* Вход   * Регистрация * FAQ    * Поиск
Текущее время: 22 ноя 2017, 09:08

Часовой пояс: UTC


cellspacing=/div
Любовь никогда не перестает - Ms Puddle (фанфик - перевод)
Модераторы: Citron-El, Malena, SilverStar
Начать новую тему Ответить на тему На страницу 1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 14 июл 2017, 06:50 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 65
Любовь никогда не перестает.
Ms Puddle


Название: Love Never Fails / Любовь никогда не перестает
Автор: Ms Puddle (2014 г.)
Fandom: Сandy-Candy / Кенди-Кенди
Жанр: Romance/Drama / романтика/драма
Пейринг: Albert/Candy / Альберт/Кенди
Категория: what-if / «а что, если…»
Размер: max / макси
Статус: complete already/завершён
Original story was published/Оригинальная история опубликована здесь: https://www.fanfiction.net/s/7472782/1/Love-Never-Fails
Перевод: Nynaeve
The permission to translate and publish on this site was received: разрешение на перевод и публикацию на этом сайте – получено.
Отказ от ответственности: Кенди-Кенди и все персонажи принадлежат Киоко Мизуки, изображения - Юмико Игараси и аниме - Toei Animation.
Описание: Что, если бы Кенди обнаружила, что истинные чувства Альберта к ней были сильнее, чем просто братские? А что, если бы Альберт позже оправился от амнезии?
Блог автора: http://mspuddleshaven.com/

1. Прощание
2. Несчастный случай
3. Прозрение
4. Сюрприз
5. Разбитое сердце
6. Дилемма
7. Переписка
8. Друзья
9. Деревня
10. Спасение
11. Амулет
12. Дома
13. Дневник Часть 1
14. Дневник Часть 2
15. Свидетели
16. Соучастник
17. Мошенничество
18. Недоразумение
19. Трудности
20. Ночь
21. Предложение
22. Засада
23. Мот
24. Инкогнито
25. Ливень
26. Оплошность
27. Правда
28. Похищение
29. Прощение
30. Ретроспекция
31. Непредвиденная ситуация
32. Схема
33. Кулон
34. Отправление
35. Воспоминания
36. Жертвы
37. Искушение
38. Судьба
39. Уловка
40. Освобождение
41. Карты раскрыты
42. Травмы
43. Оздоровление
44. День рождения
45. Счастье
46. Свадьба


Последний раз редактировалось Nynaeve 19 окт 2017, 09:24, всего редактировалось 16 раз(а).

Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 14 июл 2017, 06:58 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 65
Введение от автора:

В Кенди-Кенди, я считаю, что Альберт и Кенди предназначены друг для друга. К сожалению, Альберт подавлял свои истинные чувства к Кенди, которая, казалось, до сих пор любит Терри. Тем не менее, я думаю, что после исчезновения Альберта, Кенди наконец поняла, кому принадлежит ее сердце и сильно скучала по нему. Если честно я расстроена открытым финалом Кенди-Кенди, поэтому повернула сюжет в этом фанфике, в основном базируясь на манге. Что бы произошло, если бы Кенди узнала раньше о чувствах Альберта к ней, и что они намного сильнее, чем просто братские. А что, если бы Альберт оправился от амнезии позже?

Название моего рассказа взято из Библии о превосходстве любви:

4 Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится.

5 Не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла.

6 Не радуется неправде, а сорадуется истине.

7 Все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.

8 Любовь никогда не перестает.

1-е послание к Коринфянам святого апостола Павла.


Пожалуйста, имейте в виду, что английский язык не мой родной, поэтому я благодарна двум бета-читателям, которые помогли мне начать работу. Я приветствую любые отзывы (положительные или конструктивные критические замечания, если только они не провокационные). Большое вам спасибо за ваш интерес! Надеюсь, вам понравится читать столько, сколько мне нравилось писать!

-Ms Puddle

Глава 1: Прощание.

По мере того как солнце скрывалось за горизонтом, Альберт шел домой с работы. Подходя ближе, он был приятно удивлен, увидев, что Арчи с друзьями уже ждали его у подъезда.

«Вы, ребята, раньше, чем ожидалось!» - заметил Альберт, широко улыбнувшись, радуясь их приходу. Запустив пальцы в волнистые волосы, он добавил: «Вы знаете, что не должны приходить. Я на самом деле могу позаботиться о себе…»

Прежде чем он закончил, Арчи заметил: «Хорошая стрижка, Альберт! Она вам идет!»

Арчи обычно был наблюдательным, и такой же была его подруга. «Да, выглядит симпатично!» - вмешалась Анни весело. Она обнаружила, что Альберт с более короткими волосами выглядит моложе.

«Ах, спасибо!» - ответил Альберт, потирая затылок, как будто все еще привыкал к коротким волосам. Только тогда Анни добавила: «Помните, что мы обещали приходить каждый день, пока Кенди будет на Бродвее?»

Альберт, кивнув, сказал с улыбкой: «Спасибо, я ценю это!»

«Всегда, пожалуйста! - сказал Стир, даже его глаза улыбались. - Конечно, мы знаем, что вы можете позаботиться о себе, и на самом деле готовите еду для Кенди каждый день!»

Они рассмеялись. Через мгновение Стир добавил: «Серьезно, мы ведь друзья, не так ли? Вы не хотите, чтобы мы вам составили компанию? Разве тут не слишком тихо без чрезмерной болтовни Кенди?»

Альберт кивнул без слов, нежно улыбнувшись. Да, действительно… очень тихо… без нее.

«Да, и вы как старший брат для нас, - согласился Арчи. - В конце концов, мы должны держать обещание, чтобы Кенди имела душевное спокойствие».

Пока Арчи говорил, его брат и девушки начали разгружать покупки из автомобиля. Тогда Альберт предложил помочь: «Леди, пожалуйста, позвольте мне самому все забрать».

Это был не первый раз, когда они все обедали вместе, и у них никогда не заканчивались темы для разговора. Когда Альберт рассказывал им, как Кенди чуть не проспала и так спешила, чтобы попасть на утренний поезд сегодня, Стир сдвинул очки на нос и произнес: «Знаете что? Я ходил проводить ее».

«Действительно? - Альберт ответил радостно. - Как мило с твоей стороны!»

Стир ему улыбнулся. «Она так с нетерпением ждала этой поездки, и я пожелал ей всего наилучшего в будущем с Терри. Вы знаете, у Кенди было много взлетов и падений, с тех пор как мы познакомились, и она, безусловно, заслуживает счастья».

«Верно! - согласился Альберт твердо. - Я тоже хотел проводить ее, но она не позволила мне, боясь, что я могу простудиться или что-то в этом роде. Иногда я нахожу, что она сверх меры заботится обо мне».

Когда его голос растворился во вздохе, друзья рассмеялись, зная, как Кенди, время от времени, пыталась действовать на них, как старшая сестра. Они не знали истинную причину, почему Альберт хотел проводить ее.

Когда смех утих, Альберт заметил нахмурившись: «Раз вы упомянули об этом, Кенди редко говорит о своих страданиях в прошлом… она рассказывает все в общем, и всякий раз, когда я пытаюсь копать глубже, она больше сосредотачивается на своих любовных историях».

Братья опешили, особенно младший. Он мог только безучастно смотреть на Альберта, не в силах поверить, что Кенди рассказывала ему о прошлой любви, которая была в основном наполнена слезами и разбила ей сердце. Когда Арчи задумался о том, сколько Альберту уже было известно, он услышал голос брата: «Говоря о ее любви, Альберт, что вы знаете? Жаль, что вы никогда не встречали нашего двоюродного брата, первую любовь Кенди».

Стир сейчас был уже спокоен и говорил это с легкостью. Он полагал, что даже если Альберт и не все знал, то можно уже ничего не скрывать.

«Нет, Стир, я полагаю, первая любовь Кенди - другой человек», - поправил Альберт.

«Это правда? - воскликнул Арчи явно удивленно, но через несколько секунд добавил. - О, теперь я вспомнил… Энтони упоминал мне что-то подобное. Вскоре после удочерения дядюшкой Уильямом, он сказал, что Кенди встречала ранее мальчика, который был очень похож на него».

Сказав это, Арчи продолжил тему, немного волнуясь, что Альберт будет рассказывать об увлечениях Кенди: «Говоря о сходстве, Альберт, теперь, когда у вас короткие волосы, вы выглядите, как взрослая копия Энтони. Хотя ваши волосы более волнистые, но похожего цвета и я думаю, что у вас глаза такого же голубого оттенка, как и у него. Не говоря уже о том, что вы всегда носите нежную улыбку на устах».

«Хм… Я думаю, ты совершено прав, Арчи, - согласилась Анни, изучая особенности Альберта. - Хотя я и не хорошо знала Энтони…»

«Интересно тогда… - пробормотал Альберт, размышляя. - Означает ли это, что я также выгляжу, как первая любовь Кенди?»

Альберт сделал очаровательную гримасу, и его чувство юмора заставило всех вокруг рассмеяться. Когда смех истощился, гениальный изобретатель среди них повысил голос, выглядя очень официальным: «Альберт, я думаю, я знаю, почему Кенди редко говорит о своих страданиях в прошлом».

Его серьезность заставила всех на мгновение задержать дыхание, и Стир объяснил: «Кенди добрая девушка и готова все простить».

Затем Стир продолжил рассказывать подробности, насколько плохо семья Леган относилась к Кенди, сделав из нее служанку, и как их избалованные дети, Нил и Элиза, добавляли еще больше несчастий в ее жизнь, обвиняя в воровстве, во что с готовностью верили из-за того, что она выросла в приюте.

Услышав о трудном детстве Кенди, Патти сморгнула навернувшиеся слезы, которые грозили скатиться по щекам. Она не знала этого, потому что впервые встретила Кенди в образе богатой девушки, которая проживала в роскошной комнате. Позже она узнала, что Кенди была сиротой, которая работала на Леганов, но Кенди всегда казалась сильной и оставалась оптимисткой.

С другой стороны, Анни чувствовала себя неловко, вспоминая те дни, когда она не могла признать собственное прошлое и, как она испугалась, когда Кенди в качестве служанки подвела к ней лошадь. Арчи обнял ее за плечи и сказал: «Однажды, Анни пришла к нам в гости в особняк, Кенди как-то ввязалась в драку с Нилом, в результате которой Энтони был ранен. Кенди, вероятно, было стыдно, она убежала и исчезла».

Братья Корнуэлл живо вспомнили ту ужасную ночь, когда никто из них не мог заснуть. «Мы так волновались, гадая, где она. В ту ночь каждый из нас тайно выскользнул из дома и искал ее вдоль берега реки. Потом мы случайно столкнулись друг с другом и обнаружили, что Энтони был весь поцарапан», - продолжал Арчи со вздохом.

«Мы искали повсюду, надеясь, что она не ушла слишком далеко. Мы знали, что река переходит в огромный водопад, но мы не хотели даже думать об этом», - описывал Стир мрачно. Потом спросил: «Альберт, Кенди должно быть рассказывала вам, что вы спасли ее из водопада, не так ли?»

«Да», - признался Альберт, все услышанное причиняло ему боль. Он знал о прошлых невзгодах Кенди, но она сглаживала некоторые детали. Тем не менее, даже братья Корнуэлл не знали, что проделка Нила была главной причиной, почему Кенди случайно травмировала Энтони, и она оказалась совсем одна, спускаясь по реке, не зная об опасности впереди.

Альберт продолжал пересказывать задумчиво: «Она спала в маленькой лодке и, когда позже проснулась, уже ничего не могла сделать, кроме как наблюдать, как лодка наскочила на валун в реке. В результате, ее стало бросать по порогам, и после она потеряла сознание… но, само собой разумеется, я не помню, почему был в том месте».

