про твои гастроли! Мне Сюзанна писала о тебе постоянно с тех пор, как вы… - пауза, - Я ведь здесь уже целый месяц! Каждый день хожу этой дорогой в надежде, что ты меня заметишь! Не знаю, сколько раз я сидела на той скамейке с книгой! - перед носом у Терри возник томик Шекспира. - Я уже выучила наизусть каждую пьесу с примечаниями и даже вступительную статью профессора английской литературы мистера Иглтона, хотя не поняла в ней больше половины слов! - пауза, - Вчера я подумала, что ты меня, наверное, избегаешь. Все люди в городе оглядывались на меня в том ярко-оранжевом платье с чучелом голубя на шляпе! Все, кроме тебя! - пауза, - Я решила. Уеду ближайшим поездом. Вот уже купила билет. Но ты вдруг со мной заговорил, и я… - крайне неловкая пауза, – я просто не знаю, что тебе сказать.
Окончательно потеряв нить продуманной до мелочей роли, Терри вытащил из кармана старую газету и развернул перед девушкой. Обведенный карандашом заголовок гласил: «В Нью-Йорк приезжает приемная дочь знаменитого миллионера Уильяма Эндри».
- Правда, Сюзанне я не стал объяснять, почему раньше времени вернулся с гастролей.
Красноречивая пауза. Смех над обрывками билета. Лишенный всякой театральности поцелуй. Занавес.
Терри так и не понял, дар его талант или проклятие, но в который раз убедился, что настоящая любовь не приемлет фальши.
Сюзанна с некоторых пор не уставала это повторять.

Изображение

Название: "Марш пустых кастрюль" или женская солидарность.
По случаю 8 марта.

Анни очень волновалась. Патти тоже, но старалась этого не показывать. Кенди исчезла в толпе других взволнованных девушек после того, как вручила подругам пару кастрюль. Её настроение можно было характеризовать, как боевое и приподнятое. Изредка подруги слышали её звонкий голос, который отдавал распоряжения, перекрывая гомон.
- Слушай, Патти, - решилась, наконец, Анни, - а что мы здесь делаем?
Ответить Патти не успела, потому что её чуть было не сбила с ног еще одна громогласная особа, раздающая листовки. Поправив сползшие на кончик носа очки, Патти сказала:
- Кажется, мы протестуем.
- Господи, да против чего же? – простонала Анни, прикрываясь своей кастрюлей, как щитом, от напирающей толпы девушек.
Патти мрачно ткнула ей в плечо листовку.
- Нет-нет, я понимаю, ущемление женских прав, низкие заработки, плохие условия труда, насилие в семье, но, Патти, милая, мы-то здесь причем?
- Спроси об этом мою бабушку, - посоветовала Патти, указав на трибуну, с которой вот уже час, как вещала почтенная дама в розовом.
Взволнованные лица собравшихся девушек были обращены к ней, но поскольку кое-кто уже пустил в ход кастрюли, пылкие речи бабушки тонули в грохоте. Среди женских шляпок, как солнце среди туч, показалась непокрытая голова Кенди.
- Эй! – она радостно помахала подругам листовкой и вновь скрылась в толпе.
- Я знаю, почему мы здесь, - поразмыслив, сказала Патти. – Из женской солидарности!
Анни посмотрела на неё несчастным взглядом, вздохнула и призналась:
- Меня Арчи в ресторан пригласил. Это такой ресторан, ну, знаешь, из тех, в которых горят свечи.
- Да? – приподняла брови Патти.
- А еще разносят корзины с цветами и играют на скрипках, - жалостливо добавила Анни, пригибаясь, чтобы не задеть головой транспарант, который несли к трибуне.
- Понимаю, - улыбнулась Патти, прижав к груди кастрюлю.
- Как думаешь, - краснея, произнесла Анни, - я поступлю очень скверно, если вместо протеста выражу согласие и все-таки пойду в ресторан?
Патти забрала у неё кастрюлю и глубокомысленно изрекла:
- У каждой женщины должно быть право на ресторан!
- А Кенди не обидится? – неуверенно спросила Анни.
- Ну, что ты! - рассмеялась Патти. - Женская солидарность – великая сила.
В подтверждение её слов грянули аплодисменты бабушке Марте, которая горячо отстаивала право всех женщин на шестнадцатичасовой рабочий день, упустив из виду тот факт, что собравшиеся агитировали за сокращение установленных 10-ти рабочих часов до восьми.

Изображение

Название: Зима Кенди
Жанр: новогодний

С одной стороны, зима напоминала о всех тех чудесных забавах, которым так приятно предаваться с друзьями: беготня, шалости, шутки, смех, веселье…

С другой стороны, зимние ночи бывали так холодны, однообразно белы, метель за окном навевала тоску, а сердце вдруг щемило от чего-то, словно в нём застряла льдинка.

С одной стороны приход Рождества сулил столько радости, света и приятных хлопот, которые увенчивал всеобщий праздник, наполненный теплом и любовью.

С другой стороны, после праздника наваливалась такая усталость при мысли, что прошел еще один год, 365 дней, из которых счастливыми и удачными были далеко не все.

С одной стороны, первый снег был так чист и красив, сверкая на солнце, как пушистое белое одеяло, укрывающее леса, поля и холмы.

С другой стороны, так тяжело было идти в мороз и стужу по обледеневшим улицам в покрытом неряшливой серой коркой льда городе.

С одной стороны, зимой особенно сильно угнетал контраст огромного, светлого заполненного людьми госпиталя и маленькой, темной, пустой и холодной квартирки в пригороде.

С другой стороны, зима была лучшим временем года…

Потому что 1 января ровно в 20.00 звонил телефон.

Кенди брала трубку и, затаив дыхание, говорила: «Соедините…»

Она беззвучно плакала и улыбалась, пока льдинка в её сердце таяла …

От звуков родного голоса, который каждый раз с волнением спрашивал: «Ты счастлива?»

И она всегда честно отвечала: «Да». Может быть, потому, что умела видеть все стороны одновременно.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Еще не придумала
СообщениеДобавлено: 02 апр 2014, 23:55 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10848
Часть 5. Серия "Сервиз"


Драббл№1
Жанра. нет
Название: чашка

Приглашенная на "файв о клок" в особняк семейства Эндри, Кенди, она же мисс Уайт, хмуро наблюдала за тем, как служанка в белоснежном фартучке с наколкой в волосах разливала по чашкам горячий напиток, насыщая пространство вокруг гостей ароматом бергамота. Мисс Уайт, она же Кенди, не участвовала в светской беседе джентльменов и дам. Она задавалась вопросом: "Почему у некоторых людей жизнь вертится вокруг денег?"

Взять хотя бы Элизу! Хотя...
Нет, её лучше не трогать.

Ладно, тогда, кто? Тетушка Элрой?
Впрочем, она никогда на счет денег не беспокоилась.
Её всё как-то больше волновали хорошие манеры...

Нил? Ну, этот всегда был обеспечен!
И довольно беспечен, увы....

Мистер Альберт? Смешно!
Уж что-что, а деньги его мало волнуют...

Чашка из тонкого фарфора, расписанного золотом, со звоном опустилась на блюдце. Кенди оглядела красные ковровые дорожки, лепные потолки, картины маслом, резную мебель из темного дерева, черную икру на серебряном подносе ... И впервые спросила себя, откуда берутся ТАКИЕ деньги?

Изображение


Драббл№2
Жанра.нет
Название: вилка

Кенди, она же мисс Уайт, готовилась ко сну, стараясь выбросить из головы все дневные заботы. Однако даже во время молитвы у неё из головы не шли всякие мысли... Шкафчик с лекарствами заперла? Кенди напряглась, а затем расслабилась, обнаружив в своих воспоминаниях закрытый перед уходом с работы шкафчик. Ой, а кабинет закрыла? Кенди сильно напряглась, восстанавливая в памяти свой путь от шкафчика с лекарствами к выходу из кабинета. Точно. Она еще дверью шарф прищемила! Пришлось открывать, закрывать заново, а тут еще санитар со своими дурацкими шуточками... Натали утверждает, что он в неё влюбился. Глупости какие! Вечно от работы отвлекает. Кстати, а - ключ? Ключ на место повесила?! Кенди очень сильно напряглась, а затем поднялась с колен и без сих рухнула в кровать, вспомнив, как сторож пожелал ей доброй ночи, когда она заносила ключ. Уже засыпая, Кенди подумала... Утюг в сестринской?

Через минуту она набрасывала пальто на ночную сорочку.

"О, Господи, только бы пожар не начался..."

В тот вечер это была её единственная молитва.


Изображение

Драббл№3
Жанра. нет
название: рюмка

Кенди, она же мисс Уайт, долго пыталась одолеть зеленого змия, который пленил доктора Мартина , что в один из дней логично привело её к необходимости узнать, с чем же собственно она борется. День тот был очень тяжелым, но и решения Кенди легким весом не отличались. После того, как доктор Мартин вышел "проветриться", бутылка с плещущимся на донышке виски была водружена на стол. Вместо рюмки была использована трижды вымытая в горячей воде мензурка. Мисс Уайт чувствовала себя, как один из тех врачей, что заражали себя страшными болезнями, чтобы найти метод борьбы с ними. Ради процедуры вливания в себя 100 грамм опасной жидкости, она даже надела резиновые перчатки. Наконец, после двух мучительных глотков всё было кончено. Сморщившись, мисс Уайт подумала, что в Аду наверняка существует пытка, связанная с распитием виски, тогда, как в Раю люди счастливо и безмятежно пьют земляничную газировку. Она с отвращенм взглянула на донышко опустевшей "рюмки" и устало откинулась на спинку стула. Пока минутная стрелка преодолевала полукруг, усталось расплавилась, мысли потекли плавно, вспомнилось что-то приятное, и Кенди вдруг страшно развеселил вид собственных рук в огромных резиновых перчатках. Вернувшийся после "проветривания" доктор Мартин с минуту наблюдал за тем, как медсестра танцует вальс со шваброй в обнимку и мурлыкает себе под нос мелодию не в такт, после чего осторожно поинтересовался её самочувствием.

- Знаете, - вздохнула Кенли, она же мисс Уайт, - а ведь довольно неплохо.

Изображение

Драббл№4
Жанра.нет
название: графин

Нил, он же мистер Леган, стал очень занятым человеком. Для того, чтобы встретиться с ним, надо было пройти сложную процедуру записи на прием у Второго секретаря с подтверждением записи у Первого секретаря, который должен был назначить дату и время встречи с Личным секретарем, а тот в свою очередь был очень занят тем, что встречался с другими желающими лицезреть мистера Легана, коих, вероятно, было не мало, ибо Кенди ждала своей очереди уже два месяца. Её энтузиазм начал испаряться еще на этапе "Второго секретаря", который изложил ей всю схему. Право, не так уж сильно ей хотелось видеть Нила, чтобы ходить в его контору, как на работу. Всякий раз, проходя по разветвленным коридорам монументального здания банка, мисс Уайт с раздражением думала о том, что за какой-то из этих закрытых дверей сидит Нил. С него сталось бы наслаждаться сложившейся ситуацией в самом низком смысле. Кенди, она же мисс Уайт, скромно одетая девушка, снова и снова униженно просит о встрече. Нил, он же мистер Леган, восседающий где-то на вершине делового мира, злорадно хихикает, глядя на неё свысока. Через два месяца эта картина в воображении Кенди стала такой реальной, что она наплевала на секретарей. Совершив отчаянный марш-бросок по коридорам банка, мисс Уайт собрала за собой толпу потревоженных её вторжением сотрудников и охранников. Очередные двери были распахнуты наугад. Кенди, наконец, получила возможность лицезреть мистера Легана. Кабинет его был роскошен. И всё свидетельствовало о том, что здесь тратит свое драгоценное время очень занятой человек. Толпа за плечами мисс Уайт странно безмолвствовала, пока Нил, он же мистер Леган, увлеченно поливал водой из графина головы прохожих.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Еще не придумала
СообщениеДобавлено: 03 апр 2014, 00:00 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10848
Часть 6. Хулиганские


Изображение


Название: Шёлк
Рейтинг: R (не рекомендуется лицам до 16)
Жанр: хулиганский
Пейринг: неожиданный


Синий - безупречно подходит, так она решила, взглянув на себя в настенное зеркало.
Это был краткий миг триумфа. Полузабытое ощущение скользящего темного шелка на коже. Назло судьбе и всем её пощечинам, Элиза Леган не разучилась выбирать платья! Очень близкий к траурному, но более благородный и глубокий, как выгодно этот цвет оттеняет бледное лицо и темные глаза!
Дверь кабинета открылась. Вошел брат, сонный, небритый, в красном домашнем халате с золотыми кистями. От колючего взгляда, которым он её наградил, вспышка гордости начала медленно угасать.
- Я тебя слушаю, - сухо сказал он, присев на ручку кресла.
Ей почему-то сложно было взглянуть ему в глаза, и она смотрела на его скрещенные на груди руки. Пахло в его кабинете чужим человеком, не её братом Нилом, который некогда принимал сторону сестры безоговорочно. Перед ней был мужчина с двухдневной щетиной и пожелтевшими от курениями усами. Чужой муж и отец. Посторонний человек, в прошлом предавший их родство и дружбу ради…
Её больно кольнула гордость, но затем она очень быстро вспомнила, что из украшений ничего не осталось, а последние деньги были потрачены на платье. Впереди маячили Голод и Улица, не самые подходящие спутники для леди. Она посмотрела на брата.
Помоги мне, пожалуйста. Я в отчаянном положении, и мне не к кому больше обратиться. Примерно такие слова крутились у неё на языке, но сказала она почему-то иное:
- Скверно выглядишь, братец. Не стоило тебе брать в жены эту артистку. Теперь ты сам похож на клоуна! Если бы мама увидела тебя таким…
Нил поднялся, явно намереваясь уйти.
- Стой! – вырвался у неё возглас с примесью подлинных чувств.
- Что тебе от меня нужно? – раздраженно спросил брат. – Просто скажи, Элиза. Деньги? Я не дам тебе больше ни цента.
- Но… - она сжала подол и тотчас отпустила, мельком взглянув, не остались ли на шелке пятна от мокрых ладоней.
- Ни цента, - раздельно выговорил брат. – Это всё?
- Нет, послушай, - начала она, собираясь с мыслями. – Мне нужны деньги. Это правда. Но я…
- Никаких «но», - Нил смерил её ледяным взглядом. – Думаешь, я забыл? Нет, Элиза, я хорошо помню, как из-за твоих дурацких интриг, наша семья разорилась. Да, я твой брат, но ты почему-то не вспоминала об этом, пока твой муж тебя не выгнал. Ты не интересовалась, жив ли я вообще, пока не вернулась в Америку с этим печальным рассказом о Синей Бороде…
- Какой еще бороде? – растеряно пробормотала она. – У сэра Малькольма не было бороды, он носил бакенбарды. И все это не имеет никакого отношения к делу. Мне нужны деньги, чтобы…
Не умереть с голоду.
- Чтобы устроить вечер в честь открытия нового театрального сезона. Я для тебя стараюсь, между прочим! Твоей жене давно пора завоевать уважение общества. Она носит фамилию Леган и…
Нил махнул на неё рукой и вышел, хлопнув дверью. Элиза откинулась в кресле. У неё начиналась мигрень. Она прижала ко лбу мокрую от пота ладонь и попыталась придумать новый план действий.

В особняке четы Корнуэллов её встретили мрачный взгляд хозяина и смущенная улыбка хозяйки. Элиза почувствовала себя очень скверно. Жалостливые взгляды миссис Корнуэлл усилили приступы мигрени, поэтому медлить она не стала:
- Арчи, я хочу попросить у тебя в долг. Мне очень нужны деньги. Правда.
- Сколько стоит это платье, Элиза? – строго спросил мистер Корнуэлл. - Люди, которым действительно нужны деньги, не могут позволить себе так одеваться.
- А как ты мне прикажешь одеваться? – зло спросила она, глядя на пышное до вычурности платье его жены. – Я не могу позволить себе появляться на людях в нищенских обносках.
Кузен Арчи невесело усмехнулся.
- Нищенскими обносками ты называешь платье, которое надела два раза? Или же одежду, которую носят обычные женщины? Мой тебе совет, Элиза, научись жить по средствам. Я готов помочь тебе спланировать расходы. На большее можешь не рассчитывать.
- Но, Арчи, - мягко возразила миссис Корнуэлл. – быть может, у Элизы нет доходов.
- Разумеется! – всплеснул руками её муж. – Ведь она отказалась вложить деньги в наше общее с Нилом дело. Элиза, слушай, почему бы тебе не обратиться к бывшему мужу? Насколько мне известно, он был весьма щедр после развода.
- Сэр Малькольм разорился. – прошептала она, опустив глаза.
Это была ложь. И, к сожалению, мистер Корнуэлл об этом знал.
- Господи, Элиза, ты ничуть не изменилась, - сказал он, качая головой. – Вранье, клевета, шантаж, меня удивляет, что ты вернулась из Англии живой и невредимой. Если сэр Малькольм и вправду такой изверг, каким ты его нам рисовала, странно, что он тебя не убил.
- Арчи, это жестоко, - упрекнула мужа миссис Корнуэлл.
Элиза встала и направилась к выходу. Она не покажет им своих слез. Никогда.
Чикаго отвратительный город, когда на дворе стоит осень, а у тебя нет денег на экипаж. Грязные улицы, грубые люди, которые могут в любой момент толкнуть или обругать последними словами… Элиза едва сдерживала слезы, наблюдая за тем, как подол платья покрывается пятнами. Дождь усилился. Какой-то мужчина игриво предложил «красотке» прокатиться. Она поискала взглядом его автомобиль. Но у его не было автомобиля. Он был извозчиком с пропитым лицом и мерзкой беззубой улыбкой. Улица поплыла у Элизы перед глазами. Приступ боли, тошнота, слезы… Она почувствовала, что теряет сознание…

Очнулась Элиза солнечным утром, в спальне. И первое, что она поняла отчетливо: спальня принадлежала мужчине. Комнату пропитали особые запахи тела, одеколона, чисто мужских вещей. А единственной женской вещью было синее платье, выстиранное и аккуратно развешенное на напольных плечиках. Элиза невольно залюбовалась на него… строгое … элегантное… его идеально дополнила бы нитка жемчуга. Да, та самая, которую пришлось заложить в ломбард, чтобы заплатить за гостиницу. С мелькнувшим смущением Элиза подумала, что мужчина, который принес её сюда, по всей видимости, снял с неё платье. Не так давно ей стала известна горькая истина: за всё в этой жизни приходиться платить. Поэтому, когда в дверь постучали, она натянула одеяло до подбородка, прежде чем сказала «войдите».
- Доброе утро, мисс Леган. – поздоровался человек, возникший на пороге.
У Элизы рот открылся от изумления.
- Джордж… - потрясенно вымолвила она и, не зная, что еще сказать, добавила. – Моя фамилия больше не Леган и… я была замужем. Разве вы не знаете?
Помощник дядюшки Ульяма коротко кивнул.
- Я подумал, что вам неприятно будет слышать фамилию мужа. Как ваше самочувствие? Не желаете ли позавтракать?
- Да! – воскликнула Элиза, обрадованная, как девочка.
Джордж снова кивнул и вышел. «Мисс Леган» пришла в хорошее расположение духа, когда поняла, что обязана своим спасением слуге. Она снова почувствовала себя женщиной, у которой когда-то были слуги. Вид Джорджа с подносом вызвал у неё улыбку. Нечасто увидишь человека, который рано утром при полном параде обсуживает женщину в собственной спальне.
Впервые за долгое время Элиза почувствовала себя счастливой. Свежие булочки, кофе, яичница, апельсиновый сок, масло… это был настоящий пир! Ну, а Джордж, милый Джордж, он почти совсем не изменился, разве только волосы слегка поседели. В остальном: все такой же предупредительный, элегантный, сдержанный. Совсем, как её дворецкий в Англии…
- Почему вы подумали, что мне неприятно будет слышать фамилию мужа? – спросила она, любопытствуя.
- Мне известно, что сэр Малькольм жестокий человек, - тихо откликнулся Джордж, забирая у неё поднос.
- Правда? – она надула губки. – Представляете, а люди мне не верят. О, слышали бы вы, как он на меня кричал… я… я даже болела из-за этого…
Элизе стало так жалко себя, что она едва не расплакалась.
- Всё позади, мисс Леган, - мягко заметил Джордж.
- Нет, не всё, - она обняла себя руками за плечи. – вчера я оказалась на улице, без средств к существованию, даже родной брат отказался мне помочь…
Элиза вдруг поняла, что фортуа, наконец, повернулась к ней лицом. Это лицо смотрело на неё с почтением, которого ей так не доставало в последнее время.
- Джордж, умоляю, поговорите с мистером Уи…
- Нет, - внезапно отрезал мужчина, отвернувшись от неё. – Мистера Уильяма нет в Штатах. Связаться с ним невозможно. Извините, мисс Леган.
Он быстро вышел, оставив Элизу в замешательстве, которое она неизменно испытывала день за днем, оставаясь в его доме на положении хозяйки. Все три комнаты, скромно, но достаточно уютно обставленные, были в её распоряжении. Джордж либо скрывался на кухне, либо уходил по делам, предварительно справившись у «мисс Леган», не нужно ли ей чего-нибудь в городе.
Однажды Элиза решила проверить, выполнит ли он поручение «хозяйки», и написала список покупок, которые вскоре получила. Ленты, мыло, пудра, духи, журналы.. Элиза радовалась этим мелочам также, как когда-то брильянтам. Вот только вместо одежды Джордж зачем-то принес ей отрезы ткани. Элиза хотела было спросить его о причинах, но… Смутно она понимала, что он и так делает для неё слишком много, и предпочитала избегать этих мыслей. К тому же ткани были очень красивыми. Идеально подобранные друг к другу по гамме, они могли бы стать частью костюма. Как-то раз от нечего делать Элиза набросала эскиз этого костюма на бумаге. Процесс её увлек. Сверяясь с модными журналами, она рисовала одежду своей мечты. Вечером, когда вернулся Джордж, она с гордостью показала ему плоды своих трудов. Он внимательно изучил рисунки и зачем-то попросил одолжить их ему до завтра. Элиза не возражала. Этот человек приготовил ей на ужин мясо ягненка с трюфелями. Как еще она могла его отблагодарить?

Той ночью её разбудили звуки музыки. Элиза не единожды видела затянутое чехлом пиано, но не подозревала, что Джордж умеет играть. Она на цыпочках вышла из спальни и через приоткрытую дверь заглянула в гостиную. Мужчина продолжал игру, не замечая её присутствия. Никогда прежде Элиза не видела его таким. Куда подевались невозмутимость и сдержанность? Ворот рубашки расстегнут, бабочка небрежно висит на шее… Лицо его было таким, словно он касается не клавиш, а женщины.
На пианино стоял недопитый бокал вина с отпечатками её губ на ободке.
- Грустная мелодия, - заметила Элиза, присаживаясь в кресло.
Джордж вздрогнул от звуков её голоса. Его лицо застыло, а пальцы замерли над клавишами.
- Я вас разбудил, мисс Леган? Простите.
- За что? – Элиза горько усмехнулась, мелодия настроила её на серьезный лад. – За то, что вы решили поиграть на пианино в собственном доме?
Она встала и подошла к мужчине.
- Почему вы мне помогаете? – спросила она, глядя на него сверху-вниз.
Джордж молча смотрел ей в глаза. Внезапно её сердце замерло.
- Вам лучше уйти, – он с громким стуком захлопнул крышку пианино и поднялся, заставив Элизу посторониться.
- Почему… - слабым голосом начала она.
- Потому что вы не одеты, – был ей ответ.
Ей показалось, что его голос изменился.
- Конечно, я не одета, - прошептала она, – мне теперь не во что одеваться, у меня осталось одно единственное платье и… и я не понимаю, зачем вы..
Внезапно Джордж приблизился к ней. Она почувствовала запах вина, которое пила за ужином, и другие запахи, среди которых засыпала и просыпалась каждый день. Впервые она ощутила их источник - деликатный и нежный аромат фиалок с примесью лимонной цедры и черной смородины.
- Спокойной ночи, мисс Леган.
Несбывшееся пожелание. Она не заснула до утра, привыкая к новым мыслям и ощущениям. Утром она обнаружила завтрак на столе в гостиной, но здоровый аппетит куда-то пропал.
Элиза сидела у окна, выглядывая высокую фигуру элегантного мужчины в толпе прохожих, пока её не одолела сонливость. Произведя в уме кое-какие расчеты, она устроилась подремать в гостиной, распустив волосы и свесив с дивана голую ножку. Однако разбудил ей совсем не тот человек, которому она хотела показаться таком виде.
Услышав сквозь сон звуки шагов, она приоткрыла один глаз, а затем распахнула оба и уставилась на молодую женщину, которая сидела в кресле напротив и со скучающим видом пролистывала её журналы.
- Ты?! – вскричала она, не веря своим глазам.
- Привет, Элиза, - улыбнулась женщина. – Как самочувствие?
Элиза чувствовала себя гораздо хуже, чем минуту назад.
- Какого черта? Что ты здесь делаешь?! – вопрошала она, страшно разочарованная.
- Пришла тебя проведать, - невозмутимо откликнулась женщина. - Ты меня сильно напугала пару недель назад. Теперь тебе лучше? Обмороки больше не повторялись?
- Так, значит, это ты… - потрясенно вымолвила Элиза.
- Я знаю, мы с тобой никогда не ладили, - женщина печально улыбнулась, - но я и, правда, очень за тебя испугалась там, на улице. Честно говоря, я с трудом тебя узнала. Ты была такой исхудавшей и бледной… но я вижу, что оставила тебя в хороших руках.
Зеленые глаза женщины светились весельем. Элиза готова была её убить.
- Убирайся, - процедила она сквозь зубы.
- Ладно, - вздохнула женщина, отложив журнал, - я надеюсь, что теперь у тебя все будет хорошо. Предавай привет Джорджу!
- Пошла вон! – слезно выкрикнула Элиза, швырнув в женщину подушкой, та ловко уклонилась и покачала головой.
- Ну, прости, что могола тебе. Я работаю в госпитале Святого Иоанна. Обращайся, если что...
Элиза зашвырнула в неё еще одной подушкой, но и та не достигла цели.

Вначале Элиза плакала, но слезы быстро иссякли, и на смену им пришла решимость. Прежде чем уйти, она выскажет этому Джорджу всё, что о нем думает! Оставалось только его дождаться. Однако близился вечер, а его всё не было. Элиза вдруг почувствовала, как начинается мигрень. Стемнело. За окном лил дождь. А он всё не возвращался. Элиза еще немного поплакала, жалея о том, что придется уйти на улицу в такую погоду, а потом принялась бродить по квартире. Ей то и дело попадались вещи хозяина, не стоящие особого внимания. Джордж был аскетом. Кроме большой библиотеки и пианино, о его привычках и характере почти ничто не свидетельствовало. Элиза ревниво изучила один единственный снимок, который удалось найти. На нем была изображена довольно привлекательная женщина, играющая на арфе. Однако, увидев на обратной стороне карточки надпись «Джорджу от мамы», Элиза заулыбалась.
Во втором часу ночи, лежа в постели, она снова расплакалась. Запах спальни сводил её с ума. Около трех Элизу начали посещать пугающие мысли, и она даже всерьез подумывала о том, чтобы найти Кэнди и вместе с ней отправится на поиски Джорджа. Она даже оделась, дабы воплотить этот план в жизнь, но, к счастью, в скором времени вернулся хозяин квартиры.
Разъяренная Элиза ворвалась в гостиную.
- Где ты был?!
- На встрече, - ответил Джордж на миг выдав свое изумление. – Простите, что не оставил вам ужин, мисс Леган. Встречу никак нельзя было отменить.
С кем ты встречался? Почему не предупредил меня? Я чуть с ума не сошла от беспокойства! Прежде чем Элиза успела озвучить эти мысли, её отрезвило воспоминание.
- Сегодня приходила Кэнди, - прозвучали эти слова так, словно она объявила о наступлении апокалипсиса. – Мне не нужна ваша жалость. Я ухожу. Прощайте.
Старясь не расплакаться, Элиза направилась к выходу.
- Мисс Леган, - удивленно позвал Джордж и, нагнав её, удержал за локоть. – Сегодня я встречался с хозяйкой модного дома Шарнель. Она всего на один вечер приехала в Чикаго.
- Мне-то что, - всхлипнула Элиза, не слишком упорно стараясь вырваться и уйти.
- Я показал ей ваши эскизы. Она в восторге и хочет нанять вас в качестве модельера.
- Нанять? – Элиза захлопала ресницами и слезы градом полились по её щекам.
Зачем? С какой стати? Я не хочу работать! Хотела сказать она, но произнесла иное:
- Спасибо...
- Пожалуйста, - Джордж улыбнулся. – Я всегда восхищался вашим вкусом.
Он отстранился и окинул взглядом синее платье. Элиза затрепетала.
- Оно безупречно, - прошептал Джордж, легонько коснувшись её плеча.
Элиза порывисто прильнула к нему и вскоре почувствовала, как его пальцы перебирают застежки. Она откинула голову и закрыла глаза, наслаждаясь ощущением скользящего темного шелка.


