* Вход   * Регистрация * FAQ    * Поиск
Текущее время: 21 окт 2018, 07:38

Часовой пояс: UTC


cellspacing=/div
Четыре сценария Бекая Ленчестера
Модераторы: Citron-El, Malena
Начать новую тему Ответить на тему
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Четыре сценария Бекая Ленчестера
СообщениеДобавлено: 22 сен 2017, 00:58 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 18:44
Сообщений: 3938
Автор: Malena Matin
Название: Четыре сценария Бекая Ленчестера
Рейтинг: G
Размер: миди
Бета и Иллюстратор: Citron-El
Год создания: 2016-17
Жанр: драма, история, повседневность.
Приквел
можно считать, как к "Перекрестку", так и к "Битве соколов"
По сути - ориджинал.


Сценариев четыре, но они вплетены в несколько частей, каждая из которых - отдельный этап жизни и становления личности.
1. "Руки, качающие колыбель"
2.
3.
4.
5.

_________________
Whistle in the dark


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 22 сен 2017, 01:16 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 18:44
Сообщений: 3938
"Руки, качающие колыбель"

Малыш приходит в этот мир с плачем, познаёт его с улыбкой. Он ещё не знает, что слёзы могут быть благословением, а улыбки – фальшью. Маленький человечек – tabula rasa, и всё человечество – его колыбель. Руки, её качающие, пишут его историю: чёрные или белые, сильные или дрожащие, ласковые или напряжённые...

Малыш ещё не понимает, но уже чувствует. Молочный запах нежных материнских объятий; щекочущие прикосновения бороды отца и его надёжные руки, подбрасывающие к небесам; шершавые ладони и лукавый взгляд мужчины («крепкий пацан у тебя вырастет, Дэвид»); острый запах парфюма и кривящиеся губы тётушек.
О чём говорят выражения их лиц, он узнает потом, потом… а пока - только холод шёлковых перчаток и быстрый мазок по щеке, словно с нее пытаются стереть грязь. Малыш протянет ручку, уставившись на тётушку бусинами больших чёрных глаз, но та поспешно отойдёт, а Бекай останется сидеть на коленях няни. Худые бледные руки Жюстин неловко сойдутся на талии ёрзающего ребёнка.

Жюстин тиха и пуглива, говорит только по-французски, никогда не улыбается. Ленчестер-старший привез девушку из Французского Конго. Дэвиду нужна была няня, чтобы помочь с ребёнком в путешествии через океан, и друзья из посольства попросят взять на лайнер осиротевшую дочь французских эмигрантов. Семья Жюстин переехала из Сен-Бриё в Африку, но через семь лет родителей девочки сгубила эпидемия.
Няня из шестнадцатилетней девушки окажется неважная. Неопытная, неуверенная… Малыш Бекай это почувствует и будет норовить выскользнуть из слабых объятий и из-под опеки Жюстин. Но девушка будет стараться, как может, и сердобольный мистер Ленчестер на долгие годы оставит сироту в своём доме. «Пусть учит французскому, пригодится сыну, - рассудит он, - и малышу нужна женская забота». Хотя настоящую заботу Бекай почувствует только от второй няни, которую Дэвид наймёт в помощь Жюстин.

Рут - вот, на чьих широких коленях так удобно малышу сидеть, зацепившись пальчиками за воланы на плотном сукне лифа, прикрывающего пышную грудь няни. Бекай быстро поймёт: большие тёмные руки Рут ласковы, но сильны. Не надо бояться спускаться по ступеням парадной лестницы, если няня держит его за ладошку; бесполезно вырываться, если няня задумает его удержать. Голос Рут низок, с хрипотцой, от чего сказки, которые она рассказывает, или песни, которые мурлычет под нос, отзовутся у мальчика сотней мурашек, марширующих по рукам и спине.
Повзрослев, Бекай иногда будет ловить смутное эхо воспоминаний об услышанных в детстве мелодиях, героях, историях, отзвуки которых он обнаружит в книгах, городском фольклоре или просто в своём сердце.
Рут станет приходящей няней в доме Ленчестеров – в Гарлеме её возвращения каждый вечер ожидают муж и дочь. Но в те часы, когда няня в доме, будет казаться, что она никогда отсюда не уходила. Низкий зычный голос Рут слышен даже со второго этажа, она передвигается по особняку с удивительной для её размеров грацией, а обязанности касаются не только вопросов воспитания ребёнка.
Не пробыв в должности няни и двух дней, Рут без обиняков выскажется по поводу питания маленького мистера и добьётся у Ленчестера-старшего права находиться на кухне. Как-то незаметно влияние на «детское меню» распространится и на общие трапезы. Вскоре без хрустящего цыплёнка и пирога с орехом пекан не будет обходиться ни одно праздничное застолье семьи. Такое посягательство на «её» кухню сильно не понравится мисс Вуд – экономке, которая пришла в дом ещё при Брэндоне Ленчестере – отце Дэвида.

Мисс Долорес Вуд заправляет бытовыми делами семьи и негласно считает себя не только экономкой, но и хозяйкой в особняке: миссис Кэти и мистер Брэндон уже давно почили, да будет земля им пухом, а Дэвид часто пропадает то в университете, то в путешествиях.
Кто займётся домом? Кто проследит за счетами, наймёт прислугу, заменит свечи, пополнит кладовую? Весь дом на ней, на Долорес. А теперь эта толстая чернокожая нянька здесь распоряжается. Мисс Вуд подожмёт сухие губы и, демонстративно не замечая Рут и ребёнка, пойдёт отчитывать ни в чём не повинную прислугу.

Две горничные приходят три раза в неделю убирать дом. В остальном забота об особняке действительно лежит на плечах пожилой мисс Вуд и её племянника Джимми. Парень помогает тетке с продуктами на кухне, а также выполняет тысячу мелких поручений, от ремонта покосившейся доски у порога, до отправки заказов в прачечную.