Арчи кивнул и добавил: «Но, когда она чудесным образом вернулась к нам живой, мы были очень счастливы! Позже нам сказали, что Леганы уволили ее, поэтому, пытаясь помочь, мы попросили нашу тетушку Элрой удочерить ее».

«К сожалению, она могла принять Кенди только как служанку, - продолжал Стир. - Так получилось, что каждый из нас троих написал письмо дядюшке Уильяму с одной и той же целью, прося удочерить Кенди».

«Так вот что случилось», - сказала Патти, глаза ее просветлели. Анни присоединилась к ней: «Ваш дядюшка Уильям был очень щедр к Кенди, и он получил для нее лучшую комнату в общежитии в Лондоне!»

Альберт кивнул в знак согласия. «Несмотря на то, что Кенди никогда не встречала своего приемного отца, и он никогда не отвечал ни на одно из ее писем, Кенди была более чем благодарна за его доброту. Тем не менее, она мало говорила про дядюшку Уильяма!»

Альберт сказал это, потому что хотел бы больше знать о Кенди, теперь самого дорогого человека в его жизни. Возможно, братья Корнуэлл могли бы заполнить пробелы. Тем не менее, Стир пожал плечами. «Альберт, Кенди не может ничего другого рассказать, потому что никто из нас не встречался с дядюшкой лично, - ответил он ровным голосом, но затем продолжил, высказывая свое мнение. - Но наверняка дядюшка Уильям имеет абсолютную власть в нашей семье, и он выказал свои пожелания, отправив Джорджа, доверенного личного помощника, спасти Кенди по дороге в Мексику, и даже тетушке Элрой пришлось уступить его воле».

Чем больше разговорчивые братья вспоминали и чем больше Альберт слушал о том, что случилось с Кенди, тем больше он скучал по ней. К настоящему времени она должна была встретиться со своим возлюбленным в Нью-Йорке. Вдруг Стир и Арчи расчувствовались, продолжая свой рассказ. В этот момент Альберт понимал их нерешительность, когда они говорили о покойном родственнике, и он помнил, как горячие слезы текли по щекам Кенди в первый раз, как она упомянула несчастный случай со смертельным исходом после ее удочерения. Она по-прежнему берет на себя вину за смерть Энтони, бедная Кенди…

Поэтому Альберт любезно заявил: «Кенди уже рассказывала мне об охоте на лис, и почему она решила оставить Лейквуд после этого».

Братья вздохнули один за другим, и через мгновение Арчи мечтательно сказал: «Стир и я хотели найти ее, но дядюшка Уильям решил отправить нас всех в Лондон, и много чего произошло с тех пор».

Затем они впали в молчание, как будто хотели закончить с едой на тарелках. Патти нарушила тишину спустя некоторое время: «Альберт, вы знаете, что когда мы впервые встретились в зоопарке, вы знали все наши имена, как если бы мы встречались раньше?»

«Да! Это было удивительно! - добавил Арчи, обаятельно улыбаясь. - К тому же, вы выглядели совершенно по-другому. У вас были длинные каштановые волосы, темные очки, но, тем не менее, тот же самый веселый нрав».

«Во всяком случае, нам всем было любопытно встретиться с бородатым человеком, который отважно спас Кенди из водопада, - продолжил Стир. - Ну, думаю бесполезно спрашивать, была ли это маскировка… как будто вы хотели скрыть лицо».

Когда Стир закончил с глуповатым смехом, Арчи сердито посмотрел на брата, вспоминая его комментарий, когда они впервые увидели Альберта в бессознательном состоянии в жалкой палате номер 0: «Стир!»

Затем они рассказали Альберту, что произошло, когда они вошли в эту затхлую комнату в больнице. Альберт был весьма удивлен, услышав о себе, не помня ничего из этого, как будто они говорили о ком-то другом. Раньше он весьма расстраивался из-за этого, но теперь медленно принимал реальность. Он был действительно благодарен Кенди, которая продолжала подбадривать его. Только тогда Патти с любопытство спросила: «Так, Альберт, Кенди вам много рассказывала о своей жизни в Лондоне?»

«Да... много-много, - сказал Альберт, когда проглотил пищу и вытер рот салфеткой. - Я знаю, как вы все добры были к ней тогда».

Лицо Анни внезапно потемнело. Она не очень была добра к Кенди в начале, и она помнила, какой опустошенной была, когда некоторые одноклассницы из богатых семей обнаружили ее непритязательное происхождение. Как она могла забыть ту ужасную дождливую ночь, когда скрывалась от всех? В этот момент благодарный голос Патти врезался в ее мысли: «Альберт, я просто хочу еще раз поблагодарить вас за заботу о моей дорогой черепашке в зоопарке. Вы не знаете, как много это для меня значит!»

«Не за что, Патти», - ответил он с полуулыбкой. Он не имел ни малейшего представления о том, что вообще сделал с ее черепахой.

В это время Арчи сжал плечо Анни. Когда она подняла глаза, он смотрел на нее ласково, понимающе улыбаясь, как будто мог читать ее мысли. Когда ему удалось получить слабую улыбку в ответ, он сказал остальным: «Кстати, колледж был тем местом, где Анни и я влюбились друг в друга».

Анни не ожидала услышать такое и покраснела. Тогда Альберт продолжил: «Я знаю, Кенди говорила мне об этом. Конечно, это было место, где она тоже влюбилась в Терри. Я думаю, те дни, возможно, были самыми счастливыми в ее жизни, не так ли?»

Как ни странно, никто из них действительно не мог ответить на его вопрос. Они посмотрели друг на друга, а затем на Альберта. «Честно говоря, мы не знаем, когда у них все началось. Кенди, казалось, очень рада, когда мы были у Терри, пытаясь починить старый самолет, чтобы полетать», - сказал Стир. Затем он стал восторженно рассказывать о пережитом в тот день вместо того, чтобы говорить о Кенди или Терри.

Когда Стир, наконец, прервался, Альберт перенес внимание обратно к своей медсестре: «Кенди рассказывала мне, как нашла свое призвание в жизни. Как и Терри, который преследовал свою мечту, она хотела найти свой путь. Каким-то образом она поняла, чем хотела бы заниматься, когда возвращалась в дом Пони».

Друзья Кенди описали, в каком шоке они были, когда получили письма от Кенди о новой жизни в Америке после исчезновения из Лондона. В конце концов, Альберт предложил вымыть посуду, шутя, что теперь он в этом эксперт. Когда друзья встали, чтобы помочь ему, Альберт прокомментировал безмятежно: «Я думаю, что Кенди, несомненно, сейчас чудесно проводит время с Терри».

Анни ответила, неся загрязненные тарелки на кухню: «Я тоже в это верю! Надеюсь услышать хорошие новости, когда она вернется».

«Да, она заслуживает, чтобы быть счастливой», - согласились Патти с друзьями, шагая на кухню с мечтательным выражением. Когда она вернулась, то заметила, что Стир стоял у окна, как статуя, вместо того чтобы помогать остальным. Она хотела позвать его, но что-то в выражении его лица, отсутствующий взгляд, остановили ее. Кроме того, она хотела понять, не будет ли мешать ему. Она подумала, что возможно он размышлял о последних годах, о которых так много вспоминали сегодня, поэтому решила оставить в покое и подошла к столу, чтобы забрать еще несколько тарелок.

Когда Анни и Арчи размещали свой груз в кухонную раковину, Альберт уже вымыл несколько тарелок, и Патти помогла положить их в шкаф. Тогда Альберт спокойно заметил: «Вы, ребята, понимаете, что Кенди может не вернуться в Чикаго, верно?»

Его заявление было настолько для них неожиданным, что они прекратили что-либо делать и единодушно воскликнули: «Почему?».

Альберт спокойно выключил кран и вытер руки, затем повернулся с понимающей улыбкой. Даже Стир присоединился к ним, так что Альберт произнес в прозаичном тоне: «Терри прислал Кенди билет в один конец до Нью-Йорка. Я полагаю, что он хочет, чтобы она осталась там с ним».

Его причина звучала достаточно убедительно, и никто не мог придумать контраргумент. После краткой минуты молчания Альберт снова заговорил, пытаясь ободрить всех, включая себя: «Не волнуйтесь, друзья. Вы видите, что я большой парень, и на самом деле Кенди не нужно обо мне больше заботиться».

Пока они переглядывались друг с другом, Альберт продолжил серьезно: «Я уже благодарен за то, что сделала Кенди для меня в последние месяцы. То же самое относится и к вам, и я не знаю, что случилось бы со мной без вашей дружбы и поддержки».

«Альберт…» - начал Арчи, желая что-то сказать колеблясь.

Но тот продолжил: «Это правда, что я не помню ни кто я, ни что-нибудь о себе, но, основываясь на том, что Кенди и вы рассказывали, я имел обыкновение путешествовать в одиночку!»

Хотя не было жалости у него в голосе, друзья онемели. Тогда Альберт успокоил: «Я больше не больной парень из палаты номер 0. Как и вы, ребята, я тоже хочу лучшего для Кенди. Что может сделать ее счастливее, чем быть ближе к Терри в Нью-Йорке?»

Голос Альберта звучал почти нежно, как будто Кенди уже ведет довольную жизнь там. Раз никто не знал что сказать, Альберт повернулся, чтобы продолжить мыть посуду.

Через несколько мгновений неловкого молчания Стир, наконец, произнес уныло, зная, что сам не сможет увидеть Кенди снова: «Ну, она пообещала, что купит мне какой-то особенный подарок в благодарность за то, что я пришел проводить ее. Я считаю, что она вернется, Альберт. Я не думаю, что она просто оставит тебя. Это совершенно на нее не похоже».

Альберт приостановился, подбрасывая ему благодарную улыбку через плечо, но выглядел убежденным. Он подумал, без сомнения, я хотел бы продолжать жить с Кенди как и раньше, даже если память никогда не вернется…

Когда они выходили из квартиры, Стир был последним. Он искренне пожал руку Альберта и задумчиво сказал: «Прощайте, Альберт. Желаю вам удачи и скорейшего восстановления».

Альберт был немного смущен и отчасти его беспокоил тон Стира. «Почему, Стир, это звучит как прощание со мной? Я предполагаю, что увижу вас завтра снова, хотя вы и знаете, что не должны приходить».

Стир раскрыл рот на мгновение, но ничего не сказал. Тогда он просто махнул рукой на прощание и вышел из квартиры с высоко поднятой головой. Он наконец решился, спустя столько времени.


Последний раз редактировалось Nynaeve 17 окт 2017, 07:38, всего редактировалось 3 раз(а).

Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 14 июл 2017, 08:59 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 65
Примечание: Разговоры между Кенди и Альбертом о Терри и Сюзанне главным образом основаны на письмах из старого романа «Кенди-Кенди» плюс «Кенди-Кенди: финальная история». Остальная часть этой главы является моим воображением на основе манги Кенди-Кенди.

Я хотела бы поблагодарить двух бета-читателей за исправление этой главы. Кроме того, хотела бы поблагодарить Gosia Kin за ее ценные предложения и отзывы. Таким образом, я поменяла местами сон Кенди и несчастный случай с Альбертом ради преемственности, и также изменила часть ее сна и ее реакцию на этот несчастный случай.

-Ms Puddle

Глава 2: Несчастный случай.

На следующий день Альберт проснулся рано утром и нашел, что в квартире невыносимо тихо и пусто без Кенди. Только его собственное дыхание заполняло комнату. Даже домашний питомец скунс Пуппи выглядел несчастным, как будто ему тоже не хватало присутствия Кенди, так что он был искренне благодарен братьям Корнуэлл и их подругам, что составили ему компанию прошлым вечером, и их голоса и смех вернулись в его сознание. После того как они вчера покинули его, Альберт был совершенно исчерпан, поэтому у него не было никаких проблем заснуть.