Изображение
Иллюстрация от Le Noir


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Еще не придумала
СообщениеДобавлено: 03 апр 2014, 00:02 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10848
Изображение


Название: Бархат или "Сто тысяч и одно сомнение".
Рейтинг: R (не рекомендуется лицам до 16)
Жанр: хулиганский
Пейринг: неожиданный

Арчи был страшно зол. Собственно ради этого всё и затевалось! Нил искоса наблюдал за красной физиономией кузена, и на его губах играла мечтательная улыбка. Годы дурацких шуток и оскорбительных издевок и вот, наконец, месть - сладкая, как аромат духов его партнерши по танцу. Арчи подошел к столу с напитками и залпом осушил третий по счету бокал шампанского. Внезапно Нил услышал смешок и опустил глаза. Длинные ресницы тотчас спрятали лукавый взгляд. Любопытно… Ненадолго позабыв про Арчи, Нил наблюдал за девушкой. Вскоре она себя выдала – не сдержала улыбку, когда Корнуэлл опрокинул на себя ведро со льдом.
Меж тем отзвучала музыка и танцующие начали расходиться. Нил придержал свою пару за локоть.
- Может быть, еще один танец? – спросил он, понизив голос до шепота.
- Это будет уже пятый, мистер Леган, - так же тихо ответила девушка, не поднимая на него глаз.
Он наклонился к ней и прошептал, касаясь губами искрящегося камешка в золотой сережке:
- Еще немного и он вызовет меня на дуэль.
Девушка смущенно отвернулась, однако он успел заметить скользнувшую по её губам улыбку. Вновь заиграла музыка. Он подал ей руку, и она несмело положила на его ладонь тонкие пальчики. Из толпы раздался возмущенный голос Арчи: «Да что он себе позволяет!»
- Неужели вам совсем его не жалко? – вдруг спросила девушка.
На этот раз она смотрела ему прямо в глаза. Отчего-то её взгляд заставил его смутиться. Мелькнуло воспоминание: эти красивые синие глаза смотрят на него со страхом и упреком.
- А вам? – спросил он, развернув её в танце.
Она вздохнула так, что голубой бархат с темным отливом поднялся на её груди высокой волной. Что-то разбилось. Не иначе, Корнуэлл заметил, что он разглядывает линию её декольте! Ах, как же все-таки сладка месть …
- Мне его жаль, - прошептала девушка, отстраняясь от Нила. – Он дурно со мной обошелся, но я не могу его за это винить.
Нил прижал её чуть ближе, нащупывая кончиками пальцев узоры из бисера на спине.
- Тем не менее, вы со мной танцуете… - заметил он, переходя на шепот.
- Это не делает мне чести, - с сожалением сказала девушка, снова отстраняясь.
- У вас приятные духи… Это ваниль?
- Нет, белый шоколад, - она улыбнулась. – Вы ушли от темы.
- Разве? – он воспользовался пируэтом, чтобы снова сократить дистанцию. – Я как раз хотел подвести вас к мысли, что в танце со мной для вас нет ничего зазорного.
Она вновь посмотрела на него этим глубоко-печальным взглядом, который о многом напоминал.
- Я вам неприятен? - хмуро поинтересовался Нил.
- У вас красивый галстук, - она тихо рассмеялась, исполнив очередное па с изяществом лесной феи. – Это Пуаре?
- Честно говоря, я не знаю, - улыбнулся Нил, определяя на ощупь, что на спине у неё цветочные узоры.
- А он всегда знал, - вздохнула она, поднимая бархатные волны.
Нил покосился на Корнуэлла, который таращился на них из толпы и, кажется, даже не моргал. Подумать только! Такая тщательность в выборе галстуков. И такое неловкое упущение с рогами.
- Я не очень-то внимателен к форме, - небрежно сказал Нил. – Меня обычно больше заботит содержание.
Девушка вспыхнула.
- О, прошу прощения! Непреднамеренная двусмысленность, - он усмехнулся, ощутив под тканью бегущие вдоль позвонков мурашки. – Сколько мы знаем друг друга? Семь лет? Больше? Мне кажется, что мы уже можем позволить себе откровенность.
- Хорошо, - сказала она, хмуря точеные брови. – Вы пригласили меня, чтобы ему отмстить?
- Да, - легко ответил Нил, - но…
- Спасибо за танец, - она высвободилась, отступила и, коротко кивнув, зашагала прямо к Корнуэллу.


Нил был раздосадован, но, впрочем, не настолько, чтобы не насладиться зрелищем очередного фиаско кузена. Этот дурень бросил ей в лицо какой-то глупый упрек и убежал, весь из себя возмущенный и слегка пьяный к тому же. Корнуэлла ему было совершенно не жаль, а вот её… До конца вечера она сидела рядом с матерью и выглядела потерянной. Всего раз она посмотрела на него и снова тем затравленным взглядом! «Ну, не таким уж скверным мальчишкой я был», - хмуро размышлял Нил по дороге домой, где его поджидал – какая неожиданность – кузен Арчи.
Вылитый граф Дракула в плаще с высоким воротом и этой кровожадной миной на физиономии. Нил вышел из машины, потянулся и полной грудью вдохнул ароматы летних сумерек.
– Поговорим или сразу начнем друг друга лупить? Если что, я за драку.
- У меня нет ни малейшего желания марать об тебя руки, - прошипел Корнуэлл.
Летний вечер как-то сразу потерял свое очарование. Нил закусил губу. Да сколько ж можно в самом деле?! Выпускник старейшего университета страны, владелец процветающего бизнеса, филантроп, общественный деятель, попечитель трех бесплатных больниц – этого что мало?!
- Я не забыл ту историю с помолвкой! – высказался Корнуэлл в духе страх добрых времен.
О, да, разумеется. Кэнди забыла «ту историю с помолвкой», муж Кэнди забыл «ту историю с помолвкой», а мистер Арчибальт-отшиби ему память-Корнуэлл всё никак не забудет.
- Ну и злопамятный же ты стервец, - покачал головой Нил.
Корнуэлл упрямо тряхнул волосами. Он всё никак не решался расстаться со своей «модной» прической. А пора бы уже…
- Не подходи к ней, понял? Не заговаривай с ней, не смей даже смотреть в её сторону!
- А не то – что? – прищурившись, поинтересовался Нил.
Увидев сжатые кулаки, он напрягся. Неужели, кузен Арчи все-таки решил снизойти до выяснения отношений по-мужски?
- Не то … о твоих махинациях с налогами станет известно властям. В одной камере с Аль Капоне будешь сидеть, мерзавец!
Нил разочарованно фыркнул.
- Говорят, Аль Капоне – очень интересный собеседник, так что вперед, Корнуэлл, стучи на своих! Потому что я буду говорить с ней. Буду смотреть на неё в тех ракурсах, в которых пожелаю, и кто знает? Может, я даже проделаю с ней что-нибудь еще более интересное, от чего ты, дурень, добровольно отказался. – Нил облокотился на крышу автомобиля, с усмешкой наблюдая ледяное бешенство кузена. - В чем собственно проблема? Я свободен, она тоже. Какое тебе до этого дело?
- Я не знаю, что ты задумал.. – сквозь зубы процедил Корнуэлл, - но я сделаю всё, чтобы тебе помешать!
- Женишься на ней что ли? – наигранно испугался Нил. – Ох, не думаю, что она согласится, после той истории с помолвкой.
Корнуэлл пошатнулся, видимо, еще не до конца протрезвев.
– Просто запомни. Если ты еще хоть раз к ней приблизишься… - он задумался. – Я тебя убью.
- Буду ждать с нетерпением, - весело сказал Нил и направился в сторону дома.
- Леган! – он оглянулся. – Ты можешь обманывать всех, но я знаю, что за всеми твоими масками стоит все тот же трусливый, малодушный, расчетливый гад, каким ты был и остаешься по сей день!
С этими словами обвинитель Корнуэлл отбыл – заковылял, пошатываясь, к воротам по гравиевой дорожке в сгущающихся сумерках.
- Может, тебя… - «подвезти» хотел сказать Нил, но махнул рукой и зашел в дом, чувствуя себя до идиотизма скверно. Арчи – глупец. Это ясно. Но почему, почему же эти его обвинения вечно задевают за живое? Перед сном Нилу вспомнились глаза девушки – так олененок мог бы смотреть на аллигатора. Ну, что ж… Рано или поздно, они снова встретятся у водопоя.

Нил решил начать с отца и не прогадал. Оказывается, дела у старика шли неважно. Он долго рассыпался в благодарностях и тряс руку нового партнера, а затем неизбежно последовало приглашение на семейный ужин. Но, увы, девушка сказалась больной и вышла лишь за тем, чтобы извиниться перед гостем. Она и в самом деле была бледна. Нил думал об этом за ужином, пока её отец рассказывал ему о своих финансовых победах, а мать пела дифирамбы семейству Леган. Однако в самом конце она все-таки вышла. Тенью скользнула в холл и стояла за спинами родителей, опустив глаза в пол. Всего раз она взглянула на него и тихо сказала «спасибо», прежде чем уйти наверх. Нил улыбнулся её отцу, поцеловал руку матери и, как на крыльях, пронесся по саду до припаркованного у ворот автомобиля. Да, произнесла она лишь коротенькое слово, но её глаза сказали гораздо больше.


Безмолвный диалог продолжался. Нилу теперь часто приходилось заходить в гости «по делу», и очень скоро он стал в её доме человеком, которому не нужно было приглашение для визита. Молодая хозяйка играла с ним в прятки, однако он каждый раз что-нибудь да выигрывал – то брошенный украдкой взгляд, то оброненную шаль с «нечаянным» контактом рук, то мимолетную близость, как дань вежливости. А раз он застал её в библиотеке, когда родителей не было дома, и ей пришлось занять его беседой до прихода отца. Запинаясь от смущения, она поведала ему о своей любви к стихам Эимили Дикинсон. Кажется, на неё произвел определенное впечатление тот факт, что он знаком с творчеством этой поэтессы.
- Вы сегодня в белом в подражание мисс Дикинсон? – улыбнулся Нил, окинув взглядом простое платье, на фоне которого струящиеся темные волосы девушки выглядели драгоценной тканью.
Она подарила ему кроткий взгляд из-под ресниц и согласилась почитать вслух. Нил любовался ею и в то же время напряженно прислушивался к словам, что слетали с её губ: Удары судьбы… одиночество… бездна… смерть…
При всем уважении к таланту поэтессы, Нил был неприятно поражен той мрачностью, которая проступала в её стихах, когда их с чувством декламировала молодая, цветущая девушка. И все же в его словах не было ни капли лести, когда он сказал, что декламирует она превосходно. Наградой ему стало предложение послушать её игру на пианино после ужина. Родители отчего-то решили оставить молодых людей наедине. Но под звуки Лунной сонаты Нил всё больше погружался в раздумья вместо того, чтобы любоваться музыкантшей. На память пришли воспоминания, которых он старательно избегал последние годы. Сердце откликнулось на грусть и тот клей, что скреплял его, начал плавиться от горячих чувств, как ему казалось, давно угасших.
Резкий удар по клавишам заставил его вздрогнуть. Он посмотрел на девушку, та склонилась над инструментом так, что волосы закрыли лицо. Её плечи дрожали, а руки выжимали из инструмента бессвязную какофонию. «Я не могу. Простите». С этими словами она выбежала из гостиной, едва не сбив с ног свою мать, которая растеряно улыбнулась гостю.
- Извините, мистер Леган. Она очень переживает из-за… Понимаете, ей стало сложно играть в две руки. Сегодня она впервые села за инструмент с тех пор, как… Хотите чаю?

Нил задумчиво смотрел на бумаги и понимал, что проигрывает. Дела его нового партера шли в гору, однако этот успех был не более чем следствием денежных вливаний, и на его долгосрочность рассчитывать не приходилось. Само по себе дело оставалось достаточно прибыльным, но компания безнадежно устарела. В реорганизации нуждалось буквально всё, включая и образ мыслей владельца. Изучив его последний отчет, не знающий поражений Нил Леган в себе засомневался. Метод ведения переговоров, которым он обычно добивался своего от финансовых динозавров, не годился для её отца. И единственный, кто мог помочь ему в таком деликатном деле… Но об этом даже думать было смешно. Кузен Арчи уже не раз прилюдно высказал свои предположения на счет грабительских намерений мистера Легана. Пожалуй, в честность мистера Легана верил только его новый партнер, да еще несколько женщин, которые ничего не смыслили в финансах. Нил вытащил из-под груды бумаг письмо и еще раз, наверное, в сотый раз его перечитал. Автора не трудно было узнать по первым строчкам…

Я так счастлива… ты такой молодец… мы так тебе благодарны…

И куча восклицательных знаков. Всякий раз, читая такие письма, Нил испытывал смешанное чувство стыда и благодарности. Смысла отнекиваться не было. Сколько раз он писал Кэнди, что дела идут вовсе не так легко и замечательно, как она себе там вообразила! А в ответ получал еще один мощный заряд солнечного оптимизма, для которого не было совершенно никаких оснований. Однако странным образом фразы типа: «Я в тебя верю!» придавали ему решимости. Нил даже немного сердился на неё. Взять хотя бы эти клиники для бедных! Вечная потребность в деньгах и никакой прибыли - финансовая черная дыра!
Но с этими её добрыми делами вечно так – начнешь делать и потом уже не отвертишься.
- Ладно, ладно, - пробормотал Нил, притянув к себе чистый лист бумаги, - я попробую, попытка не пытка.
Через полчаса, он подумал, что попытка – это все же пытка, глядя на лист с одной единственной надписью: «дорогой Арчи».

К величайшему удивлению Нила, «дорогой Арчи»все же выполнил его просьбу. На собрании совета директоров старик выглядел печальным, но решительным. Все предложенные мистером Леганом изменения он безоговорочно принял и даже внес собственные, неожиданно удачные. После собрания он захотел лично поговорить с каждым уволенным сотрудником и познакомится со всеми нанятыми. А затем выступил с речью, которая, хоть и была на вкус Нила чересчур сентиментальной, но с управленческой точки зрения вызывала уважение. Наверное, впервые Нил подумал, что ему есть, чему поучиться у старика. Он так и сказал ему вечером на приеме:
- Простите меня, сэр, я вас недооценивал.
- Всё в порядке, мой мальчик, - старик отечески похлопал его по плечу. – Был пройден огромный путь, но я понимаю, что надо идти дальше. Да, и кстати, - он усмехнулся в усы, - вы могли обойтись без помощи моего несостоявшееся зятя. Он озвучил мне все свои сто тысяч сомнений, прежде чем показал ваше письмо с аргументацией, которая почти сразу же убедила меня в том, что надо действовать.
Нил усмехнулся. Спасибо и на этом, «дорогой Арчи»!
- Что-то не видно моей дочери, - нахмурился старик.
Нил согласно покивал, оглядывая толпу. Что-то не видно той, ради которой собственно всё и затевалось!

А все-таки он её нашел. Она уединилась в малой гостиной и в одну руку наигрывала какую-то печальную мелодию, которая то и дело обрывалась. Нил, стараясь ступать бесшумно, подошел и встал у неё за спиной. Ах, то самое платье – с бархатным волнами…
- О чем на сей раз красавица так глубоко вздыхает?
Она запрокинула голову и подняла на него удивленный взгляд, обнаружив такую красоту линий и изгибов, что у него изменился голос.
- Увы, я ничем не могу помочь с пианино.
Она улыбнулась. Если он хоть что-то смыслил в женских улыбках, то эта, бесспорно, носила благосклонный оттенок.
- Вы уже достаточно помогли, - впервые её глаза задержались на его лице. – Папа постоянно говорил об этом, но сегодня утром я получила одно письмо...
- В котором, - подхватил он со смехом, - говорилось, что я такой большой молодец, и что вы непременно должны со мной потанцевать.
- Про танец там ничего не было сказано, - возразила она, и в её глазах заплясали лукавые искорки. – Но, возможно, я просто запамятовала, – она поднялась и развернулась к нему лицом.
Тут вышла неловкость. Слишком близко он к ней стоял. Хотя, если подумать… в такой ситуации долго размышлять значит упустить шанс! Он поставил колено на разделяющую их банкетку, нашел знакомую линию цветов из бисера на бархате и накрыл её губы своими, вдыхая сладкий белый шоколад.

Она протестовала ровно так, как должна была протестовать леди в подобной ситуации. Откуда он это знал? Да, просто почувствовал, что она достаточно воспитана для формального отказа, и достаточно разумна, чтобы не отталкивать мужчину, который ей нравится. Это была самая приятная часть поцелуя. Он услышал, как её руки медленно опустились на клавиши, и ощутил, как часто-часто заходили бархатные волны. А потом… податливость вдруг сменилась нетерпением. Клавишам пианино доставалось требовательное форте, а под его пальцами штормило целое море бархата. Нил уже не различал, где кончалась нежное, как морская пена, платье и начиналась девушка. Такой момент ничто не могло испортить, кроме, конечно, «дорогого Арчи», который с ревом ворвался в гостиную, схватил Нила за шиворот и с размаху врезал ему в челюсть.
Это было чертовски неприятно, но в то же время Нил довольно быстро осознал, что этот удар означает. Его губы сами собой растянулись в ухмылке. «Дорогой Арчи», наконец, признал, что Нил Леган… эээ… достоин битья? Что-то не складывалось. Нил вдруг понял еще несколько вещей:
1.Ему очень больно.
2 Арчи орет на девушку, которую он только что целовал.
3.Пора бы уже встать с пола и дать «дорогому Арчи» сдачи.
Однако последнее удалось осуществить лишь наполовину.

- Уйди, Леган! – рявкнул Корнуэлл, едва он встал в боевую позицию. – Уйди, я сказал! Мне надо поговорить с моей невестой! Оставь нас, наконец, в покое!
- Она не твоя невеста, - нашелся Нил.
Он повернулся к девушке, ища подтверждения, но та молча опустила глаза.
- А, давай, мы у неё спросим, - Арчи хлопнул в ладоши. – Может, она твоя невеста, раз ты позволяешь с ней такие вольности?
- Может, и моя, - веско заметил Нил.
Девушка, наконец, взглянула на него. Это был знакомый ему взгляд испуганного олененка, который тотчас скрыла тень длинных ресниц.
Нил предпочел бы еще один удар в челюсть. Без прежней уверенности он шагнул к Арчи, сжимая кулак для удара. Она преградила ему путь. Корнуэлл за её спиной самодовольно усмехнулся.
- Надеюсь, теперь ты понимаешь, кто здесь лишний? Убирайся! И не смей больше…
Дальше он слушать не стал. Вышел, хлопнув дверью, и сразу направился к машине. Несколько миль до загородного дома за полчаса. Бутылка отцовского скотча за час. Битое стекло. Кровь. Мучительно сладкий запах белого шоколада. Сумбурные размышления об орудиях мести. И, наконец, тяжелый, хмельной сон.

Среди ночи его разбудили нежные прикосновения. Он открыл глаза и не поверил тому, что увидел. «Сплю, наверное», - вздохнул Нил, разглядывая силуэт девушки, которая гладила его по щеке. Это была она, в том же бархатном платье. Сидела на кровати, склонившись над ним, и пахла также сладко, как вчера. Нил провел рукой по её распущенным волосам. На ощупь настоящая. Он потянулся к её губам, мельком подумав о том, что ей может быть неприятен запах виски.
Но, в конце концов, это был всего лишь сон…
Утром, точнее в полдень, он почувствовал сожаление и легкое похмелье. А еще жгучую ненависть к «дорогому Арчи». Но мстить почему-то не хотелось. Мысли были заняты тем, что он видел, слышал и чувствовал ночью. Если бы не жажда, он бы еще поспал. Вдруг сеанс повториться? Кое-как выбравшись из кровати, Нил набросил халат и поплелся в направлении кухни, где предположительно можно было найти еду и воду. Однако в неожиданно светлой и чисто прибранной комнате, он нашел нечто превышающее все самые смелые его ожидания.
Если ночные сюрпризы были связаны с Эросом, то дневные носили гастрономический характер. Накрытый белоснежной скатертью стол был заставлен блюдами и тарелками, на которых было разложено столько еды, сколько хватило бы для завтрака населению маленькой деревни. Нил огляделся. Команды поваров поблизости не наблюдалось. Пожав плечами, он взял со стола стакан с соком. Жажда мучила его сильнее, чем любопытство.
- Доброе утро!
Соком Нил подавился.
- Я не знала, что ты любишь, поэтому приготовила всего понемножку.
Он получил заботливое похлопывание по спине и звонкий поцелуй в щеку от девушки, которая вне всяких сомнений не являлась плодом его фантазии. У него была не настолько богатая фантазия, чтобы представить её в шелковом платье Элизы и кухонном переднике с цыплятами. К тому же она ставила в бесценную китайскую вазу миссис Леган букет ромашек.
- А п-почему… - запинаясь, начал он.
Она внимательно посмотрела на него и смущенно улыбнулась.
- Не волнуйся, это я все убрала. Правда, глобус в кабинете твоего папы починить не получится, но я думаю, что он не откажется от нового.
-Эээ…
- Да, еще в комнате Элизы… - она покраснела. – Там тоже кое-что сломалось. Но я уже выяснила, что в городе есть столярные мастерские. Уверена, до её возвращения, они смогут что-нибудь сделать с креслом-качалкой… шторы и карниз тоже нетрудно заменить …
- Но как же…
- Думаешь, мне не стоило брать её одежду? По-правде говоря, мне очень не хотелось этого делать. Но ты, наверное, помнишь, что стало с моей…
- Нет же, - выпалил Нил на одном дыхании. – Я имею в виду Арчи!
- Арчи? – она улыбнулась. – Ах, да, я же так и не извинилась перед тобой за вчерашнее. Прости, мне показалось, что ты всё понял… ночью.
Нил опустился на ближайший стул. Пока он понял только то, что ночные события ему не приснились, а, значит… Он с сомнением взглянул на девушку, та сияла, как солнышко.
- Прости, - повторила она мягко. - Мне стало его жаль. Он всегда так долго соображает! Я решила, пусть уж лучше остается в неведении.
- На счет того, что ты не его невеста? – холодно поинтересовался Нил.
- Да нет же, - рассмеялась она, запустив руку ему в волосы. Он узнал этот ласковый жест. Отчего-то ей нравилось пропускать через пальцы его короткие волосы.
- Понимаешь, - начала она задумчиво, - он галстук по три часа выбирает! А тут такое… ему просто нужно время, чтобы все это осмыслить и смириться.
- Значит... - Нил поднялся. – Ты выбрала меня? Но - почему?
- У тебя не было никаких сомнений! – радостно объявила она, прижимаясь к его груди.
Вообще-то у него были сомнения на счет некоторых положений, в которые он ни за что бы не осмелился поставить настоящую, а не приснившуюся ему леди. Но сама леди, кажется, была вполне довольна.
- Или ты все-таки сомневаешься? - она взглянула на него испытующе. – Если сомневаешься, тогда, пожалуйста, скажи мне об этом сейчас. Я три года была помолвлена. Мне настолько хотелось замуж, что я почти дошла до алтаря, где стоял человек, который с о м н е в а л с я. Я больше так не хочу!
- Не хочешь замуж? – уточнил он с усмешкой.
- Мне важнее содержание, а не форма, - со всей серьезностью ответила она.
- Есть у меня одно сомнение, - признался Нил, любуясь её личиком в сиянии солнечных лучей, струящихся из открытого настежь окна. - Я сомневаюсь, что ты простишь меня после того, что я тебе сейчас скажу.
В широко распахнутых глазах мелькнул страх. Он крепче прижал её к себе.
- Это не ты… это я… Понимаешь, меня долго не было. Я почти ни с кем не общался и старался не думать о прошлом. Все события как-то… смазаны…
- Не понимаю, к чему ты клонишь? – нахмурилась она.
Он нервно рассмеялся. Надо же было так влипнуть!
- Этот дурацкий порядок называть людей по фамилии, да еще Кэнди… Сто раз я перечитал её письмо. Она очень много о тебе написала, но… Так и не упомянула твоего имени. В общем, прости меня, пожалуйста, но я не помню, как…
Она накрыла его губы тонкими музыкальными пальчиками.
- Меня зовут Анни. Теперь нет сомнений?


Изображение
Иллюстрация от LeNoir


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Еще не придумала
СообщениеДобавлено: 03 апр 2014, 00:16 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10848
Изображение


Название: Пепел или "Самый трудный способ стать лучше"
Жанр: эпический... катастрофический... немного безумный...
Пейринги: невероятные*

* За искл. одного.

«Отдых», - решила она, опрокинувшись на спину.

Между высоких колосьев плавно темнело закатное небо, так со временем выцветает яркая ткань, тускнеет драгоценный метал, догорает костер. По небу звонкими черными стрелами проносились птицы. Наблюдая за ними, она едва не расплакалась. Этим крохам, чтобы добраться до конца поля, довольно пяти минут. Ей понадобится час. А, может, и два. Ветер шептался о чем-то с колосьями над её головой, сея в душе тревогу.

Она закрыла глаза.

Подышать вольным сельским воздухом, говорите? Она брезгливо поморщилась, различая запах навоза. Она чувствовала себя очень-очень грязной. Только необходимость отдыха удерживала её на земле. Не думать о насекомых, которые могут заползти под одежду. Не думать о слепнях, мошкаре, навозных жуках и червях. Ну думать о полевых мышах...

И тех, кто ими питается.

Она поежилась. Холод и сырость становились всё ощутимее с приближением ночи.

«Надо идти», - подумала она и уснула.
...

Вначале смолкли голоса птиц, и воцарилась неестественная для летнего вечера тишина. Затем у старика Картрайта заболело колено. С минуту он тер его, вглядываясь в горизонт. Солнце почти село. «Они успеют вернуться с пастбищ», - решил старик и, прихрамывая, заковылял в сторону конюшни. Своему колену старик Картрайт полностью доверял.

К сожалению, он плохо слышал с тех пор, как Джимми взорвал в гостиной купленный на ярмарке фейерверк. Поэтому не учел птиц, которые вот уже час, как смолкли.

...

У мистера Стива ничего не болело. Он покрикивал на сына, который отказывался чистить конюшню на том основании, что для этого они де могут кого-нибудь нанять. Когда мистер Стив на кого-нибудь покрикивал, птицы в пределах его владений благоразумно помалкивали. Поэтому ничто не предвещало внезапного появления старика Картрайта.
- У меня болит колено, - с порога заявил он, слегка задыхаясь от скачки.
- Давно? – вкрадчиво уточнил мистер Стив.
- Думаю, через пару часов начнется, - хмуро ответил старик.
- Хорошо. У нас есть время в запасе. Том…
- Да, отец? – прозвучал голос у него за спиной.
С выражением суровым, как сапоги настоящего ковбоя, мистер Стив обернулся к сыну:
- Радуйся. Тебе не придется чистить конюшню. Сегодня.

...

Уильяма разбудил страх. Этот страх передавался ему волнами от маленького зверька, который с визгом скакал по его постели, путаясь в складках белья. Однажды Уильяму уже доводилось слышать подобные звуки... Сквозь животный страх прорывалось предупреждение: «Спасайся, человек!»
- Умница, Пуппи, - он подхватил скунса на руки и подошёл к окну.
Порывы ветра кружили над садом сорванные лепестки роз.
До осени было ещё далеко.
Уильям нахмурился.

...

Среди ночи на стенах замелькали отсветы, и вскоре за окнами поднялся яростный шум. Элиза накрыла голову одеялом. Сквозь сон она слышала топот на лестнице и крики на улице. Но ей снилось что-то приятное.
Ммм... кажется, балл.

...

Засучив рукава, Кэнди спасала все до, чего могла дотянуться: разлетевшееся белье, мелкий рогатый скот, куриц... Сквозь шум ветра до неё доносились пронзительный вой запертой в доме собаки и отчаянные призывы вернуться.
«Кэнди-и-и-и-и....»
Магниевые вспышки выхватывали силуэты живых существ в темноте.
Кэнди преследовала козу, закрывая лицо руками от ветра.
«И-и-и-и...» - протяжно неслось со стороны дома.
Ну же, еще один рывок и...
Кэнди поймала мокрую простыню.

...

Дорога исчезла за несколько минут. Свет фар тонул в мельтешении пыли и лесной шелухи. Где-то поблизости раздался треск, и на лобовом стекле расцвела огромная трещина от удара... ёлкой. Деревце скатилось с капота, оставив на стекле парочку корней.
Нил вдруг задался вопросом — может ли автомобиль взлететь?

...

Всадник спешился и отпустил лошадь, которая помчалась в стойбище знакомой дорогой. Это была прекрасная лошадь, одна из лучших... Но сейчас его волновало кое-что поважнее.
Он взбежал вверх по крыльцу.
Ворвался в дом.
И закричал...
- Па-а-а-а-а-а-па!
Ему никто не ответил.
В доме было темно.

...

Их осталось трое, тех кто помнил... Мистер Стив, старик Картрайт и та девушка, которая так никому и не назвала своего имени. Когда она обосновалась в старом доме за Южным полем и установила во дворе табличку, люди стали в шутку называть это место Дом Пони.
Это была одна из тех шуток, которые со временем обрастают скорлупой серьёзности.
Теперь только сама мисс Пони могла оценить юмор.
Впрочем, сейчас ей было не до смеха. Вырванная из земли, табличка разбила стекло в столовой. Симпатичная лошадка (вовсе не пони!) отправилась на растопку очага. Мокрая деревяшка быстро обуглилась. Пламя медленно подбиралось к слову «Дом»...
Мисс Пони на мгновение задумалась.
Есть такие события... Человек способен пережить их только один раз.
Тогда она была молода.