Джимми тоже невзлюбит Рут, когда та, схватив худосочного парня за грудки, прикажет ему не досаждать Жюстин.
Вуд обхаживает молоденькую няню с первого дня, как та поселилась в особняке. Вполне безобидно, но француженка при виде Джимми трясется как осиновый лист, и лишний раз не показывается из детской.

Что на самом деле думает Жюстин о своём ухажёре или о защитнице в лице Рут – никто так и не узнает. А у маленького Бекая няня Рут будет в числе самых близких людей, что окружают его в большом фамильном доме. Пожалуй, не считая отца.

Маленький Бекай видит отца реже, чем Рут. Иногда тот проводит с сыном несколько часов подряд, качая на руках, гуляя с ним, развлекая множеством безделушек, которые достаёт из своего волшебного чемодана или не менее волшебного секретера. Но даже когда Ленчестера-старшего нет рядом, тот остается солнцем, под чьими лучами ходят все остальные, и, прежде всего, Бекай - юный наследник фамилии. Всю тяжесть этого положения он осознает потом, потом… а пока его будут ждать первые трудности на пути выхода из мира детства.

Круглое лицо в обрамлении лент испещрено морщинами и напоминает печеное яблоко. Подавшись ближе и храбро отпустив руку няни, Бекай с интересом рассматривает строгую даму, но через минуту он спрячется за широким подолом платья Рут, когда дама превратится в ведьму.
- Вы сказали, что сегодня представите молодого Ленчестера. Мне бы хотелось немного побеседовать с будущим учеником, - взгляд пожилой дамы скользнёт мимо Бекая и Рут, словно их нет у порога, и остановится на Дэвиде Ленчестере.
Тот, слегка опешив, укажет в сторону няни и ребёнка:
- Мой сын уже здесь…
Вскоре станет ясно, что до этого строгость дамы означала благосклонность. Потому что её лицо примет новое выражение. Пугающее, в глазах трёхлетнего мальчика. Скривится в гримасе рот, сойдутся на переносице брови, да так, что на лоб сползёт кружевной чепец «ведьмы».
- При всём уважении, - дама не сразу найдёт эти слова, какое-то время буравя взглядом чернокожую няню и смуглолицего наследника фамилии, - мистер Ленчестер, я воспитатель уже двадцать восемь лет, рекомендательные письма из Академии Гувернёров «Британика», я по многу лет учила детей из видных семей штата, я работала у виконтессы Астор! Помимо вашего, у меня ещё семь предложений из достойнейших…
- Хотите сказать, что моя семья… - что-то во взгляде Дэвида Ленчестера заставит даму замолчать, несмотря на то, что голос мужчины по-прежнему мягок и тих.
- Нет-нет, что вы, - спохватится пожилая дама и, запинаясь, продолжит, стараясь не встречаться взглядам с мужчиной, - но… у меня ещё семь предложений… и я должна сверить…
- Вы свободны, - обронит Дэвид, подходя к сыну и поднимая его на руки, - и если не хотите испороть ваш безупречный список рекомендаций, то покинете мой дом быстро, - не оборачиваясь, добавит он.
- Эта миссис плохая, она мне не нравится, - заявит отцу малыш, хмуря тёмные бровки.
- Мне тоже, - слабо улыбнётся Дэвид.
- Чёртовы ксенофобы… - негромко добавит он, когда останется с сыном наедине после того, как с трудом выпроводит из кабинета ослеплённую гневом Рут. Та будет громогласно костерить всех белых, начиная с первых поселенцев и заканчивая некоторыми обитателями особняка.

Ленчестер-младший сидит на коленях у отца. В кабинете - мужчина, возраст которого трудно определить с первого взгляда: где-то между 35 и 50, лысоватый, в больших очках на скуластом худощавом лице.
Бекай обернётся к отцу и скажет, что мистер похож на сверчка, а Дэвид не сможет сдержать улыбки. В оливковом твидовом костюме, сухопарый, с длинными руками и ногами, мистер Купер действительно походит на высушенного сверчка. Краем глаза Девид проследит за реакцией мужчины, но по выражению лица мистера Купера трудно что-то сказать. Оно останется нейтральным, неопределённым, как и его возраст.

И вот, в кабинет торжественно установят миниатюрную парту, прямо напротив отцовского секретера. Малыш Бекай гордо выпрямит спину, сложит руки перед собой и замрёт на месте, совсем как взрослый. На целую минуту. Но вскоре его внимание привлечёт чернильница в выемке столешницы, а елозить по лакированному дереву скамейки окажется куда интереснее, чем сидеть неподвижно.
Впрочем, взгляд малыша, нет-нет, но будет возвращаться к отцовскому столу. Только за ним теперь мистер Сверчок, который, сверкая стёклами больших очков, ведёт неспешный рассказ. Бекай легко запомнит то, что интересно. И то, что скучно, честно попытается (где-то между старательным размазыванием чернильного пятна по ладошке и наблюдением за танцем мушки над потолком), потому что отец сказал, что обязательно спросит, о чём они говорили с учителем, когда вернётся к выходным.