Тебе бы лучше привыкнуть к этому, ведь ты в полной мере осознаешь, что Кенди может не вернуться… как ты и сказал сам прошлым вечером.

Таким образом, он поспешно слез с двухъярусной кровати и приготовил простой завтрак. Так как оставалось много времени, прежде чем ему нужно было идти на работу, он решил прогуляться с Пуппи по соседству, подышать немного свежим воздухом. Он наклонился, чтобы поднять скунса, и посадил его на плечо.

Однако не успел он выйти за дверь, как заметил издалека Арчи. Младший Корнуэлл с опущенной головой поднимался по лестнице тяжелыми шагами. Поэтому он не заметил, что Альберт смотрел на него, удивленно наморщившись.

«Арчи! Что привело тебя сюда в это время суток? Все в порядке?» - спросил обеспокоенно Альберт.

Арчи вскинул голову, встретив влажными глазами голубые глаза Альберта. Ему потребовалось несколько секунд, прежде чем он смог ответить: «Стир ушел… не попрощавшись…»

В этот самый момент Альберт понял, что Стир действительно прощался с ним прошлым вечером, но куда именно ушел Стир? Поэтому Альберт сразу предложил Арчи зайти в квартиру: «Ну, Арчи. Давай поговорим внутри».

«Спасибо, Альберт, - ответил тот оценивающе.- Это не займет много времени, обещаю. Мне все равно надо идти домой, чтобы помочь Анни поддержать Патти. Она плакала, когда нашла письмо Стира утром».

Альберт позволил ему сесть и предложил горячий напиток. Тогда Арчи объяснил, что Стир добровольно присоединился к военно-воздушным силам Франции и показал Альберту его письмо. Стир записался в армию не потому, что хотел летать на самолетах, а потому что считал правильным для себя поступить так. Он также ожидал, что брат и друзья поймут его внутреннюю борьбу.

В то время как Альберт хранил молчание, прочитав письмо, Арчи сказал: «Стир упоминал о волонтерстве и раньше, но я никогда не думал, что он серьезно. Тетушка Элрой была такой удрученной…»

Голос Арчи был потерян; он больше не мог сдерживать слез и начал плакать, закрыв лицо руками. Альберт положил тяжелую руку ему на плечо, похлопывая. «Арчи, неплохо иногда поплакать. Здесь нет никого, так что не сдерживай себя», - утешал он понимающим голосом.

Через некоторое время на сердце Арчи стало легче, и он заговорил: «Последний раз я плакал после несчастного случая с Энтони. Мы трое были так близки и выросли вместе как братья, а потом… потом мы потеряли его… Вы знаете, что ему было всего лишь пятнадцать?»

Альберт мог только кивнуть, а Арчи продолжил уныло: «Теперь Стир… он мой брат! Хотя я никогда по-настоящему не ценил его безумные изобретения… Я так привык к тому, что он рядом, что он поднимает настроением всем… что если я потеряю его тоже?»

Это был вопрос, на который никто не мог дать ответ. Альберт подбирал слова некоторое время, прежде чем ответил: «Никто не может предсказать, что произойдет в будущем. Конечно, мы все надеемся, что Стир вернется к нам однажды». Он пытался, как мог, но даже себя не мог убедить. Он слышал, что ситуация в Европе с каждый днем становится все хуже, и были тяжелые потери с обеих сторон.

Кивнув, Арчи неохотно встал. «Во всяком случае, я должен идти. Я сожалею, что мы не сможем сдержать наше обещание больше. Вы не увидите нас сегодня», - закончил он со вздохом.

«Не беспокойся, Арчи! - Альберт встал и пошел с ним к двери, и с несколькими глубокими вдохами слова вышли из его рта. - Мы должны гордиться Стиром. У него благородное сердце, и, видимо, он не мог выносить жить нормальной жизнью здесь, в то время как люди там сражаются за свои страны». Остановившись и бросив взгляд на Арчи, он продолжал: «Кроме того, ты должен быть сильными для своей семьи и Патти. Я знаю, что это не так просто… так как ты скорбишь тоже, но вы всегда можете прийти ко мне за поддержкой».

Арчи удалось натянуто улыбнуться, и Альберт заметил: «Береги себя, Арчи. Дамам нужно твое присутствие. Передавай, пожалуйста, им привет».

Арчи подтвердил кивком. Затем поднял голову высоко, прежде чем покинул квартиру.

= О = О = О =

«Кенди, как ты? Можешь ли идти? Ты еле стоишь на ногах», - заботливо сомневался Арчи. Он едва мог поверить, что был здесь только вчера. Теперь из-за высокой температуры Кенди трясло, когда она поднималась по лестнице. Ее колени были слабы, поэтому Арчи поддерживал ее за локоть.

«Я в порядке», - ответила она, бросив слабую улыбку в его сторону, думая, я скоро увижу Альберта. Я очень скучаю по нему и хочу поговорить. Мне так тяжело на сердце, я уверена, что он утешит меня и заставит чувствовать лучше, так же, как и всегда делал.

Когда они наконец добрались, Арчи постучал в дверь так сильно, насколько возможно. Как и следовало ожидать, дверь распахнулась, и Альберт появился из-за нее. Само собой разумеется, он был ошеломлен, увидев Кенди. Я думал, она планировала уехать на несколько дней. Тем не менее, он вскоре понял, что она едва могла прямо стоять, даже при поддержке Арчи, и, прежде всего, она выглядела очень бледной.

«Альберт…» Кенди встретила его с улыбкой, ее почти не было слышно, и вдруг она упала в его сильные руки. В мгновение ока он поднял ее на руки и понес в спальню, пока Арчи объяснял, что случилось. Она упала в обморок в поезде по дороге обратно в Чикаго из-за лихорадки. Люди обнаружили ее личность и связались с Эндри, поэтому Арчи поехал забрать ее в особняк для лечения. Но, вскоре после того как Кенди открыла глаза, тетушка Элрой вошла в комнату и обвинила ее в каждом несчастье, постигшем семью, включая то, что Стир ушел на фронт и еще что-то про дядюшку Уильяма, что Арчи не совсем понял.

Альберт покачал головой в ответ, положив соседку по комнате на нижнюю койку. Бедная Кенди… ее никогда не принимали в качестве члена семьи…, подумал Альберт. Но вслух заверил: «Не беспокойся. Я позабочусь о Кенди».

«Спасибо, Альберт» - сказал Арчи, повернувшись, чтобы уйти. Впервые в жизни он не чувствовал и намека на ревность, видя Кенди в чужих руках, как если бы это было так естественно для нее быть рядом с Альбертом, который был заботливым, надежным и зрелым.

Альберт проводил его до дверей и добавил: «Арчи, ты прошел через многое в последнее время. Ты должен позаботиться также и о себе».

Мужчины обменялись понимающими взглядами, и Арчи вернул улыбку: «Спасибо, берегите себя тоже».

После ухода Арчи, Альберт вернулся и наполнил таз теплой водой, сказав: «Я даже представить себе не мог, что Кенди может простудиться». Затем он смочил полотенце и выжал, глянув на нее через плечо. «Надеюсь, это не очень серьезно…»

Еще говоря, он увидел, что она сидит на постели и смотрит на него со слезами, текущими по щекам; именно в этот момент шестое чувство подсказало ему, что что-то определенно пошло не так в Нью-Йорке, и его улыбающееся лицо исказилось тревогой. «Кенди… - пробормотал он и бросился к ней. - Что у тебя произошло с Терри?»

Она была настолько застигнута врасплох его прямым вопросом. Альберт понял сразу же! Конечно… он знает меня так хорошо!

Даже близкие друзья не заподозрили ничего. Вернувшись в особняк, она была в состоянии скрывать эмоции, но здесь с Альбертом, она просто не могла больше сдерживаться. Она протянула дрожащую руку, чувствуя себя немного неловко, но спустя несколько мгновений, бросилась на него.

«Альберт… Альберт!»

Пока он ничего не понимал, она закричала болезненным голосом: «Мы расстались… мы с Терри расстались!»

Сказав, тело ее содрогнулось, и слезы брызнули из глаз.

«Кенди…» - ответил Альберт шепотом, обняв ее, обрабатывая удивительные новости. Она зарылась лицом в его грудь, крепко держась за свитер. Собрав больше сил, она пробормотала: «Я нашла его… Я наконец-то нашла его. Но больше никогда не смогу встретиться с ним… Я не должна его видеть!»

Пораженный он воскликнул в сознании, о Боже… как это произошло? Она так с нетерпением ждала воссоединения с ним после долгой разлуки.

«Я никак не ожидала, что это было прощальное путешествие для меня и Терри, - продолжала говорить девушка дрожащими губами. – Ты знаешь, когда я получила входной билет на «Ромео и Джульетту»… и билет на поезд в один конец до Нью-Йорка… Я думала, что мое долгожданное желание увидеть Терри наконец-то исполнится!»

«Я помню, ты считала дни на пальцах», - ответил Альберт успокаивающим голосом, поглаживая верхнюю часть ее спины.

«Да, у нас с Терри было особенное воспоминание… Ромео и Джульетта… Я была так удивлена, что он на самом деле должен играть Ромео», - сказала она, подняв голову и глядя в его голубые глаза. Он посмотрел на нее, показав, что помнит, почему это было особенным. Ты танцевала с Терри, одетая как Джульетта, и он впервые поцеловал тебя…

Затем она закрыла лицо руками, горячие слезы текли сквозь пальцы. Чувствуя себя совершенно беспомощным, он вновь обнял ее, и она охотно прижалась, ее тело содрогалось от рыданий и мокрое лицо прижималось к его свитеру. Она почувствовала себя уже лучше в теплых объятиях, но молчала в течение долгого времени, переживая в сознании сцены того, что произошло на крыше больницы в Нью-Йорке. Она решила больше не держать чувства закупоренными внутри, поэтому разоткровенничалась: «Когда я смогла наконец-то увидеть Терри, это был самый счастливый момент в моей жизни, потому что мы не видели друг друга так долго. Могу сказать, что Терри был действительно рад видеть меня снова, но я также чувствовала, что что-то не так».

Она подняла голову и посмотрела на Альберта, чьи нежные глаза поощряли ее продолжать, и она сделала это: «Я была немного обеспокоена тем, что Терри не был полностью взволнован, как я, и он даже казался расстроенным время от времени, но я так была ослеплена счастьем, что не обращала особого внимания. Следующим вечером во время премьеры я услышала, что Терри был расстроен из-за недавно произошедшего несчастного случая с Сюзанной. Я была в замешательстве… Почему Терри не сказал мне ничего?»

Альберт спрашивал себя непонимающе, Сюзанна, кто такая Сюзанна? Кенди никогда не упоминала такого имени раньше…

Отмечая его озадаченный взгляд, она поняла, что никогда не говорила ему об этой бродвейской актрисе, поэтому добавила: «Сюзанна должна была играть Джульетту. Когда они впервые приехали в Чикаго на благотворительный спектакль несколько месяцев назад, до меня доходили слухи о том, что она и Терри были вместе… и они хорошо смотрелись как пара, потому что она была такая красивая… Я боялась, что Терри уже забыл обо мне, но это было не правдой».

Она помолчала немного, прежде чем продолжила: «Я пошла в гостиницу после благотворительного спектакля и попросила увидеться с Терри, но Сюзанна отослала меня, солгав, что ему нужен отдых. Я была глубоко разочарована, поэтому стала блуждать по улицам рассеянно до рассвета. Однако я узнала на следующий день, что на самом деле Терри ждал меня у больницы. Как я хотела бы знать это раньше». Кенди тяжело вздохнула, но больше не сказала ни слова. Альберт погладил ее нежно. Да, она рассказывала мне, как упустила Терри, когда они были здесь в Чикаго… но Кенди никогда не упоминала Сюзанну... может быть, подсознательно боялась, что это было правдой?