...

- Кэнди, это Боженька на нас гневается?
- Нет, Лили, ну, что ты... это просто...
Грохот расколол небо над долиной.
- Просто гром...
Белое зарево на миг осветило детскую.
- Молнии...
Гул усилился. Мелко задрожали стекла.
- И очень сильный ветер.
На пороге показалась высокая фигура монахини.
- Помолимся, дети, - тихо сказала она.

...

Лето в Нью-Йорке выдалось очень жарким, но Терри холодел от ужаса.
- Что именно там происходит?
Девушка-репортер замялась. Предполагалось, что мистер Гранчестер будет рассказывать ей о своих творческих планах. А выходило так, что вопросы задавал он.
- Приходят сообщения об ураганном ветре, грозах и пожарах.
- Поезда не идут, – бесцветным голосом сказал актер, глядя в пространство над головой девушки. - По воде?
- Э-э… Мистер Гранчестер? Вы же не собираетесь?…
Он эффектно развернулся и в мгновение ока скрылся в толпе. Девушка закусила губу. Каковы её шансы снова встретить звезду Бродвея на вокзале? Впрочем, если он и впрямь решил отправиться в Индиану… «Звезда в смертельной опасности». Отличный заголовок!

...

Элиза поняла только одно – её слуги сошли с ума. Иначе зачем бы им силой вытаскивать её из постели и тащить куда-то среди ночи? Она как раз грозила им немедленным увольнением, когда услышала грохот и запах паленого.
Её рот закрылся сам собой.
- Всё будет хорошо, мисс Элиза, - голос дворецкого звучал неуверенно. – Вас мы спасем.
Он набросил одеяло на плечи хозяйки и вытолкнул её за дверь, предоставив спасательную миссию насмерть перепуганной горничной. В лицо «мисс Элизе» ударил смешанный с дымом ветер. Горничная с визгом тянула её за собой в ночь, явно не разбирая дороги.
Элиза оглянулась и окаменела.
Её дом превратился в огромный факел.

...

- Стадо разбежалось! Наши в погоню! Меня – гонцом! Дома никого! На столе записка! «Джимми, у меня заболело колено…» Я – сюда! Там – он! Мы – тут…
Кэнди зажала мальчику рот ладонью. Выбросы адреналина заставляли его подпрыгивать на месте. Эту энергию срочно надо было куда-то направить…
- На кухне – чай. Две чашки. Сюда. Быстро.
- Да, босс!
Когда стих топот сапог настоящего ковбоя, Кэнди повернулась к человеку, который сидел на полу и обнимал себя руками, стараясь согреться.
- Что ты здесь делаешь?
Нил попытался объяснить: машина, лес, ураган, всадник, но…
Его глаза метались из стороны в сторону. Он махал руками, словно пытаясь за что-то ухватиться, и мычал, как перепуганная корова. Кэнди зажала ему рот рукой.
- Не показывай им свой страх, - прошептала она.
За её спиной толпились маленькие фигурки.

...

Проснулась она от того, что почувствовала огонь – жар на коже, запах горящего дерева, колебания света. Это было очень приятно. Но затем она вспомнила, что заснула в поле.

Сон как рукой сняло.

Она подскочила на месте и огляделась. Страх улегся, столкнувшись с вполне мирной действительностью. Огонь прирученным зверем глодал поленья в камине. Сама она лежала на ковре из коровьей шкуры, ощущая под собой надежную твердость каменного пола. На ней не было куртки и ботинок, но кто-то заботливо укрыл её пледом.

Вероятно, тот же «кто-то» принес её в этот дом.

Дом, несколько заброшенный на вид, но значительно более уютный в сравнении с полем, где, судя по завываниям ветра, оставаться было опасно. Ей бы почувствовать благодарность, но она снова испугалась.

Ощущая ломоту во всем теле, она с трудом поднялась и заковыляла к окну. За пыльными шторами обнаружилась кромешная темнота. Глухие ставни вздрагивали под натиском ветра. Внезапно вспыхнула и снова почернела узкая щель между створками. Тишину разбил грохот. Она поспешно вернулась к камину.

Мир вдруг показался ей очень враждебным местом.
Совсем, как чужой дом, куда тебя приносят, не спросив согласия.

...

Элиза оказалась на конюшне. С наброшенным на плечи стеганным одеялом, она сидела на стоге сена, изящно скрестив грязные босые ноги, и наблюдала истерику своей горничной.
- Итак, - сказала она, свысока глядя на рыдающую девушку, - ты не захватила для меня ни одного платья... Не так ли?
Горничная, несколько ошарашенная вопросом, уставилась на хозяйку. Так мог бы растеряться Ной, если бы кто-нибудь спросил его, почему на ковчеге нет ни одной расчески.
- Я... я... могу отдать вам свое, – робко предложила девушка.
- Очень мило, - скривилась Элиза.
Но холод вскоре заставил её передумать.

...

Кэнди бережно отцепила от своего подола все детские ручки, проверила лоб задремавшего Нила, назначила Джимми временным босом и со вздохом облегчения вышла из детской. Она еле волочила ноги по темному коридору. Ужас сковывал её сердце от звуков, которыми сопровождались атаки урагана. Казалось, что еще немного и крыша не выдержит…

...

Споткнувшись об огромное нечто, Кэнди растянулась на полу. Тихо заскулила собака.
- Ох, Мина… Про тебя все забыли… - Кэнди нащупала ошейник и повела любимицу за собой. – Не стыдно тебе? Такая большая собака, а ведешь себя, как…
Кэнди осеклась. В глубине души ей тоже хотелось забиться в какой-нибудь темный угол и накрыть голову руками. Но если она так сделает, кто же тогда всех спасет?
Она толкнула приоткрытую дверь и зашла в комнату.
- Мисс Пони, вы меня звали? – спросила она с надеждой.

...

Мистер Стив ругался с изощренностью настоящего ковбоя. Старик Картрайт качал головой. Он и не подозревал, что ТАКОЕ можно проделать с коровой и сапогами.
- Ты говорил, что у нас два часа до начала! – мистер Стив вырвал себе клок волос. – Я отправил Тома к ближайшим соседям, а надо было…
- Да, - вздохнул Картрайт, потирая со страшной силой ноющее колено. – Надо было спасаться самим, пока была возможность. Помнишь этого французика… Ну, из Гринвуда?
- Гнуса что ли? – нахмурился мистер Стив.
- Ага, - кивнул Картрайт. – У его жены была такая же хворь, как у меня. В прошлый раз он собрал свое семейство и по-тихому удрал. Его за то и прозвали Гнусом…
Мистер Стив задумчиво почесал подбородок.
- Живой Гнус или мертвый Герой… вот так делемка…
Старик Картрайт снова покачал головой. С грустью на этот раз.
Кто сегодня помнит, за что Гнус получил свое прозвище?
Мой сын был героем. Какие безрадостные слова для отца.
- Но, - бодро сказал мистер Стив, - мы прожили жизнь, зная, что наши отцы не были трусами. Если бы я дал деру, а потом кто-нибудь сказал Тому, что … Нет, знаешь, я бы скорее умер.
- О чем речь, мой друг? – весело подхватил старик Картрайт. - У нас вся ночь впереди!
- Твое здоровье, папаша, – хмыкнул мистер Стив и выпил стаканчик для храбрости.

...

Она наблюдала за тем, как догорает последнее бревно в очаге, и мучилась от страха перед неизвестностью. Воображение рисовало перед ней мрачные картины, возможно, потому что её впечатлительная натура того требовала. Но вообще драматизировать происходящее нетрудно, когда ты просыпаешься ненастной ночью в заброшенном доме, обнаруживаешь, что двери и ставни заперты, вокруг тревожно шумят многочисленные деревья, что-то колотится в ставни и со страшной силой бьет по крыше.

Она была очень напугана, да, но в то же время с замиранием сердца ждала развязки. В конце концов, это было самое большое приключение в её жизни. И зловещие предзнаменования только придавали ему остроты. Если бы еще в животе не урчало от голода… Но т-с-с-с! Кто возится с замком на двери! Или это снова ветер?

...

Дверь распахнулась. Свет молний озарил мужскую фигуру. Удар грома взорвал небо.
- Кто из вас Элиза Леган?! – протрубил пришелец.
Элиза мельком взглянула на горничную, та валялась на полу в глубоком обмороке.
- Да вот она, - сглотнув, сказала Элиза.
Мужчина переступил порог и плотно закрыл за собой дверь. На нем был плащ и надвинутая на глаза шляпа с загнутыми вверх полями.
- Дьявол! - воскликнул он сердито, склонившись над бесчувственной девушкой. - Мне что, придется её тащить? Эй, малышка! А тебя, как звать? - дружелюбно спросил он, обернувшись к Элизе.
- Ммм... Бетти.
- Рад знакомству, Бетти. Я - Том Стив.
- Том или Стив? - не поняла Элиза.
Мужчина со смехом сдвинул шляпу на затылок и посмотрел на Элизу.
Он был не старше Нила.
- А ты смешная, Бетти.

Улыбка мисс Пони мгновенно сняла напряжение. Кэнди села на пол и прижалась щекой к морщинистой руке. Мина, копируя поведение хозяйки, обрушилась рядом.
- Ну-ну, мои хорошие, - мисс Пони потрепала загривок Мины и пригладила непослушные кудряшки Кэнди. – Трудно тебе там приходится?
Мина с готовностью заскулила в ответ, но Кэнди легонько пихнула её локтем, давая понять, что права жаловаться она не заслужила.
- Я справляюсь, мисс Пони. Но меня очень беспокоит сестра Мария. Она вот уже час сидит в часовне и молится… Вы же знаете, какой хрупкий там витраж!
- Сестра Мария решила возложить все свои надежды на Бога, – задумчиво проговорила мисс Пони. – Без божьей помощи нам и впрямь не обойтись, но… Кэнди, дорогая, послушай меня внимательно. Много лет назад, когда я была чуть старше тебя, мне довелось услышать одну местную легенду. Для тебя ведь не секрет, что раньше эта земля принадлежала индейцам?
- О, да, я знаю, - покивала Кэнди, - но теперь все они исчезли.
- Их вынудили уйти, - уточнила мисс Пони. – Жестокими, а порой очень подлыми способами. В старой легенде говорилось, что некий шаман проклял белых людей за то зло, что они причинили его сородичам. Он обещал, что природа обрушит на них свой гнев. Ветер пригонит тучи, из которых на землю прольется не дождь, но огонь, и в течение нескольких дней пламя будет поглощать все нажитое белыми людьми нечестным путем. Затем начнется потоп, который смоет следы белого человека, и тогда эта земля вновь будет принадлежать индейцам.
- О, мисс Пони, - в широко распахнутых глазах девушки стояли слезы. – Мне очень стыдно за белых людей. Но этот шаман, разве он не понимал, что вместе с плохими людьми погибнут честные и хорошие?
- Это всего лишь легенда, дорогая, - мягко улыбнулась мисс Пони. – Я думаю, что шаман просто использовал знания о местом климате, накопленные его народом. В прошлый раз… Все случилось так, как говорится в легенде, но я, мистер Стив, мистер Картрайт и многие другие пережили тот ураган, те пожары и тот потоп, которые обещал индейский шаман. Судя по тому, что рассказал Джимми, сейчас его отец и мистер Стив делают все возможное, чтобы спасти как можно больше людей.
- Значит, они и нас спасут? – обрадовалась Кэнди.
- Попытаются, - кивнула мисс Пони, - но и мы должны кое-что сделать.
Кэнди вздернула подбородок, встретив слова мисс Пони решительным взглядом.
Она верно поняла значение последней фразы: «Ты должна кое-что сделать».

Слабость не позволила ей подняться. Она в ужасе пятилась от горбатого чудища, которое возникло на пороге, пока не почувствовала обжигающую боль в руке. У неё вырвался крик, из глаз хлынули слезы. Чудище в два скачка пересекло комнату, ворвалось в круг света и… Самый что ни на есть обыкновенный мужчина оттащил её за шиворот от камина. Она уставилась на него в немом изумлении. Он сбросил с плеч вязанку хвороста и опустился рядом с ней на колени.
- Ожог, - пробормотал он, разглядывая её руку.
- Вы… вы меня напугали, - произнесла она, задыхаясь.
- Я? – мужчина, наконец, посмотрел ей в глаза. – Прости. Не знал, что у меня такая отталкивающая внешность.
«Он шутит?» - подумала она, изучая его лицо, скрытое поднятым воротом куртки, темными очками и длинными спутанными волосами. В свете огня его волосы тускло отливали золотом. Её рука сама собой потянулась вверх, но вместо мягких локонов пальцы нащупали короткие слипшиеся пряди. «Должно быть, я похожа на мальчика», - подумала она с беспокойством, позабыв о боли от ожога. Меж тем незнакомец осторожно взял её за запястье и развернул руку так, чтобы на ожог падал свет. Вид у него был обеспокоенный.
- Кто вы? – робея, спросила она.
- Да просто… человек, - откликнулся он с улыбкой, - который нашел тебя в поле.
От мысли, что он принес её сюда на руках, она начала заливаться краской.
- Э-эх, - вздохнул он, отпустив её руку, - жаль, что ты не юноша! Мы могли бы обойтись… простым средством.
Она закусила губу... Ничего себе повод для сожалений!
- Можете действовать так, как если бы я была юношей, - сказала она безразличным тоном.
- О, нет, прости, - рассмеялся человек-который-нашел-её-в-поле. – Мне воспитание не позволит.
- И все же, - заупрямилась она и протянула ему обожженную руку.
Он внимательно посмотрел на неё, и от пристального взгляда его синих глаз она почувствовала себя настолько не юношей, насколько это вообще было возможно.
- Ты ведь понятия не имеешь, о каком средстве идет речь, - смеющимся голосом сказал он.

...

- Я еще не пробовал на лошади с двумя девушками сразу, - пробормотал Том (или Стив).

Элиза (или Бетти) раздраженно пожала плечами. Она изо всех сил старалась вести себя, как подобает горничной, то есть смиренно соглашаться на все, что предлагают. Но этот Том… или Стив… он её бесил. Чего он только не наговорил про Элизу Леган, из-за которой ему пришлось шататься по округе вместо того, чтобы спешить на выручку друзьям. Кой черт её понесло на конюшню, где нет ни одной лошади?!
- Вообще-то горничная… то есть это я её сюда привела, - холодно заметила Элиза.
- Ты не виновата, Бетти, - дружелюбно заметил Том, потрепав её по плечу.
Несправедливо! Кой черт он защищает эту дуру Бетти?
- Бедняжка, – Том привлек её к себе и обнял, – ты вся дрожишь…
Нет, Элиза не мерзла. Тут что-то другое… Ммм… Гнев…Страх…
Запах грозы и конского пота.
Его запах.

...

Кто-то горячо и влажно дышал ему в лицо. Судя по запаху, этот кто-то никогда в жизни не чистил зубы. Нил открыл глаза и уставился в клыкастую пасть огромной собаки, которая в следующий миг попыталась его съесть… О, нет, хуже… Решила утопить его в слюнях…
- Мина, перестань!
Собака еще разок прошлась языком по его лицу и с тявканьем выбежала из комнаты.
- Прости… Кажется, ты ей понравился.
Нил закрутил головой по сторонам и увидел старушку, которая сидела на одной из детских кроваток. Больше никого в комнате не было. С одной стороны, это обстоятельство внушало тревогу, с другой… Нил счастлив был оказаться подальше от своего спасителя и его банды. Не то чтобы у него остались какие-то предубеждения против сирот, но для себя он решил, что отныне будет любить детей издалека. Скажем, вот, как некоторые любят тигров.
- Хочешь молока? – вдруг спросила старушка и с улыбкой принялась хлопотать вокруг него.
Нил вдруг подумал, что бабушка - это то, чего ему всегда не хватало.
Добрая, милая, старенькая… Она заботится о том, чтобы твои ноги не мерзли, у неё всегда есть чистый носовой платок на случай, если какая-нибудь собака измажет тебя слюнями, и она никогда не упускает случая угостить тебя чем-нибудь вкусненьким. Конечно, была еще мадам Элрой, её званые ужины, чаепития и дорогие подарки, но сегодня Нил нашел бабушку своей мечты.
- Кэнди собирает детей, - тихо сказала старушка, с умилением наблюдая за тем, как он уплетает печенье. – Она решила, что тебе не помешает отдохнуть перед дорогой.
- Перед дорогой? – Нил прислушался и понял, что ветер поутих, но по крыше барабанит проливной дождь. – А зачем нам куда идти? Разве не безопаснее остаться здесь?
- Видишь ли, милый, - ласково начала старушка, - скоро это место окажется под водой.
- Откуда вы знаете?
Нил вдруг понял, что спросил глупость.
Бабушки всегда всё знают лучше тебя.

...

Она мирно помешивала кочергой тлеющие угольки, в которых пеклась картошка, когда появился скунс. Он просто подошел и устроился рядом, как будто это было совершенно естественным для скунса - лежать на ковре из коровьих шкур у камина.
- М-мистер… - позвала она истончившимся от страха голосом.
- О, Пуппи! – обрадовано воскликнул мужчина. – А я-то уж думал, что ты потерялась…
Он подошел и бережно осмотрел животное на предмет повреждений. Скунс был в полном порядке. Разве что промок и пах очень специфически. Она невольно подумала о том, что городские модницы много бы дали за такую меховую накидку… Но поспешно отогнала эти мысли, наблюдая за тем, как мужчина ласково гладит черно-белую шерстку «Пуппи».
- Так вы… Местный лесничий? – снова решилась она на расспросы.
До сих пор мужчина вежливо от них уклонялся.
- Нет, - сказал он, - я просто люблю животных.
- Мне никогда не разрешали держать дома животных, - заметила она с надеждой вовлечь его в разговор. – Но я мечтала о собаке, а у вас… скунс… Обычно они не живут в неволе.
- Я думаю, что наш ужин готов, - улыбнулся ей мужчина. – Не знаю, как ты, а я сильно проголодался.

...

Сражаться со стихией страшно – не знаешь, чего ждать, а неизвестность пугает сильнее всего. Но теперь, когда угроза приняла облик старого индейца, Кэнди почувствовала себя в силах бороться так, как она всегда боролась с чужой ненавистью. С улыбкой.
- Ну, всё готово, - сказала она, осмотрев свой отряд. – Сестра Мария сейчас подойдет, надо пойти разбудить Нила и…
- А он уже проснулся! – бодро сообщил Джимми, втащив в комнату сопротивляющуюся Мину. – Они там с мисс Пони что-то обсуждают…

...

- Кэнди меня возненавидит, - упавшим голосом сказал Нил. - Впрочем, она уже меня ненавидит… Но мне совсем не хочется делать то, о чем вы просите.
- Ты любишь её? – ласково спросила старушка. – Тогда сделай, как я прошу, и со временем она тебя обязательно простит.
- Не знаю, - пробормотал Нил, ощутивший на себе фирменную силу убеждения добрых бабушек. – Сегодня я подумал, что умру, когда появился этот ваш Джимми и вытащил меня из машины. Но перед тем у меня возникло чувство…
Старушка склонила голову на бок. Еще одна особенность бабушек – только они умеют слушать тебя достаточно внимательно, чтобы различить голос сердца и шепот совести.
- Я обрадовался, - со вздохом продолжал Нил, - когда понял, что погибну на пути сюда.
Кэнди узнает о моей смерти, думал я, и горько пожалеет о том, что мне отказала. В какой-то момент я представил, как ей придется всю жизнь мучится от мысли, что я погиб из-за неё, и… перестал бороться.
Нил посмотрел на старушку, ожидая строгого взгляда и осуждения, но только не этой теплой, как парное молоко, улыбки. Очень неуверенно Нил улыбнулся в ответ.
- Вы просите меня спасти её такой ценой, и я понимаю, что любить, значит, жертвовать собой, но … Не знаю… Способен ли я на любовь?
Мисс Пони не ответила. Она просто смотрела на него мудрым ласковым взглядом поверх очков и он всё-всё понимал сам…
Да. Бабушка, это то, чего ему всегда не хватало.

...

Когда начался дождь, они решили вернуться к дому и посмотреть, не пришла ли помощь из Лейквуда. Одной рукой Том вел под уздцы свою лошадь, другой придерживал край плаща над головой Бетти. «Элиза Леган» уныло плелась следом, накрывшись одеялом.
Она понимала только одно – её хозяйка сошла с ума. Иначе зачем бы ей притворяться горничной? Впрочем, больно щипаться исподтишка она не разучилась, и угрозы насчет увольнения оставались в силе.

...

Ночь шла на убыль. Это была такая странная … необычная… волнительная… ночь.

Пробуждение в таинственном доме, встреча с его хозяином, совместный ужин прямо на полу, печеная картошка из камина – самое вкусное на свете блюдо, даже без соли! Дымящиеся черные кругляшки поначалу казались несъедобными. Она не знала, как остудить их, как есть руками, поэтому перемазалась в саже и обожгла пальцы. Тогда он пришел ей на помощь. Он был таким веселым и ловким, кормил её почти с руки, как птичку.
Она лежала на ковре, подложив руки под голову, и смаковала впечатления. За окном бушевал ливень, в камине трещали дрова. Эти звуки умиротворяли. Давно ей не было так хорошо…
У неё под боком с ворчанием устроилась Пуппи. Она, не глядя, почесала скунса за ушком.
К Пуппи она привыкла, чего нельзя сказать о тумане, который напустил на свою личность хозяин. Любопытство терзало её тем сильнее, что его внешность в какой-то момент показалась ей очень знакомой. Но этот воротник… эти волосы… и темные очки…

Вдруг она заметила, что он задремал, прислонившись спиной к старому сундуку.
Стараясь двигаться бесшумно, она подползла ближе. Осторожно сняла с него очки, затем отвела в сторону падающие на лицо волосы и… залюбовалась.

Черты его лица нельзя было называть особенно красивыми или мягкими, но гармония четких линий и изгибов могла бы заинтересовать скульптора. Императоры и полководцы обладали такими чертами. Однако эта ярко выраженная, немного суровая мужественность не бросалась в глаза, пока он бодрствовал, потому что его глаза, улыбка и голос отражали доброту, которая никогда не отличала императоров. Что-то блеснуло в её памяти.

Застывшее изображение.

Да, сходство не бросается в глаза, когда смотришь на чудаковатого лесничего в изношенной одежде, но стоит картинке застыть, видишь могущественного человека, почти императора, чей портрет неоднократно печатали в газетах.
- Проснитесь, мистер Эндри, - сказала она дрожащим от гнева голосом.

...

Струйки дыма лениво плясали над огромным черным курганом. Элиза беззвучно шевелила губами… Она пыталась выразить то, что чувствует, но ей никак это не удавалось.
Элизу всегда отличала практичность. Как-то глупо было кричать и плакать, стоя на пепелище в чужой одежде под проливным дождем. Но сейчас её душа была полна чего-то мучительного, что настойчиво требовало выражения. Неосознанно она ловила руками воздух, словно пыталась нащупать какую-нибудь опору. Внезапно её ладонь опустилась на что-то твердое, устойчивое, незыблемое…
Она опустила голову на плечо Тома и спряталась в складках его плаща от всего на свете. Он неуклюже пригладил её мокрые волосы и что-то сказал. «Домой», - расслышала Элиза и потерлась щекой о мокрую замшевую куртку юноши.
- У меня больше нет дома, - со вздохом признала она.
- Так ты жила здесь? О, эти избалованные богатенькие девицы! Она даже не вспомнила о тебе!
- О чем ты? – вяло спросила Элиза, оглядываясь в поисках горничной.
Но её нигде не было. Лишь желтые огоньки мелькали вдали.
Из виду скрылся автомобиль, увозивший прочь «Элизу Леган».
- Бетти… - позвал Том, - Что с тобой?
«Бетти» сама не знала. Ммм… вроде бы она плакала, и Том её утешал. Хотя, возможно, она плакала, чтобы Том её утешал. Есть повод, есть выгода, почему бы и не поплакать? Платье горничной было ей велико на два размера. Неудобно в повседневной жизни, но очень помогает в том, чтобы тебя как можно более горячо утешали. Элиза помнила ощущение замши на коже, теплую шершавую щеку Тома, его сильные руки, запах лошадей, дороги и пепла. Вкус дождя…

...

Дорога уже превратилась в широкий ручей. Они вынуждены были двигаться цепочкой по насыпи почти до самого конца Южного поля. Если повезет, их встретят мистер Стив, мистер Картрайт или Том. Если же не повезет… Ну, чем ближе к большой дороге, тем больше шансов встретить какой-нибудь транспорт.
Кэнди, разумеется, возглавила отряд. Способ не потерять малышей она изобрела еще в детстве. Правда, тогда она испробовала его на утятах, а теперь ей самой довелось ощутить себя в роли мамы-уточки, к которой за веревочку привязаны очень непоседливые существа.
Самым непоседливым существом была Мина, поэтому за ней Кэнди приглядывала лично. За ними парам шли дети: старшие рядом с младшими. В центре безопасность отряда обеспечивали Джимми и сестра Мария (она не очень хорошо ориентировалась в ситуации, наверное, потому что слишком долго молилась) Шествие замыкали Нил и мисс Пони, которая утверждала, что будет задерживать позади идущих, если не отправить её в самый конец. Кэнди не очень-то доверяла Нилу, она предпочла бы находится рядом с мисс Пони, на случай, если у неё что-нибудь заболит, но… Мисс Пони умела быть непреклонной.
Увидев, что отряд растягивается на такое расстояние, что за пеленой дождя ответственные за безопасность друг друга не видят, Кэнди придумала позывные. Очень оптимистические. «Кря-кря!» - кричала она, и дети громко хохотали, услышав позади кряканье Джимми и Нила, к которому Мина по неизвестной причине добавляла жизнерадостное «Гав-гав!»

...

Мистер Эндри не выглядел особенно удивленным. Скорее он был раздосадован.
- Ну и дела, – сказал он хмуро. – Как же ты меня узнала? Я думал, что совсем не похож на свои портреты в газетах. У меня там такой глупый вид.
- А, наверное, также, как вы меня, - язвительно сказала она. – Вряд ли я сейчас похожа на свои газетные снимки. Тем не менее, вы меня, несомненно, узнали.
- Узнал, - с улыбкой признал мистер Эндри. – Но не по снимкам.
Она вспыхнула.
- Не очень-то вы деликатны, - прошептала она и с усилием поднялась с пола.
- Эй, а ты куда? – удивленно позвал мистер Эндри.
- Только не надо делать вид, что вы не знаете, куда я направляюсь, - холодно сказала она, ковыляя к двери. – В Чикаго я получила от вас весьма недвусмысленное послание. Как видите, мне удалось обойтись и без вашей помощи. Я знаю, что она живет где-то поблизости!
- Помню, - вздохнул мистер Эндри, - я писал тебе, что ваша встреча не лучшая идея.
- Вот! – рассерженно воскликнула она. – Поэтому вы удерживали меня здесь! Чтобы я её не нашла! Но теперь вы мне не помешаете!
Мистер Эндри поднялся с пола без помощи рук и в мгновение ока оказался между ней и дверью.
- Во-первых, - сказал он, в упор глядя на неё, - я тебя не удерживал, хотя идея вашей встречи мне по-прежнему не нравится. Во-вторых, там, снаружи лес, которого ты не знаешь, и проливной дождь, от которого тебе нечем защититься. Если ты рискнешь подвергнуть опасности свою жизнь и здоровье, будь уверена, я тебе помешаю.
- Да, ну? – прищурилась она. – А кто тогда остановит того охотника?
- Какого охотника? – взгляд мистер Эндри метнулся к окну, и секунды замешательства ей хватило, чтобы прошмыгнуть мимо него к двери.
Но сильные руки обхватили её поперек талии до того, как она успела коснуться ручки.
- Послушай, это несерьезно, - раздался у неё над ухом смеющийся голос мистера Эндри, - ты же не думаешь, что можешь убежать от меня.
Да что он себе позволяет?! А-а, к черту воспитание! Она впилась ногтями ему в руку и со всей силы опустила каблук ботинка ему на ногу.

...

Пуппи очень нравилось наблюдать за людьми. Загадочные существа! Только что они мирно кучковались у огня, а теперь дерутся за территорию. Хотя, возможно, это разновидность человеческой любовной игры? В любом случае, эта новая самочка может сколько угодно выгибает спину и клацать зубами, друг Пуппи еще не проиграл ни одной схватки.

...

Он просто её оглушил. Не в прямом смысле, конечно. Это всё новизна ощущений. Когда ты за всю свою жизнь ни с кем не целовалась, и тут вдруг на тебе оказывается мужчина, между вами только неплотные кусочки ткани и вы часто дышите друг другу в лицо…
Она что-то пролепетала. Он тоже... прохрипел нечто вроде «прости».
Поднялся сам, помог встать ей, отошел к окну.
Молчание было продолжительным.

...

Пуппи присвистнула. Если это был раздел территории, то её другу не стоило сдаваться, когда победа была так близка. Ну, а если любовная игра, то… какая-то чересчур затянутая. Хотя, может, у людей принято молча таращиться в разные стороны перед спариванием? Да, судя по их поведению, они осматривали территорию на предмет врагов.
«Не волнуйтесь, - пришла на помощь Пуппи, - если что, я вам свистну».