- Тебе понравилось заниматься? – усмехнётся Дэвид Ленчестер, вспоминая своих нерадивых студентов, среди которых провёл последнюю неделю.
- Да, папа, - ответит Бекай.
Он чувствует себя ужасно важным, потому что теперь тоже ученик, и отец с ним разговаривает так, как с теми, другими, к которым всё время уходит.
- Ну-с, рассказывай, о чём ты узнал? Что вы делали, что читали, о чём говорили?
Отец сложит ладони домиком, уперев локти в стол, а Бекай, едва не подпрыгивая от возбуждения за партой, примется за сбивчивый рассказ:
- Мы учили Клятву верности флагу: в верности я клянусь, - начнёт декламировать он, глотая слоги, - клянусь… флагу… Америки… Нет, там США… И в республике, республике… - малыш уставится на растопыренные ладошки, будто ища там подсказку, - республике, - упрямо нахмурит лоб и снова замолкнет, - а дальше я забыл, - поднимет виноватый взгляд на отца, но тот будет широко улыбаться.
- В следующий раз дальше расскажешь, - благосклонно кивнёт он, - что ещё?
И вдохновленный одобрением, Бекай продолжит делиться впечатлениями:
- Мистер Сверчок…
- Учитель, - поправит отец,
- Учитель, - послушно повторит малыш, - учитель рассказывал про корабль, нет, три корабля и капитана Колумба, там ещё королева была… и она… корабли ему дала, а он поплыл в океан, и стодвадцать человек, и они, и Колумб увидел землю, и целовал её, а потом достал меч и поклялся. И там были индейцы, и у них стрелы были, и перья, и они сражались с ними, потому что эти дикари, а они нет… - ещё минуту Бекай в лицах описывает битвы с индейцами, то вскакивая с места, то снова присаживаясь за парту, - А потом… они построили дома, а потом был президент, Вашингтон…. и они стали гражданами, и с врагами воевали, и они опять города строили, и Нью-Йорк тогда построили, но… он по-другому назывался… Они стали как великий народ, и дальше пошли, они…
- Кто «они»? – переспросит Дэвид, задумчиво оглаживая бороду, - ты же про Америку рассказываешь?
- Да они – американцы, - согласно кивнёт Бекай.
- Так надо говорить «мы», ты ведь тоже американец, - поправит сына Ленчестер-старший.
- А я другой, - замотает головой Бекай, - меня привезли потом, к белым. Давным-давно. Но я сказал, учителю, что не давнО. И папа опять повезёт меня в Африку. Увидеть мАми.
- И что он ответил? – после паузы переспросит Дэвид, а Бекай занервничает, потому что голос отца ему покажется странным.
- Он.. он сказал, - малыш теперь сидит смирно, словно настороженный зверёк, - что я там останусь, но я сказал – папа сказал, мы поедем домой. А он сказал, что тут не мой дом, – и Бекай поднимет на отца испытующий взгляд, - но ты всё равно останешься со мной в другом доме?
- Твой дом здесь, и ты – американец, - отрежет Дэвид и встанет из-за стола, - завтра урока не будет, и послезавтра. Я найду тебе другого учителя.
- Мистер Св.. учитель, он тоже плохой? - тихо спросит Бекай. Он не понимает почему, но видит, что отец снова хмурится.
Но Дэвид уже уйдёт в свои мысли, и вопрос сына опять останется без ответа.
- Я позову Жюстин, тебе пора спать.

Ворочаясь в своей кроватке без сна, маленький Бекай будет мучиться отнюдь не детскими вопросами: мистер Сверчок… нет, отец говорил, что нельзя его так называть… но он теперь и не учитель… Почему? Так он плохой или нет? Бекай задумается. Мистер-бывший-учитель не кажется ему плохим, и слушать про корабли и индейцев мальчику понравилось… Но если не он плохой, то кто? Ведь отец тогда разозлился. Может быть, это он, Бекай плохой? Нет-нет-нет! Бекай накроется с головой, заметается, от чего его тугие кудряшки растреплются, пышной шапкой встанут между подушкой и одеялом…
- Я не плохой! – в голос выкрикнет он из-под покрывала.
Проснётся дремавшая на своей кровати Жюстин, подойдёт к ребёнку и осторожно стянет с его лица одеяло.
- Ce qui se passait, monsieur?
Бекай не ответит, он отвернётся на бок, и затихнет. Няня подумает, что малышу приснился кошмар, постоит ещё немного рядом, поджимая то одну босую ногу, то другую, и, решив, что ребёнок уснул, вернётся в свою кровать. Она не увидит, как в свете луны поблёскивают его открытые глаза.

Поиск учителя затянется.

В свободное время отец теперь не играет с сыном, не возит на озеро, чтобы покатать в лодке, но позволяет Бекаю сидеть в кабинете, когда сам работает или беседует со взрослыми. Правда, отец часто хмурится при взгляде на лакированную чёрную парту, за которой сидит Бекай. И малыш тут же теряет интерес к писчим перьям, игрушкам или ярким «сокровищам» из ящиков отцовского стола, которые тот отдал сыну на растерзание.