Спустя несколько мгновений, Кенди нарушила молчание и сказала: «Я должна признаться, что ненавидела ее, когда она поворачивала меня в гостинице в Чикаго. В то время я думала, что люблю Терри больше, чем она».

Альберт мягко отодвинул ее, держа за плечи и глядя в глаза. «Кенди, я никогда не думал, что ты могла бы кого-нибудь ненавидеть… Может быть ты просто очень ревнива?» - предположил он с нежной улыбкой.

Она покачала головой и положила голову ему обратно на грудь. Прижавшись, она продолжила: «Возвращаясь к премьере, я подслушала, что Сюзанна спасла жизнь Терри во время репетиции. В результате она была тяжело ранена, защищая его».

В этот момент она была переполнена бурей эмоций, слова застряли у нее в горле. Спустя некоторое время она взяла себя в руки, вытерла слезы и продолжила рассказ: «Я собиралась встретиться с ней в больнице… слухи говорили, что она заставляет Терри жениться. На удивление, в палате ее не было… позже появилась ее мать и была шокирована, прочитав письмо, оставленное Сюзанной. Я также помогала ее искать, и на крыше обнаружила, что она собиралась покончить с собой для Терри и меня… она в полной мере осознавала, что до тех пор, пока будет жива, мы не сможем быть счастливы вместе…»

Она запнулась, и ее слезы вышли из-под контроля снова. Она уткнулась лицом в его грудь, а он молчал, позволив ей плакать в его руках. Вскоре срывающимся голосом она сказала: «Я была одна там… когда она собиралась прыгнуть с края крыши… Как бы я не любила ее, я не могла позволить ей сделать это! Я поспешно схватила ее за ноги… но что-то было не так… где была ее вторая нога?»

В ответ он прижал ее еще крепче, и она пробормотала: «Я была совершенно потрясена… и с грустью поняла, что она тоже любит Терри всем сердцем».

Со слезами на глазах Кенди вновь уставилась на Альберта, он дал ей взгляд, что весь во внимании, поэтому она продолжила говорить: «Вскоре после этого появился Терри… и когда он нес Сюзанну обратно в палату… где-то глубоко внутри я знала, что он уже выбрал ее, а не меня…»

Кенди сделала глубокий вздох и откашлялась. «Да, действительно, он боролся, но… но у него не было другого выбора!» - обеспокоенная девушка закончила стенания.

Глаза Альберта были влажными. Он чувствовал ее боль, и крепче сжал руки вокруг ее дрожащего тела. Свитер был уже очень влажным, но он не мог заботиться меньше. Она прошла через столько за последние несколько дней. Она покинула Чикаго с такой надеждой, а вернулась с разбитым сердцем.

Потом он услышал: «Мне было невыносимо видеть, как Терри страдает… Я полагала, что мы не смогли бы оставаться вместе и быть счастливыми… в то время как Сюзанна была бы одна в глубоком отчаянии, так что я… я ушла… я отдала его… и он не возражал».

Тело Кенди не переставало дрожать, и Альберт решил положить ее обратно в кровать. Тем не менее, вместо того, чтобы лежать, она произнесла в слезах: «Если бы Сюзанна была бы более эгоистичной… наверное, я могла бы… но она не такая. Она скорее бы умерла для Терри. Она знала, что я была той, которую он любил… и еще… она поблагодарила меня и не сказала, что не нуждается в нем!»

Альберт не мог найти нужные слова в ответ. После долгой паузы он посмотрел на Кенди с сочувствием и спокойным голосом пришел к выводу: «Кенди, я поступил бы также, будь я на твоем месте».

Сквозь слезы она смотрела на него без единого слова. Я знала, что ты поймешь меня, Альберт!

«Я думаю, Терри любит тебя, но он просто не может оставить Сюзанну».

Услышав это, Кенди яростно тряхнула головой и плюхнулась на подушку, заревев во всю силу своих легких. Альберт остался стоять возле кровати. Кенди, поплачь столько, сколько хочешь… затем все забудется…

Однако Кенди не плакала так долго, как он предполагал. Она почувствовала некоторое облегчение, излив сердце, зная, что Альберт понимает ее мучительное решение. Тем не менее, она была эмоционально и физически истощена и едва могла держать красные, опухшие глаза открытыми. Альберт опустился на колени возле кровати и нежно укрыл ее одеялом.

«Кенди, ты устала. Пожалуйста, поспи», - успокаивал Альберт, как если бы он разговаривал с расстроенным ребенком. Он не вставал после этого, но продолжал смотреть на нее внимательно.

Она смотрела в его яркие голубые глаза и только тогда поняла, что в нем было что-то не так сегодня, он выглядел особенно красивым. Сначала, вероятно, она подумала, что это была его нежность к ней, да и действительно, она нашла утешение в его присутствии и действиях. Но вскоре она с улыбкой заметила: «Альберт, ты подстригся».

Это полностью застало его врасплох. Он моментально встал, краснея и потирая затылок. «Ах, да! Мои волосы были слишком длинными, а мне не хотелось носить ленты!»

Она подразнила его: «Ну, мог бы разок попробовать. Я думаю - ленты хорошо бы смотрелись на тебе, Альберт».

Альберт не мог поверить ушам, не ожидая, что она может шутить в такой момент, но сумел ответить: «Если в тебе есть силы шутить, значит, ты уже выздоравливаешь. Я пойду куплю чего-нибудь. Пожалуйста, постарайся немного отдохнуть. Пообещай мне быть хорошей девочкой, ладно?»

Кенди кивнула и улыбнулась ему, прежде чем он развернулся, чтобы покинуть спальню. Да, она все еще чувствовала разбитое сердце, и ее печаль была глубоко внутри, но она не могла отрицать, что тяжкий груз свалился с ее плеч после разговора с ним. Как же мне хорошо, когда я рядом с Альбертом. Я чувствую себя лучше, как дома.

Это была ее последняя мысль, прежде чем она заснула.

= О = О = О =

По пути в продуктовый магазин, Альберт был погружен в мысли. Бедные Кенди и Терри… вы двое были влюблены и тосковали друг по другу… почему это произошло? И кто может обвинить Сюзанну? Как можно винить ее за жертву, которую она принесла, любя Терри слишком сильно?

Когда Альберт выбирал любимые продукты Кенди на полках, ее обожаемое веснушчатое лицо всплыло в его сознании. Если бы я увидел Кенди в опасности, я бы защитил ее, не имея задних мыслей. С другой стороны, я не думаю, что хотел бы отношений, основанных лишь на благодарности... наверно, это было непростое решение для Терри…

Когда корзина была переполнена, он был готов вернуться домой. Кенди, надеюсь, что ты отдыхаешь. Я приготовлю тебе вкусный суп. Ты больна и, должно быть, уже голодна. Мне нравится твоя улыбка, и я отдал бы все, чтобы увидеть ее снова.

Он взял пакеты с продуктами и вышел на улицу, его ум был погружен во внутренний монолог. Он забыл быть осторожным при пересечении оживленной улицы, не зная о быстро приближающемся автомобиле; когда услышал громкий визг, он не успел среагировать. И прежде чем осознал, он потерял сознание.

= О = О = О =

Кенди вновь вернулась на лисью охоту, она ехала счастливо вместе с Энтони. Они приятно проводили время друг с другом, и когда появилась лиса, Энтони пообещал поймать ее для нее. Именно тогда случилось ужасное. Она видела, как он летел над лошадью и падал головой вниз… а затем его тело ударилось о землю. Но она едва слышала что-нибудь; громкое ржание лошадей потопило другие шумы… она быстро спешилась и побежала к нему. Его тело лежало неподвижно лицом вниз, и она заметила кровь на траве возле головы. «Нет…!» - заорала она изо всех сил и без раздумий повернула его тело. К ужасу, это был не Энтони. Лицо, на которое она смотрела в данный момент, ей было также хорошо известно, так знакомо и очень, очень дорого… «Альберт, нет…» - запричитала она, заливаясь слезами.

Тепло слез разбудило ее. Чувствуя холодный пот, бегущий по спине, она поняла, что это был всего лишь плохой сон, и она мгновенно выдохнула с огромным облегчением. Тем не менее, не оправившись еще ото сна, она услышала громкий стук в дверь. О нет – это не хороший знак… Затем она услышала, как кто-то с другой стороны двери кричит: «Кенди, Кенди! Открой дверь! Страшная беда случилась с твоим братом!»

«Моим братом…?»

Она была сбита с толку; у нее никогда не было никакого брата. Но через несколько секунд она задохнулась: «Мой брат!» Это Альберт! Он сказал, что пойдет по магазинам… О Боже!

Кенди рванулась к двери. Господи, пожалуйста, не допусти, чтобы с Альбертом случилось что-нибудь страшное…

В коридоре стояла хозяйка с опасением, написанным на старом морщинистом лице. «Твой брат был сбит автомобилем, Кенди», - сообщила она.

Кенди почувствовала, что ее сердце упало, и в одно мгновение ее непроизвольно стало трясти. Хозяйка продолжала описывать аварию: «Машина его сбила и уехала. Кто-то отнес его в ближайшую больницу, под названием «Счастливая клиника», я думаю!»

Кенди быстро спросила, ее голос дрожал: «Как он?»

«Я понятия не имею, и ты бы лучше пошла сразу туда», - призвала хозяйка.

Узнав маршрут, Кенди, не теряя времени, бросилась в «Счастливую клинику» вместе с Пуппи, вприпрыжку скачущую у ее ног. Альберт сбит машиной… почему …почему… расставание с Терри… уход Стира… и теперь Альберт! Господи, почему все это происходит со мной?

Когда она наконец прибыла к скромно выглядящей, если не сказать убого, больнице, она поняла, что оставила свое зимнее пальто дома. У меня нет лишнего времени. Я должна видеть Альберта прямо сейчас…

= О = О = О =

Кенди ворвалась в дверь клиники, и мужчина с седыми волосами и усами внутри услышал ее визг: «Альберт? Как Альберт…?»

Боже мой! Это девушка еще и в пижаме!

«Альберт твой брат? Он лежит там», - указал человек на кровать и повернулся, чтобы продолжить поздний обед.

«Альберт, Альберт! Открой глаза! Что случилось с тобой, Альберт!»

Услышав рядом истеричные крики, старик резко повернул голову; он с ужасом увидел, как она трясла пациента, и поспешно остановил ее, сказав: «Не тряси его так!»

Затем он заставил девушку сесть на стул рядом с кроватью. Полагая, что он был здесь врачом, она спросила с тревогой: «Как его состояние? Почему он без сознания?»

«Ты должна успокоиться в первую очередь, - доктор не ответил на ее вопросы. - Как насчет кофе? Здесь холодно». Он предложил ей чашку, но она только сердито посмотрела на него, сбитая с толку, но продолжала сомневаться.

Таким образом, пожилой человек проигнорировал ее и снова сел к столу. Откашлявшись, он обратился к ней: «Твой брат сильный парень. Он получил несколько царапин здесь и там, но, похоже, не так сильно пострадал».

«Он без сознания, - возразила она, раздражаясь. - Что вы имеете в виду под «кажется»? Разве вы не врач?»

«Я ничего не могу сказать сейчас», - произнес доктор равнодушно, потягивая кофе.

«Вы – шарлатан!» - обвинила она его без каких-либо оговорок, по-видимому, раздраженная его непринужденным отношением. Ее резкие слова так ошеломили старика, что он пролил кофе на лицо. Ему было трудно поверить, что девушка могла быть так груба.