...

Все было позади. Мистер Стив и мистер Картрайт подоспели на своих повозках как раз вовремя, чтобы спасти всех утопающих по пояс в воде «утят». Сквозь шум ливня Кэнди слышала крики радости и кряканье (детям понравилось). Не без помощи она втащила Мину в повозку мистера Стиву, залезла туда сама и вскоре уснула, положив голову на мягкий собачий бок. Сказалась бессонная ночь. Даже кряканье её не разбудило.
Проснувшись, она попала в водоворот. На ферме мистера Стива собралось множество людей. Все они были чем-то заняты, и Кэнди, увидев, что сестра Мария достаточно пришла в себя, чтобы позаботиться о детях, тоже быстро нашла себе дело. Целый день лил дождь и ветер, стихший к утру, снова усилился к вечеру. Вести на ферму приходили тревожные: ураган оставил много разрушений, гроза стала причиной пожаров, но в ближайшем будущем людей больше всего беспокоил непрекращающийся ливень и стремительно растущий уровень воды в озерах и реках. Краем уха Кэнди услышала, что земли Эндри станут самым безопасным местом в случае потопа, поскольку напор воды будет сдерживать плотина. Радость наполнила сердце Кэнди от мысли, что её любимому Лейквуду ничто не угрожает. И как же хорошо, что мистер Альберт уехал по делам в Чикаго!
Но что-то беспокоило её… Такое ощущение, будто она забыла что-то очень важное. Увидев Нила, который тащил куда-то мешок с песком, она почувствовала, что вот-вот вспомнит. Но тут на неё на летел ураган. С рыжими волосами. И потащил её в сторону кухни.
- Элиза? – пробормотала Кэнди, не веря своим глазам.
- Бетти, – отрезала девушка.
- Нет-нет, я – Кэнди!
- Да, я помню, и очень надеюсь, что у тебя хватит ума запомнить, что теперь меня зовут Бетти. А сейчас, скорее объясни мне, как заставить эту штуку работать?
Холеная рука Элизы с вытянутым указательным пальчиком была направлена в сторону плиты.
Кэнди с трудом поборола искушение сыграть с ней какую-нибудь шутку.

...

- О, привет, сестренка! – в кухню зашел Том и тут же заключил Кэнди в крепкие братские объятия. – Слышал, ты держалась молодцом! А я, представляешь, застрял в…
- Сестренка?
- Бетти, - Том обернулся к Элизе и смущенно улыбнулся. – Знакомься, это Кэнди, мы вместе росли в приюте.
- В приюте?
- Да! Вы с Кэнди, кстати, товарищи по несчастью. Она тоже работала в доме Леганов и знает твою хозяйку. Ха-ха! После рассказов Кэнди мы даже придумали анекдот об этой девице!
- Неужели?
- Слушай, тебе понравится! Сколько платьев нужно Элизе Леган для счастья?
- Ммм… тридцать?
- А вот и нет! Только одно! Но чтобы оно было лучше, чем у Кэнди!
Над анекдотом он смеялся в одиночестве.
- А есть еще такой, - вспомнил он. – Про Элизу и очки…
- Том, - оперативно вмешалась Кэнди. – Тебя там, кажется, мистер Стив искал.
- Ох, да! Заболтался я тут с вами, девушки. – перед уходом он бросил в сторону Элизы весьма недвусмысленный взгляд. - Бетти, спасибо за чай, ты – золото.
- Вот, черт, - выругалась Элиза ему вслед, а затем села за стол и уронила голову на руки.
Кэнди приблизилась и неловко похлопала её по плечу. Она пыталась подыскать слова утешения, но для данного случая не смогла найти ничего лучшего, чем «ну-ну». Внезапно Элиза подняла голову и критически оглядела её грязное и порванное в нескольких местах платье. К величайшему изумлению Кэнди она улыбнулась.
- А, знаешь, я и впрямь чувствую себя немного счастливее.
С этими словами Элиза распрямила плечи и решительно поднялась.
- Передай своему братцу, что Элиза Леган… - она на мгновение задумалась, - больше никогда в жизни не будет заваривать ему чай!
- Э-э, ладно, передам, - кивнула Кэнди. – Кстати, если ты захочешь поговорить со своим братом, он там, во дворе.

...

- Хорошо, - первым нарушил тишину мистер Эндри, - я сам устрою вашу встречу, если ты расскажешь мне всё, как есть.
- Всё? – тихо откликнулась она. – Могу я вначале спросить, когда вы стали частью этой истории?
- Я знаю её с самого начала, - также тихо откликнулся он и бесшумно пересек комнату, чтобы сесть рядом с ней. – Но в основном я был наблюдателем до того дня, когда секретарь положил на мой стол твое письмо. Мне казалось, что все испытания позади и теперь у главных героев все будет хорошо. Поэтому я попросил тебя не ворошить прошлое.
- Главные герои, - задумчиво повторила она. - Это ваши друзья, верно?
- Да, - улыбнулся он, - я очень люблю их обоих и считаю, что они заслуживают счастье после того, что пережили. Скажи… ну, почему ты здесь? Ведь для тебя все закончилось хорошо!
- О, да, - горько усмехнулась она, - просто отлично, если не считать шариков.
- Что? – удивился мистер Эндри.
Она закрыла глаза и тяжело вздохнула.
- Свинцовые шарики… Я придумала это название, когда впервые почувствовала их тяжесть. Представьте себе чудесный летний день, нарядную девушку с цветами в волосах и красивого молодого человека. Оба счастливо улыбаются, глядя друг на друга. Вспышка! Фотограф кричит: «снято». Молодой человек отводит глаза в сторону и стирает с лица улыбку. Слезы кипящим свинцом обжигают девушку, но тут кто-то кричит: «еще один снимок для Нью-Йорк Таймс!» Молодой человек снова поворачивается к ней и застывает, изображая счастье. Девушка проглатывает слезы, которые падают на её сердце свинцовым шариком, пока она складывает губы в улыбку. И так продолжается день за днем: шарики скапливаются, их вес, едва ощутимый поначалу, растет, становится грузом, который мешает жить и дышать. Хватило бы искорки в глазах молодого человека, чтобы расплавить свинец и снять его тяжесть с души девушки, но… Откуда взяться искоркам на пепелище?
Она открыла глаза и в упор посмотрела на мистера Эндри.
- А, знаешь, что самое тяжелое? Если бы тогда у меня был выбор, я предпочла бы стоять на двух ногах. В этом случае, я смогла бы просто сбежать от тягостных воспоминаний, как это сейчас делает он. Если бы тогда я знала, что по-настоящему нуждаюсь лишь в утраченной опоре, я легко бы его отпустила. История любви главных героев закончилась бы иначе. Но, увы, я запоздало поняла свою роль, и сегодня всё, чего я хочу это снять с души эту ужасную тяжесть. Уже два месяца я ищу… и буду искать её… она – моя последняя надежда.
- Я всё понял, - без выражения сказал мистер Эндри. – Ты его разлюбила.
- Похоже на то, - грустно улыбнулась она. – Я понимаю, почему вы… почему ты не хотел, чтобы я бередила старые раны твоей подруги. Но, может быть, у тебя найдется немного сочувствия для глупой второстепенной героини, которая раскаивается в своих ошибках?
- А у тебя? – вдруг спросил он. – Найдется немного сочувствия для человека с дважды разбитым сердцем? Ты хочешь, чтобы Кэнди сняла тяжесть с твоей души, но даже не догадываешься о том, какой груз она носит в собственной.
И он поведал ей историю главной героини.

...

- Какая же ты – эгоистка! – кричал Нил на сестру. – После случившегося, что могут подумать родители, когда вместо тебя им привезут горничную?!
- Вероятно, они подумаю, что горничную надо уволить, - поразмыслив, сказала Элиза, - но меня это совершенно не трогает, так что… Да, я – эгоистка. Теперь мы можем отсюда уйти?
Нил замахал руками, стараясь выразить всю меру своего возмущения.
- Ладно, как хочешь, - пожала плечами Элиза и поспешно направилась к выходу из конюшни. С некоторых пор атмосфера конюшни действовала на неё очень странным образом. Что-то такое витало в воздухе, с чем она твердо решила завязать. А вот конкретно эту конюшню давно следовало почистить. К счастью, это не её забота. Ноги её больше не будет в…
- Бетти! – Том преградил ей путь. – А я как раз тебя ищу, чтобы с отцом познакомить!
- Нил! – из-за его спины показалась запыхавшаяся Кэнди. – Я везде тебя ищу! Мисс Пони! Её нигде нет! Джимми говорит, что её не было с вами в повозке! И с нами её тоже не было!
- Ну, что, бежим, Бетти, - тихо сказал Нил, взяв сестру за руку.

- ТЫ НЕ ПОНИМАЕШЬ! Я ДОЛЖНА БЫЛА ОСТАТЬСЯ С НЕЙ! ОНА МНЕ, КАК МАТЬ!
- ТОГДА ИСПОЛНИ ЕЁ ПОСЛЕДНЕЕ ЖЕЛАНИЕ И ОСТАНЬСЯ ВЖИВЫХ!
- ПУСТИ МЕНЯ! Я ТЕБЯ НЕНАВИЖУ! ТЫ - ЧУДОВИЩЕ!
- ОНА САМА МЕНЯ ПОПРОСИЛА!
- КАК ТЫ МОГ СОГЛАСИТЬСЯ?!
- РАДИ ТВОЕГО ЖЕ БЛАГА!
- Я ТЕБЯ УБЬЮ, НИЛ!

Том снял шляпу.
- Бетти, - шепотом позвал он, - ты случайно не знаешь, что там у них произошло?
- Понятия не имею. И, кстати ... Я не Бетти.
- А кто же? – рассмеялся Том. - Элиза Леган?
- Надо же, какой ты проницательный…
Чтобы он запомнил этот момент надолго, Элиза подарила ему чарующую улыбку и звонкую пощечину. К сожалению, на большее у неё времени не осталось.
Нил выбежал из конюшни вслед за ополоумевшей Кэнди. Эта парочка тоже не бог весть какая компания… Но с ними Элиза по крайней мере чувствовала себя в своей тарелке.
Желания вновь прикинуться «Бетти» у неё не возникало.
- Эй, вы, двое! Подождите меня!
...

Остро переживая чужую боль, она незаметно избавлялась от собственной. Когда история была закончена, следы её слез на рубашке мистера Эндри просохли, и она счастливо улыбалась, склонив голову ему на плечо.
- А ты и правда был тем самым Принцем, которого она встретила в детстве?
- Честно говоря, сам я поднял бы на смех любого, кто объявил бы себя Принцем, но тут, как ты понимаешь, у меня не было выбора. Когда она впервые показала мне ту брошь, я понял, что отныне придется соответствовать. А вообще-то я вырос в Америке и, как всякий нормальный американский мальчик, чувствовал себя по-дурацки в том костюме. Да, и на счет волынки… Достаточно трудно избавиться от мыслей об улитках, когда начинаешь играть.
Мистер Эндри рассмеялся каким-то своим воспоминаниям.
- Но ты действительно похож на Принца, - заметила она с улыбкой. – Интересно, а принцесса у тебя уже есть?
Он посерьезнел, но глаз не отвел.
- Мне в этой жизни нужна очень надежная опора… Но все порядочные принцессы бегут от меня без оглядки, поскольку быстро понимают, что человек я достаточно тяжелый и неисправимый. Поэтому мне остается только довольствоваться компанией Пуппи.
Она хихикнула.
- Слушай, а ты не думал, что дело как раз в Пуппи?
- Нет, ну, что ты! Как можно не любить Пуппи?
- Да, действительно, - признала она, погладив спящего зверька.
«Не надо быть взрослым скунсом, чтобы понять, к чему всё идет, - сквозь сон проворчала Пуппи. – И почему, вы, люди так всё усложняете?»

...

Элиза оказалась на ветке дуба. Как это произошло? Ну, вначале она преследовала Нила, который догонял Кэнди. Затем впереди показалась повозка, в которую на бегу запрыгнул Нил, и она следом за ним. Как позже выяснилось, этого ей делать не стоило, потому что правила повозкой Кэнди, а у неё было что-то не в порядке с головой. Иначе зачем бы ей гнать во весь опор по размытой дороге, игнорируя просьбы сбавить скорость и требования желающих сойти? Безумная гонка продолжалась около часа, а потом стемнело и пришла вода. Очень много воды. Наверное немногим в жизни довелось испытать такое…
Едешь по дороге и вдруг перед тобой уже ветки. Элиза вовремя сообразила, что повозку лучше покинуть. Кэнди тоже. А вот Нилу повезло меньше. Он исчез в том же направлении, что и повозка с лошадьми. Кэнди выкрикивала его имя, пока Элиза не обратила её внимание на тот факт, что с учетом мощности водного потока он не сможет вернуться, как бы настойчиво его не звали. Правда, Нил все-таки вернулся. Некоторое время Элиза размышляла над происхождением огромной собаки, которая умудрялась плыть против течения и тащить за собой Нила. Но чуть позже ей довелось увидеть нечто еще более потрясающее. Пока Кэнди помогала Нилу взобраться на дерево, собака сделала это совершенно самостоятельно и вскоре устроилась на самой высокой ветке по соседству с Элизой.
Элиза вздохнула. Собака тоже. Между ними быстро установилось взаимопонимание.

- Знаешь, Кэнди, - сказала Элиза примерно через час, в течение которого никто из присутствующих-на-дереве не проронил ни слова. - Я вообще-то всегда тебя ненавидела, но сейчас моя ненависть прошла некую… Ммм… Модернизацию… Эта высококачественная несгораемая ненависть нового образца будет служить мне до конца моих дней и, очень может быть, приблизит конец твоих.
- Пожалуйста, оставь Кэнди в покое, - тихо попросил Нил. – У неё большое горе.
Элиза на миг задумалась. Брат говорил таким тоном, как будто у него тоже больше горе.
Она прислушалась к своим ощущениям и поняла, что не испытывает к чужому горю абсолютно никакого сочувствия . Чер-р-рт! Ну, разве она в этом виновата? Разве она вот только что не старалась почувствовать хоть что-нибудь в связи с тем, что её брату плохо?
В конце концов, просто обидно, что люди осуждают её за эгоизм только потому… потому… только потому что она – эгоистка! Ей что теперь все время притворятся, чтобы люди её любили?
- Ну, ладно, - вздохнула Элиза. – О, Кэнди! Мне так жаль, что тебя постигло большое горе! Я от всего сердца сочувствую твоей…ммм… утрате… Позволь мне выразить глубочайшее…
- Заткнись, Бетти. – сказала Кэнди с мелькнувшей улыбкой. – Просто заткнись.

...

Спасение пришло к ним на рассвете в виде маленького парусника, который рассекал розовые волны «великой реки», изящно лавируя между верхушками елей. Романтичность момента не испортил даже храп Мины (хотя, вокруг неё ночью образовался такой тесный кружок, что разобрать, кто у них там наверху храпит было достаточно трудно). Кэнди поднялась на ноги и приложила ладонь ко лбу. Свежий ветерок развевал её волосы.
На корме показалась фигура капитана. Кэнди помахала ему рукой. Он, кажется, кивнул. Кэнди спустилась на нижнюю ветку и зачерпнула пригоршню воды, чтобы умыться. Когда она подняла голову, её рот сам собой открылся от изумления. Судно неслось к дереву на всех парусах. Кэнди могла разглядеть надпись на борту и статную фигуру капитана, но всё еще не верила своим глазам. Эти паруса… У неё закружилась голова. Она прислонилась к стволу дерева, зажмурилась и потерла глаза. «Кэнди?» - услышала она своё имя и огляделась.
Тотчас из её головы вылетели все мысли, кроме одной.
Он стоял на корме и смотрел прямо на неё.
Его взгляд. Улыбка. Протянутая к ней рука.
Разве существовал какой-то другой выбор?
Кэнди затаила дыхание и прыгнула вниз.

...

- О, Господи, какой ужас!!! – Элизу трясло. – Я никогда не думала, что такое возможно! Настолько отвратительно вульгарного цвета просто не должно существовать в природе! Терри, а ты вообще видел, что там на борту написано?! Это же п о ш л о! Я уже не говорю о том, что такое называние откровенно намекает на фаллический…
- Заткнись, Бетти, - хором высказались Нил и Кэнди.
- Без комментариев, - усмехнулся Терри. – Скажу лишь, что в сложившихся обстоятельствах выбора у меня не было. – тихо добавил он, повернувшись к Кэнди.
- А мне нравится этот цвет, - также тихо ответила она, - хотя, название… пожалуй, слишком громкое для такого небольшого кораблика.
- Зато капитан подходящий, - со смехом сказал Терри.
Кэнди неуверенно улыбнулась в ответ.
- Терри, если это тебя не затруднит… не мог бы ты отвезти меня к Дому Пони?
- Конечно, Кэнди, - улыбнулся Терри, - кстати, я только что оттуда.
- Вот как? – помрачнела Кэнди. – Тогда ты, наверное, видел…
- Да, - кивнул Терри и приобнял её за плечи. – Не переживай, мы там все восстановим.
- Все? - горько переспросила Кэнди и тут же задалась другим вопросом. – «Мы?» - Но Сюзанна будет волноваться за тебя!
- Черт, я так и знал, что о чем-то забыл, - покачал головой Терри. – Как же хорошо, что ты мне напомнила про Сюзанну! Я так волновался за тебя, что у меня просто нервов не хватило, чтобы волноваться еще и за неё. Кэнди, ты мне просто не поверишь. Она где-то здесь.

...

Она действительно была неподалеку. Лежала на спине и с улыбкой смотрела в небо, время от времени подгребая обратно к бортику плота, на котором сидел и удил рыбу мистер Эндри. Немного похожая на русалочку, легкая и абсолютно счастливая, она плыла над полем. Плыла, куда хотела...
- Как ты думаешь, теперь главные герои будут счастливы?
- Честно говоря… Не знаю. У них своя история. Ну, а я как раз подумываю заняться собственной. С самим собой в главной роли.

...

Парусник встретился с паромом где-то между Южным полем и Еловым лесом.
- Эй! – насмешливо позвали с парома. – Кто ж вас так разукрасил?
Кэнди долго и радостно приветствовала Тома, которого Элиза старалась его не замечать. Терри неодобрительно косился на Кэнди, а Нилу, кажется, было все равно. Он дремал под боком у Мины прямо на палубе. Суда выяснили, что следуют одним курсом, и парусник уступил дорогу парому. Но прежде они сошлись борт к борту, и в составе пассажиров произошли некоторые перемены. Элиза воспользовалась случаем, чтобы покинуть судно, которое оскорбляло её одним только названием. Ну, а Тома она могла и дальше игнорировать в свое удовольствие. Или неудовольствие… Он как-то не подавал виду, что игнорирование его задевает, и вообще обратился к Элизе только один раз.
- Дальше мы не пойдем, - сказал он, не глядя ей в глаза. – Паром может сесть на мель. Придется немного пройтись пешком…
- Что ж, пешком так пешком, - пожала плечами Элиза, но больше он ничего не сказал.
Всех горластых мужчин она пропустила вперед и в одиночестве зашагала по тропинке, петляющей между кустов и деревьев. Этот участок остался сушей, потому что находился на склоне высокого холма. Очень скоро Элиза устала и остановилась, чтобы передохнуть.
А также отдать себе полный отчет в том, куда же она черт побери направляется.
- Эй, Бетти! Ты чего отстала?
Элиза вдруг поняла, что сошла с ума. Иначе с чего бы её сердцу колотится при виде человека, которого зовут «Том Стив»? С чего бы ей так сильно хотеть, чтобы он снова и снова называл её Бетти? Хотя, нет, Элиза была слишком практичной девушкой, чтобы сойти с ума.
- Я тебе уже говорила, Том… Стив… или как там тебя… Моё имя не Бетти.
- Ну и что? – последовал неожиданный вопрос. – Мне теперь нельзя так тебя называть?
- Том, послушай, - начала Элиза, стараясь собраться с мыслями. – Ты ведь не дурак и прекрасно понимаешь, что между тобой и Элизой Леган огромная пропасть. Она… то есть я… Я ведь точно такая, как рассказывала тебе Кэнди. Эгоистичная, избалованная, вредная… И ты себе даже не представляешь, сколько платьев мне нужно для счастья.
- Отчего же? Теперь я точно это знаю.
- Да? – удивилась Элиза, которая сама затруднялась назвать цифру. – И сколько же?
Том привлек её к себе и прошептал ответ ей на ухо.
Очень скоро Элиза убедилась в том, что он прав.
В самом деле… «Ни одного»

Сюзанна со смехом брызгала водой в сторону Пуппи, лукаво поглядывая на её хозяина.
Кэнди смеялась над россказнями Терри, который утверждал, что теперь у неё есть личный Остров Пони.
Элиза (или Бетти) самозабвенно целовалась с Томом Стивом в кустах.

...

А мисс Пони сидела на крыше своего дома в кресле-качалке, окруженная мелким рогатым скотом и курами. Она вспоминала свою молодость и любовалась чужой.
Да, есть в жизни вещи, которые человек способен пережить только один раз.
Но еще очень многое зависит от того, из какого материала человек сделан.
- Ну, теперь-то ты знаешь, что способен на любовь? – спросила она у юноши, который подплыл к скату крыши и подбежал к ней с выражением изумления и счастья на лице.
- Кря-кря! – выкрикнул Нил от избытка чувств.

Ну, и маленькая загадка =) Какого цветы были паруса? И как назывался парусник?


Изображение
Иллюстрация от LeNoir


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Еще не придумала
СообщениеДобавлено: 03 апр 2014, 00:19 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10848
Часть 7. Сентиментальные (+ драбблы к фанфику "Пепел")


Название: "Три желания"
Размер: мини
Жанр: весенний
Рейтинг: G

Изображение
Иллюстрация Ромашки


Одинокая девичья фигурка темнела на фоне закатного неба. Тонкую вечернюю тишину прерывал шелест голубиных крыльев. Птицы слетались к подножию террасы, пока пальцы стоящей наверху девушки машинально крошили хлеб.
Цветом глаза девушки напоминали сады, что раскинулись на постепенно сбегающих к городу холмах, но её задумчивый взгляд был прикован к панораме города и терялся в золотистой дымке, что стояла над крышами домов и куполами соборов.
Услышав скрип камней, девушка слегка повернула голову и взглянула на тень молодого человека, который остановился в нескольких шагах позади неё.
- Это прекрасно, - тихо сказала она, снова взглянув на город.
Тень молодого человека раздвоилась: бледный силуэт приблизился к девушке, а более плотный и темный упал на перила террасы. Движения рук девушки едва заметно изменились. Птицы подняли шум в борьбе за крупные кусочки лакомства, которые редко падали на их головы. Несколько минут люди наверху молча наблюдали угасание заката, а затем солнце село, и тени исчезли. Девушка отряхнула ладони от хлебных крошек и направилась к лестнице. Она, не оглядываясь, продолжала спуск по извилистым дорожкам среди деревьев и древним каменным ступеням высоких лестниц, а вокруг неё медленно сгущались прохладные сине-зеленые сумерки. Изредка она слышала шорох низких ветвей, которые раздвигал, пригибаясь, следующий за ней молодой человек. Наконец, она остановилась перед поворотом, за которым начинался город, и вдруг почувствовала, как со всех сторон её окутывает тепло. Губы тронула слабая улыбка. Она провела ладонью по рукаву пиджака и прошептала: «спасибо».
- Но этого мало… - произнес голос, слегка осипший, как от долгого молчания, - я хочу сказать, что это всего лишь город.
- Нет, - девушка покачала головой. – Это лучшее, о чем я когда-либо могла мечтать.
- Что ж, - молодой человек обогнал её и, обернувшись, наклонил голову и приподнял шляпу в знак прощания, – тогда до встречи в Париже.
- До встречи, - прошептала девушка, сжав пальцы на плотном кусочке бумаги, который лежал в кармане пиджака.
Слабое поначалу сияние фонарей неуверенно очертило на мостовой её одинокий силуэт, который вскоре затерялся среди других городских теней.

В ранний утренний час она стояла, облокотившись на перила ограждения смотровой площадки, и головокружительная высота сообщала ей чувство невесомости. В своих мечтах она парила в ясном бледно-голубом небе над искрящейся на солнце рекой и зелеными артериями улиц каменного города. Ветер развивал за её спиной длинные концы тонкого полупрозрачного шарфа, один из которых внезапно затрепетал, как парус. Она потянула шарф на себя и ощутила легкое сопротивление. Сердце на мгновение замерло у неё в груди.
- Немного похоже на крылья, - произнес знакомый голос.
Она опустила лицо и посмотрела вниз.
- С крыльями, - сказала она, - я не побоялась бы прыгнуть.
Молодой человек встал рядом с ней и облокотился на перила, продолжая держать в руке кончик её трепещущего на ветру шарфа. Какие-то два милимметра разделяли их локти.
- А хотела бы?
Она взглянула на его пальцы, медленно перебирающие тонкий белый шелк.
- Это красиво и… невозможно, - мягко произнесла она, потянув шарф на себя.
Ткань выскользнула из его пальцев и вновь забилась на ветру белым стягом.
- Мне пора, - отчасти эти слова были ложью, которую она уносила в своем сердце, спускаясь по лестницам.
Ложь, похожая на тяжелые камни, которые тянут вниз и не дают взлететь, и правда, которая облегчает вину, точно ветер и время, стирающие прошлое.
У выхода из башни она оглянулась и на мгновение окаменела. Никто не следовал за ней.
Город расплылся у неё перед глазами, а потом с неба посыпались лепестки роз…
Люди поднимали головы и взволнованно говорили что-то на незнакомом ей языке.
Она шла по широкой зеленой улице, прижимая к дрожащим губам лепесток.
Ветер развевал за её спиной две половники шарфа, похожие на крылья.

Три открытки заняли свое место на полке среди других памятных вещиц. На последней были запечатлены дом с крестом на крыше, холм и дерево. На обратной стороне значилось: «Моей Принцессе с Холма». А рядом стояла книжка без названия, в которой вместе с парой пожелтевших от времени писем хранились засушенные розовые лепестки.
Весной она открывала все окна и подолгу любовалась знакомым видом. Ей казалось, что все краски мира растворяются в золотистой дымке, становятся далекими и нежными, а ветер приносит в долину волнительные и тонкие запахи древних городов.
И ложь в её сердце примирялась с правдой.


Изображение

Название: "Одно желание"
Размер: мини
Жанр: для тех, кто соскучился.
Рейтинг: G

Стир запомнил в первую очередь то, что его очень сильно помяли. На расческе потом все зубья сломались – кто-то очень усердствовал, ероша его и без того лохматые волосы. От объятий остались синяки, а еще уши почему-то горели. «Я же хотел…» - говорил себе Стир и не мог ответить ни им, ни себе, стоило оно того или нет. В молчаливом объятии тетушки Элрой, в глазах брата и родителей, даже в улыбке Кэнди… Радость с примесью недавнего горя подавляла. Конечно, путаница возникла не по его вине, он приехал, как только смог, опередив телеграмму, однако вид девушки в траурном платье, стоящей чуть поодаль от остальных, с глазами, опущенными в пол, заставлял снова и снова сожалеть об утраченном, видимо, уже безвозвратно.
Стир растеряно наблюдал за тем, как набирает обороты праздник, пожимал руки и честно старался выжать из себя улыбку, глядя на счастливых родных и друзей. Однако вечером он почувствовал себя окончательно разбитым и в поисках одиночества удалился наверх, в старую комнату, некогда принадлежавшую мальчику, которого Стир теперь едва узнавал в зеркале. Из окна открывался вид на ухоженный парк: кусты и деревья в пышных сугробах, нетронутый снег на дрожках, медленный танец снежинок в лучах электрических фонарей. Стир закрывал глаза и видел объятые огнем города, мрачные руины и покалеченных людей. «Я же хотел…» - говорил он себе и задыхался от рвущегося из души крика. А потом в темной комнате ему послышались невесомые шаги. Стир обернулся. Фигурка девушки в траурном платье, петляя из стороны в сторону, направлялась к нему. Он в изумлении подхватил её, удерживая на ногах. Прохладные руки коснулись его лица, стянули очки, и больше Стир ничего не видел. Тонкие девичьи пальчики запутались в его лохматых волосах. Хрупкая и трепетная, она потянула его к себе, и Стир почувствовал … её прерывистое дыхание, мягкие теплые губы и пьянящий вкус жизни. Это было все равно, что увидеть прекрасный сон: все земные законы теряют силу, реальность меняет очертания, и для полёта достаточно одного безумного, искреннего, упорного желания.
- Прости, - услышал Стир шепот девушки. – Я потеряла… бежала и, наверное, где-то уронила… свои очки…
Его губ коснулась улыбка. Он, наконец, вспомнил, что безрассудный мальчишка, доброволец Стир Корнуэлл, больше всего на свете хотел летать.