Бекая всё ещё тревожат вопросы – не из-за него ли хмурится отец? Не оставит ли его в Африке, пусть там и будет мАми, лицо которой малыш уже вспоминает с трудом, помнит ее больше по рассказам.
- Рут, папа разлюбит меня, если я буду плохим? – Бекай с не по-детски серьёзным лицом встанет на пороге кабинета, словно специально дождавшись, когда отец уйдёт в свою комнату.
- Сладкий, ты чего? Что значит - плохим? – удивится няня, сгребая малыша в объятия, - ты где-то набедокурил? Что-то сломал? – ласково спросит она, отстраняясь и внимательно глядя на ребенка.
- Нет… но они думают, что я плохой.
- Кто – они? Кто тебя обидел? – всполошится опять Рут.
- Ну… они… люди… - Бекаю пока не хватает слов, чтобы объяснить сложный вывод, к которому он пришёл, чтобы понять значение тех пренебрежительных взглядов, которые смог уловить от случайных или знакомых людей; разговоров и ситуаций, связанных с ним, после которых отец стал чаще хмуриться, - если они думают, что я плохой, то и папа может так подумать?
- Нет, сладкий, твой папа никогда о тебе так не подумает, - кто-то другой не понял бы, но Рут догадается, о чём говорит малыш, потому что связанна с ним общей болью, - если всё из-за гувернёра опять… ух, я б ему… - няня погрозит кулаком в пространство.
- Я не хочу больше учиться, - Бекай решительно направится к выходу из кабинета, бывшего ему классом, но больше двух шагов сделать не сможет – большая тёмная ладонь удержит его у порога.
- Ты не хочешь узнать азбуку, научиться читать? – покачает няня головой.
- Не хочу, - упрямо ответ Бекай.
- Помнишь сказу про Братца Кролика и Братца Опоссума? Помнишь, знаю, что помнишь, - хитро улыбнётся Рут, - я тебе её раз пятьдесят уже рассказывала…
- Да, расскажи опять про Братца Кролика, Братца Опоссума и Медведя! Расскажи-расскажи! - воскликнет Бекай, не заметив, как няня заведёт его обратно в кабинет.
- А, может, про Матушку Мидоус? - лукаво прищурится Рут.
- Да, расскажи про Матушку Мидоус! – тут же переметнется к новой сказке малыш.
- Но ты их уже слышал. Ты все мои истории уже слышал много раз. Может быть, ты хочешь новую?
- Хочу! – горящий взгляд Бекая не оставит сомнения, что он жаждет новых рассказов.
- А ведь ты можешь получить новые истории, без меня. Три новые истории, десять, сто – миллион!
- Миллион, - округлит ротик Бекай, - пока он не представляет, сколько это, но чувствует, что очень много, и очень здорово.
- Да, миллион новых историй! Для этого тебе нужно научиться читать. И тогда я подарю тебе книжку сказок дядюшки Римуса. Хотя, может быть, ты найдёшь что-то поинтереснее в библиотеке твоего отца, - Рут кивнёт в сторону большой дубовой двери, ведущей в фамильную библиотеку прямо из кабинета Ленчестера-старшего, - про рыцарей и драконов, про индейцев и… что там ещё обычно нравится мальчишкам постарше?
- Про индейцев и драконов… - эхом повторит Бекай, уставившись на закрытую дверь библиотеки, теперь пополнившей в его глазах «сокровищницу» отца.
- Когда ты выучишь азбуку, отец разрешит тебе брать оттуда книги – а их там точно миллион!
- Миллион, - зачарованно протянет малыш, перед глазами которого уже промелькнут сумбурные образы скачущих на кроликах индейцев, рыцарей, отмахивающихся от драконо-мух мечами, и всё это в веренице сказок, длиной в потрясающий воображение «миллион».
- Научи меня буквам! – Бекай тут же сядет за свою маленькую парту и прилежно сложит руки на столешнице. Как будто ещё пять минут назад не отказывался постигать азы учения.
- Эх, кабы я знала грамоту, сладкий, я бы сама уже получила миллион, и, может, не только историй, - вздохнёт Рут, - а тебе бы не пришлось искать гувернёра среди этих чванливых белых умников. Надеюсь, мистер Ленчестер найдёт тебе хорошего учителя.
- Папа найдёт хорошего? – с надеждой спросит Бекай, - И для него я тоже буду хорошим?
- Ты и так хороший, сладкий, - Рут треплет мальчика по курчавым волосам.

Невысокий мужчина в аккуратном светлом костюме стоит у окна. Немного сутулится, руки сцеплены замком за спиной. Полоска седых усов над губой, волосы – соль с перцем, лицо в лучиках тонких морщин.
Встретив взгляд стальных глаз, Бекай сначала оробеет, но любопытство возьмёт своё, и мальчик перестанет оглядываться на дверь кабинета, за которой скрылись отец и няня.

- Итак, вы и есть «способный, говорящий на трёх языках, жаждущий учиться ребёнок»? Английский, французский и… Me comprenez-vous? - спросит мужчина после секундной паузы.
- Oui, messieurs, – тут же ответит Бекай.
- Перо в руках держали? Умеете пользоваться чернильницей? – седовласый мужчина снова перейдёт на английский.
- Да, месье, - Бекай от неожиданности мешает в речи два языка.
И опять долгий недоверчивый взгляд. Под его тяжестью юный Ленчестер теряется, настороженно смотрит на взрослого исподлобья. Но малыш не врёт – уже не первый месяц он выводит чернильные каракули, наблюдая за рабой отца. Как-то Дэвид Ленчестер собрал кипу бумаг в чернильных пятнах и росчерках, именно тогда он впервые задумался, что пора нанять учителя, дабы направить энергию сына в нужное русло.
- Хорошо, мистер Ленчестер, - несмотря на слова, тон мужчины не выразит одобрения, - я оставлю вам задание. Если вы справитесь сами, - сделает он акцент, - то я подумаю, чтобы заняться вашим обучением.
Он возьмёт со стола дощечку, похожую на миниатюрное весло. К ней прикреплён лист бумаги с каллиграфически выведенными закорючками разной величины. Мужчина положит дощечку на парту перед ребёнком.
- Перепишите на чистый лист. До завтра, - добавит он и выйдет из кабинета.
Бекай растеряется. Кажется, этот новый мистер снова плохой. Но мальчик решает больше не сердить отца. Он будет хорошим, и строгий мистер это тоже увидит. А папа больше не будет хмуриться.
Мальчик положит перед собой чистый лист, потянется к чернильнице. Когда в комнату войдёт Рут, привлечённая тишиной, Бекай, с высунутым от усердия языком будет водить пером по бумаге.
На следующий день седовласый мужчина попросит юного Ленчестера показать работу. На доску с образцом лягут три бумажных листа.
- Я просил переписать только на один, - возразит учитель.
- Я не знаю, какой выбрать – мне все нравятся, - ответит Бекай.
Учитель усмехнётся, разглядывая закорючки, в которых с трудом можно угадать сходство с образцом. Краем глаза он заметит дюжину скомканных листов, валяющихся за партой.
- Хорошо, - промолвит он, и в этот раз в этом слове будет одобрение.