В то же время, не дожидаясь его защитной реакции, она еще более все осложнила осуждающим тоном: «Вы утверждаете, что врач, а не способны даже поставить диагноз!»

Тем не менее, доктор не обиделся. Наоборот он рассмеялся: «Вот так девушка в неглиже!»

Кенди слегка покраснела, но вскоре нашла уважительную причину: «Но это же лучше, чем ничего! Я лежала в постели с простудой, когда услышала, что Альберта сбила машина!»

Врач инстинктивно положил руку ей на лоб и согласился: «А вот это уже серьезно! У тебя до сих пор еще температура…»

Она отразила его руку. «Не беспокойтесь обо мне. Лучше обратите внимание на вашего пациента. Альберт важнее!»

Врач, казалось, не возражал против ее поведения и любезно объяснил: «Как я уже говорил, я не могу ничего сказать, пока он не придет в сознание. Кажется, у него сильный ушиб головы».

Услышав это, оцепенение настигло ее бледные черты. Она пробормотала: «Ушиб головы… у него и без этого уже потеря памяти, что же теперь будет с ним?»

«Ага, ну, тогда ему повезло, - ответил доктор с улыбкой. - К нему может вернуться память!»

Вспоминая плохой сон, Кенди была расстроена, не зная, как травма повлияет на Альберта, но в то же время она была рада услышать, что воздействие могло бы вылечить его амнезию. Поэтому с противоречивыми чувствами она медленно перенесла внимание на пациента, интересуясь, сможет ли он восстановить хотя бы часть воспоминаний. Только тогда доктор продолжал свой диагноз: «С другой стороны, ему может стать гораздо хуже, если он ударился не тем местом».

Из-за того что он говорил так небрежно, она снова забыла о манерах и воскликнула сквозь стиснутые зубы: «Кто привез его к этому шарлатану… тот, кто его сбил?»

«Успокойся, юная леди. Тот, кто его сбил, уехал. Твой брат будет в порядке, - утешал ее врач. - У тебя температура. Вот возьми лекарство».

«Нет, спасибо!» - грубо отвергла она.

«В этом случае, - сказал он, пожимая плечами,- остается просто сидеть и ждать, а я пока закончу головоломку».

Встревоженная неизвестным она опустилась на колени рядом с кроватью, внимательно наблюдая за пациентом. Это ужасно… Альберт… проснись… пожалуйста.

Через некоторое время неловкой тишины в клинике, врач заметил: «Я вижу, что ты действительно заботишься о старшем брате. Где ваши родители?»

Она поколебалась немного, прежде чем ответила: «Мы сироты».

«О! Мне очень жаль, и нет никаких других братьев или сестер кроме тебя и брата, я полагаю?»

«Нет, - ответила она, качая головой. - У меня только Альберт в мире».

«Ну, сколько лет ему теперь?» - спросил врач, все еще работая с головоломкой.

Его вопрос оставил ее с открытым ртом; она была невежественна в этом. Врач посмотрел на нее недоверчиво. Эта молодая леди даже не знает, сколько лет ее брату!

Тем не менее, он сказал: «Ты не должна говорить мне, если не хочешь, но я спросил, потому что хотел сказать, что в конце концов он оставит тебя».

Что он имеет в виду? Она подняла брови и спросила: «И по какой причине…?»

«Ну, разве ты не знаешь, рано или поздно он найдет женщину, на которой захочет жениться в один прекрасный день? Если повезет, она будет относиться к тебе хорошо, как если бы ты была ее собственной младшей сестрой! То же самое относится и к тебе тоже, ты однажды найдешь…»

Врач продолжал бессвязно говорить, но она не хотела его больше слушать. Она заткнула уши руками и взмолилась: «Доктор, не могли бы вы, пожалуйста, оставить меня в покое?»

Почувствовав, что ей не нравится идея, что брат оставит ее, он решил, что было бы разумно заткнуться. Таким образом, без других комментариев он возобновил решение проволочной головоломки. Вдруг пациент вскочил в постели, имея дезориентацию и головокружение. В растерянности он посмотрел сначала на доктора, потом на девушку, и через некоторое время выпалил: «Кенди!»

Он говорил так, будто признал ее. Затем он попытался встать. «Не двигайся! - скомандовал врач. - Пожалуйста, не двигайся, тебе нужен покой!»

«Мы в Италии?» - спросил Альберт, все еще не оправившись ото сна.

«Альберт, мы находимся в Чикаго!» - ответила Кенди с ободряющей улыбкой. С тех пор как она вошла в клинику, врач не видел ее улыбки. Она выглядит очаровательно, когда улыбается, и она очень добра к своему брату.

«Чикаго…» - пробормотал Альберт себе под нос. Мысли прыгали в его голове некоторое время, пока он не вернулся обратно в настоящее, и вспомнил: «Кенди, у тебя ведь была температура!»

«Даже если она у нее и была, то испугалась ее и убежала», - пошутил доктор. Поскольку она опустила глаза в пол, врач сказал пациенту: «Позволь мне осмотреть тебя, девушка очень настаивала».

Когда доктор начал задавать Альберту много вопросов, Кенди поняла, что этот врач лечил Альберта гораздо лучше, чем любой другой из тех больниц, где она работала. В этот момент ей стало ужасно стыдно за то, что она так непочтительно отнеслась к врачу раньше. Потом она услышала: «Воспоминания постепенно вернутся к тебе».

«Это правда?» Она не могла сдержать волнения.

«Конечно! Слово шарлатана!»

Врач откинул голову и расхохотался, Кенди искренне извинилась и представилась врачу. Она была медсестрой, работающей в больнице.

«Мена зовут, Мартин. Так ты медсестра, да? Тогда должна была бы знать, что лучше не раскачивать пациента, особенно когда он находится в бессознательном состоянии или травмирован?»

Его подтрунивание было действительно обоснованным, и она почувствовала, как лицо запылало. Тем не менее, она призналась: «Да, я знаю. Я была полностью не в своем уме. Вы понимаете, я была слишком напугана…» Затем она бросила мимолетный взгляд на Альберта, который заметил, что она была одета только в пижаму.

Позже, когда они выходили, доктор Мартин увещевал их провести в покое остаток дня. Кроме того, дал указания Альберту вернуться через несколько дней для дальнейшего обследования и наблюдения. Они поблагодарили доброго доктора и закрыли за собой дверь.

«Кенди, тебе должно быть холодно, давай возьми мой свитер!» - предложил Альберт, начиная стаскивать его с себя.

Но Кенди его остановила. «Не беспокойся. Оставь себе. Ты видишь, что я уже не больна, а ты не можешь заболеть, потому что обещал Арчи хорошо заботиться обо мне», - пошутила она, озорно улыбнувшись.

Альберт, несомненно, был удивлен. Что случилось с Кенди? Она теперь совсем другая по сравнению с сегодняшним утром.

Все же он предложил ей еще свой шарф, который она с радостью приняла. «Шарф будет сейчас кстати... О, это так приятно знать, что твоя память может скоро вернуться. Ты вспомнишь, когда мы впервые встретились…» Она радостно продолжала и продолжала.

«Кенди, я думаю, что доктор Мартин прав, - признался он. - В то время как я был в бессознательном состоянии в клинике, я что-то вспомнил о взрыве поезда в Италии». Затем он начал описывать вспышки памяти.

«Ах, вот почему ты спросил в Италии ли мы!». Кенди чувствовала себя еще более обнадеженной. С другой стороны, Альберт не был столь взволнован, как он ранее думал, что будет. Кто я? Что я делал? Он взглянул на ее веселое лицо, размышляя, как только я восстановлюсь, будет ли еще возможно мне жить с ней?

«Альберт, ты знаешь, как я была счастлива, когда ты назвал мое имя, как только очнулся?» - спросила Кенди энергичным голосом, ее глаза сверкали от радости.

Он вернул улыбку, но внутренне ответил на свой вопрос. В конце концов, у нас соглашение жить вместе, как брат и сестра, пока я не восстановлю память…

Затем ее заявление вернуло его обратно из мыслей: «Я боялась, что ты ударился не тем местом, и амнезия твоя ухудшится, и ты забудешь обо мне снова». Она до сих пор помнила, в каком шоке была, когда он совершенно забыл ее после аварии в Италии.

Навеселе Кенди продолжала передавать ему что-то об его прошлом, не обращая внимания на изменение его настроения. Альберт чувствовал себя немного расстроенным из-за возвращения памяти, что не казалось ему правильным. Разве это не то, что я хотел с тех пор, как произошла авария?

В этом момент она предложила приготовить им что-то особенное, чтобы отпраздновать заранее его скорейшее выздоровление. Не желая ее расстраивать, он натянул обычную улыбку, чтобы скрыть истинные чувства. Вскоре они прибыли в продуктовый магазин рядом с домом, и Альберт проверил кошелек и с сожалением сказал Кенди, что у них недостаточно средств, чтобы праздновать.

«Я купил много твоих любимых продуктов. Я просто хотел сделать тебя счастливой. Мне очень жаль, они были потрачены впустую», - объяснил он, чувствуя раскаяние за более чем невнимательное пересечение улицы.

Но Кенди была очень тронута его словами и придержала за руку, говоря: «Не расстраивайся, пожалуйста. Давай посмотрим, что мы может позволить себе здесь».

Альберт согласился кивком, но прежде чем они вошли в магазин, довольная темноволосая девушка, которая выглядела немного старше Кенди, выбежала им навстречу.

«Альберт, ты уже вернулся!» – возрадовалась барышня. «Так что же доктор Мартин сказал?» - спросила она с глазами полными обожания.

Кто эта девушка? Кенди никогда не встречалась с ней. Кроме того, она ведет себя так, будто знакома с Альбертом…?

Альберт ответил с вежливой улыбкой: «Спасибо, Анна. Это была просто легкая травма. Я буду посещать «Счастливую клинику» в течение нескольких дней для наблюдения».

Сказав это, он представил девушек друг другу. «Кенди, это Анна. Мистер Гибсон, владелец этого магазина, приходится ей отцом. Анна, это Кенди…»

Прежде чем он успел закончить, Анна крепко пожала руку Кенди и сказала: «Так ты должно быть младшая сестра Альберта! Он много рассказывал о тебе, и мне очень приятно встретиться с тобой, в конце концов! Ты знаешь, это я сообщила о происшествии вашей хозяйке? Мой отец отнес Альберта в «Счастливую клинику» после аварии».

Кенди возвратила приветливую улыбку и поблагодарила с искренней признательностью: «Анна, приятно познакомиться с тобой тоже. Пожалуйста, передай нашу благодарность твоему отцу, мистеру Гибсону. Так откуда ты знаешь Ал… моего брата?»

Лицо Анны порозовело в течение нескольких секунд, и все же она бросила восхищенный взгляд на Альберта. Только тогда они услышали громкий мужской голос: «Эй, красавец». Толстый мужчина появился из магазина. С сердечной улыбкой похлопывая по спине молодого человека, он заметил: «Так ты в порядке? Я вижу у тебя повязку на голове!»

Альберт сразу же поблагодарил дородного мужчину за доброту и объяснил свою ситуацию еще раз. Человек тогда заметил Кенди за Альбертом и сказал: «Хм... Я никогда не встречал эту красивую леди здесь, так что…»

«Привет! Вы должно быть мистер Гибсон. Меня зовут Кенди, - решила она сама представиться, благодарно улыбаясь. - Большое спасибо за то, что отнесли Ал… моего брата в клинику».

«Это было меньшее, что мы могли сделать, юная леди! Мы все здесь любим твоего брата. Мало того, что он является нашим постоянным клиентом, но и моя дорогая Анна обожает его!»