Изображение


Название: "Мечта"
Размер: крошечный
Жанр: для тех, кто соскучился.
Рейтинг: G

- Спасите-помогите, - кисло сказал Терри, когда мимо него в очередной раз пронесся белый вихрь.
В соседней комнате что-то упало, звякнуло, тренькнуло, покатилось по полу. Терри вздохнул.
- Я сейчас! Я скоро! Я уже иду! – вихрь вернулся.
Терри поймал его на лету. Обнял за талию. Притянул к себе. Медленно поцеловал в губы. Вихрь, наконец, превратился в его любимую девушку, которая залилась румянцем и отвела глаза. Терри оглядел подозрительного вида хирургические инструменты, набор бинтов, какие-то склянки, мази, термометр, шприц…
- Кэнди, милая, - проникновенно сказал он, - я всего лишь поранил палец. Спасешь меня как-нибудь в другой раз, ладно?

Изображение

Название: "Тайна"
Размер: крошечный
Жанр: для тех, кто соскучился.
Рейтинг: G

...

Молитва закончилась. Ученики колледжа, зевая, расходились по корпусам. Терри Гранчестер вышел из церкви последним – к удивлению тех, кто не подозревал о том, что он вообще там был. Терри что-то сжимал в кулаке, он явно был недоволен чем-то, а может быть и кем-то, поэтому ученики поспешно расступались, завидев его грозно сдвинутые брови и сжатый кулак. Арчи Корнуэлл, который попытался проникнуть в его спальню, получил в челюсть. С грохотом захлопнув дверь, Терри мрачно покосился на фотографию Элеоноры Бейкер, а затем на свой кулак. «Глупые сантименты!» - отругал себя Терри за недавний поступок.
Гордый, независимый, дерзкий… и вдруг – сентиментальный дурак!
Однако что-то еще было в его поступке.
Может быть, дух времени, когда благородные рыцари хранили подарки своих дам, как реликвии?
Терри усмехнулся, вспомнив одну весьма и весьма оригинальную даму:
Сэр Джон получил от леди Мэри кружевной платок, как знак её особого расположения.
За победу в рыцарском турнире леди Мэри наградила сэра Джона прекарсной алой розой.
- А леди Кэндис Уайт Эндри вручила сэру Терренсу гармошку, чтоб он не курил!
«Сэр Терренс» рассмеялся и спрятал крошечное напоминание о своей даме в нагрудный карман.
«В конце концов, - подумал он с улыбкой, - никто и никогда об этом не узнает».

Шло время… менялись декорации… позади остался колледж… впереди замаячил Бродвей…

Терри не расставался с напоминаниями о прошлом. Он каждый день прикладывал к губам холодную металлическую гармонику и согревал её своим дыханием. Он множество раз перечитывал томик Шекспира, связывающий серые нью-йоркские будни с теплым шотландским летом. С легким смущением, убедившись, что никто не может его увидеть, Терри извлекал из кармана свою самую большую тайну: глупую сентиментальность влюбленного, который годами бережно хранит блестящий на солнце тонкий длинный вьющийся золотой волосок.

Изображение

Завершающие аккорды к "Пеплу":


Название: "Молитва"
Размер: крошечный
Жанр: к мини-фанфику "Пепел"
Рейтинг: G

Сельская церковь. Погожий летний день. Прихожане расходились после воскресной службы. «Что я здесь делаю?» - спросила себя Элиза, и вдруг кто-то подергал её за подол. Она опустила глаза и увидела чумазого ребенка в обносках. Не то мальчик, не то девочка, ребенок протянул к ней грязную ладошку.
- Чего ты от меня хочешь? – раздраженно спросила Элиза, отряхивая платье.
- Подаяния, - чистым, звонким голоском ответил ребенок. – Я - нищенка, мисс.
- Интересно, - пробормотала Элиза, взволнованно разглядывая выходящих из церкви людей. – Какой в этом смысл?
- Ну-у-у, - протянула, видимо, все-таки девочка, - вы мне дадите немного денег, а я буду за вас молиться.
- Правда? – Элиза, не глядя пошарила в сумочке и вложила в детскую ручку какую-то купюру. - Тогда, начинай прямо сейчас.
Она глубоко вздохнула и на нетвердых ногах направилась к высокому громогласному мужчине в потрепанном черном костюме и ковбойских сапогах.
- Здравствуйте, мистер Стив.
Мужчина сурово оглядел её с головы до ног и нахмурился. Что бы он там ни собирался сказать, ничего приятного в этом для Элизы не было. Но тут кто-то подергал её за подол.
- Мисс! – голос ребенка звенел, как хрусталь. - Вы мне целых пятьдесят долларов дали! Скажите, как ваше имя? Я буду молиться за вас и за всю вашу семью!
- Её зовут Бетти, - сказал мистер Стив, по-новому взглянув на идею сына жениться на девушке, которая не знает, как работает плита.

Изображение


Название: "Лекарство" или "Самая прямая дорога к счастью"
Размер: мини
Жанр: к фанфику "Пепел"
Рейтинг: G

Утро началось с насморка. За окнами еще не рассвело, когда в спальню робко постучала горничная, а затем мисс Леган думала всю дорогу до фермы Стива: ей казалось, что насморк подходит идеально. Увидев молодого человека, который вышел из ворот навстречу автомобилю, она поспешно достала из сумочки заранее припасенный мокрый платок и перечницу.
- Апч-хи! Апч-хи! Апч-хи! – услышал Том вместо приветствия.
- Будь здорова, Бетти, - ласково сказал он.
- Прости, я, кажется, простудилась, - жалобно прогундосила Элиза и зашмыгала носом в платочек. – Но приехала, как обещала.
Том покачал головой.
- Да, Бетти, выглядишь ты неважно.
- В самом деле? – удивленно откликнулась Элиза.
- Просто ужасно, - заключил Том, пряча улыбку, - думаю, тебе не стоило приезжать.
- Ты что не рад моему приезду? – возмутилась Элиза, позабыв про «насморк».
- О, смотри-ка, тебе уже лучше, - не преминул отметить Том. – Не хочешь ли съездить со мной на поле, раз уж приехала?
Элиза вжала голову в плечи и поежилась от колючего утреннего холода. Том понимающе усмехнулся: фирменная находчивость настоящего ковбоя.
- Мы могли бы вместе встретить рассвет, - шепнул он, бережно закутывая продрогшую девушку в свою куртку.
- Романтично, - признала Элиза, теряясь от его взгляда и запаха, - но как бы мне не стало хуже… ну, знаешь, от сырости… или там…
- От работы? – подсказал Том. – Не волнуйся об этом. Коровы уже на пастбище, завтрак я отцу оставил, разве что тебе захочется приготовить нам горячий чай после поездки.
- Да! – обрадовано воскликнула Элиза и не без гордости прибавила. – Это я теперь умею.
По дороге к дому Том заметил, что для поездки её костюм не годится. О, ну, ещё бы! Она-то полагала, что насморк подходит идеально, поэтому выбором подходящей одежды не озаботилась. Том сунул ей в руки какой-то сверток, пробормотав что-то на счет сапог. Разумеется, не в платьях счастье, но Элиза вдруг почувствовала себя гораздо лучше в новой курточке из светлой замши и остроносых сапожках с декоративной строчкой на голенище. И кто бы мог подумать, что леди пойдет ковбойская шляпа? Правда, в штанах из плотного хлопка леди чувствовала себя несколько странно, но к ним прилагался такой ремень…
- По-моему, я выгляжу несколько брутально, - высказалась Элиза, когда Том вернулся в комнату.
- Не знаю, что это значит, но… - молодой человек снял шляпу, - будь я проклят, Бетти, ты рождена для этой… бру… в общем, ты выглядишь… Черт! Я женился бы на тебе прямо сейчас. Клянусь.
Не лишенная очарования грубоватость выражений в купе с утратой дара членораздельной речи полностью убедили Элизу в том, что выглядит она совсем неплохо. Стараясь не стучать каблуками, дабы не разбудить грозного хозяина фермы, Элиза подошла к Тому и поблагодарила его за подарок способом весьма подходящим к её новому образу. Про насморк она забыла окончательно.
Горизонт уже начал светлеть, когда они добрались до конюшни и оседлали лошадей. Холода Элиза больше не чувствовала… Ей было жарко. Она стрелой ворвалась в утро, обгоняя Тома, изредка посмеиваясь в его сторону, дразня его своим преимуществом. Леди в ковбойских сапогах, всадница, она всё больше увлекалась скачкой по туманным просторам полей, проникаясь особой прелестью утра, свежим дыханием прекрасного нового дня на лице, чувством свободы ранних пташек и счастьем, вкус которого доселе был ей неведом.
- Том! – позвала она со смехом, достигнув чего-то, что согласно её представлениям подходило под определение «пастбище», но за её спиной никого не оказалось.
Только полупрозрачный туман над полем золотился от первых солнечных лучей. Внезапно заржала лошадь, и пегий конь Тома показался из-за ближайшего стога.
- А, ну, иди сюда, - сам Том возник рядом с Элизой и помог ей спешится.
Вернее, поймал её за руку и стянул с лошади прямиком в свои объятия.
- Зачем ты поехала окольным путем? Там же была прямая дорога.
- Я немного увлеклась… - смущенно пробормотала леди в сапогах.
- Ах, увлеклась, - улыбнулся Том. - Что скажешь, Бетти, если мы еще немного прокатимся? Вольный сельский воздух быстро заставит тебя забыть о простуде.
Элиза окинула взглядом пастбище и зажмурилась от света, который превращал её волосы в сияющий янтарь. Волна тепла окатила благоухающий мир…
- Знаешь, я думаю, что уже вылечилась.
Да, «насморк» не помешал Элизе почувствовать запах лугового сена. Она со смехом вытаскивала соломинки из волос Тома по дороге домой, и с гордостью демонстрировала свои навыки обращения с плитой его отцу. Кто бы мог подумать! Леди в сапогах на прямой дороге к счастью: всё так легко и просто, словно именно для этого она была рождена.
- Слава Богу, теперь будет, кому доить коров!
Хотя, возможно, некоторые сложности все же возникнут.
- Ты уже поговорила со своими родителями?
Весьма и весьма серьезные. Но…
- Я люблю тебя, Бетти.
Несомненно, именно для этого она была рождена.

Изображение


Название: "Компромисс."

Том снял шляпу и с надеждой взглянул на Элизу, та ничего не могла поделать с тем, что смотрела в зубы дареному коню (хотя, в данном случае, речь шла о представителе семейства парнокопытных) Не то чтобы Элиза рассчитывала на брильянтовое колье в качестве подарка на день рождения, она прекрасно понимала, что финансовые возможности у её жениха скромные, но это… Том кашлянул. Элиза постаралась выдавить из себя улыбку. Со стороны это выглядело так, как будто у неё заболели зубы.
- Тебе не нравится, - хмуро заключил Том.
- Нет, ну, что ты, я… - начала было Элиза приподнятым тоном, но тут подарок Тома замычал, - я тебя очень люблю, но это уже слишком.
- Посмотри на неё еще раз, - попросил Том, приобняв девушку за плечи, - ручаюсь, она самая красивая в нашем штате!
Элиза внимательно посмотрела на белого теленка с огромными влажными глазами и розовым носом. Теленок методично пытался преодолеть деревянное ограждение: тыкался в него лбом и мычал, демонстрируя редкостное упрямство, вздорный нрав и некоторую тупость.
- Со временем из неё выйдет первоклассная корова, - мечтательно вздохнул Том.
- Ладно, спасибо за подарок, - внезапно улыбнулась Элиза. – Пожалуй, я назову её «Кэнди»…

Изображение

Название: "Экономия."

Мистер Стив старший был несколько раздосадован тем, что его будущая невестка не проявила никакого интереса к дойке. Однако до него быстро дошли слухи о превосходной наезднице, которая умело обращается с кнутом и делает огромные успехи в бросании лассо. Раз он выбрался лично понаблюдать за тем, как малышка Бетти азартно гоняет по полю его стадо, и был сражен наповал. Она лихо держалась в седле, ругалась, как черт, и кричала «Й-и-и-ха-а!», настигнув отбившихся от стада животных. Мистер Стив поприсуствовал и на уроке: ученица заарканила учителя, сбила его с ног, уселась на него сверху и поклялась, что прибьет, если он еще хоть раз скажет, что Кэнди бросает лассо лучше, чем она. Тут мистеру Стиву пришлось уйти, чтобы не стать свидетелем сцены, для посторонних глаз непредназначенной. Он был весьма доволен: подоить коров – дело нехитрое, а вот настоящий ковбой в семье дорого стоит. К тому же из его наблюдений следовало, что в скором времени «настоящий ковбой» подарит ему внуков.
Какая уж тут экономия?…

Изображение

Название: "В поисках удобства."

Солнце стояло в зените. Мокрые волосы облепили её раскаленное докрасна лицо, пропитавшаяся потом одежда липла к телу, кожу щипало от грязи и пыли, в глазах стояла мольба.
- Где она, Том? Где ванна?! Ты же говорил, что у вас есть водопровод!
- Ну, понимаешь, Бетти, летом мы воду экономим, не каждый же год потопы случаются…
- Вы что не моетесь?! Ты только посмотри на меня! Я вся мокрая, грязная и пахну, как…
- А мне нравится, - Том попытался было показать, что и в таком виде находит её привлекательной, но Элиза впервые не проявила энтузиазма в этом отношении.
Вздохнув, Том отвел её к бочке, вручил черпак и поспешил оставить, пока к ней не вернулся дар речи, утраченный вследствие шока. Через час он забеспокоился и решил проверить, не сбежала ли его невеста обратно к родителям, которые только и ждали, что жизнь на ферме ей надоест. Однако Элиза не сбежала. Её одежда валялась на земле рядом с отброшенным за ненадобностью черпаком. Сама Элиза стояла по плечи в воде и мечтательно что-то напевала, втирая в волосы пахучую жидкость из наполовину опустошенной скляночки.
Том подошел к бочке и облокотился на край.
- Чем это так вкусно пахнет? - спросил он с улыбкой.
- Лавандой, - Элиза смущенно опустила глаза. – Это моё любимое мыло.
- О, я уже чувствую, как оно становится и моим любимым тоже, - сказал Том, склонив голову на бок. - Бетти, солнышко, а как ты туда попала?
- Хороший вопрос! – насупилась Элиза. – Вам с отцом, наверное, и так удобно, а я вот не нашла поблизости лестницу, и мне пришлось забраться на лошадь, чтобы сюда залезть.
- Погоди, - нахмурился Том, - то есть ты привела лошадь, забралась на неё и прыгнула сюда? Без одежды? - он спрятал лицо в ладонях.
- А что такого? – пожала плечиками Элиза.
- Да так, ничего, - Том потянулся к неё и поцеловал в кончик носа.
- Ой! - Элиза поморщилась, в тот день она слегка подгорела на солнце.- Между прочим, а что ты здесь делаешь, Том Стив? Разве ты забыл, что мы еще не женаты?
- Нет, что ты, - лучезарно улыбнулся Том. – Тебе так идет загар, что я невольно думаю о нашей свадьбе постоянно. Однако сейчас, Бетти, милая, меня больше интересует то, как достать тебя из бочки.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Еще не придумала
СообщениеДобавлено: 03 апр 2014, 00:48 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10848
Часть 8. Экспериментальные.
По рисункам LeNoir


Название: «Заплатки»
Жанр: экспериментальный
Посвящение: LeNoir и Ромашке_Lo
Героини:
Изображение



Она ест шоколадные конфеты на шелковых простынях.
Ей нравятся слезливые оперетты и дамские романы.
У неё идеальные волосы и безупречно-гладкая кожа.
Запах её духов напоминает смесь сахара, меда и сливок.
При виде щенков и котят она вечно сюсюкает.
Её любимый цвет: розово-розовый с оборочками.
Она думает, что порок сердца – это грешная страсть.


- Напомни мне, - хмуро пробормотала медсестра Гамильтон, толкая перед собой инвалидную коляску, – почему я с тобой общаюсь?
- Потому что я нравлюсь тебе, - заявляет она без тени сомнения и смеется над Фленни, которая с легким ужасом понимает, что это правда.

Вообще-то с ней бывает оооочень скучно.
Она ничего не понимает в искусстве.
Считает, что «Шехеразада» - это печенье,
а «суфлер» - это тот, кто ест много суфле.
Хотя, возможно, она просто дразнится.
Ужасно вредная! К тому же зануда:
всё-то она знает лучше всех!
Совершенно не слушает советов!
А ведь гардероб ей и правда стоило бы сменить.


Сюзанна запрокинула голову и обвела веселым взглядом похоронно-серый наряд спутницы.
- Это платье – просто кошмар, - объявила она с улыбкой.
- Как, впрочем, и ты, - серьезно кивнула медсестра Гамильтон.

Господи, хоть бы она уже выздоровела поскорее!
Не придется таскаться с ней по паркам.
Столько ненужного внимания!
Как будто королева на прогулке…
Со своей ручной вороной.


- Знаешь, мне это надоело, - Фленни отпустила ручки инвалидного кресла и сразу почувствовала, как будто сделала что-то неправильное, подлое.
- Ты устала? - спросила она, через плечо взглянув на медсестру.

У неё всегда такой вид, как будто она готовится сделать укол.
Только без: «Потерпите, пожалуйста, я быстро закончу».
Глаза холодные, а взгляд жесткий...
Девушка-игла.


- Если не хочешь, можем не продолжать, - сказала Сюзанна и отвернулась, чтобы не показывать навернувшихся слез, трясущихся губ, душевного волнения и страха одиночества.

Семь пятниц на неделе – это про неё,
Вот, только что смеялась, а теперь плачет…
Нежная, хрупкая и красивая, как куколка,
Которой никогда не было у Фленни Гамильтон.


- Нет, - откликнулась медсестра, положив ладони на ручки кресла, - нет, я хочу…


Изображение

Название: «Опасный десерт»
Размер: мини
Жанр: дурашливый
Рейтинг: G
Саммари: пропавший жених, расстроенная свадьба, неудачная попытка убийства, похищение невесты, и Элиза, которая здесь совершенно ни при чем.

Изображение
История по рисунку Le Noir


Кэнди выходит замуж! Ба! Какое нахальство с её стороны!
Столько изящных интриг и дьявольски коварных планов!
Столько несбывшихся надежд и горького разочарования!
О, Кэнди, она вся в этом - умеет обманывать ожидания...

- Ладно, - решительно сказала Элиза. - Мы что-нибудь придумаем.
- Конечно, - улыбнулся Нил. - Как насчет свадебного торта?
- Швырнуть тортом ей в лицо? - оживилась Элиза. - Подложить петарду? Подсыпать слабительное?
- Нет, украсть пару кусочков и подло съесть! - рассмеялся Нил.
Элиза обиженно надула губы. Нил спрятал улыбку.
- Хотя, знаешь, свадебное слабительное… в этом что-то есть.

Анни Брайтон бесцеремонно нарушила уединение заговорщиков.
- Вы уже знаете? Кэнди выходит замуж!
- Какое нахальство с её стороны, не правда ли? – холодно высказалась Элиза.
Лучшая подруга невесты была шокирована, но это не помешало ей тщательно продумать детали вечернего туалета и сделать сложную прическу с цветами и лентами. И вот этот её взволнованно- трепетный взгляд в сторону Нила был чем-то совершенно неуместным, по мнению Элизы.
- Она выходит не за меня, - счел нужным заметить Нил.
- Я знаю, - быстро сказала мисс Брайтон.
Элиза фыркнула. Нил в последнее время стал ужасно неразборчивым. План, согласно которому он должен был флиртовать с девушками, чтобы вызвать ревность у Кэнди, давно показал свою несостоятельность. Однако Нил зачем-то продолжал делать авансы воспитаннице дома Пони номер два и не только ей…
А ведь Кэнди даже не было рядом!
- Есть еще что-то, чем вы намеревались с нами поделиться? – сухо осведомилась Элиза.
Анни Брайтон захлопала ресницами, невозможно наглая в своем кокетстве.
- Ах, - вздохнула она, наклонив голову так, чтобы Нил получше разглядел её кукольный профиль. – Это самое ужасное! Она до сих пор никому не сказала, за кого выходит.

- Анни! – к троице присоединилась Патриция О ` Брайн.
Она бежала, путаясь ногами в складках вечернего платья. Очки съехали ей на самый кончик носа. Белые фрезии выбились из её растрепанной прически и повисли вдоль лица.
- Это ужасно, - заключила она, подбежав к подруге.
- Я тут ни при чем, - быстро сказал Нил, подавая запыхавшейся девушке стул.
- Я знаю, - кивнула Патриция и, к ужасу Элизы, бросила на Нила один из тех взглядов, что в исполнении Анни Брайтон выглядели значительно более эффектно.
- Ну и нахальство, - покачала головой мисс Леган.

Арчи ворвался в зимний сад и в приступе ярости разбил горшок с бегониями. Анни в этот момент упала в объятия Нила под предлогом испуга. Патти тотчас вызвалась привести её в чувство. Нил стоял рядом с видом покровителя и отчитывал кузена за бегонии.
- Какой ужас, - сквозь зубы процедил Арчи.
- Я тут ни при чем, - сочувственно шепнула ему Элиза.

- Итак, сегодня она выходит замуж не-пойми-за-кого, - мрачно подытожил Арчи.
- Это ужасно… - сказал Нил, оказывающий первую помощь бегониям под руководством Патриции.
- Да, но как это вообще возможно? – недоумевала Элиза. – Вы же её друзья! Неужели, вы никогда не интересовались её личной жизнью?
- Вот именно, моей личной жизнью! - раздался звонкий голос нового действующего лица.
Кэнди выглядела хуже, чем когда-либо. Даже Элизу едва не разжалобил её измученный вид. Платье, что было на ней, напоминало свадебное только цветом. Будучи горничной Леганов, она и то одевалась наряднее.
- Кэнди! – ахнула мисс Брайтон. – Ты почему в рабочей одежде? Сегодня же твоя свадьба!
- У больных не бывает выходных! – назидательно сказала Кэнди, подняв указательный палец. – Но пусть вас это не тревожит, ровно, как и все остальное, что касается только меня.
- Отнюдь, - первой нашлась Элиза, - гости имеют право знать, на чью свадьбу они приглашены.
- Да, - поддержал её Арчи, делая шаг навстречу Кэнди. - Какие причины вынуждают тебя скрывать от нас личность жениха? Мы очень волнуемся за тебя.
- Тогда выпейте валерьянки! – взорвалась криком Кэнди. - Потому что я имею полное право выйти замуж без вашего одобрения! Я НЕНАВИЖУ, когда меня контролируют! Я УСТАЛА отчитываться! Мне всё НАДОЕЛО! Даже если я выйду за первого встречного – это НИКОГО не касается! НЕ ХОТИТЕ присутствовать на церемонии?! ПОЖАЛУЙСТА! Вас никто не ЗАСТАВЛЯЕТ!
Расколотив еще пару горшков с бегониями, она убежала, чтобы затем вернуться.
- И держи руки подальше от свадебного торта, ЭЛИЗА!
После её ухода зимний сад погрузился в гробовую тишину.
- Это ужасно, - на выдохе сказала потрясенная мисс Брайтон.
- Да, но мы-то здесь явно ни при чем, - заметил Нил.
- Она столько пережила, бедняжка, - покачала головой Патриция.
- Какое нахальство! – возмутилась Элиза. – Трудное детство еще не делает её особенной.
- Нет, конечно, - авторитетно высказался Арчи. - Особенной её делает обаяние непосредственности, а также незаурядная внешность, романтические превратности судьбы и доброе, открытое людям сердце.
- Скажи это вон тем бегониям, - с усмешкой предложила Элиза.

Мистер Уильям застал молодых людей в самый разгар спора.
- Не знаю! – сказал он с улыбкой, подняв руки. – И считаю, что Кэнди достаточно взрослая и разумная, чтобы принимать такие решения самостоятельно. К тому же я не хочу на неё давить.
- Иначе говоря, она и вам объявила, что её личная жизнь никого не касается, - проворчала Элиза.
Мистер Уильям со вздохом посмотрел на погибшие бегонии.
- Мне очень нравилась та чернильница, - сказал он задумчиво, - и ковер в кабинете, наверное, придется сменить. А я ведь только спросил, не нужна ли ей моя помощь…
- Слушайте! – воскликнула Анни Брайтон. - А, может, она выходит за Терренса Гранчестера?
- О, нет, только не за него, - сообщил Терри, объявляясь в саду собственной персоной. – В прошлом году я начал практиковать медитации. Иначе бы, наверное, тоже что-нибудь разбил, получив приглашение на эту свадьбу. Вы уже видели её, да? Мы только что столкнулись у входа. Она сказала, что кому-то срочно требуется операция. Я хотел было её задержать, но потом она вытащила из кармана скальпель…

Появление Терри и мистера Уильяма не внесло никакой ясности. Общество большинством голосов решило, что «бедняжка Кэнди многое пережила», отсюда странности в её поведении. И только Элизу это объяснение ничуть не успокоило. Ей надоело смотреть на подружек Кэнди, которые в меру своих способностей, пытались привлечь внимание её брата. Терри и мистер Уильям тоже отошли от волнующей темы и предались общим воспоминаниям о каких-то старых временах. Демонстративно приняв участие в их разговоре, Арчи то и дело отвлекался, чтобы бросить что-нибудь язвительное в адрес Нила и уколоть самолюбие Анни.
- Что же вы за друзья такие?! – не выдержала Элиза. – Я начинаю понимать Кэнди! Если вам всегда было до такой степени наплевать на неё, она имеет полное право сердиться!
- Нет же, - возразила Анни, – Кэнди всегда была очень сильной и самостоятельной.
- Просто она многое пережила, бедняжка, - подхватила Патриция.
- Но мы тут совершенно ни при чем, - добавил Нил, пряча улыбку.
Элиза молча схватила его за руку и увела за собой в глубь сада, освободив из плена женских юбок.
- Мы должны что-то придумать! – воскликнула она в отчаянии. – Не можем же мы позволить Кэнди совершить этот безрассудный шаг, как будто она нам совсем чужая!
- Так странно слышать это от тебя, - откликнулся Нил, беззаботно улыбаясь.
- Ну, а ты что же? – рассердилась на него Элиза. – Разве ты не был влюблен в неё все это время? Кто, скажи на милость, грозился, что уйдет на войну, если Кэнди не выйдет за него замуж?!
- Всё течет, все изменяется, - мечтательно изрек Нил, вытащив из петлицы белую фрезию, ранее принадлежащую Патриции О` Брайн. – Кэнди так мало обращала внимания на мои ухаживания за другими девушками… Но зато девушки начали обращать внимание на меня.
- Ты хочешь сказать, что передумал? – спросила Элиза, не веря своим ушам. – Для кого же я тогда старалась?! Кому были нужны мои дерзкие замыслы и коварные планы…
- Откровенно говоря, сестренка, - сказал Нил, любуясь фрезией, - я думаю, что планы по завоеванию Кэнди нужны были в первую очередь тебе. Ты ведь знала, как сильно она не хочет выходить за меня замуж. Я бы сказал тебе раньше, что это нежелание стало обоюдным, но ты нашла бы какой-нибудь другой повод снова зациклиться на Кэнди, а она, бедняжка, и так многое пережила. Мне кажется, что она ничего никому не рассказывает из суеверного страха, что все может сорваться в последний момент из-за какого-нибудь очередного крутого романтического поворота или по милости доброжелателей, вроде тебя.
- Ах, вот как! – топнула ножкой Элиза. – Ну и черт с вами со всеми! Я докажу, что мне наплевать на Кэнди! Прямо сейчас уеду домой и забуду о том, что она вообще когда-либо существовала!
- Лучше поговори с ней, - неожиданно предложил Нил. – Я уже понял, что друзья никогда не оказывали на неё особого влияния. Она руководила ими, как хотела. Но с тобой всё иначе. Только тебе удавалось вынуждать её поступать по-твоему.
Эти слова брата некоторым образом компенсировали обиду, нанесенную самолюбию Элизы.
- Что ж, - сказала она, вздернув подбородок. – Я пойду и выскажу нашей бедняжке всё, что о ней думаю. А потом забуду о её существовании, как и собиралась!