Учить алфавит Бекаю необыкновенно понравится. «Азбука для малышей» с яркими и забавными иллюстрациями вызовет у мальчика восторг. Он не может дождаться каждой новой страницы – строгий мистер Джонс требует, чтобы сначала его юный ученик запомнил все буквы на предыдущей. Но вот покорится буква «Z», и в качестве поощрения перед мальчиком положат новую книжку с картинками того же художника, что и в азбуке.

«Книга чудес для мальчиков и девочек» вполне оправдает ожидания Ленчестера-младшего, которому обещали волшебный мир чтения: герои разят чудовищ, совершают подвиги. Читает Бекай, правда, только слоги, с мифами его познакомит Учитель, но зато малыш с удовольствием рассматривает красочные иллюстрации.

Учитель отметит, что мальчику нравятся рисунки Уолтера Крейна, и, с разрешения отца, дверь библиотеки впервые распахнётся для Бекая: мистер Джонс решит познакомить подопечного с другой книгой знаменитого прерафаэлита.
«Королева Лето или турнир Лилии и Розы» - после этой рыцарской поэмы Бекай уже будет складывать слоги в слова, торопясь самостоятельно понять смысл строк в узорных рамочках на картинках. А потом, не дожидаясь Учителя, он захочет выбрать новую книгу из заветной библиотеки. Но торопливый ум и похвалы Уолтеру Крейну приведут к казусу: мальчик прекрасно запомнит, как пишется имя полюбившегося автора, и под своим чутким руководством отправит няню за новой книгой с нужной полки. Рут не сразу спохватится, что за скромной обложкой с названием «Декоративные иллюстрации книг» (которое чётко продекламирует малыш) будут скрываться не только узорные виньетки и строгие миниатюры, но картинки с сюжетами на религиозные и мифические темы, порой совсем не для детских глаз. Книга у Бекая будет тут же отобрана, а сама Рут заречется брать что-то в библиотеке без ведома Учителя или мистера Ленчестера-старшего.

Пролетит время, и у Бекая появятся новые любимцы: волшебство таблицы умножения, загадки Пифагора и задачи Царицы наук. Тайное возвращение в мир «миллиона историй» произойдёт через год.

Изображение Изображение
"...в Центральном парке", ©Citron-El

Мистер Джонс, как обычно, на своём любимом месте – на стуле, придвинутом к подоконнику. За отцовским столом Учитель почти не сидит. И Бекаю это нравится. В отцовское кресло любит забираться он сам.
- Урок закончился, вы не пойдёте сегодня гулять в Центральный парк?
Учитель сложит бумаги в видавший виды бювар, сунет его подмышку и обернётся к подопечному.
- Не пойду, - Бекай сидит в отцовском кресле и смотрит волком.
- Что на этот раз? – как бы между прочим поинтересуется мистер Джонс.
- Я больше не пойду в парк, – упрямо повторит Бекай и насупится сильнее.
- Там же птички, деревья, лодки…
- Там всегда кричат и толкаются...
Мистер Джонс вскинет одну бровь.
- Что вчера произошло?
- Ничего, – Бекай какое-то время помолчит, но потом продолжит, - я просто пошёл поиграть с ракеткой и мячиком. Там играли мальчик и ещё девочка, и другая девочка… А потом пришла миссис и стала на меня ругаться, - мальчик прижмёт ладошки к ушам, - громко кричала просто так, сказала не трогать мяч, не приближаться к другим, уходить с их поляны.
- Возьмите сегодня свою ракетку и выбери другую полянку, - посоветует учитель.
- Нет, - замотает головой Бекай, - я не пойду на улицу. Они все плохие. И миссис в парке, и мальчик на пристани в прошлый раз, и... и…
- Ну, этого босяка я помню. У него слишком длинный язык и никакого воспитания, а миссис-то почему плохая? Потому что кричала?
- Она толкнула Рут.
Мистер Джонс качает головой, хотя он вполне представляет, что стычка бойкой чернокожей няни и белой леди не может закончиться мирно, когда они обе защищают своих чад.
- А я наступил миссис на ногу, - добавляет Бекай, и в голосе ребёнка слышна злость.
Такого поворота Учитель не ожидает:
- И что было потом?
- Потом я упал, - на место злости приходят всхлипы, - Рут взяла меня на руки, она тоже сильно кричала, но я сказал, что хочу домой. И мы пошли домой, потому что я больше не пойду гулять.
- Никогда не пойдёте? – прищурится мистер Джонс.
- Никогда, - серьёзно кивнёт малыш.
- Даже на остров не поедете с мистером Ленчестером, даже на поезд или на корабль?
Бекай на какое-то время задумается.
- С папой поеду, на остров, и на озеро, и в путешествие… Но в парк больше не пойду, и на улицу гулять после урока. И поcле сна в воскресенье. Никогда.
- Что ж, - усмехнётся Учитель, - говорят, когда Бог закрывает одну дверь, то открывает другую.
Бекай останется в кабинете отца один. Взгляд его упадёт на дубовую дверь, за которой скрывается миллион историй, где хорошие всегда побеждают плохих, враги становятся друзьями, а храбрые герои спасают мир.
Багрянец роз и контур лилий белых
На вымпелах бойцов двух смелых.
И вот, сошлись, схлестнулись, снег и пламя:
Серебряный клинок вонзился в щит с шипами,
А всадник огненный свой меч занёс...
Отважен Лилий Рыцарь, храбр и Рыцарь Роз.
И битвой связаны, как скованны обетом,
Без сил упали перед Королевой Лето.

Строфы из поэмы "Queen Summer or the Tourney of the Lily & the Rose" *не нашла русского перевода, пришлось самой в меру возможности и времени*
Изображение Изображение
Выдержки на англ.:
Цитата:
Between their banners white and red,
Of Rose and Lily overhead,
Queen Summer took her judgment seat,
Whom all the crowd of flowers did greet.