Когда владелец магазина захохотал вслух, его дочь решительно запротестовала, покраснев: «Папа, пожалуйста!»

Мистер Гибсон затем подмигнул Кенди и всячески старался понизить голос: «Если бы мы не были не укомплектованы сегодня, Анна осталась бы в клинике с твоим братом». Тем не менее, его голос был громче, чем он думал, и покупатели вокруг все слышали.

«Папа! Как ты мог…?» - заворчала Анна, страшно смущаясь по какой-то причине, что делало ее еще более очаровательной. В то же время она отметила, что Альберт был очень смущен и избегал смотреть на нее. Чувствуя себя униженной, Анна поспешила обратно в магазин, но из-за такой реакции ее отец стал смеяться еще сильнее.

Между тем Альберт размышлял над тем, как бы уйти, но владелец магазина произнес, оживленно, поглаживая двойной подбородок: «Альберт, ты видишь, мы знаем, что твои продукты пропали из-за автомобильной аварии».

Затем мужчина наклонился, поднял сумку и передал ее молодому человеку, говоря: «Этого должно быть достаточно для вашего ужина сегодня вечером. Моя дорогая Анна выбрала это для тебя и твоей сестры. Нам более чем жаль, что авария произошла прямо возле нашего магазина».

Альберт твердо покачал головой, пытаясь отказаться от его доброты, но владелец настаивал. Кроме того, любопытные покупатели начали собираться вокруг, перешептываясь между собой. Становилось невыносимо неловко, и все что Альберт хотел сейчас, это вернуться домой с Кенди. Однако, когда он повернулся, чтобы найти ее, Кенди нигде не было видно!

На самом деле Кенди молча ушла, как только увидела, что Анна убежала в магазин. Очевидно, эта симпатичная девушка обожала Альберта, и это почему-то беспокоило ее. Я не осуждаю Анну, кому не понравится Альберт? Его привлекательная внешность, его дружелюбный характер и непринужденные манеры действительно привлекают к нему людей…

Единственное, что ей было интересно знать, нравилась ли ему Анну тоже. Без сомнения, у такого красивого молодого человека как Альберт, естественно, есть тайные почитательницы. Доктор Мартин был прав. Рано или поздно, оправится ли Альберт от амнезии или нет, в один прекрасный день он женится на женщине, которую полюбит. С одной стороны, она знала, что должна быть счастлива за него, что он найдет свою любовь, но, с другой стороны, она не могла не чувствовать тоску. В этот момент Кенди повернула голову через плечо и сразу увидела Альберта теперь в окружении покупателей в магазине. Его рост и обаяние выделяли его в толпе.

В настоящее время Альберт больше не хотел задерживаться и подозревал, что Кенди, возможно, уже ушла домой, поэтому неохотно принял щедрый подарок от владельца магазина и попросил прощения. Когда он вернулся, в квартире было темно, но дверь спальни оставалась приоткрытой. Он тихо пошел к ней на случай, если Кенди спит, но как только приблизился, услышал шепот: «Альберт, ты вернулся?»

Она лежала в постели лицом к стене. Альберт включил свет и вздохнул, стоя у кровати: «Кенди, это выглядит так, как будто ты дуешься».

Она обернулась и посмотрела на него спокойно, а мгновение спустя сказала: «Сожалею по поводу моих перепадов настроения сегодня, Альберт. Я замерзла и устала». «Да, конечно, - понимающе сказал Альберт. - Это был на самом деле долгий день». Потом она почувствовала его большую теплую руку на лбу. «У тебя еще есть небольшая температура. Доктор Мартин любезно дал мне лекарство. Хотела бы ты его принять?»

Когда она ответила улыбкой, приподнимаясь в постели, он нежно погладил кончик ее носа, улыбнувшись. Затем она последовала за ним, как он поплелся на кухню, открывая кухонный шкаф, чтобы достать стакан. Когда он закончил лить в него воду, она неожиданно обняла его за твердую талию сзади, заставив вздрогнуть. Он замер на месте, чувствуя, что ее голова прижимается к верхней части его спины. Кенди, что это значит?

Он был почти неподвижен в течение долгого времени, прежде чем поставил под сомнение в замешательстве: «Ты в порядке?»

Миниатюрная белокурая девушка наконец-то заговорила сзади: «Я тебя напугала? Мне очень жаль… Я… я просто хочу держать тебя вот так».

Затем она ослабила хватку. Когда он обернулся, то увидел угрюмую леди. «Кенди, я вижу, что ты устала, так что тебе надо принять лекарство и отдохнуть».

Кенди с радостью согласилась, глотая лекарство. После этого она вздохнула, надувшись: «Сегодня у меня был ужасный сон».

Альберт спросил мягко, улыбка вернулась на его лицо: «Да? Он был о Терри?»

«Нет, про тебя», - ответила она угрюмо. Он опешил, но решил подождать продолжения.

«Мне снова снилась охота на лис, только на этот раз тот, кто упал с лошади, был ты, и тогда я услышала об автомобильной аварии», - рассказала она, глядя на ноги.

Описание сна ужасно взволновало его. Он нежно положил руки ей на плечи и спросил: «Поэтому ты так спешила в клинику?»

«Да… я забыла переодеться, - пробормотала она жеманно. - Когда я увидела, как ты лежал на кровати, выглядя безжизненным, я запаниковала и почти сошла с ума».

Слезы навернулись на ее глазах, и он был тронут подлинной заботой о нем. Он действительно должен был сдерживаться, чтобы не обнять ее, так как действия могли выдать его чувства. Вместо этого он нехотя поднял руки с ее плеч, но она умоляла хриплым голосом: «Не уходи».

Не дожидаясь его, она прижалась к нему, уткнувшись лицом в грудь, так что он медленно обнял ее. Ни один из них не говорил ничего какое-то время.

Кенди, я не могу продолжать обнимать тебя так и делать вид, что только твой брат…

Просто слушать его сердцебиение и дыхание, вдыхать его запах – все это так успокаивает меня…


Некоторое время спустя она всхлипнула: «Альберт, я так рада, что ты еще жив. Я только что потеряла Терри и не могу вынести мысль потерять тебя тоже!»

По какой-то причине то, что она только что сказала, будто плеснуло ему холодной водой в лицо. Как бы он ни хотел забрать все ее горести, последнее, что он хотел, так это видеть себя в качестве замены кого-то. Затем она приглушенным голосом сказала: «Ты всегда был рядом, когда я нуждалась в тебе, так же как сегодня, когда я вернулась в отчаянии».

Он прижал ее ближе. Она могла бы сказать, что между ними была особая связь на протяжении многих лет, особенно в последние несколько месяцев, когда они жили вместе под одной крышей. Тем не менее, она не знала, что его чувства постепенно трансформируются и ему хочется большего.

Потом ее живот заурчал, и они наконец-то выпустили друг друга. Альберт признался, что голоден тоже: «Уже довольно поздно, и сейчас я бы лучше приготовил ужин, который не нужно долго готовить».

Затем он поманил ее сесть за обеденный стол, говоря, что он бы приготовил что-нибудь простое на вечер, и показал ей продукты. Она была поражена, что он не сказал ни одного комментария.

Так как оба были голодны, они быстро поужинали. Убравшись, они продолжали посиделки на кухне.

«Спасибо, Альберт, ужин был просто великолепен. У тебя, безусловно, дар».

«Не за что. Говоря об этом, у меня отличные новости. Шеф-повар увидел мой потенциал и назначил меня учеником повара, это означает, что я могу работать на кухне и учиться одновременно. Заработная плата тоже существенно улучшится».

«Это прекрасно! – в восторге заметила Кенди. - Это значит, я буду дегустировать более вкусную еду?»

«Я надеюсь, что так и будет! Время обеда наиболее загружено, поэтому я попросил работать в дневную смену. К тому же я еще хотел приходить домой и ужинать с тобой. Давай посмотрим, как все пойдет», - сказал Альберт, его глаза заблестели.

Кенди была действительно рада за него; нет сомнения в том, что он приспосабливается к новой жизни. Потом она вдруг вспомнила, что хотела спросить раньше.

«Сколько тебе лет, Альберт?»

«Ты же знаешь, что я понятия не имею».

«Можешь ли предположить?»

«Могу я спросить, зачем тебе?» Он честно нашел ее неожиданный вопрос странным.

«Доктор Мартин задал мне этот вопрос, пока ты был без сознания. Как младшая сестра я должна знать, правда?»

«Хм…» Он думал дать ей случайный ответ, но изменил решение. «А как ты думаешь? Сделай любое предположение моего возраста?»

«Я помню, как ты сказал, когда я столкнулась с тобой в Лондоне, что тебе было за двадцать. Я думаю, что мне было тогда около 14 или 15».

«А сколько тебе лет сейчас, Кенди?»

«Мне исполнится 17 в ближайшее время».

«Так что - я смотрюсь лет на 30?»

«Абсолютно нет! Ты по-прежнему выглядишь очень молодо, так что я бы сказала… тебе 24!»

«Договорились. 24 тогда». Потом они рассмеялись над этой глупостью. Он действительно не заботился особо об этом и, в принципе, принял бы все, что она придумала».

После уборки они пили чай, наслаждаясь обществом друг друга. В конце концов, это был долгий день для них обоих.

«Альберт?» - сломала Кенди любезное молчание, глядя ему в глаза, голубые, как утреннее небо.

«Да, Кенди?» - ответил он, нежно улыбнувшись.

«Как ты думаешь, Анна красивая?» Из нее выскочил еще один вопрос на ровном месте.

После некоторых раздумий он осторожно подбирал слова, стараясь звучать настолько безразличным, насколько мог: «Я бы сказал, что она выше среднего уровня». На этот раз он намеренно не спрашивал, зачем ей.

«Ты любишь ее?» - прижала она красивого мужчину, что был с ней рядом.

Альберт чувствовал себя неловко; она вела себя очень странно сегодня, поэтому он заметил мгновение спустя: «Кенди, я думаю, пришло время тебе лечь спать прямо сейчас».

«А почему ты уклоняешься от моего вопроса? Тогда Анна тебе нравится?» - упорствовала она, скептически сдвинув брови.

Он вздохнул, его хмурый вид сменился удивлением. Пожав плечами, он заметил: «Анна просто друг. Я отношусь к ней так же, как отношусь к твоим лучшим подругам, Анни и Патти».

Кенди не была вполне довольна ответом, поэтому стала нажимать дальше, тщательно исследуя его выражение: «А как же я?»

Он рассмеялся. После короткой паузы он ответил: «Конечно, ты отличаешься от них».

Теперь она была еще более заинтригована, поэтому спросила: «И…?»

Вместо того чтобы ответить, он смотрел на нее с такой теплотой и нежностью, думая, не должен ли воспользоваться этой возможностью, чтобы высказаться, но его совесть посчитала иначе. Она только что порвала с Терри! Это, вероятно, самое худшее время, чтобы говорить о своих чувствах!

С другой стороны, его пристальный взгляд оставил ее полностью в недоумении, и она даже должна была отвести глаза, делая вид, что наливает чашку чая. Что случилось со мной? Я просто не могла смотреть ему прямо в глаза…

Тем не менее, он говорил быстрее, чем мог думать, вопрошая с сухой улыбкой: «Думаешь, я позволил бы любой девушке обнимать меня так, как делаешь это ты?»

Ее лицо налилось кровью на подтрунивающий тон, щеки и уши горели. Да, это правда. Альберт был так добр ко мне все эти годы. Мы обнимали друг друга много раз, и я принимала это как должное…

Как только он услышал собственный вопрос, то тут же пожалел об этом. Он винил себя, что действовал импульсивно, чувствуя, что все его предыдущие попытки замаскировать свои чувства были потрачены впустую. Ему нужно было срочно придумать объяснение, разъясняющее его слова.