Кэнди нашлась в кабинете мистер Уильяма, без видимых причин рыдающей над пролитыми чернилами. Как будто она решила отмыть слезами ковер…
- Слушай, ты! – начала Элиза с места в карьер. - Меня ДОСТАЛА твоя ужасная привычка по любому поводу привлекать внимание к своей персоне!
- НИЧЕГО ПОДОБНОГО! – охрипшим от слез голосом проорала Кэнди. – МНЕ НАПЛЕВАТЬ НА ЧУЖОЕ МНЕНИЕ!
- О, это заметно! - подхватила Элиза, всплеснув руками. - Ты ведь многое пережила, бедняжка!
- УЙДИ! – крикнула Кэнди, швырнув в Элизу первым, что попалось под руку.
Элиза проследила полет бронзовой статуэтки орла над своей головой и заметила с ноткой удивления в голосе:
- Ты могла меня убить.
- Ну и ПРЕКРАСНО! – с безумной улыбочкой воскликнула Кэнди. – Меня посадили бы в тюрьму за убийство! И не было бы этой дурацкой свадьбы!
- Гм, вот как, - пробормотала Элиза, чувствуя, что истина где-то рядом. – Значит, ты не хочешь замуж?
- НЕТ, КОНЕЧНО! – заявила Кэнди. – У МЕНЯ И ТАК ПОЛНО ДЕЛ!
- Тогда, зачем же ты объявила о свадьбе? – развела руками Элиза.
- ЧТОБЫ ТЫ СПРОСИЛА!!!
В Элизу полетела массивная точилка для карандашей.
- Ну, мне-то все равно, - пожала плечами Элиза, сделав вид, что собирается уходить. – Я пришла сюда только из-за брата.
- КАК БУДТО ЕМУ НЕ ВСЁ РАВНО! – выпалила Кэнди и зашлась в новом приступе рыданий.
- Минуточку, - нахмурилась Элиза. - А почему тебя это расстраивает? Ты же никогда не…
- НИКОГДА! – подтвердила Кэнди, яростно сверкнув глазами. – НИКОГДА Я НЕ ВЫЙДУ ЗА ЧЕЛОВЕКА, КОТОРЫЙ ВСЁ ВРЕМЯ ФЛИРТУЕТ С ДРУГИМИ ДЕВУШКАМИ У МЕНЯ НА ГЛАЗАХ! ТАК ЕМУ И ПЕРЕДАЙ! Свадьба отменяется, - заключила она неожиданно спокойным тоном, поднимаясь с колен, – но я могу достать слабительного, чтобы ты подсыпала его в торт и угостила им этого негодяя, этого мерзавца, этого обманщика…
- Какой ужас, - прошептала Элиза, осознав, что её изящные интриги и дьявольски коварные планы увенчались успехом. – А я-то думала, что Нил здесь совершенно ни при чем…
- Угу, - кивнула Кэнди, - я и хотела, чтобы ты так думала, когда пару месяцев назад попросила его никому ничего не рассказывать.
- Ну и нахальство! – возмутилась Элиза, потрясенная тем, что целых два месяца Нил морочил ей голову.
- Не говори, - шмыгнула носом Кэнди. – Я ведь не просила его ходить на свидания с моими подругами и делать вид, что он забыл про нашу свадьбу!
Элиза покачала головой. В кое-то веки Кэнди сдалась и сполна оправдала её ожидания, однако победа оказалась ничуть не триумфальной. А всё из-за Нила! Ну, что за капризный мальчишка?! Вообразил, что больше не хочет жениться на Кэнди! И не решился сам ей об этом сказать…
- Да он меня просто использовал! – воскликнула мисс Леган, топнув ножкой. – Я этого так не оставлю! Сейчас же вытри слезы и приведи себя в порядок, Кэндис!
- Зачем? – хмуро спросила Кэнди, уже смирившаяся с отменой свадьбы.
Элиза ей улыбнулась.
- Мы что-нибудь придумаем.

Свадьбу все-таки пришлось отменить. Но поскольку Элиза взяла на себя руководство процессом, Кэнди удалось избежать расспросов. Приглашенные собрались на ужин в особняке Эндри, где им было объявлено, что жениха задержали дела, но вот уже два часа, как от него пришла телеграмма, в которой сообщалось, что он на пути в Чикаго. Элиза внимательно следила за выражением лица брата, но тот ничем себя не выдал. Он был слишком поглощен флиртом со своими соседками по столу. Элиза в отместку все-таки подсыпала ему тот порошок, который получила от Кэнди. Пустячок, а приятно! Нил вскоре после ужина покинул женский цветник с весьма и весьма обеспокоенным выражением лица. Позже об этом происшествии узнала Кэнди, которая скрывалась в своей спальне под предлогом недомогания. Элиза и не подозревала, что она умеет так злорадно хохотать.

На следующий день за завтраком Нил сделал Элизе один намек, касающийся медицинских препаратов, которые он не хотел бы видеть в своей пище. Он был настроен беззлобно, однако напоследок посоветовал сестре принять к сведению, что у него тоже есть знакомые медсестры. Элиза горячо оправдывалась, наблюдая за тем, как он пьет чай с новой порцией порошка. Затем она с гордостью объявила, что выяснила, за кого Кэнди выходит замуж, и в ответ на вопросительный взгляд брата указала глазами на тот угол, в котором продолжали предаваться воспоминаниям о старых временах Терри, мистер Уильям и кузен Арчи.
Нил нахмурился.
- Подожди, - сказал он, отставив чай, - но при чем здесь они? Кэнди давно забыла Гранчестера, а к нашему кузену и дядюшке питает исключительно дружеские чувства.
- О, всё не так просто, - улыбнулась Элиза. – Она получила предложение руки и сердца от каждого из них! Однако до сих пор не решила, кого предпочитает.
Нил подпрыгнул на месте.
- Ты же знаешь, какая Кэнди добрая, - сладким голосом продолжала Элиза. - В этом вся её беда. Она запуталась в собственных чувствах и не может решить, кто ей действительно нравится, а кого она просто жалеет. Но я пообещала, что помогу ей во всем разобраться. Должна тебе признаться, мой фаворит – Гранчестер. Если она выберет его, то уедет жить в Нью-Йорк и, наконец, избавит нашу жизнь от своего утомительного присутствия.
- Ничего не понимаю, - пробормотал Нил, положив руку на живот. – Ты точно уверена, что дело обстоит именно так? Кэнди сама тебе об этом сказала?
- Не совсем, - уклончиво ответила Элиза. - Половину истории я узнала от самих женихов, которые не подозревают о существовании друг друга. Кэнди лишь сказала, что сама уже не понимает, как согласилась на предложение (а мы-то знаем, что их было несколько). В день свадьбы она чуть с ума не сошла, гадая, как выпутаться из этой ситуации, чтобы никого не обидеть. Ей очень повезло, что она доверилась именно мне, ведь я, как ты знаешь, специалист по закулисным интригам.
- Ерунда какая-то! – воскликнул Нил, поднимаясь из-за стола. – Кэнди не могла… Она никогда в жизни бы так не поступила!
Элиза изобразила печаль.
- Но ты ведь знаешь, сколько она пережила… Бедняжка!
- Бедняжка?! – возмутился Нил, но громкое урчание в животе было слишком тревожным сигналом, чтобы и дальше его игнорировать. – Ну, погоди, Элиза, дай мне только…
Как только он выбежал из столовой, Элиза направилась к троице «женихов».
- Могу я предложить вам небольшую свадебную авантюру, господа?

Мистер Уильям был на высоте. Из поездки в открытом экипаже Кэнди вернулась посвежевшая и румяная. Загадочный вид и молчание пары наводили на мысль, что они понимают друг друга без слов. Глаза девушки светились тихим счастьем, а дядюшка был само очарование. Элиза любовалась их пешей прогулкой по парку из окна гостиной и с нежностью влюбленного в свое искусство кукловода наблюдала за тем, как Нил шныряет среди кустов.
Арчи тоже не ударил в грязь лицом. Он фактически похитил Кэнди из-под носа дядюшки и отвез её в маленький романтичный ресторанчик на окраине. Элиза удостоверилась в том, что Нил последовал за ними, а затем всласть посмеялась над рассказом Кэнди, которая обнаружила шпиона. Поскольку в зале не было мест, Нилу пришлось вести наблюдение с дерева.
Терри был лучшим. Он весь вечер заставлял Кэнди смеяться, а она, несомненно, выглядела гораздо лучше, когда улыбалась. Домой они вернулись поздно, слегка навеселе, с рассказом о том, что их едва не арестовали за купание в фонтане, а потом уединились в гостиной, где просидели у камина до полуночи, предаваясь воспоминаниям о старых добрых временах.
Когда Элиза зашла пожелать Нилу спокойной ночи, от неё не укрылось, что он грыз ногти.
- Ну что, Кэнди определилась? – спросил он с притворным равнодушием.
Элиза ему подмигнула.
- Я только что была в гостиной! Думаю, скоро миссис Гранчестер уберется из города.

Утром слуги шептались о том, что кто-то расколотил в зимнем саду все горшки с бегониями, а за завтраком Элиза узнала, что Кэнди похищена, счастлива и выходит замуж нынче вечером в Лейквуде, куда её увез обезумевший от ревности жених. Друзья и родственники приглашения на церемонию не получили. Молодожены отправили всем одинаковые карточки с извинениями и съели свой свадебный торт в тихом и безопасном месте. Ну и нахалы…
Элиза рассказала своим сообщникам о том, что успела добавить в глазурь слабительного.
Она еще никогда не слышала, чтобы эти трое так злорадно хохотали.

«Дорогие мои подруги,
К сожалению, я не смогла пригласить вас на свадебную церемонию, но, я надеюсь, что вас немного утешит свадебный торт, который я отправляю вам…»

- Вы жестоки миссис Леган, - со смехом сказал Нил.
- Мне можно, - усмехнулась Кэнди, - я многое пережила!
- Но ведь они совсем ни при чем, это я вел себя ужасно…
- Да, пожалуй, ты прав, - улыбнулась Кэнди.

И подписала письмо так:

«… с самыми сердечными извинениями,
Миссис Леган».


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Еще не придумала
СообщениеДобавлено: 03 апр 2014, 00:58 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10848
Часть 9. Ностальгические


Изображение

Название: Пациентка
Рейтинг: G
Жанр: DRAMA

Обеденный перерыв закончился, но Кэнди не спешила возвращаться на рабочее место. Что-то такое стояло сегодня в воздухе… неясная дымка, сладковатый аромат листьев, бодрящий холодок. Кэнди задумчиво разглядывала узоры облаков на матово-голубом небесном холсте и прислушивалась к тишине, в которой ветер нашептывал свои тайны кронам деревьев.
«Странный день, - улыбнулась она, - ни тревог, ни беспокойства, такое чувство, что всё меняется само собой, а я могу просто смотреть и ни о чем не думать…»
- Кэнди! - окликнули её со стороны госпиталя. - Где ты ходишь? Тебя пациентка ждет!
- Кажется, сегодня все же придется кое о чем задуматься… - пробормотала Кэнди, поднимаясь со скамейки.
Давно ей не поручали пациентов из особой палаты. По слухам, её новая подопечная страдала воспалением хитрости. Во всяком случае, никому пока не удалось обнаружить у неё какие-либо видимые признаки иных заболеваний. Кэнди положила себе быть терпеливой, но в душе уже негодовала на особу, которая зря тратила драгоценное время врачей. Много повидала она богатых капризниц: большинство к симпатии не располагало.
Напустив на себя строгий вид «а ля Флэнни», Кэнди вошла в палату. Огромная кровать была пуста.
- Кто вы такая? – задали ей совершенно неожиданный вопрос.
- Медсестра, - растеряно ответила Кэнди, оглядывая пациентку.
Девушка, её ровесница, стояла у окна, скрестив руки на груди, и в свою очередь разглядывала Кэнди. Результатом осмотра она явно была недовольна. На её хорошеньком личике застыло едва ли не брезгливое выражение. Впрочем, Кэнди тоже была от неё не в восторге. Впечатление складывалось такое, что придется иметь дело с новой Элизой…
- Не помню, чтобы я вас вызывала, - протянула девушка. - Почему вы входите без стука?
- А почему вы не в постели? – парировала Кэнди. - Насколько я знаю, вы страдаете от жесточайшей головной боли…
- Это не ваше дело, - отрезала девушка и повернулась к окну.
- Очень даже мое, - возразила Кэнди, - я должна следить за тем, чтобы вы соблюдали предписания врачей. Сейчас же ложитесь! С такой головной болью, как у вас, можно ненароком потерять сознание, – не без иронии заключила она.
Однако девушка её будто не слышала. Внезапно она прижалась лбом к стеклу, что-то прошептала и без дальнейших увещеваний бегом кинулась к кровати. Кэнди в немом изумлении смотрела на холмик, в который превратилась её забравшаяся под одеяло пациентка.
- Уйдите, - глухо пробормотал холмик.
- Но… - Кэнди не знала, как ей быть, - мне надо замерить вам…
- Позже! Не сейчас! Уйдите! Ну, пожалуйста! – слезно умолял трясущийся холмик.
Кэнди пожала плечами и вышла в коридор. Может, её новая пациентка и правда больна? В определенном смысле…
- Это палата миссис Робчестер?
Вздрогнув, Кэнди обернулась. Перед ней был человек с чемоданом в руке. Его лицо закрывали шарф и надвинутая на лоб шляпа, но даже через узкую прорезь нетрудно было заметить, что он молод и красив. Светлые вьющиеся волосы, выразительные карие глаза…
- Мисс… - приятный тембр голоса. – Это палата…
- Да, да, - закивала Кэнди. – Вы её родственник?
- Муж, - коротко ответил молодой человек. – А вы её лечащая медсестра? Вас не затруднит пройти со мной в палату?
- Нет, но… - Кэнди пришлось выполнить его просьбу, поскольку он буквально втолкнул её внутрь.
- Здравствуй, дорогая, - с порога сказал он, - ну и чем же ты больна на сей раз? – этот вопрос он задал уже сидя в кресле напротив кровати.
Чемодан с грохотом опустился на пол. Кэнди взглянула на свою пациентку, та выглядела на удивление... плохо. Бледная, со спутанными волосами и несчастным взглядом, она откинулась на подушки.
- Милый… - слабо прошептала она, медленно протянув мужу руку.
- На что жалуется моя жена? – обратился к Кэнди мистер Робчестер.
Рука девушки безвольно упала на одеяло. В глазах показались слезы.
- На головную боль, - с сочувствием глядя на неё, ответила Кэнди.
- Головная боль, - раздельно выговорил мистер Робчестер. - Ты заставила меня бросить дела и проделать путь из Флориды в Чикаго из-за того, что у тебя… заболела голова?
Его голос был подобен зимней стуже. Неудивительно, что миссис Робчестер задрожала всем телом.
- П-почему ты так жесток? – трясущимися губами шептала она. – Я… я не видела тебя целую вечность… я думала, что умру… умру и никогда не увижу тебя снова…
Кэнди не могла предположить, что миссис Робчестер притворяется. Бедная девушка плакала, задыхалась, её лицо стало белым, как мел… но муж не дрогнул. Он барабанил пальцами по подлокотнику кресла и чего-то ждал, глядя на плачущую жену. Кэнди не могла поверить, что можно вот так, спокойно, выносить страдания любимого человека.
- Вообще-то, - начала она, прочистив горло, - у нас есть основания полагать, что ваша жена и впрямь серьезно больна, сэр.
- Вот как? – мистер Робчестер приподнялся в кресле, а его жена…
Она посмотрела на Кэнди. О, это был знакомый взгляд…
Кэнди подкатила к кровати тележку с лекарствами и начала изображать бурную деятельность. У неё из головы не шел образ: хрупкая, беззащитная девушка, бледная красавица с разметавшимися по подушке светлыми волосами. Её кроткий, умоляющий взгляд.
- Так вы говорите… - с беспокойством в голосе начал мистер Робчестер.
- Да, - кивнула Кэнди, вскрыв баночку с витаминами. – У неё плохие анализы. Пока не известно, в чем дело, но врачи рекомендуют перемену климата. Побольше солнца и морской воздух. Примите вот это… - девушка, глотая слезы, покорно взяла таблетку.
- О, Бетти, прости меня, - прошептал её муж.
Через мгновение она уже тихо всхлипывала, прижавшись щекой к его плечу.
- Хочешь, я возьму тебя с собой во Флориду? Там есть хорошая клиника… я смогу навещать тебя каждый день… ну, Бетти, милая, не плачь… всё будет хорошо, обещаю…
Бетти обняла своего мужа за шею и, зажмурившись, улыбнулась. Кэнди мельком взглянула на неё и бесшумно вышла из палаты.

Этой пациентке она была уже не нужна.








Для тех, у кого остались вопросы
Кэнди вышла из кабинета лечащего врача Бетти Робчестер в замешательстве. Удивительным образом она только что получила нагоняй и похвалу за один и тот же поступок.
«Ложь во спасение», практикуемая в медицине, не годилась для случая Бетти, как она теперь знала. Потому что одно дело лгать пациентам, чье здоровье под угрозой, и совсем другое вводить в заблуждение родственников, которые могут подать в суд за обман.
К счастью, мистер Робчестер не потребовал подтверждения словам Кэнди, а во Флориде жил доктор Клайс, на которого можно было рассчитывать в таком деликатном деле. Но…
Кэнди пришлось признать, что при менее удачном стечении обстоятельств она могла навлечь серьезные неприятности не только на себя, но и на своего руководителя, и даже на госпиталь, репутация которого пострадала бы неизбежно в случае скандала. Однако за извинениями и общанием впредь не обманывать родственников пациентов, неожиданно последовали такие слова…
- Вы себе не представляете, мисс Уайт, от какой головной боли вы нас избавили! Миссис Робчестер дочь одного очень влиятельного человека. Если бы справиться о её здоровье, пришел отец… я просто не знаю, что нам пришлось бы ему сказать! Мы не могли уличить его дочь в симуляции, не могли поставить ей ложный диагноз. И, судя по тому, что вы рассказали, не могли её лечить, поскольку заболеваниями такого рода занимается специалист особого профиля. Сомневаюсь, что отец миссис Робчестер, счел бы такое медицинское заключение… удовлетворительным.
Путь домой лежал через длинную аллею, окрашенную в пурпур заходящим солнцем.
- Так я правильно поступила или нет? – вслух размышляла Кэнди.
Словно в ответ на эту мысль, в конце аллеи показался дорогой автомобиль. Из него вышел молодой мужчина и направился прямиком к ней.
Мистер Робчестер.
Без шляпы и прочего камуфляжа. Он мог бы работать актером. Наверное. С такой-то улыбкой!
- Мисс Уайт, а я вас преследую, - жизнерадостно объявил он и указал на скамейку, - давайте присядем, мне надо поговорить с вами о том, что случилось в госпитале.
Кэнди присела на краешек скамьи.
- Что-то не так с вашей женой? – осторожно спросила она.
Если он раскусил обман, то почему улыбается и смотрит так… приветливо?
- Не волнуйтесь, с Бетти всё в порядке, - отмахнулся мистер Робчестер, - в данный момент меня больше беспокоите вы, мисс Уайт.
- Я? – удивилась Кэнди.
- Конечно, вы, - мистер Робчестер озорно улыбнулся, - вряд ли начальник похвалил вас за то, что вы меня обманули.
- Так вы знаете, – Кэнди почувствовала, что краснеет, - Простите, сэр, я…
- Не надо извинений, - он накрыл её руку своей, в черной перчатке, - Это мне следует оправдываться. Наверное, вы подумали, что я бессердечный. Ну, признайтесь, подумали?
Кэнди вернула ему улыбку, чувствуя неловкость от того, что сидит в общественном месте наедине с чужим мужем. Все-таки они были почти ровесниками…
- Я хотел убедиться, что у вас не возникло проблем из-за нас с Бетт. Ну и сказать вам спасибо. Характер своей жены я знаю. Другая на вашем месте выдала бы её с головой, да еще стала бы вешаться мне на шею. Простите, что говорю вам это, но… слишком часто мне приходилось сталкиваться с подобным. А вы, мисс Уайт, меня просто поразили. Когда я увидел, что Бетт вызвала сочувствие у абсолютно незнакомого человека, мне стало по-настоящему стыдно.
- Это хорошо, - неуверенно сказала Кэнди, - но, честно признаться, я до сих пор не знаю, правильно ли поступила… мне нельзя было обманывать.
- Нельзя, - задумчиво согласился мистер Робчестер, - а знаете, что еще нельзя было делать? Скромному конторскому служащему нельзя было влюбляться в дочь своего босса, нельзя было тайком ухаживать за ней и делать ей предложение. Видите ли, мисс Уайт, они были слишком разными. Воспитание, положение в обществе, взгляды на жизнь, у них не было абсолютно ничего общего, кроме, конечно, чувств, которые быстро стали взаимными. Их брак был чистым безумием.

Как-то ночью он её похитил, и они обвенчались в маленькой деревенской церкви. Неизвестно, как сложилась бы их дальнейшая судьба, если бы отец новобрачной не сменил гнев на милость. Молодые супруги были приняты, прощены, их жизнь обещала стать счастливой и безбедной. Увы, со временем не изменилось лишь последнее. Много преград к счастью создавал отец молодой жены, но нельзя сказать, что и сами супруги во всех случаях поступали правильно. Для бывшего служащего конторы стало невероятно важным доказать себе и окружающим, что он на многое способен и без денег своей жены. Не знаю, поймете ли вы его, мисс Уайт. Надо быть мужчиной, чтобы так мыслить. Надеюсь, что вы по-крайней мере сможете такого человека простить. Потому что сам он уже давно не знает, правильно ли поступил, женившись на девушке, которую делает несчастной своим тщеславием... Пару лет назад я начал своё дело во Флориде. До сегодняшнего дня мне приходилось разрываться между чувством собственного достоинства и любовью к жене. Но сегодня вы выдали мне прекрасный повод забрать жену из Чикаго, где на неё постоянно давят люди, которым не по нраву наш брак. Легко они её, конечно, не отпустят, но мы уж как-нибудь постараемся убедить их, что со здоровьем шутить нельзя.
Мистер Робчестер подмигнул Кэнди и благодарно сжал её руку.
- Сердце считать не умеет, мисс Уайт. Сегодня я могу дать вам ответ на вопрос, правильно ли вы поступили, но иногда, для того, чтобы это узнать, требуется целая жизнь. Вот моя карточка на случай, если вы соберетесь провести отпуск во Флориде. Удачи!

Осенний парк медленно тускнел в последних лучах заката.

Проводив взглядом мистера Робчестера, Кэнди смущенно улыбнулась: «Повезло же тебе, Бетти».

Конец.




Изображение

Название: Хранители
Рейтинг: G
Жанр: ничего особенного. Просто захотелось совершить маленькое путешествие во времени.

До ушей любопытной девочки, которая вышла прогуляться по саду в погожий летний денек, доносилось натужное кряхтение. Клетчатая кепка мелькала над розовыми кустами: вверх-вниз, вверх-вниз!
«Господи, Стир, - смущенно улыбнулась Кэнди, - ты что там делаешь?»
Наконец, показалось раскрасневшееся лицо старшего Корнуэлла.
- Кэнди! – ахнул Стир, ловя на лету упавшие очки, - А что ты здесь…
Вдруг он понимающе усмехнулся.
- Опять сбежала от тетушки.
- Ну… - Кэнди окинула небеса невинным взглядом, - В общем-то, да! – призналась она со смехом. – Предки Эндри показались мне настолько замечательными людьми, что я решила разыскать их потомков. Одного уже нашла!
- Алистир Корнуэлл к вашим услугам, - чинно представился Стир, склонившись в поклоне и уронив свои очки в розовый куст.
- Давай помогу! – Кэнди торопливо подошла, вытащила очки из колючих стеблей и как бы невзначай заглянула за куст.
- Яма! Стир, ты зачем выкопал яму в розах Энтони?!
- Тише, Кэнди, пожалуйста, - зашептал Стир, воровато оглядываясь, - Я её закопаю. Потом.
Кэнди критически оглядела яму, Стира, его грязные руки и, пожав плечами, приладила очки на положенное место.
- Не понимаю! Зачем раскапывал, если собираешься закопать? Или… Стир! Уж не собирался ли ты что-нибудь спрятать?
- Собирался, - вздохнул Стир, - но это был секрет.
Кэнди заискивающе улыбнулась.
- Я никому не скажу, - пообещала она, перебираясь через кусты, - ой, да ведь там же нет ничего!
- Конечно, - рассмеялся Стир, - я только что закончил копать и еще ничего не положил. Взгляни-ка на это, Кэнди, - сказал он с гордостью и выудил из кармана продолговатый металлический цилиндр размером с небольшой кабачок.
- Какая симпатичная… - неуверенно начала Кэнди, - блестящая … мм… штуковина.
Стир подмигнул ей и начал раскручивать цилиндр так, что вскоре тот разделился на две половинки, а внутри обнаружилась полость.
- Это капсула времени! – объявил изобретатель. - Нравится? Я придумал её вчера, когда прочел в одной книге про послание в бутылке. Видишь, какая она прочная? Не то что стекло! Осталось только закопать её, чтобы спустя много лет потомки нашли мое послание.
- Стир, это гениально, - восхитилась Кэнди, - но… она же пустая…
- Ну, да, - Стир отвел глаза и едва заметно покраснел, - я как раз собирался положить туда записку.
Он пошарил в карманах и вытащил мятый листочек. Кэнди деликатно отвернулась. Мало ли что Стир там написал? Может, что-то личное.
Кэнди задумалась о том, что написала бы своим потомкам, и тут настал её черед краснеть, потому что среди белых роз она не могла думать ни о чем другом, кроме своей нежной дружбы с мальчиком, чьи руки их вырастили.
«Энтони, - улыбнулась Кэнди, - конечно же, я написала бы про тебя.»
Тут на ум замечтавшейся девочке пришли выдержки из родословной Эндри: мистер такой-то основал банк, мистер растакой-то участвовал в сражении и получил орден! Кэнди закусила губу. Потомки! Кем они будут, её потомки? Что такого особенного, важного, значительного, она может им поведать?
- Стир, послушай, а не мог бы ты подождать? Я тоже хочу написать послание, но мне надо подумать…
Когда это Стир ей отказывал? Такого еще не бывало! Кэнди забралась на дерево, захватив с собой писчие принадлежности, и до самого заката сочиняла послание, в котором…
- Клин! – Кэнди рассмеялась, увидев чернильные отпечатки лап енота на повести о жизни мисс Кэндис Уайт Эндри. – Теперь потомки узнают, каким ты был непослушным!
Клин, кажется, был вполне доволен тем, что оставил свой след в послании к потомкам. Он навострил ушки и склонил голову на бок, прислушиваясь к голосу Кэнди. Она выгодно отличалась от всех известных ему двуногих и звучала почти также хорошо, как рыбка, что плещется в реке. Испачканные чернилами пальцы почесали Клина за ухом.
- Эх, ладно! Всё равно нет времени переписывать начисто…
Кэнди поспешила к месту встречи, опасаясь как бы опоздание на ужин не лишило тетушку Элрой скромных запасов терпения. Однако раньше неё прибыли еще несколько человек, и Стира среди них не было.
Арчи сидел на краю ямы и хохотал в голос, а Энтони… Он смотрел на Кэнди и улыбался. Девочка сжала в руке послание: для потомков ли оно предназначалось?
- Иди сюда, Кэнди, - тихо позвал Энтони. – Стир рассказал нам о капсуле. Мы тоже захотели положить в неё что-нибудь своё.
- Но теперь не знаем, как быть, вот с этим… - смеясь, добавил Арчи.
Кэнди смешалась на несколько мгновений. Энтони набросил свой плащ ей на плечи и теперь возился с застежкой. Она ощущала тепло его дыхания и нежный аромат цветов.
- Вы – сумасшедшие! Я буду на вас жаловаться! – раздался плаксивый голос.
Кэнди не могла поверить своим глазам: на дне ямы, поджав колени к груди, сидел…
- Нил? Ой, Нил, как же ты туда попал?!
- Он шпионил за Стиром, - весело пояснил Арчи. – Я предложил его закопать. Уверен, потомки нас простят.
- Глупости! – возмутилась Кэнди. – Надо его вытащить!
- Стир уже пошел за лестницей, - поскучнел Арчи.
Видя, что Нил продрог, Кэнди без раздумий сняла с себя плащ Энтони и опустила его в яму. Юный мистер Леган, ворча, отмахнулся от помощи. Плащ упал в грязь.
- Горбатого могила исправит, - сыронизировал Арчи.
Кэнди виновато взглянула на Энтони, но тот улыбнулся. Чуточку менее скромная девочка прочла бы в его глазах восхищение. Кэнди видела лишь то, что Энтони не сердится из-за плаща, зато Арчи проявил большую проницательность.
- О чем ты написал потомкам, кузен? – прищурившись, спросил он.
- А ты? – не растерялся Энтони.
Арчи хмыкнул.
- Я написал, что в жизни я гораздо красивее, чем на портрете.
Кэнди и Энтони дружно засмеялись.
- Что? – смущенно улыбнулся Арчи. – Вопиющая историческая несправедливость! Потомки должны знать, что между мной и тем худосочным парнем с портрета нет почти ничего общего. Правда, я написал еще кое-что…
Он бросил лукавый взгляд в сторону Кэнди.
- А вот и Стир! – заметил Энтони, указав на приближающуюся фигуру.
- Подвинься, Леган, - скомандовал Арчи, помогая брату с лестницей.
- Не забудь плащ, - напомнила Кэнди, но юный мистер Леган её проигнорировал.
Грязный и мокрый от вечерней росы, он выбрался из ямы.
- Вы… – начал он злобно.
- Секундочку, - поднял руку Стир, - прежде чем ты пойдешь ябедничать, скажи, ты хотел бы отправить послание в будущее?
Выслушав объяснения, Нил задумался. Наябедничать мадам Элрой – дело нехитрое, а вот рассказать про своих обидчиков потомкам – месть совершенно иного масштаба.
Кэнди одолжила ему писчие принадлежности и собралась было достать со дна ямы плащ, но Энтони её остановил.
- Оставь, - шепнул он с улыбкой, взяв её за руку, - я хочу, чтобы потомки сами догадались, как он там оказался.
- Стир, вот скажи, а что если Кэнди не узнала бы про твой секрет? – спросил Арчи, подтрунивая над братом.
Стир, недоумевая, развел руками.
- Эх, ты, изобретатель! – рассмеялся Арчи. - Как, по-твоему, наши потомки узнали бы, что капсула зарыта здесь?
- От меня, наверное, - пробормотал Стир, почесав затылок, - ну или сами стали бы копать…
- В моем саду?! – возмутился Энтони.
- Теперь от кого-то из нас они точно узнают про капсулу, - примирительно заметила Кэнди.
- А если вы все умрете? – последовал вопрос, заставивший ребят вздрогнуть.
- Что ты такое говоришь, Нил?! – воскликнула Кэнди.
- Он прав, - Энтони сжал её руку. – Все люди умирают рано или поздно. Давайте, поступим так… если со временем кого-то из нас не станет, тайну капсулы вместо него будет хранить другой человек. Тогда хранителей всегда будет четверо.
- Пятеро, - поправил Нил, протянув Стиру плотно исписанный листок бумаги, - я-то умирать не собираюсь.
- Вечно будешь жить? – хохотнул Арчи. – Как вампир? Кэнди, держись от него подальше! Известно, что вампиры всегда нападают на самых хорошеньких девушек.
Нил удалился с гордо поднятой головой под звуки всеобщего веселья. Он тешил себя мыслью, что потомки, несомненно, оценят красочные эпитеты, которыми он наградил современников.
- Кэнди, тебе грустно? – спросил Энтони по дороге к особняку, где ребят давно поджидала тетушка Элрой. – Ты расстроилась из-за того, что Нил сказал?
Девочка кивнула, оглянувшись на братьев, которые задержались в розарии, чтобы закопать яму. Громкий смех Арчи, добродушное ворчание Стира…
- Не бойся, - решительно сказал Энтони, тронув её за плечо, - хочешь, я расскажу тебе, о чем написал?
- Наверное, про свою маму? – смущенно предположила Кэнди.
Улыбка скользнула по губам Энтони.
- Да, но не только про неё… - он остановился и, наклонившись к девочке, прошептал ей на ухо несколько слов.
Сердце Кэнди учащенно забилось.
- Я тоже! – воскликнула она радостно. – Я тоже написала про тебя, Энтони!
Мальчик распахнул объятия и со смехом прижал её к себе.
- Сдается мне, Стир, у этих двоих будут общие потомки, - послышался насмешливый голос Арчи, - если, конечно, тетушка нас не убьет за то, что мы опоздали на ужин …
Кэнди смущенно отпрянула, но Энтони удержал её подле себя. Братья Корнуэлы, посмеиваясь, прошли мимо. Кэнди прижалась к мальчику, которого любила так сильно, что готова была кричать о своих чувствах сквозь время. Но скрепляющее сердца молчание заменило им слова. Последний месяц лета медленно растаял в сумерках.
Кэнди спрятала личико от холодного дыхания осени у Энтони на плече, а тот с немым восторгом наблюдал за тем, как в небе зажигаются первые звезды. Глядя на них, он чувствовал бодрящую прохладу вечерней росы и бесконечную нежность розовых лепестков.
- Энтони…