Came first the glowing Rose in view,
With crimson pennon fluttering new;
With glittering spines all armed he came,
With lance and shield—a rose aflame;
With tossing crest and mantling free,
On fiery steed,—a sight to see!

Nor long the Lily knight delayed;
In silver armour white arrayed,
He flashed like light upon the scene,
A lamp amid the garden green.
Milk-white his horse, & housings fair
With silver lilies shining there.

In crested legends on that came
Against them—snow & burning flame
Mixing with the crimson flood
Of roses & their fragrant blood,
Whereof the grass undue was rife,
As surged & rolled the floral strife,
With checquered fortune o’er the green,
Until at last up-rose the Queen:

And caused the zephyr horns to blow
A truce, the victor’s crown to show.
But like a garland on the ground
Of roses & of lilies found,
So linked & locked in strife they lay
Each silver stem & clinging spray,
The doughty champions could not rise
Before the Queen to claim her prize.
So to the field of battle down
She stepped, with rose & lily crown
Of silver & of gold fair wrought;
And thus Queen Summer spake her thought:

And to each warrior thus did say:
Read in the fortune of your fray
Fit emblem sweet of unity,
Nor Rose nor Lily plant on high,
But side by side in equal right,
And pleasant cheer the Red & White:
Life & Love close linked together,
And strong to bear times’ wintry weather
Of the Decorative Illustration of Books Old and New

Author: Walter Crane

"Азбука для малышей":
Изображение Изображение Изображение

"Книга чудес для мальчиков и девочек"
Изображение Изображение

Из книги "Декоративные иллюстрации" Крейна :DE06:
Изображение Изображение

Только в том мире, что за пределами библиотеки, люди не будут столь же чётко делиться на хороших и плохих. Поначалу малышу кажется, что все просто: хорошие – это те, кто его любят, плохие те, кто – нет. Но уже скоро в голову маленького Бекая начнут закрадываться сомнения: Жюстин – она хорошая, но его не любит, уж точно не так, как Рут. Учитель тоже не питает к нему нежных чувств, но не плохой человек. Тогда, хорошие - кто поступает хорошо, а плохие - кто плохо? А что значит поступают плохо, если, конечно, это не сказочный злодей, убивающий стотыщ человек после обеда, и не страшный дракон, сжигающий деревни и закусывающий принцессами.

В реальном мире у Бекая свои примеры. Когда обижают – это точно плохо, значит, плохие люди те, кто его обижает? А что значит – «обижать»? Конечно, это когда поднимают руку, толкают его или близких, как та злая миссис в парке; и когда кричат на него и няню, или ругаются с отцом; ещё обидно, когда кто-то дразнится или обзывается, как тот босоногий мальчик в порту, назвавший его «чёрной обезьяной». Но есть люди, которые его не трогают, не повышают голоса, только смотрят или шепчутся, и всё равно они кажутся Бекаю плохими. Он уже улавливает что-то очень схожее в выражении их лиц, во взглядах, в отношении к нему.

Вот Нэн и Мери, их горничные. Спорят между собой, кто будет убирать грязную дорожку, отпечатанную маленькими ножками от порога до самой лестницы. Это Бекай забежал в дом, горя нетерпением увидеть отца, вернувшегося из командировки. Служанки посмотрят на него совсем не добрыми глазами, не станут торопиться брать в руки тряпку. «Почему я должна за этим…», «бастард» и «ниггер» донесётся до Бека, пока Жюстин, поймав, наконец, ребёнка у лестницы, будет стаскивать с него грязные ботинки.

А тётушки Глэдис, Медисон и Лесли? Их Бекай долго путает, до того они кажутся ему похожими, с этими одинаковыми причёсками, чёрными платьями с шуршащими подолами, и надменными лицами. Впрочем, слово «надменный» Бекай узнает позже, как и «пренебрежительный», а пока с цепкостью детской памяти отметит, что обидным может быть как действие или слово, так и взгляд.

Но что делать, если чей-то взгляд совсем не удаётся поймать? Усвоенного сценария мало для юного ума, чтобы объяснить поведение людей, с которым Бекай начнёт сталкиваться всё чаще по мере взросления. И первый пример снова будет ожидать его в собственном доме.

Иногда Бекаю кажется, что он невидимка. Мисс Вуд всегда смотрит мимо него, даже если он сидит на высоком стуле у кухонного стола, за которым стряпает Рут.
И когда наступит время ужинать, мисс Вуд лично поднимется в кабинет отца, чтобы пригласить его к столу, позовет и Жюстин, но ему, Бекаю, и слова не скажет, путь он находится в детской вместе с няней.
Дядя Джимми, кажется, во всём подражает мисс Вуд. Он делает вид, что не слышит просьбу Бекая показать ему чудесные железки, которые несёт в строганном деревянном ящичке, не обратит внимания на хныкающего в пустой гостиной ребёнка, прижимающего ладонь к шишке на лбу. Будет улыбаться няне и ходить за ней хвостом, но ни разу не опустит взгляд на Бекая. Будто маленький человечек - пустое место.

Юный Ленчестер мог бы решить, что всё дело в странных мисс Вуд и её племяннике, но точно такой же взгляд «сквозь» он встретит у людей на улицах, в магазинах, в транспорте. О, особенно в трамваях!

Когда Бекай выходит на прогулку с отцом, то они идут пешком, либо едут на автомобиле с шофёром. Но когда Ленчестер-младший с кем-то из нянек, то в Гринвуд или в Центральный парк они добираются на трамвае. И вот тогда начинается цирк: вокруг ребёнка и няни (особенно, если это Рут) образуется пустой островок – мамаши утягивают своих детей подальше, дамы подбирают подолы юбок и прижимают сумочки к груди, а некоторые джентльмены начинают старательно высматривать что-то за мутными стёклами трамвая. Если же места мало, и случайный взгляд нет-нет, но встретится с любопытным взором смуглолицего ребёнка в аккуратном и дорогом костюмчике, то глаза пассажира тут же стекленеют или начинают бегать, смотря куда угодно, только не на темнокожего соседа.