Как Кенди поспешно допила чай и положила чашку, она услышала его вздох. Потом он спросил, лицо его еще смягчилось: «Не хочешь ли еще чаю?»

«Да, пожалуйста», - ответила Кенди, испытав некоторое облегчение, что он сменил тему.

Он встал и побрел на кухню, чтобы вскипятить чайник. Пока она рассуждала, была ли сейчас ночь, он вернулся и налил горячую воду в чашки. Затем он снова сел, спокойно потягивая чай. Спустя несколько мгновений он неожиданно возобновил тему. Нежным голосом он произнес: «На самом деле ты особенная для меня».

То, что он сказал, тронуло ей сердце, и сладкая улыбка появилась на лице, когда она ответила: «Для меня большая честь слышать это».

«Ты особенная, - растягивал он слова. - Потому что ты моя младшая сестра. Кроме того, ты медсестра, которая глубоко заботится о моем благополучии».

Несмотря на то, что он объяснил, в общем, чувства к ней, она не могла понять легкий оттенок разочарования, который почувствовала. Должно быть, я выдумываю. Альберт по-прежнему тот же самый старый Альберт, мой старший брат. Затем она сказала ему: «Ты заботишься обо мне тоже, Альберт!»

После этого они пили чай в тишине. Позже она украдкой взглянула на него, он был чрезвычайно мрачен какое-то время. Может быть, он устал? Или у него болит голова?

Затем ее взгляд остановился на его чашке, и ее осенило, что у Альберта и Анны были одинаковые инициалы. Когда она это поняла, то в шутку заметила: «Я прошу прощения за Анну. Видишь ли, она очень восхищалась тобой, и ее отец тоже… я думаю, что он готов отдать тебе ее руку в любое время».

Он едва мог поверить, что она снова упомянула семью Гибсон, и ухмылка появилась на его лице. «Кенди, тебе не кажется, что ты сходишь с ума. Не говори мне, что ревнуешь».

«Я? Ревную?» - повторила она почти с негодованием. Она знала, что он дразнит ее, поэтому она ответила сердитым взглядом, сложив руки ну груди, но лишь мгновение спустя она отвела взгляд и призналась тихим голосом: «Да…может быть, немного».

Крайне удивившись, он не мог понять, что именно она хотела сказать. Тем не менее, он предварительно задал вопрос, впившись в нее глазами: «Поэтому ты оставила магазин без какого-либо предупреждения?»

С глуповатой улыбкой она медленно кивнула, едва в состоянии удовлетворить его испытывающий взгляд. После некоторых колебаний она рассказала ему, как доктор Мартин говорил, что рано или поздно в один прекрасный день он оставит ее. «Когда я увидела, как Анна смотрит на тебя, я подумала… Я подумала, что этот день пришел гораздо раньше, чем ожидалось…»

Так она не хочет, чтобы я уходил от нее. Кенди, ты знаешь, что я бы предпочел остаться в этой радостной жизни с тобой, чем вернуть память обратно?

Таким образом, он взял себя в руки и сказал, его ласковые глаза были непоколебимы: «Глупенькая, Кенди. Позволь мне сказать тебе еще раз. Анна просто друг и я ни с кем конкретно не встречаюсь. Теперь это заставит тебя чувствовать себя лучше?»

Затем он нежно погладил ее по носу, улыбаясь. Это, казалось, убедило ее, но не задумываясь она ответила: «Но ты никогда не знаешь наверняка».

«Что ты имеешь в виду?» - спросил Альберт в замешательстве. Он не был уверен, куда она клонит.

Она придумывала слова, немного мучаясь, но быстро собрала свое мужество, встречая его пристальный взгляд с застенчивым блеском в глазах. «Видишь ли… ты очень красивый, и могут быть и другие тайные почитательницы».

Его челюсть отвисла в шоке: «Я правильно услышал? Ты сказала, что я красивый?»

Она сразу покраснела, как свекла, но подтвердила застенчиво кивком.

«Я польщен, Кенди, - произнес он скромно, но все же с улыбкой до ушей. - Позволь мне заверить тебя, что я не собираюсь в ближайшее время ни на ком жениться, хочешь, я пообещаю тебе?»

«Что пообещаешь?» - спросила она почти нетерпеливо.

Он кашлянул, выпрямился и, казалось, был торжественным: «Как старший брат я обещаю, что буду ждать, пока ты не выйдешь замуж первой, - он остановился, прежде чем продолжил с подмигиванием. - Это означает, что я могу умереть одиноким стариком!»

Она расхохоталась, и они ударили по рукам.


Последний раз редактировалось Nynaeve 18 окт 2017, 07:36, всего редактировалось 3 раз(а).

Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 14 июл 2017, 13:39 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 65
Примечание автора: Я думаю, что чувства у Альберта к Кенди были все время, хотя он и знал, что Кенди любила Терри. Он был доволен уже тем, что оставался рядом с ней, чтобы поддерживать, не прося ее любовь в ответ.

В манге Кенди не понимала своих чувств к Альберту, пока он не исчез из ее жизни. Честно говоря, как она могла жить в течение долгого времени с таким красивым мужчиной, который был таким добрый и любящим, не чувствуя ничего? Я считаю, что это почти невозможно.

Я желаю, чтобы Кенди смогла открыть глаза и раньше увидеть своего старшего брата в другом свете. Эта глава основана на манге, и я надеюсь, что вы будете наслаждаться чтением ее. Любая обратная связь приветствуется.

-Ms Puddle

Глава 3: Прозрение.

Кенди вскоре возобновила работу после разрыва с Терри. Для того чтобы отвлечь себя от постоянных дум о нем, она намеренно работала намного больше, чем раньше как дома, так и на работе. Даже после ужина дома она проводила свободное время, улучшая медицинские знания.

В один из таких вечеров вскоре после ужина Кенди еще училась, когда услышала сладкий мужской голос: «Кенди, ты еще не спишь!»

Конечно, это было от соседа по комнате. Он смотрел на нее с беспокойством, стоя у двери в спальню.

«Да! Я заканчиваю в ближайшее время», - ответила занятая медсестра. Потом она спросила: «Альберт, ты ходил в «Счастливую клинику»? Уже прошло время с автомобильной аварии».

«Пока нет, но я собираюсь», - пробормотал он, закрывая дверь в спальню, по-видимому, уворачиваясь от вопроса.

Кенди отложила книгу, думая, я хотела бы, чтобы Альберт оправился от амнезии в ближайшее время, так чтобы мы могли поговорить о нашем прошлом вместе… но почему он не пошел к доктору Мартину? Я должна поговорить с ним…

Когда она собиралась вернуться к чтению учебника в руках, ее вдруг осенило, что когда Альберт выздоровеет, он вернется к старой жизни, а это значит, он возьмет Пуппи и отправится снова путешествовать.

В этот момент образы Терри, Стира и Альберта возникли в ее сознании. Первые двое из них сейчас ушли, и вскоре придет очередь Альберта. Ужасная мысль поразила ее, я буду снова одна…

Ее руки затряслись невольно, и книга показалась намного тяжелее, чем обычно. Я боюсь. Смогу ли я пережить это? Нет! Мне надо чем-нибудь заняться! Чтобы не было времени думать об этом!

Она в спешке взяла книгу. Несмотря на то, что она пыталась сосредоточиться, ее ум был далеко. Альберт уйдет в один прекрасный день… вернется к своей свободной энергичной личности…

Момент, когда он помахал ей на прощание после того, как она разыскала его в Национальном парке Чикаго, всплыл в ее памяти. Он сказал тогда: «Кенди, я найду тебя, когда ко мне вернется память…»

Нет сомнений в том, что она до сих пор помнит, как умоляла его остаться с ней в роли старшего брата, чтобы она могла заботиться о нем как о пациенте, чтобы окупить его доброту. С тех пор тот простой факт, что он ждет ее дома каждый день, приносил столько уюта и счастья.

Потом она вспомнила, что через некоторое время после того как они стали жить вместе, однажды вечером, когда она пришла с работы, квартира была пуста. Предполагая, что Альберт исчез, она почувствовала себя такой одинокой и несчастной, что не могла так просто сдаться. Надеясь, что он не ушел далеко, то, как она лихорадочно искала его везде, до сих пор еще было свежо в ее памяти. Лишь позже она узнала, что Альберт искал работу, а это означало, что он планировал остаться. Она не могла описать, какое облегчение и радость она почувствовала после этого.

Теперь она уже была не в настроении читать дальше, так что, отложив книгу в сторону, встала со стула. Сама не зная почему, она просто хотела проверить, был ли Альберт еще в спальне, поэтому осторожно прокралась туда и молча посмеялась над собственной глупостью. Конечно, он крепко спал рядом с Пуппи, поэтому она беззвучно закрыла дверь, не беспокоя их.

Затем она пошла в ванную перед сном. Она огляделась и увидела вещи Альберта рядом со своими. Его зубная щетка, полотенца и одежда – все было там. Скоро они уйдут с их владельцем тоже…

Внезапно мрачная волна уныния захлестнула ее. Если бы она себя честно спросила, страшится ли одиночества или хочет, чтобы Альберт остался, ответ был бы последним. Она поняла, насколько он важен для нее, и это он заботился о ней, а не наоборот, как она первоначально предлагала. Все эти годы он был как убежище для нее, и он был тем, на кого она всегда могла положиться. Теперь, когда они жили вместе в течение нескольких месяцев, он был не только ее дорогим братом, но также стал и лучшим другом.

С тяжелым сердцем она поплелась обратно в спальню. При подъеме на кровать она не могла не взглянуть бегло на спящего Альберта при тусклом свете луны и подумала с нежной улыбкой, он крепко спит.

С тех пор как они впервые встретились у водопада, и хоть он приходил и уходил несколько раз в ее жизни, он всегда был у нее на уме, когда они были вдали друг от друга. Как будто связанные невидимыми нитями, они снова и снова каким-то образом пересекались, особенно когда она чувствовала себя подавленной или в беде.

Лежа в постели, она выпустила мягкий вздох, размышляя о том дне, когда он попал под машину. Тогда она только что порвала с Терри и просто не могла вынести мысли потерять Альберта тоже. Но было ли это потому, что она только что рассталась с Терри? Она была не совсем уверена в этом, но слезы, которые она пролила, увидев ужасный сон о его смерти, несомненно, были подлинными. Вспомнив этот яркий сон, слезы вновь выступили на ее глазах.

Однако встреча с Анной после аварии окончательно открыла ей глаза. Она призналась, что ревновала к Анне, той, которая, как она предполагала, заберет Альберта. Но теперь ей стало известно, что он, несомненно, был самостоятельным взрослым человеком и мог делать все, что ему нравиться с кем пожелает. Кто она такая, чтобы вмешиваться в его личную жизнь? В конце концов, она была только его медсестрой или так называемой младшей сестрой.

Как бы ни было больно, она пришла к выводу, что не имеет никакого права держать его с собой вечно. В конечном итоге она должна принять тот факт, что рано или поздно он оставит ее ради собственного счастья.

По этой причине слезы потекли по ее щекам. Наверняка ей будет очень не хватать Альберта, когда он уйдет, но она решила снова не вторгаться в его личную жизнь. В конце концов, это было в ее природе ставить чужое благополучие прежде собственного, и как медсестра и друг, она должна продолжать поддерживать его, пока он не будет готов двигаться дальше.