На него смотрели зеленые глаза, с заключенной в них вечностью. Глаза принадлежали женщине, которая стояла перед особняком Эндри. Дождь лил не переставая, стекая с козырька прямо на край её плаща. Высокий худощавый мужчина, некоторое время наблюдавший за ней из окна, вышел на улицу и раскрыл над её головой зонт.
- Спасибо, Арчи, - ровным голосом сказала женщина, не отрывая глаз от розового сада.
Мужчина вздохнул и мельком взглянул на часы.
- Кэнди, через полчаса начнется… надо ехать.
Из дверей особняка вышел второй мужчина, слегка располневший, с усами, как у МаркаТвена, и зажженной сигарой в зубах.
- Бросал бы ты курить, Нил, - заметила ему женщина, поморщившись от дыма.
- Всенепременно, - буркнул мужчина, вставая под зонт, - как только ты станешь моей женой, я буду неукоснительно следовать всем твоим рекомендациям.
- Думаю, твоя нынешняя жена будет против, - с усмешкой заметил мужчина больше известный, как Арчибальт Корнуэл, успешный предприниматель и политик.
- Да, - вздохнул его кузен, Даниэль Леган, - муж Кэнди, вероятно, тоже не поймет. Значит, буду курить дальше, в свое удовольствие.
- Как вы думаете, она еще там? – внезапно спросила женщина, напряженно вглядываясь в пелену дождя.
Мужчины удивленно переглянулись.
- Капсула, - пояснила женщина, - та, которую мы закопали.
- Ммм… - не сразу нашелся мистер Корнуэлл, - возможно… но… ты же знаешь, как бывало с изобретениями Стира.
Мистер Леган воздел глаза к небесам.
- Только не говори, что ты решила выкопать её сейчас. В проливной дождь!
- Когда я узнала, что тетушки не стало, - начала женщина срывающимся голосом, - мне почему-то вспомнилась эта капсула… и я почувствовала стыд… знаете, я ни слова не написала про тетушку в том послании, а ведь она…
Женщина прикрыла глаза и смахнула слезы.
- Кэнди, - одновременно позвали мужчины.
- Мы можем закопать еще одну, - со слабой улыбкой заметил Арчибальт.
- Мы можем поехать, наконец, на похороны, - возразил Даниэль, - помнится, тетушка очень ценила пунктуальность.
Женщина не смогла сдержать улыбку: суровая дама ожила в её воспоминаниях.
- А вы кому-нибудь рассказали? Про капсулу? Мы же договаривались, что если один из хранителей уйдет, его место должен занять другой.
- Очень вовремя ты об этом вспомнила, Кэнди, - проворчал мистер Леган, выудив из кармана новую сигару. – Может, еще вспомнишь, как Элиза поклялась, что уйдет в монастырь, если общество признает в тебе леди? Я все жду, чтобы кто-нибудь ей напомнил!
- Я не рассказал, - покачал седеющей головой мистер Корнуэлл, - забыл…
Женщина распрямила плечи и упрямо вздернула курносый нос с редкими, но вполне заметными веснушками.
- Я расскажу мистеру Уильяму, - деловым тоном заявила она, - а ты, Арчи, будь добр, расскажи своему сыну, когда придет время.
Тряхнув волосами, женщина сбежала по ступеням к подъехавшему автомобилю. Мужчины молча смотрели ей вслед. Мистер Леган выпустил густое облако сигарного дыма, сквозь которое его прищуренные глаза с трудом различили силуэт девочки.
- Кэнди…

Глаза мальчика искали её, но подъездная аллея была пуста. Мальчик, с ног до головы потный и грязный, устало облокотился на ручку лопаты. Жара стояла адская. Старик сидел в тени на скамеечке и раскуривал седьмую по счету сигару.
- Копай, копай, Стир, - сурово сказал он.
- Дядя Нил, - с тоской в голосе начал мальчик, - а ты уверен, что эта штуковина всё еще здесь? Может, она уже давно развалилась, ну или разложилась…
- Сам ты разложился, - фыркнул старик, - копай давай!
Мальчик едва различал брюзжание старого дядюшки. Пот градом лился с его лица, полуденное солнце жарило макушку, которая мелькала над розовыми кустами: вверх-вниз, вверх-вниз. Наконец, черенок лопаты ударил во что-то твердое. С отнюдь не старческой прытью, дядюшка Нил подбежал к яме.
- Молодец, Стир! Мы её нашли! – заключил он, хлопнув племянника по плечу.
От неожиданности мальчик не удержался на ногах и кубарем свалился в яму.
- Дядя Нил, ты спятил, - без обиняков сообщил он, потирая ушибленную коленку.
- Я, может, и спятил, но в яме сидишь ты, - хохотнул вредный дядюшка, - ладно, жди, сейчас принесу лестницу.
Стир присел на корточки, обняв руками колени. Овальный металлический предмет, побуревший от времени, оставался для него загадкой. Старый дядюшка Леган, может, и не дружил с головой, но Стир имел свои мотивы, чтобы проводить у него вторые летние каникулы подряд. Он со вздохом оглядел свой некогда нарядный костюм: брюки уже ничто не спасет, рубашка в двух местах порвана, шарф превратился в мокрую тряпку.
Да-а, не в таком виде мальчик его возраста мечтает встретить девочку, которая ему нравится, впервые после долгой разлуки.
Стир обреченно плюхнулся на землю, и тут что-то острое воткнулось бедолаге прямо в мягкое место. Ругаясь по чем зря, мальчик нащупал в рыхлой земле нечто маленькое и твердое. С изумлением он поднес к глазам розу – отлично сохранившуюся серебряную розочку с крошечными искрящимися камешками на лепестках. В этот момент раздался глухой удар: нижняя ступенька лестницы опустилась Стиру на голову.
- Капсулу, капсулу не забудь, - взволнованно твердил дядюшка, будто и не заметив того, что едва не пришиб племянника.
Стир, кряхтя и постанывая, выбрался из ямы и вручил старику «капсулу». После чего тот надолго удалился в свой кабинет.
Стир сидел на подоконнике в своей комнате и любовался находкой, которую добросовестно отмыл и почистил. Он уже придумал, как ею распорядится. Конечно, Лейквуд славится своими розами, но, в конце концов, ни одна девочка не устоит перед возможностью украсить себя невянущим цветком. Внезапно Стир различил какие-то странные звуки. Доносились они из кабинета дядюшки Нила.
Любопытный мальчик по-кошачьи подкрался к кабинету и заглянул в приоткрытую дверь. Его глаза расширились от удивления. Старый дядюшка Нил бил кулаком по столу, на котором лежали какие-то ветхие листы бумаги. Второй рукой он зажимал себе рот, сдерживая глухие, прерывистые рыдания. Стир ничего не понимал, но видеть дядюшку в таком состоянии ему было очень тяжело.
- Дядя Нил… - позвал он, робея перед горем взрослого.
Старик отвернулся и быстро вытер слезы.
- Чего тебе, Стир? – спросил он своим обычным, брюзгливым тоном.
- Я хотел вам кое-что показать, - начал мальчик, на ходу подыскивая слова, - я нашел это в яме…
Он протянул дядюшке ладонь, с лежащей на ней серебряной розой.
- Можно я подарю эту брошку Кэнди?
Напряженно сдвинутые брови старика вдруг разошлись, лицо смягчилось, а в глазах появилось какое-то странное, незнакомое Стиру выражение.
- Да, конечно, - прошептал он с улыбкой, накрыв гладкую ладошку мальчика своей, морщинистой и темной, - подари её Кэнди.

Изображение

Автор: Limonova
Название: Круги на воде
Рейтинг: G
Жанр: DRAMA
Рисунки, стихи, вдохновение: Ромашка_Lo

Изображение

Самые сладкие сны рождаются в полдень, когда спрячешься от жаркого солнца в тени деревьев на берегу тихого, всеми забытого пруда. Сюжет ускользает, глаза закрываются и книга сама собой падает из руки. Безмятежный покой, этот дар природы, снисходит на человека… если, конечно, кто-нибудь не разбудит его … своим топаньем… и шумным ворчанием… и прелестным видом.
- Нельзя, нельзя, нельзя, - бормотала она, раздвигая ветки, - того нельзя, этого нельзя… как же мне надоели эти бесконечные запреты! Человеку надо остаться в одиночестве, чтобы его хоть ненадолго оставили в покое!
Наконец, она заметила пруд. Личико разгладилось, на губах появилась восхищенная улыбка.
- Ах, какая красота! Ну и везет же мне сегодня…
Он облокотился на руку и приготовился к любимому спектаклю. Мисс Кэндис Уайт Эндри в роли самой себя, он – человек-невидимка и по совместительству единственный зритель.
Сбросив сандалии, она попробовала ножкой воду и лукаво огляделась.
- Сегодня, - объявила она торжественно, - я устраиваю праздник, дамы и господа! С настоящей минуты и до вечерней молитвы нам всё разрешено и всё позволено!
«Любопытно, - усмехнулся он, - и чем же мы займемся?»
- Вот так-то, сестра Грей, - решительно заключила она и начала скидывать с себя одежду.
«Ну, это мы уже проходили, - подумал он, еле сдерживая смех, - урок натурализма от мисс Кэндис Уайт Эндри!»
Несмотря на праздник вседозволенности, ему всё-таки пришлось отвернуться. Девушка-тарзан, похоже, ничего в этой жизни не делала наполовину.
Раздался шумный всплеск.
- Господи, как же хорошо! – воскликнула она, кружась в чистой до прозрачности зеленоватой воде. - Интересно, а Терри знает, что рядом с его домом есть такой чудесный прудик?
«О, да, Терри знает… вот только Терри не знал, что в нём водятся золотые рыбки…»
Боковым зрением он видел, что она смотрит в его сторону, точнее в сторону виллы, и очень живо себе представлял, что будет, если мисс Ты-несносный-мальчишка его сейчас застукает. Но…
- Ему бы здесь очень понравилось!
…как, скажите на милость, тут удержаться?
- Гм… кажется, у меня стало меньше веснушек.
«Правда?» – он не удержался.
О, если бы можно было… запечатлеть её такой, задумчиво склонившей голову над природным зеркалом, с плавучими кончиками золотистых прядей и бликами полуденного солнца на плечах, среди кувшинок, стрекоз и ряски… юную… чистую… невыносимо прекрасную…
«Где ваше благоразумие, мистер Гранчестер?»
Юная нимфа пела, плескалась, плавала на спине, размышляла вслух, он же смотрел на расходящиеся по воде круги. Что-то переполняло его изнутри. Чувство, которому придумано множество красивых названий, не передающих и половину того, что он испытывал теперь…

«Терри!» - от звуков этого голоса он вздрогнул всем телом.
Сухо заскрипели колеса инвалидного кресла. На его плечо опустилась невесомая ладонь.
- Ты задремал… попалась скучная книга?
Захлопнув томик Шекспира, он ответил что-то невпопад и направился в библиотеку, где снова открыл последнюю страницу и перечитал написанное.
Ох, уж эта привычка писать в книгах…
Он прислонился лбом к оконному стеклу и закрыл глаза, ощущая, как маленькие волны продолжают бежать друг за другом: «Пощады…»


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Еще не придумала
СообщениеДобавлено: 03 апр 2014, 01:45 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10848
Часть 10. Фикрайтерские.

Название: "Галиматья"


В понедельник Кенди вышла замуж за Нила, тот покорил её своей смуглой кожей и фирменным обаянием Леганов, в котором возмутительная дерзость и ошеломляющая настойчивость сочетались с удивительной ранимостью. Препятствий им никто не чинил, что было весьма необычно для Кенди с её вечными любовными неудачами. Может быть, в этом и был главный козырь жениха – невесте оставалось только упасть в его объятия, что она и сделала, когда убедилась, что заниматься воспитанием скверных мальчишек ей по душе. Они очень весело проводили время, пока…

Не наступили вторник и среда, дни, когда Терри женился на Кенди. Трижды. В первом случае Сюзанна освободила его сознательно, во втором просто скончалась , в третьем вообще не фигурировала, поскольку то, что Терри бросит её рано или поздно казалось само собой разумеющимся. Итак, Кенди и Терри снова были вместе, как два мотылька, опаленные пламенем жизни, летающие близь огненного цветка страсти, сгорающие от желания быть вместе, преодолевшие паутину сомнений и все капканы судьбы. Трижды. На бис. Ура. Но то было в среду…

А в четверг Кенди стала женой главы клана Эндри, что было вполне ожидаемо, поскольку не было другого мужчины, сыгравшего столько важных ролей в её судьбе. Понадобилось время, чтобы расторгнуть вызывающий массу возражений опекунский контракт и добиться одобрения родни жениха, но всё это оказалось незначительными помехами. Дар убеждения у главы клана был прямо-таки сказочный, к тому же, мистер Эндри был красавчиком и очень эффектно смотрелся в килте. Таким образом, в четверг Кенди заполучила Принца из своих детских грез, и никто не усомнился в том, что она – редкая счастливица…

Однако в пятницу её супругом стал Арчи. Этот брак был и чем-то запретным, и привлекательным, как редкое стечение обстоятельств, приводящее к неожиданным для всех результатам. У Кенди не было причин жаловаться: муж её обожал, а в чувствах, которые она испытывала к нему, было намешано столько всего, что она без конца смеялась и плакала на пару с Анни.

Это продолжалось до субботы, когда Кенди стала женой Стира, чья благородная преданность, в конце концов, её покорила, а боевые ранения стали источником постоянного беспокойства, состояния столь привычного для юной медсестры. В своем муже Кенди нашла идеального пациента, а он был бесконечно признателен и до упора счастлив, как человек, получивший подарок, о котором уже и мечтать не смел. Патти к тому времени уже вышла замуж, так что все остались довольны, хотя очень скоро…

Кенди снова вышла замуж – за Энтони. В воскресенье. Бог свидетель, это был поистине замечательный день! Невеста сияла, окруженная белыми розами, как осязаемой нежностью, а жених, который был очаровательным мальчиком, стал просто_потрясающим_мужчиной, затмившим даже своего дядю. Его хотели заполучить все девушки от А-нни до Э-лизы, но достался он Кенди, и та была безоблачно счастлива. К тому же, у неё появились все основания, чтобы окончательно и бесповоротно поверить в чудеса.

Однако, наступил понедельник, и ей снова пришлось идти к алтарю с Нилом. Если вы спрашиваете себя - как? Как такое могло случиться? То ответ прост! Это совершенно нелепая, запутанная, почти неприличная чушь, которая также известна под названием:
«Фанфики с разными пейрингами» .

Изображение

Название: "Кочевники"

Это место может показаться огромным городом, маленькой темной комнатой, густым тропическим лесом или бескрайней пустыней. На самом деле там возможно всё. А точнее всё, на что хватит человеческой фантазии. Днем и ночью - пожалуй, ночью даже чаще, - группа молодых людей, которым выпало стать героями, скитается по этому месту, подчиняясь прихотям фантазеров и фантазерок, проводящих литературные опыты разной степени изощренности. Так, например, одна девушка могла бесконечно выходить замуж за разных юношей: сегодня она умирала от любви к брюнету, а назавтра жить не могла без блондина. Что же касается самих юношей, то порой больно смотреть на то, как они забывают себя, страдая от любви к этой девушке на протяжении тысячи историй. Хуже дело обстоит только с психическими заболеваниями, которым они подвергаются, когда автор не умеет или не желает придерживаться канона. После долгого путешествия вместе с этими несчастными по волнам литературных фантазий, невольно начинаешь желать им скорейшего возвращения на Родину, к надежному и безопасному берегу под названием Оригинал.

Если, конечно, берег такой существует...

***

Терри пинком распахнул хлипкую дверь, и очутился в домике смотрителя зоопарка Голубая река. За столом уже сидело несколько человек, чей вид говорил о том, что ими было проделано долгое и трудное путешествие. Терри очень надеялся, что в кружках у них сегодня не чай.

- Отлично! - воскликнул он раздраженно, ни к кому конкретно не обращаясь. - Теперь я ко всему прочему женат на Сюзанне.

- Мне можешь об этом не рассказывать, - произнесла массирующая виски Сюзанна. - Я сегодня погибла на Титанике.

- Но ведь Титаник затонул за 2 года до нашего знакомства, - озадачился Терри, в миг овдовевший, подсаживаясь к своей покойной супруге.

- А кого это волнует? - равнодушно пожала плечами Сюзанна. - Я умерла. Теперь можешь с чистой совестью жениться на Кенди.

- Боюсь, что ничего не получится, - сказала Кенди, заботливо наливая что-то напоминающее чернила в кружку Терри. - Я ушла на войну. И, кажется, на этот раз у меня что-то намечается с Арчи. Ты не передашь мне бисквит, дорогой?

Арчи отреагировал не сразу. Он еще не пришел в себя после странной истории, в которой Анни ушла от него к Нилу. Впрочем, Нил уже не выглядел, как герой любовник, а был почему-то присыпан мукой, испачкан кровью и одет в траур. Вид у бедняги был почти такой же ошалевший, как у смотрителя зоопарка: Альберт, бледный, как мел, гипнотизировал содержимое своей кружки, никак не реагируя на происходящее.

- Всё никак не придет в себя после той истории с изнасилованием девушки, - шепотом заметила Кенди, обращаясь к Терри. - Ты бы поговорил с ним.

Опрокинув в себя кружку "чернил" со вкусом смородины и спирта, Терри задумчиво взглянул на друга, прикидывая, с какой стороны ему лучше врезать, чтобы очухался. В Оригинале - это был нормальный способ поддержки для их отношений. Но в данный момент Альберт и так уже выглядел достаточно пришибленным, так что Терри решил прибегнуть к другому проверенному в Оригинале средству.

- Послушай, Альберт, - строго, но сердечно начал Терри вдохновенную отповедь. - Все мы обречены иногда проходить через ЭТО... Посмотри на Кенди! Ей тяжелее всех. Она переспала с половиной присутствующих. У неё даже с Элизой что-то было. Но она смогла это пережить! И даже пришла в себя...

У Кенди в это время так затряслись руки, что чернильное пойло начало выплескаться на окружающих.

- ... почти, - пробормотал Арчи, забрав у неё кувшин. - В этот раз я согласен с Грандчестером, дядя. Все мы знаем, сколько раз он страдал от алкоголизма и вел себя, как свинья, но это не помешало ему продолжить поиски настоящего хэппи-энда.

- Подумайте о том, что некоторым этот самый хэппи энд в большинстве случаев вообще не светит, - буркнул Нил.

- Подумайте о том, что в Оригинале с нами нет Энтони и Стира, - заметила Кенди, которая во всем умела видеть светлую сторону, - а так мы можем видеть их хотя бы изредка.

- Подумайте о том... - вздохнула Сюзанна, - что число ваших поклонников растет, и впереди у вас, наверняка, еще немало приятных историй.

- Подумай о том, что хуже чем в тот раз, когда нас попытались сделать парой, уже не будет, - мрачно усмехнулся Терри.

- А, может, лучше подумать о том, зачем все это? - вдруг подал голос Альберт, поднимая взгляд от своей кружки.

Вопрос его потонул в тишине, которую нарушал лишь слабый шум гудящего компьютера и тихий стук клавиш. За окном убогого домика очередная фантазия набирала силу. "Мне пора", - шепнула Кенди и, махнув друзьям на прощание, отправилась на поиски настоящего хэппи-энда в круговороте событий с надеждой на милосердие очередного автора. Герои один за другим покидали домик, торопливо допивая свои напитки, и только Альберт продолжал сидеть за столом, уронив голову на руки, не в состоянии ответить на вопрос - зачем? Пожалуй, из всех юношей, кочующих из одной истории в другую, он один мечтал навсегда остаться в Оригинале.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Еще не придумала
СообщениеДобавлено: 03 апр 2014, 01:58 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10848
Часть 11. Конкурсные.

Написаны к игре в драббл-шарады...
В каждом драббле зашифровано слово, которое можно попробовать угадать!



Драббл№1


- Мисс Блэк и мистер Дарк? – с сомнением уточнил администратор.
Девушка пронзила его колючим взглядом через темную вуаль. Молодой человек с надвинутой на глаза шляпой облокотился на дубовую стойку.
- Какие-то проблемы? – спросил, вернее тихо прорычал, он.
- Нет, мистер Дарк,- сглотнув, ответил служащий, - распишитесь здесь.
Он проводил странную пару до дверей отеля и выдохнул с облегчением, когда длинный черный шлейф платья мисс Блэк «уполз» в подъехавший кэб. Однако ему предстояло еще одно испытание. Посылку следовало отнести постояльцам. Перебирая в уме подходящие к случаю объяснения, администратор поднялся на нужный этаж и робко постучал в дверь. Ему открыла девушка сияющая так, как могут сиять только невесты в день бракосочетания. За её спиной тут же возникла вторая девушка, тоже в белом, но несколько растрепанная: с рассыпанными по плечам кудряшками, в одной перчатке, с туфлями в руках. Администратор неуверенно улыбнулся.
- Посылка для мисс Уайт и мисс Брайтон… от мисс Блэк и мистера Дарка.
- Ну и ну! – восхитилась кудрявая невеста, принимая из его рук коробку. – Ничего пооригинальней придумать не могли?
- Мисс, я вас уверяю, они именно так и представились, - начал оправдываться администратор, но к его удивлению девушка опустила коробку на пол и, шурша юбками, села рядом с ней на колени.
- Что там? – спросила вторая невеста, бледнея на глазах.
- Не знаю, - хмуро откликнулась её подруга, прижав ухо к коробке, - по-моему, оно шевелится… и, кажется, шипит… Ладно, вот, что мы сделаем!
- Ой, Кенди! Не надо её открывать!
Администратор склонен был согласиться с этой барышней, но Кенди, очевидно, привыкла поступать по-своему. Она осторожно сняла с коробки белую ленту и… заменила её на зеленую.
- Сэр, у вас есть чистая карточка и ручка?
Заинтригованный администратор поспешил выполнить просьбу. Какое-то время девушка кусала кончик карандаша, задумчиво глядя на квадратик белого картона.
Внезапно на её губах появилась озорная улыбка.
- Главное, - поведала она окружающим, - сохранить эту… как её?
Бледная невеста беспомощно развела руками. Администратор тоже понятия не имел, о чем речь.
- А, ладно! – девушка что-то вписала в карточку и передала её администратору вместе с коробкой. - Доставьте, пожалуйста, по указанному адресу.
Администратор кивнул и, пожелав девушкам счастливого бракосочетания, вернулся на свой пост у стойки. Его разбирало любопытство, и он все-таки заглянул в карточку прежде, чем отдал её курьеру. Персонал отеля не один год обсуждал ту посылку: «Для мистера и мисс Гриди от леди Фиг Вам»

Уайт –Белый; Блэк – Черный; Брайт – Светлый; Дарк – Темный; Гриди – Завистливый, жадный;

Ответ
Анонимность.


Изображение


Драббл№2

В день, когда Кенди узнала тайну Принца с Холма, сбылась розовая мечта мадам Элрой.
Друзья, деловые партнеры, родственники, слуги, да просто люди – граждане Соединенных Штатов Америки увидели, наконец, главу семейства Эндри.
На банкет по случаю своего представления он явился с опозданием, в прадедушкином костюме с волынкой на перевес, но мадам Элрой было уже все равно.
Много лет она не знала покоя, и вот теперь, - кончено!
После банкета мадам велела горничной налить горячую ванну, сгребла с полки дюжину дамских романов и удалилась к себе.
Несколько дней все было тихо. Прекрасно обученные слуги перемещались по особняку, словно тени. Никаких писем, звонков, визитов, - мадам уже отдала на этот счет особое распоряжение.
Глава семейства Эндри может усыновить всех сирот Америки, может жениться на чернокожей, стать пиратом, поселиться в зоопарке, отрастить бороду до колен, постричься в монахи! Она больше не несет за это никакой ответственности! С неё достаточно!
Отныне и впредь её дни будут избавлены от головной боли, связанной с вечными проблемами клана Эндри. Утренний моцион по дивному розовому саду, дневной полусон в кресло-качалке под умиротворяющее пение птиц, уютные вечера с рукоделием у камина, необременительная чепуха дамского романа на сон грядущий.
Мадам Элрой считала себя счастливейшей из смертных, познав спокойствие полного уединения. Она искренне не понимала, почему даже герои романов бегут от этого чувства! Страдают от него, жалуются и постоянно ищут других людей, лишь бы его не испытывать. Как будто покой, это какое-то наказание!

Через месяц поздним вечером в особняке Эндри раздался звонок. Рукоделие полетело в камин. Мадам ринулась к телефону и, сбив с ног горничную, схватила трубку:
- Ох, Уильям! Слава Богу! Что-то случилось?!!!

Ответ: одиночество


Изображение

Драббл№3

Качает ветер кроны деревьев, на веревках мотаются простыни, похожие на огромных белых птиц. Стыло на улице, пасмурно, а в доме тепло, и хозяйка сонно улыбается, глядя в окошко. Спокойная по вечерам, днем она забывает про отдых. Ох, уж эти её дневные заботы! Некому выслушать жалобы стоптанных туфель, которым досталась такая хозяйка. Знают туфли дорожную грязь предместий, сырость лесистых холмов, пыль каменных улиц. Соболезнует туфлям их спутник, старый кожаный саквояж, без которого хозяйка редко выходит из дома. Нелегкая ему участь досталась, он вечно набит до отказа, ручка того гляди оторвется, или лопнет бедняга по швам. Утешение этим страдальцам - вечер. Саквояж почивает на полке, а туфлям трудов почти никаких. Уставшая хозяйкина ножка ложится на ножку другую: то нажмет, то отпустит, и тихо о чем-то поет, с улыбкой глядя в окно. И так она счастлива в эти мгновения, такой полна гордости, что невольно подумаешь, будто самая важная в её жизни работа – качать эту маленькую детскую кроватку.