Изображение
"Поручни", ©Citron-El

Сначала Бекай просто не понимает, что происходит и всячески привлекает внимание избегающих его людей, чем только осложняет положение, превращая всё в нелепый фарс. Потом мальчика это будет удивлять, затем – смешить. А со временем - раздражать.
Нет, конечно же, Бекай не чувствует себя лучше, если вместо пустого взгляда встречает презрительный, но он уже осознаёт, что за таким старательным игнорированием вряд ли стоит доброжелательность или даже просто равнодушие.

Особо искусно этот сценарий поведения станут применять школьные учителя. Молодой Ленчестер будет числиться в списках учеников, получать галочки в журнале посещения и даже зарабатывать приличные баллы по результатам контрольных работ, но всё равно останется "невидимкой", "пустым местом" на ученической скамье. Из дискуссий его будут исключать, жаждущий знаний взгляд и тянущуюся руку – не замечать, потасовки в коридоре или изощренную травлю в классе – игнорировать. «Нет человека – нет проблемы».

Впрочем, всё это потом, потом… а пока юный Бекай всеми силами избегает разочарований, уходя в мир сказочных историй, выстраивая в воображении свой справедливый мир, в который пытается вписать и всех, кто его окружает. Но от реального мира за волшебной дверью ему всё равно не скрыться.

_________________
Whistle in the dark


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 22 сен 2017, 09:22 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10192
Malena, ты все-таки сделала это! :bra_vo: :138: :co_ol: И со всеми моими порисульками, ох...


Вечером приду перечитывать :hea_rt:

_________________
Дерево надежды, стой прямо! ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 26 сен 2017, 19:05 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10192
Я долго ждала возможности узнать Бекая получше и вот наконец :tende:
Такой милый, забавный малыш...

Malena писал(а):
там ещё королева была… и она… корабли ему дала, а он поплыл в океан, и стодвадцать человек, и они, и Колумб увидел землю, и целовал её, а потом достал меч и поклялся


:-) :co_ol: Хочет учиться, узнать миллион историй, быть похожим на книжных героев...

Но жалко его, конечно. Если он не будет хорошим, папа разлюбит, обратно в Африку отправит. :-( Прям обнять и плакать.

После Бекая мой любимый персонаж тут матушка Рут. Так нежно она его любит, так яростно защищает, такие правильные слова говорит. Хоть один понимающий взрослый рядом! А рассеянному и легкомысленному мистеру Легчестеру старшему порой хочется книгой по голове настучать подарить "Отцовство для чайников".

_________________
Дерево надежды, стой прямо! ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 03 окт 2017, 23:21 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 18:44
Сообщений: 3938
Спасибо, мой читатель) Твой интерес к жизни этого героя побудил образы его биографии, витающие где-то там и между строк других произведений, стать материальными.

"Четыре сценария Бекая Ленчестера" - такое название к личной истории Бекая было придумано ещё давно, во времена "Перекрестка", и если не ошибаюсь, в диалогах с читательницей Еленой. В прошлом году, ложась на бумагу, история вышла более фактурной, чем я ожидала, становясь по-настоящему первоисточником. Хочу показать вам героя до того (и в процессе), как он оделся в броню и выставил щиты. И в который раз поняла странное : писать за детей и подростков мне порою больше по душе, чем за взрослых... Хотя в реальной жизни не скажу (мягко говоря), что люблю находится в их обществе.

Кроме всего прочего, данное произведение - мой литературный эксперимент со стилем. Кто угадает с чем я экспериментирую? :10:

Большим вдохновением в написании каждой главы были иллюстрации Иры.
Она же помогает мне с вычиткой. После таковой выложу вторую главу. А когда будет несколько глав, расскажу, какая моя любимая)
Ещё раз благодарю 055*

_________________
Whistle in the dark


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 03 окт 2017, 23:33 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10192
Malena писал(а):
Большим вдохновением в написании каждой главы были иллюстрации Иры.


Тот момент, когда готов научиться рисовать, лишь бы автор написал проду ))


Malena писал(а):
Особо искусно этот сценарий поведения станут применять школьные учителя.


Хорошо слово подобрала... искусно :co_ol: Сразу другое ощущение. И ассоциация нужная со сценарием: искусственность. Лицемерие. Драма "Мальчик-Невидимка".

Malena писал(а):
А когда будет несколько глав, расскажу, какая моя любимая)

Теперь и мне любопытно ))

Прости, что откладываю... Но я сейчас с Трилогией, как Святой Георгий с драконом ...либо она меня, либо я её...

_________________
Дерево надежды, стой прямо! ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 20 окт 2017, 17:10 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
25 сен 2012, 14:08
Сообщений: 3544
Malena, мне очень понравилось! :bra_vo:
Поскольку с "Перекрестком" у меня не сложилось (причины я еще на Кенди-форуме озвучивала), то я очень рада возможности побольше узнать о твоем герое. Я конечно знаю как в те времена относились с цветным, но когда ты вот так описала это глазами ребенка который вообще не понимает что происходит... :8902: Душещипательно очень.
С удовольствием отметила имя знакомого художника)
Буду ждать продолжения.

Citron-El, иллюстрации супер! :co_ol:

_________________
Творец не поручает задач, не снабдив условием для их решения. ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 30 окт 2017, 14:53 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10192
Afina писал(а):
Я конечно знаю как в те времена относились с цветным, но когда ты вот так описала это глазами ребенка который вообще не понимает что происходит...


Вот и я с такими чувствами читала. Только меня тут не только общество, но и папаша Ленчестер поражает. Поведение окружающих, которое рождает у ребенка тревоги и сомнения, он никак не комментирует. А ведь должен был понимать, куда сына привез! Ладно, он занят, не видит, что за пределами дома с мальчиком происходит, но уж под своей-то крышей мог проследить, чтобы его нормальные люди окружали... Не из одних ведь ксенофобов общество состояло! Были сочувствующие, были аболиционисты...