Ответ: Колыбель


Изображение


Драббл№4

Нил Леган расчертил лист бумаги пополам и принялся за вычисления.
- Она красивая, - уверенно сказал он и поставил крестик в первом столбце.
- У неё все лицо в веснушках, - сухо заметила Элиза, не отрываясь от модного журнала.
- Ну, да, - признал Нил, рисуя в первом столбце черточку, - но зато ни у кого нет таких выразительных зеленых глаз, как у неё.
- Не вздумай, - пресекла Элиза его намерение поставить еще один крестик. - Дейзи очень привлекательная девушка и к тому же обладает хорошим вкусом.
Нил нехотя поставил крестик и во втором столбце.
- Дейзи очень манерная, - сказал он, добавляя туда же черточку. - Меня это раздражает.
- Зато она получила прекрасное воспитание, – веско заметила Элиза, - и с ней нестыдно показаться на людях.
- Да, - согласился Нил, - но Дейзи не такая добрая.
Крестики появились в обоих столбцах.
- О, да, она - сама доброта, – елейно сказала Элиза, - отвергла тебя всего шестнадцать раз!
Нил нахмурился.
- Но, - сказал он, подумав, - в конечном итоге это делает её еще более привлекательной для меня.
Элиза рассмеялась.
- Давай, - подначила она брата, - запиши ей в достоинства то, что она тебя не любит!
Нил колебался.
- Не понимаю, - пробормотал он, - я же нравлюсь Дейзи и многим другим.
- Дейзи – девушка нашего круга, - снисходительно объяснила Элиза, - она понимает, что ты завидный жених.
- Потому что… - Нил задумчиво вертел в руках карандаш, - …я очень богат?
- Да, конечно, - рассеянно ответила Элиза, снова уткнувшись в журнал.
- Слушай, - спустя некоторое время позвал Нил, - а как называется качество, когда любят не за деньги?
- Что-что? – переспросила Элиза, захлопав ресницами.
- Ничего, - весело откликнулся Нил. – Спасибо! Ты мне очень помогла.
Он вышел, насвистывая, а заинтригованная Элиза отложила журнал и подошла к столу. Взглянув на листок, она с немалым изумлением обнаружила, что её брат решил дело в пользу красивой доброй и бескорыстной девушки, единственным недостатком которой были веснушки.

Ответ: выбор


Изображение

Драббл№6

Мистеру Уильяму Альберту Эндри нелегко дался выход в свет. Прожив несколько лет в одиночестве на лоне природы, он вынужден был много работать в помещении и ежедневно общаться с самыми разными людьми. Уильям постепенно привык к тому, что украшенный лепниной потолок видит над собой чаще, чем небо, и перестал тосковать по земле, попирая ногами дорогие ковры. Удобная мягкая мебель также не вызывала в нем особого отвращения. Однако существовал в высшем свете один обычай, который был ему глубоко не по нутру.
До сих пор у него не было случая попрактиковаться в искусстве ведения светской беседы, теперь же его жизнь превратилась в один сплошной разговор. С мужчинами дело обстояло несколько проще, они задавали простые вопросы, требующие конкретных ответов, и не ждали от мистера Эндри особого красноречия. Гораздо сложнее было понять, чего хотят женщины, упорно ищущие в мистере Эндри приятного собеседника. Уильям испытывал муки совести всякий раз, когда очередная леди подходила к нему с приветливой улыбкой. Он подозревал, что не доставляет своим собеседницам ровным счетом никакого удовольствия односложными ответами и невнятным бормотанием, но те продолжали разговаривать с ним снова и снова, вероятно, из вежливости.
О, вежливость! Этот глупый обычай вынудил бы и собаку любезно тявкать в ответ на мяуканье. Уильям страдал от необходимости слушать себе подобных и не знал, о чем с ними говорить. После шумных городских дней он давал душе отдых: пение птиц, шелест ветерка в кронах деревьев, скрип гравиевой дорожки. Из ворот ему навстречу выбегала девушка, он раскидывал руки для объятия, а затем долго слушал её серебристый смех, пока она вела его к дому. По дороге он узнавал что-то новое о своих домочадцах, что-то хорошее о мире в целом, но вскоре наступала благословенная тишина. Девушка счастливо улыбалась, доверчиво склонив голову ему на плечо.
Он выбрасывал из головы обычаи и отдавался беззвучному разговору.
Без лишних слов. О самом важном.
Хотя, со стороны могло показаться, что он ведет себя невежливо.

Ответ: молчание


Изображение


Драббл №7

В младенчестве Кэнди познакомилась с празднично искрящимся белым снегом. Первые годы жизни она наблюдала, как солнце наполняет день, тускнеет ближе к вечеру, а затем вспыхивает вновь огненным цветком в очаге. У маленькой Кэнди часто оставались нерастраченные за день силы, поэтому много вечерних часов она провела у окна, любуясь россыпью далеких звезд на черном полотне неба. Мягкое сияние переплеталось с мечтами девочки, насыщая их таинственными лунными красками и особым сказочным блеском. Позже Кэнди очень удивилась, обнаружив, что сказочно богатые люди возносят самих себя на высоту сравнимую с той, где находится солнце. Конечно, их драгоценности блестели, подобно звездам, но тепла в них было не больше, чем в снежных сугробах. Кэнди рядом с этими высокими по положению людьми очень не хватало тепла… Она согревалась добротой, которую излучали её друзья, и тянулась к ним, как цветы и деревья тянуться к солнцу. Со временем Кэнди узнала, что такое траур, холод, одиночество и смерть красивой мечты. Поэтому она чувствовала, что всегда должна улыбаться миру, как маленькое щедрое солнышко, источник тепла, и надеяться на лучшее, как путеводная звезда для всех тех, кто сбился с пути в темноте.

Ответ: свет


Изображение


Драббл№8
Автор - Малена

Грузные силуэты домов нависали над пустынными улицами ночного Чикаго. Одинокая фигура брела по бесконечной дороге, повторяющей один и тот же маршрут. Сквозь сплошной мрак, окутывающий разум, пробивалось только одно болезненное воспоминание: сомкнувшиеся на талии руки, горячее дыхание юноши, обжигающее затылок, и лестница, убегающая вниз, в никуда; лестница, которая вдруг вырвалась из воспоминания и прыгнула ступеньками под ноги. Девушка не удержалась и рухнула в густую черноту. Поднявшись на локтях, она вдруг ощутила, что лежит на мягкой земле. В воздухе повеяло лесной свежестью, но вокруг по-прежнему не было ничего видно. Сквозь шелест травы послышался топот копыт. Он всё приближался, и с каждым цокотом в груди росло ощущение беды. Вдруг топот резко оборвался. В повисшей тишине зловещим эхом прозвучал глухой звук удара. Словно со стороны она услышала собственный крик, а потом всё пропало. Не осталось даже ощущения своего тела, как будто она провалилась в бездонный колодец.
Девушка проснулась от собственного плача. Перед глазами, слепо вглядывающимися в полумрак комнаты, всё ещё стояли последние картины сна, смешавшего в себе различные кусочки её прошлого. С каждой секундой они всё больше растворялись в густом мареве забвения. Кенди, вытирая ладонью мокрые дорожки на лице, отвернулась от приоткрытой двери, где притаилась мгла, и нащупала под подушкой маленький крестик. И когда пальцы привычно пробежались по тонкой цепочке, дойдя до округлых граней подвески, страхи безликими тенями расползлись по углам и спрятались под кровать. Ночь, лившаяся в окно густыми чернилами, обернулась вокруг постели непроницаемым покровом, но теперь девушка умиротворённо обернулась ею, как одеялом.

Ответ: темнота


Изображение


Драббл №9

Миссис Леган делала это, почти не сгибая колен. Медленно, с большим достоинством она приподнимала подол платья кончиками пальцев, слегка наклоняла голову и опускала веки.
Элиза, напротив, взмахивала ресницами, опустив подбородок, и кокетливо выставляла плечико вперед.
Анни двигалась с большей естественностью, почтительно склоняя голову, увенчанную высокой прической, и плавно отставляя назад ножку в красивой туфельке.
Патти тщательно соблюдала все правила, что делало её слегка неуклюжей, но милой.
Кенди… сто лет в этом не практиковалась. Ладно, не сто, ей все-таки было еще далеко до старушки, но без практики навык, как известно, может потеряться.
И вот она стояла перед дверью кабинета и кусала губы, не решаясь войти. Если бы от неё требовалась заарканить кого-нибудь или залезть на дерево, она не медлила бы ни секунды, но эти дурацкие штучки настоящих леди никогда ей особо не давались.
Дверь открылась, Альберт понял глаза от бумаг, и его глазам предстала Кенди, стоящая на одной ноге, с перекошенными плечами и приподнятой над полом юбкой. Это выглядело так, словно она вот-вот пойдет танцевать в присядку, но выражение её лица при этом было невыразимо печальным.
Альберт поднялся, изумленный и встревоженный.
- Кенди, что это?
- Честно говоря, - вздохнула Кенди, становясь ровно, - я уже давно забыла, как это называется, но тетушка Элрой утверждает, что без этого я точно никогда не смогу стать настоящей леди.
- С каких пор тебя это волнует? – рассмеялся Альберт.
Он с удивлением наблюдал за тем, как щеки девушки покрываются румянцем, а Кенди смущенно думала о том, почему рядом с главой клана Эндри ей так хочется выглядеть грациозной, кокетливой и милой.
А еще о том, почему это легко получалось у всех…
Кроме неё и мадам Элрой.

Ответ: реверанс


Изображение


Драббл №10.


Элиза сердито скривила губы и топнула ногой: «Как ты посмела сюда явиться?!»
«Мне всё равно, что ты думаешь», - Кенди небрежно повела плечами и закатила глаза.
Элиза исподтишка показала ей кулак: «Тебе несдобровать!»
Кенди похлопала по губам указательным пальчиком: «Посмотрим-посмотрим».
На это Элиза брезгливо сморщилась и зажала нос рукой: «От тебя воняет конюшней!»
«Ой-ой-ой, смотрите, какая я утонченная леди!» - Кенди жеманно улыбнулась и сделала вид, что обмахивается веером.
Элиза покрутила пальцем у виска: «Ты - ненормальная».
«Ты – не лучше», - Кенди развела руками.
- Девушки! – резко обернулась к ним мадам Элрой с выражением: «Если вы снова испортите мой праздник своими перепалками, вам обеим не поздоровиться!»
«Ну, что вы, тетушка!» - две невинных улыбки, два почтительных поклона.
Стоило тетушке отвернуться, Элиза чиркнула пальцем по горлу, а Кенди высунула язык.

Неподалеку от них, у камина, стоял молодой мужчина. Его внешний вид сообщал окружающим: «Я – великий и ужасный глава клана Эндри, лучше оставьте меня в покое!» Но его глаза, устремленные на участниц беззвучного спектакля, смеялись:

«И когда они научились понимать друг друга без слов?»

Ответ: пантомима


Изображение


Драббл №11.


Первый рабочий день в госпитале выдался очень трудным для Френни Гамильтон. В обеденное время, когда следовало соблюдать строжайшую тишину, порученное ей отделение надрывалось от хохота так, что слышно было даже на улице. И Френни догадывалась, кто в этом виноват .
- ... я сказала этим рабочим, что их друг жив, а они вдруг начали стягивать с себя брюки…
Медсестра Гамильтон распахнула дверь в палату и с ледяной яростью воззрилась на девушку, которая сидела на подоконнике и болтала ногами, окруженная смеющимися пациентами.
- Мисс Уайт! – рявкнула она, перекрывая всеобщее веселье. – Выйдете на пару слов.
Девушка извинилась перед слушателям, а затем вышла в коридор.
- Что ты здесь устроила?! – начала гневную отповедь медсестра Гамильтон.
- Всё в порядке, Френни, - с невозмутимой улыбкой перебила её девушка. - Я действую с разрешения доктора Леонарда.
- Но это же бессмысленно, - нахмурилась Френни. – Доктор Леонард не мог позволить тебе превратить госпиталь в цирк.
- Разумеется, ничего подобного он бы мне не позволил, - подтвердила девушка с невинным взглядом. – Но ему очень понравился мой доклад о французском докторе по имени Галли Матье, который лечил пациентов анекдотами.
Френни, мягко говоря, была в шоке.
- Ну, что ж, - пробормотала она, - если это лечебная процедура, тогда… продолжайте, мисс Уайт.
- Доктор Уайт, - поправила девушка и, подмигнув ей, скрылась в дверях палаты.
Потрясенная, Френни Гамильтон прислонилась к стене в поисках опоры.
«Доктор Уайт» прозвучало для неё ни чуть не лучше, чем доктор «Галли Матье».

Подсказка!

- Сожалею, но я вас не понимаю, - гостиничный метрдотель развёл руками и для пущей убедительности состроил рожу, свидетельствующую о том, что он – грустный идиот.
Хоть ему и жаль было упускать выгодного клиента, хоть он и боялся получить нагоняй от управляющего, но этот случай начинал казаться ему запущенным и абсолютно безнадежным.
- Всему свое время, - многозначительно изрек обладатель золотых часов, трости с набалдашником из слоновой кости и брильянтовых запонок. – Свой час для беседы, свой час для покоя...
- Вы хотите снять у нас номер для приватной беседы? – оживился метрдотель.
- Ах, мой милый Августин… - с разочарованием пропел клиент хорошо поставленным драматическим тенором. - Всё пропало!
- Моё имя Руфус, сэр, - снова теряясь, заметил метрдотель.
Пальцы унизанные драгоценными перстнями нетерпеливо забарабанили по стойке.
- Мертвые всегда не правы. Клиент всегда прав. Прав ли мертвый клиент, вот, в чем вопрос?
- Полагаю, что – да, сэр, - ответил метрдотель, сглотнув.
Ему стало не по себе, он и рад бы позвать на помощь, но что если перед ним богатый чудак? Слегка не трезвый, но способный раскошелиться так, что старина Руфус сможет рассчитывать на двойные премиальные в этом месяце.
- На все есть манера, - растягивая слова, втолковывал ему клиент. - Многое не говорится, а отгадывается.
- Я надеюсь, что смогу предложить вам то, что вы ищите, сэр, - устало вздохнул метрдотель.
- Зачем надеяться? – неожиданно возмутился клиент. - Желать и добиваться чего-нибудь — понимаю, а кто ж надеется? Мир принадлежит тому, кто ему рад! Кто туп, кто глуп, кто беспечен - рад оправдываться, кляня свой жребий, мол, Судьба во всем виновата! Покажите мне человека, венец творенья!
- Может быть, вы хотите поговорить с управляющим? - с робкой надеждой спросил метрдотель.
- Нет-нет, мой милый Августин, - покачал головой клиент. – Я хочу безумно жить! Но где и как живет та дева, чье прощальное лобзанье я храню, не оскверняя своих губ?
- Дева? - метрдотель едва не заплакал от радости. - О, ради Бога! Просто назовите имя, и я предоставлю вам любую интересующую вас информацию!
Один из драгоценных перстней бесшумно лег на стойку.
- Леди Эндри, - сверкнув улыбкой, сказал клиент и получил то, зачем пришел.
Все это время стоявший в дверях молодой человек нахмурился и скрестил руки на груди.
- Ничего не понимаю, - пробормотал он. - Как тебе это удалось? Ты же нес всякую ахинею!
Весело помахав метрдотелю тростью, его приятель усмехнулся и прошептал:
- Ахинею, Терри, несут только дураки, а богатые и эксцентричные джентльмены в нетрезвом виде несут забавную чепуху, милые глупости и золотые яйца.

Ответ: галиматья


Изображение



Драббл№12.


- Засекай! – азартно воскликнула Кенди , а затем набрала в легкие побольше воздуха, сомкнула губы и раздула щеки.
Не сводя с неё влюбленного взгляда, Терри облокотился на стол и упер подборок в ладонь.
- Ты похожа на беременного хомяка, - сказал он с мечтательной улыбкой.
- Что-о-о?! - и спор она проиграла. – Это нечестно!
- Да, да, да, - посмеиваясь, признал Терри, - я тебя надул - было просто.
Кенди рассержено фыркнула, отобрала у него часы и с вызовом сказала:
- Твоя очередь!
Щек он, конечно же, не раздувал, но у неё была другая тактика.
- Терри, - начала она серьезным тоном, - я когда-нибудь говорила, что думаю о тебе?
Терри, не дыша, приподнял бровь. Мол, да знаю я, что ты от меня без ума.
- Я думаю, - продолжала Кенди, - что ты самый несносный мальчишка из всех, кого я знаю.
Терри внимательно посмотрел на неё, оценивая действительно ли она так о нем думает.
- Так что же ты здесь делаешь?! – выпалил он на одном дыхании. – Иди поищи какого-нибудь паиньку, который никогда не нарушает правил!
- Не дуйся, - подмигнул ему Кенди. – А то ты похож на беременного хомяка.
Обменявшись взглядами, нарушители правил дружно рассмеялись.
- Ладно, давай вместе на счет три, - предложил Терри, - раз, два…

Ответ: вдох.


Изображение


Драббл№13

- Магия – существует….
Терри сделал несколько пассов руками над головой девочки, а затем провел ладонью по её кудряшкам, касаясь пальцами виска, щеки и, наконец, уха.
- Ой! Что ты делаешь?
Девочка округлила глаза, увидев монетку, которую усмехающийся Терри положил ей на ладонь. Недоверчиво нахмурив брови, она ощупала свою голову со всех сторон и даже за воротником платья проверила – денег там, разумеется, не нашла и, насупившись, посмотрела на Терри.
- Здесь какой-то обман, да?
Терри едва слышно вздохнул, нащупывая в кармане горстку мелочи, в которую превратились пять фунтов, когда ему пришло в голову доказать, что магия существует.
- Никакого обмана, - сказал он с улыбкой, заглядывая девочке в глаза, - твои веснушки по ночам превращаются в… - и снова, уже смелее, он потянулся к ней.
Девочка звонко рассмеялась, увидев, как он достает очередную монетку, словно из воздуха.
- Ах, Терри! – сказала она с веселым упреком, разглядывая блестящий медный двухпенсовик с портретом Елизаветы Второй. – Если бы это была правда, то я уже давно бы стала богатой, как королева. Сам знаешь, сколько у меня веснушек… - добавила она смущенно.
Терри знал, что превращение веснушек в монетки требует всего лишь ловкости рук, но вскоре сам начал верить в магию – так очаровала его эта зеленоглазая королева, что все его сбережения в тот день ушли на маленькие чудеса.

Ответ: фокус


Изображение


Драббл№14

- Кенди, Кенди, Кенди… - молодой человек сокрушенно покачал головой.
Его собеседница начала заливаться краской.
- Чаю! - воскликнула она, вскочив из-за стола. – Может, нам выпить чаю? По-моему, отличная идея! Я поставлю чайник…
Она уже развернулась, чтобы вылететь из комнаты, но молодой человек придержал её за руку.
- Ты же понимаешь, что чай нашу проблему не решит? - спросил он строго, ловя взгляд Кенди: та вот уже полчаса, как старательно отводила глаза под любым предлогом.
Наконец, её внутреннее борение кончилось .
- Ладно, - вздохнула Кенди, усаживаясь на стул с таким видом, словно её приговорили к казни, - но что я им должна была сказать? – перешла она на шепот, приложив ладони к пылающим щекам.
Молодой человек внимательно посмотрел на неё, не зная с какой стороны подступиться.
- А что тебе говорили в детстве? – спросил он, зачем-то тоже переходя на шепот.
- Ну, там .. всякое… - сбивчиво начала Кенди, комкая уже порядком истрепанный край скатерти, - про Бога… и ангелочка, который спускается с небес – вот, я точно не помню, куда, но в итоге..
- Ангелочка? – переспросил молодой человек, с трудом сдержав смех. – Кенди, я все понимаю, - добавил он с чувством, - всё, Кенди, кроме одного! Почему нельзя было сказать правду? Ты же медсестра! Ты должна понимать, что естественного не нужно стыдиться.
Кенди после этого заявления, как в рот воды набрала. На алом, как помидор, лице застыло выражение полной растерянности , а бегающий с предмета на предмет взгляд стал таким виноватым и беззащитным, что молодой человек не выдержал.
- Послушай, - слабо улыбнувшись, начал он, - ну, сказала бы им про ангелочка, который спускается с небес куда-то там! Это версия все же получше той, в которой у меня кривые ноги, маленькая голова и красный клюв.
Взглянув на мужа, Кенди захихикала.
- И если, - продолжал молодой человек, играя серьезность, - ты будешь на этой версии настаивать, тогда не обижайся, когда я скажу детям, что они на самом деле произошли от обезьян. Во всяком случае, по материнской линии…

Ответ: аист


Изображение


Драббл№15

Мисс Леган. Разумеется, она….

Кто лучше неё владеет искусством манипуляции?

Невинно-желтые оборочки на платье.
Тронутые рыжиной гладкие и блестящие локоны.
Прищуренные глаза цвета карамельных леденцов.
Усмешка, источающая чистое ехидство.

- Ты – простушка, Кенди…. У тебя нет ни вкуса, ни стиля, ни мозгов.

Мисс Кендис Уайт Я-Больше-Не -Хочу-Быть Эндри скорчила ей рожицу и побежала доказывать, что она не простушка. Впрочем, еще неизвестно удастся ли ей выучить все имена ныне здравствующих членов шотландского клана и не ударить в грязь лицом на балу в Эдинбурге.

Мисс Леган? Разумеется, она тоже поедет.

Ведь кому-то же надо подтолкнуть мадам Элрой к мысли, что Кенди следует пригласить на бал.

Нежно-розовые ленточки на шляпке.
Трепещущие, как крылья бабочки, ресницы.
Во взгляде благоговение, смешанное с обожанием.
Сладкая улыбка сопровождает медовый голосок.

- Тетушка, с вашей стороны было так великодушно пригласить эту сироту … Вы такая добрая! Я хочу во всем быть похожей на вас!

И, кстати, кому-то нужно будет подобрать мисс Кендис Уайт Эндри подходящий наряд.

- Я – Элиза Леган буду водить эту вашу Кенди по магазинам?! Это просто немыслимо! Я не могу…

Веер из павлиньих перьев со стуком падает на пол.
Щеки густо алеют от смущения и внутреннего огня.
Глаза полуприкрыты ресницами, на губах - жар поцелуя…
Стоит шепнуть ей на ухо: «Мисс Леган чего-то не может?»

- Ну, ладно… Думаю, ей пойдет что-нибудь зеленое с вышивкой…

И оказывается, что для такой талантливой леди, нет ничего невозможного.

Ответ: провокация


Изображение


Драббл№16
Авторы: Limonova, LeNoir
Герои: Патти, Элиза

Вариация первая.

Самым первым её американским испытанием стал трамвай дребезжащий всеми колесами и расхлябанным кузовом. Стоило мисс Патриции О`Брайн превратится в пассажирку, обретал силу прославленный в Америке принцип равенства, на деле, как ни странно, означающий, что нет существенной разницы между английской леди и старой торговкой семечками родом из крошечной европейской страны, название которой неизвестно большинству американцев. Впрочем, пожилая торговка имела гораздо больше прав на место в общем трамвае, тогда как английская леди своими манерами частенько вызывала перешептывания и косые взгляды.

Свобода? Патти её не чувствовала, напротив, пассажиры трамвая казались ей пленниками в железном брюхе старой колымаги, которые толкаются в узком проходе, задыхаются от спертого воздуха, мучаются в ожидании свободы, но в итоге снова оказываются запертыми в четырех стенах до самого вечера, ну, а после трамвай – снова и снова по тем же рельсам…

Между пассажирами Патти видела в основном равнодушие и враждебность, которая особенно проявлялась в час пик, когда возрастало число претендентов на сальные поручни и жесткие кресла. Мисс Патрицию О`Брайн вынужденная близость с незнакомцами поначалу страшно угнетала, но со временем она привыкла к мысли, что у неё с американским народом общий трамвай, а также суровая необходимость перемещаться по городу в поисках заработка.

В то утро она споткнулась на первой же ступеньке , рассыпала мелочь, которую приготовила в качестве оплаты за проезд, замешкалась, засуетилась, подгоняемая недовольными голосами позади стоящих. Очки съехали на кончик носа. Патти смущенно улыбнулась в расплывающийся у неё перед глазами темный салон. «Извините», - шепнула она, обращаясь ко всем, и поспешила к своему любимому месту у окна, за спинками задних сидений. Но сегодня туда протиснулась другая столь же худенькая девушка. Патти видела её впервые. Коротко остриженные волосы красиво уложены, но твидовый костюм явно перешивали не один раз, а надвинутая на глаза шляпка давным-давно вышла из моды. Патти наблюдала за девушкой и невольно улыбалась.

Болезненно морщится от шума и тряски. Машет руками, не зная, за что ухватиться. С волнением крутит головой по сторонам, боясь пропустить остановку. Настороженно смотрит на людей. Нервно проверяет карманы. Всё время поглядывает на часы.

Новенькая . Тоже едет на работу. Может быть, в ту же редакцию. Патти вспомнила о том, что собиралась перечитать одну из статей по дороге, и полезла в сумочку.

- Патриция О`Брайн?!- неуместно громкий возглас привлек к себе всеобщее внимание.
Патти вздрогнула и, подняв глаза, увидела новенькую, которая внезапно бросилась к ней, довольно бесцеремонно расталкивая людей на своем пути.
- Патти! – воскликнула она, не скрывая радости , когда их глаза встретились.
Через мгновение Патриция О`Брайн с величайшим изумлением разглядывала никогда не стоявшую к ней так близко Элизу Леган, та сжимала её локоть, как спасательный круг, счастливо улыбалась и говорила без остановки.
- Глазам своим не верю! Патти О`Брайн… Ты тоже клюнула на это объявление в Санди-Таймс? Ужас! Ужас, а не зарплата… Когда я узнала, что три доллара - это за неделю, а не за час, мне захотелось плюнуть в лицо директору! Как можно прожить на такие деньги, если только на оплату жилья уходит половина?! Ох, сейчас даже не верится, что когда-то мне не приходилось экономить… Ну, а ты, Патти? Справляешься? Знаю-знаю, после великой депрессии все мы оказались в этом… - она обвела рукой трамвай и невесело рассмеялась. – Но ты выглядишь неплохо! Похудела… Это пальто из Блумингдэйла? Я уже давно не могу позволить себе одеваться в универмагах. Счастье, что мама научила меня хотя бы шить…
Ошеломленная Патти улыбалась и кивала в такт её словам. К своему удивлению, она была счастлива видеть Элизу Леган. И хотя у неё не было никаких иллюзий на счет принципов свободы, равенства и братства, она чувствовала, что стала свидетелем чуда.

До чего разных людей порой объединяет общий трамвай!

Как будто волк и ягненок вместе решали, что будут есть на обед, Патти О`Брайн и Элиза Леган договаривались о том, что отныне будут делить кров и пищу.

Вариация вторая.


- Это еще что такое? – неуверенно спросила Элиза, окидывая взглядом гостиную, практически неузнаваемую из-за развешенных повсюду разноцветных лент, воздушных шаров и вырезанных из цветной бумаги фигурок животных.
Патти вздохнула. Тон, которым задала вопрос Элиза, ничего хорошего для горе-декоратора не предвещал, и в какой-то момент даже появилась мысль – а правильно ли она поступила, что пошла на поводу у совести и сообщила все организатору намечающегося торжества.
- Что это такое? – повторил «организатор», разведя руки в стороны и бросив на Патти вопросительный и отчасти даже осуждающий взгляд.
- Как что? Это украшение для вечеринки в честь моего дня рождения! – раздался откуда-то сбоку звонкий радостный голос, и из-за завесы желто-голубых лент появилась Кенди, с тарелкой яблочного штруделя в одной руке, ярким китайским веером в другой и нахлобученным на голову бумажным колпаком, на котором кто-то кривым детским почерком старательно вывел «ИМИНИНИЦА»
- Так, - на удивление спокойно произнесла Элиза, - а почему это комната уже украшена, если мадам Элрой доверила это несомненно важное дело мне?
-Ну, мы в Доме Пони проголосовали, и выяснили, что нам нравится вот так. Это будет забавный карнавал - чем нелепее одежда, тем лучше, - улыбнулась Кенди, откусывая от штруделя большой кусок.
Патти вздохнула еще раз. Точно, привести сюда Элизу было плохой идеей. Но ведь она так увлеклась этим делом, всю неделю только и говорила, что о чудесных букетах из белых роз, лилий и орхидей, что были заказаны в цветочной лавке…
- А мое мнение что, никого не интересует? – спросила оскорбленная мисс Леган, и на слове «никого» голос у нее сорвался.
- Ну, понимаешь, - объяснила Кенди, незаметно передавая тарелку и веер Патти, - дети из дома Пони, плюс Арчи с Анни, и мистер Альберт…ты все равно была бы в меньшинстве.
Элиза злобно сверкнула глазами и одним резким движением ударила Кенди по руке, уже почти опустившейся ей на плечо, после чего удалилась из гостиной, недовольно что-то пробормотав.
- А что такого? – пожала плечами «имининница», поймав полный неодобрения взгляд подруги, - у нас свободная страна, так ведь? Верни мне мой штрудель, пожалуйста.

Ответ: демократия


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 15 июл 2014, 15:17 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10848
Коллажи "для тех, кто соскучился".

Название: Встреча с Принцем.
Автор: Citron-el

Изображение



Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 16 июл 2014, 14:04 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10848
Название: Дом Пони
Автор: Citron-el

Изображение



Изображение

_________________
Дерево надежды, стой прямо! ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 16 июл 2014, 15:43 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:39
Сообщений: 2254
Классные коллажи! Такое все настоящее!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 16 июл 2014, 17:19 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10848
:)


Все-таки Дом Пони - это церковь, самая настоящая сельская церковь, тип постройки характерный для США

_________________
Дерево надежды, стой прямо! ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 16 июл 2014, 22:47 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
23 сен 2012, 15:49
Сообщений: 2719
Citron-El, вот умеешь же ты подобрать! Здорово! А с музыкой, так вообще. :co_ol:


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 17 июл 2014, 11:48 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10848
Спасибо! Рада, что нравится :happy:

_________________
Дерево надежды, стой прямо! ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 8  След.


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  

Яндекс.Метрика