Тем более, что это не американский Юг, а Нью-Йорк, город иммигрантов. Евреи, поляки, китайцы, итальянцы... Все там селились. Афроамериканцы на фоне этакой национальной пестроты не сильно-то и выделяются. Они, можно даже сказать, местные, свои... Вместе с Югом за отмену рабства воевали!

В общем, у меня сложилось впечатление, что Бекаю ко всему прочему не повезло с окружением. И с отцом. Первый человек, который должен был объяснить, помочь, поддержать... Однако закрывает глаза на "проблему". Одна история с общественным транспортом чего стоит! Вот, не знаю, было ли в Нью-Йорке разделение на места для белых и цветных пассажиров? Если да, Бекаю с няней вообще не позволялось бы среди белых сидеть...

Зацепила тема! От того и иллюстрация такая: мальчик в трамвае, в котором ему не за что и не за кого ухватиться...

Оставлю пару ссылок.
Статья про сегрегацию в общественном транспорте: https://visualhistory.livejournal.com/180412.html
Социальный эксперимент в ресторане Бургер Кинг из серии "А как бы вы поступили?": https://www.facebook.com/MolniaPlus/?hc_ref=ARTxg7QWQNKujNtfjPHiCa9alin1x69OpM8qzb94JEguVksxOMO_jiUOzAYdU9lxzCs&fref=nf

_________________
Дерево надежды, стой прямо! ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 30 окт 2017, 17:40 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
25 сен 2012, 14:08
Сообщений: 3544
Citron-El писал(а):
А ведь должен был понимать, куда сына привез!

У меня складывается впечатление что он как раз таки не понимает.
Он уверен что сделал все возможное для комфортного существования мальчика, а всякие психологические тонкости не по его части. Он о них просто не догадывается. А что происходит дома он мог и не видеть, если прислуга была осторожна и при хозяине свое "фе" не показывала. Отказал же он от места той тетке и учителю когда напрямую столкнулся с проявлениями расизма.
Ну и мое личное мнение: не каждый мужчина (да и женщина порой тоже) способен вникнуть в душевные переживания ребенка, пусть он его даже очень любит.

Спасибо за ссылки обязательно прочту, но попозже.

_________________
Творец не поручает задач, не снабдив условием для их решения. ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 30 окт 2017, 18:02 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10192
Afina писал(а):
У меня складывается впечатление что он как раз таки не понимает.


Легкомысленный, однако, папаша. Живет в стране, где за сожительство с чернокожими могут на год в тюрьму упрятать, т.к. в некоторых штатах это официально признано преступлением, и не понимает, через что проходит ребенок? За что, спрашивается, ему дали ученую степень! :sk: Одно он точно сделать должен был: объяснить сыну, что он не плохой. Не совсем же он идиот, чтобы не понимать, не видеть, как общество относится к таким, как Бекай.

Недавно прочитала в историческом романе: героиня из сострадания обнимает негритянку и та прижимается к её лицу мокрой от слез щекой. А потом её спутник (не злодей какой-нибудь, положительный герой) преспокойно так заявляет: вам, наверное, хочется поскорее попасть домой и умыться?
Нью-Йорк, Манхеттен, 1900 год.

_________________
Дерево надежды, стой прямо! ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 17 ноя 2017, 20:08 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:39
Сообщений: 2092
А мне показалось, что отец делает все, что может. Находит Рут, подбирает учителей. Отследить весь персонал в доме - слишком трудная задача для человека, часто бывающего в командировках. Они могут при нем вести себя одним образом, а без него - другим.
Я даже позавидовала Бекаю, что у него была Рут и отец. И я понимаю желание автора писать о детях.

_________________
Жизнь не должна нам ничего, кроме проблем.
Все остальное мы делаем в ней сами.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 17 ноя 2017, 23:03 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10192
Ну, если сравнивать со среднестатистическими отцами в эдвардианскую эпоху, то Девид вообще молодец. В ту пору не считалось, что проводить время с детьми - это удовольствие. Люди классом выше среднего сдавали чад нянькам и привет. А Дэвид вон, в путешествия с собой брал и на прогулки. Все же уделял внимание.

Что он однозначно мог и должен был сделать - это объяснить сыну, что он не плохой.
Представим, ребенок родился с зайчьей губой. Уже наверное родители не будут закрывать на это глаза. Объяснят ребенку, почему он не такой, как другие - это как минимум.
А "недостаток" Бекая по меркам его современников хуже, чем зайчья губа. И отец его вообще никак не подготовил. Более того, его молчание выглядит так, словно он сам стыдится сына.

_________________
Дерево надежды, стой прямо! ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 18 ноя 2017, 07:33 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:39
Сообщений: 2092
Так и стыдиться, наверное. Его же грех, что сын не такой как все. Он и стыдиться, и скрывает это, бросая вызов обществу и самому себе.
А ребенок расхлебывает. На самом деле для ребенка это не такой уж и плохой сценарий. У него есть защита в виде отца, когда он рядом. У него есть поддержка в виде Рут. У него будет пропуск в мир в форме отцовских денег. И самое главное - у него есть книги для нормального развития и душевной жизни.
А то, что он не такой как все, он и сам понимает довольно быстро. Может сравнить себя с Рут и другими.
Мне здесь не жалко Бекая. Мне кажется, судьба дает ему шанс с самого детства научиться искать и познавать истину и себя вне зависимости от мнения окружающих.
А отец говорит ему, что он хороший - это, возможно, даже лучше, чем "ты не такой как все".

_________________
Жизнь не должна нам ничего, кроме проблем.
Все остальное мы делаем в ней сами.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  

Яндекс.Метрика