= О = О = О =

Погода была немного ветреной и прохладной, но небо ярко-синим и воздух теплым. Поэтому Кенди взяла перерыв во время обеда на работе. Она пошла за пределы больницы, где могла видеть приезжающие и отправляющиеся поезда. Затем она подумала о себе и Стире, он и она отправились на поезде с разными целями. Что бы ни произошло в Нью-Йорке - это было еще свежо в памяти, и она ясно вспомнила слезы и усталость, когда вернулась домой. Тем не менее, время действительно имело странную силу, и она, казалось, постепенно восстанавливается от горестей.

«Я не буду поддаваться несчастьям!» Она резко встала и поддержала себя как можно громче.

«Поддаваться чему?» Дразнящий голос Арчи испугал ее, и она также увидела Анни и Патти с ним.

Они принесли новости о Стире. Он направлялся в Европу, и к тому времени, как они получили это письмо, он должен был быть уже во Франции. Стир также написал в письме только для Кенди. В то время как Патти передавала ей письмо, Арчи выхватил его, прежде чем Кенди смогла взять.

«Позволь мне прочитать», - произнес он, откашлявшись в преувеличении, и начал читать с веселым лицом. В письме Стир полагал, что Кенди должна быть очень счастлива воссоединению с Терри в Нью-Йорке.

Закончив читать, Арчи был потрясен, найдя Кенди глубоко огорченной. Они не ожидали такой реакции. После неловкой паузы, даже несмотря на то, что Кенди больше не хотела говорить о Терри, она наконец собралась с силами, чтобы рассказать новости. После всего она должна была дать им объяснение и рассказала вкратце об их дилемме с Терри и ее решении. Она боялась, что если будет говорить в подробностях, то не сможет контролировать эмоции.

Видя, что Анни и Патти были в слезах, Арчи чувствовал себя неописуемо неловко. В тот день, когда он привез Кенди с железнодорожного вокзала, никто из них не заметил, что что-то было с ней не так, они были сосредоточены только на том, в какой депрессии были от неожиданного отъезда Стира. Позже, когда как Арчи отвез ее домой, то, как она рухнула в объятия Альберта, теперь пришло ему в голову.

«Кенди, ты рассказала Альберту?» - спросил Арчи, хотя уже знал ответ.

«Да…, - ответила она, кивая. - Он почувствовал сразу, что что-то случилось между мной и Терри, и я рассказала ему все». Вспоминая, как она изливала чувства в тот день, она закрыла глаза, чтоб не проливать слезы. Затем она опустила взгляд и с благодарностью продолжала, понизив голос: «Если бы Альберта там не было, чтобы утешить меня, я не могу представить, что бы случилось со мной».

«Кенди, я думала, что мы лучшие друзья, - выпалила Анни в слезах, потому что чувствовала, что они немного подвели ее. – Почему ты ничего не сказала нам?»

Тогда Кенди мгновенно натянула обычную улыбку и призвала их не беспокоиться. Она решила сосредоточиться на карьере с этого момента. Потом она быстро извинилась и оставила их.

Для всех троих было очевидно, что Кенди хотела показать себя сильной. Арчи не мог помочь, но, к сожалению, заключил, Альберт определенно занимает особое место в сердце Кенди. Она может доверить ему все что угодно. Я никогда не смогу играть такую роль в ее жизни; наша дружба не может сравниться с сильной связью, которая существует между ними.

= О = О = О =

Время пролетело быстро, Альберт уже несколько месяцев был учеником повара. Однажды вечером, когда солнце почти скрылось, и тени деревьев стали длиннее, Кенди возвращалась домой с работы, чувствуя себя измученной и голодной.

Утром Альберт пообещал приготовить новое вкусное блюдо, которое узнал на работе, и я не могу дождаться этого. Я действительно очень голода сейчас…

Ее мысли были прерваны, так как кто-то окликнул ее. Она обернулась и с удивлением увидела улыбающуюся Анну. По какой-то причине, зная, что она была просто другом Альберту, теперь Кенди могла смотреть ей в лицо, и все же она должна была признать, что высказывание Альберта о внешности Анны «выше среднего», несомненно, преуменьшено. На самом деле она была красавицей. Ее длинные густые волнистые каштановые волосы действительно выявляли тонкие черты, и у нее были красивые голубые глаза, как у Альберта, только более глубокого оттенка. Ее улыбка была также обаятельна, и, прежде всего, у нее не было веснушек. Кенди не могла ничего поделать, но чувствовала себя немного неполноценной рядом с ней.

«Мисс Кенди! Приятно видеть тебя снова!» - поприветствовала брюнетка, махнув рукой. Кенди также заметила, что Анна была к тому же высокой и стройной.

«Привет, Анна! Пожалуйста, зови меня просто Кенди», - ответила она с теплой улыбкой. Точно также как ты зовешь Альберта.

«Конечно, Кенди, - сказала Анна, все еще улыбаясь. - Я не могу поверить, что не видела тебя так долго!»

Кенди вспомнила, как они встретились сразу после автомобильной аварии Альберта, но у нее была уважительная причина. «Потому что в основном по магазинам ходит брат».

«Я думаю, ты права, - согласилась Анна после некоторого размышления. - Кенди, ты не могла бы поговорить со мной немного? Ты не спешишь?»

Кенди не была уверена, что хотела бы побеседовать с Анной; она едва знала ее, но это было бы так грубо сказать «нет», поэтому она ответила: «Брат ждет меня домой к ужину, поэтому у меня не так много времени, Анна».

«Я понимаю! Я тоже должна помочь маме готовить, поэтому обещаю, что это не будет долго», - заверила Анна с лучезарной улыбкой.

Таким образом, они нашли скамейку в соседнем парке и сели, но молчали, как если бы наслаждались звуками ветра, шелестящего вновь распустившуюся листву. Через некоторое время высокая брюнетка наконец начала: «Кенди, тебе повезло иметь такого брата как Альберт».

«Да, я тоже так думаю», - признала миниатюрная блондинка.

«И он готовит для тебя тоже, не так ли? Он такой хороший молодой человек!»

Кенди кивнула, улыбаясь; она была уверена, что Анна хотела поговорить об Альберте, и у нее, должно быть, было нечто более важное, чем это. С другой стороны, хотя она в ответ ничего и не сказала, Анна все равно продолжила: «Кенди, у меня такое ощущение, что я не нравлюсь тебе…»

Однако она с дружелюбной улыбкой посмотрела на Кенди. Белокурая девушка сделала удивленный вид и сразу же покачала головой в знак несогласия. «О нет, Анна! Я просто изнемогаю от работы… У меня была сегодня длинная смена».

Это, казалось, убедило Анну. Кивнув, она сказала: «Да, Альберт говорил мне, что ты отличная медсестра. Я могу сказать, что он действительно дорожит тобой как младшей сестрой, потому что говорит о тебе практический каждый раз, когда мы встречаемся. Мне было всегда интересно встретиться с тобой лично».

Кенди медленно подразнила себя: «Так ты разочаровалась сейчас?»

Качая яростно головой, Анна воскликнула: «Конечно, нет! Ты прекрасна так же, как я и думала. С таким красивым братом как Альберт, можно было бы ожидать, что и сестра такая же красавица».

Кенди покраснела в мгновение ока и сказала запинаясь: «Ты, должно быть, шутишь… Ты видишь, у меня все лицо в веснушках… и мой нос…» Она, конечно, вспомнила, как Терри всегда дразнил ее черты и давал разные прозвища.

Но Анна сразу же возразила: «Это ничего по сравнению с твоими сверкающими изумрудными глазами!»

Кенди не ожидала услышать такой комплимент от этой привлекательной молодой леди, но успела ответить: «Ты преувеличиваешь, Анна. Ты красивая девушка, и брат согласился с этим». Конечно, Альберт никогда не говорил такого, но она подозревала, что он, вероятно, преуменьшил ради нее.

Анна моментально спросила с просветлевшими глазами и порозовевшим лицом: «На самом деле?»

Кенди не хотела давать ложную надежду, так что запнулась, не зная, что ответить. Поэтому просто вернула улыбку Анне, но та вздохнула: «Рада слышать, хотя и знаю, что его сердце принадлежит кому-то другому».

Кенди была полностью захвачена врасплох. Хотя она и понимала, что это не ее дело, она не могла избавиться от ощущения, что скрывала свой настрой под фальшивой улыбкой, и спросила, стараясь произносить не слишком ревниво: «Почему ты так думаешь? Я даже не знаю об этом».

Альберт был серьезен, сообщив о том, что ни с кем не встречается, но потом она поняла, что разговор произошел несколько месяцев назад. Таким образом, она не могла исключить такую возможность.

Анна бросила на нее быстрый взгляд, прежде чем устремила взор далеко за горизонт. Спустя долгое время с легкой улыбкой она пробормотала: «На самом деле это просто мое внутреннее ощущение».

Кенди запросила, пытаясь скрыть нетерпение: «Не могла бы ты уточнить?»

«Конечно», - сказала Анна, сделав еще один мягкий вздох. Потом перевела внимание обратно к медсестре. «Я желала бы поговорить с кем-то, кто хорошо знаком с Альбертом. Мне очень нужен слушатель, чтобы выговориться», - сказала она с глазами наполненными тоской.

Кенди поспешно предложила, обнадеживающе улыбнувшись: «Он сейчас здесь. Можешь рассказать все, что хочешь».

Анна одобрительно кивнула, и все же ей понадобилось время, прежде чем она смогла разобраться в мыслях. «Кенди, я люблю рисовать портреты людей - это моя страсть. Я мечтала стать художницей», - начала она.

Кенди считала, что Анна ходит вокруг, но решила не перебивать, и та продолжила: «Я обычно изучаю детали лиц и делала многочисленные рисунки людей, с которыми знакома. В один прекрасный день я даже могу нарисовать тебя. Как я уже говорила, ты имеешь пару прекрасных глаз, и я не уверена, что мои навыки смогут их правильно передать».

«Не будь такой скромной, Анна! Я хотела бы быть твоей моделью», - ответила Кенди серьезно.

Смешок сорвался с губ Анны: «Одна вещь, которой я горжусь, мне не нужна модель».

«В самом деле?» - Кенди недоумевала, возможно ли это.

«Да… Я могу рисовать по памяти, - ответила Анна, приставив указательный палец к голове с очаровательным выражением. – Для того чтобы доказать мои слова, я нарисую тебя в ближайшее время и покажу, когда мы встретимся вновь».

Кенди не только нашла это невероятным, но также заинтересовалась увидеть, как Анна проиллюстрирует ее на бумаге, так что охотно изъявила: «Спасибо, Анна! Я не могу дождаться!»

Анна рассмеялась, но вскоре стала мрачной. Она выдохнула и заговорила: «Поэтому мне нравится все, что касается Альберта».

Кенди поняла, что теперь она наконец дошла до сути!

Так что Кенди выпрямилась и внимательно стала слушать. Когда Анна начала вспоминать, мечтательная улыбка постепенно проникала в уголки ее губ: «Когда я впервые встретила твоего брата прошлой осенью, я сразу поняла, что он тот, кого я ждала. Это было то, что называют «любовь с первого взгляда».

Она сделала паузу, бросив взгляд на Кенди, которая улыбалась ей ободряюще. Медсестре было более чем интересно услышать, как Анна бы описала ее старшего брата. Затем Анна возобновилась, запинаясь и суетясь иногда: «Он очень красивый мужчина. Его пышные волнистые светлые волосы обрамляют точеные черты лица… его внешность почти… безупречна…»

Она закончила с низким вздохом. Через мгновение, заправив длинные волосы за уши, она продолжала, покраснев с застенчивостью: «Каждый раз, когда я вижу его нежные голубые глаза и лучезарную улыбку, я чувствую, что могу растаять… Чтобы успокоить жаждущее сердце, я рисовала его многочисленные портреты по памяти…»

Она резко остановилась и посмотрела на медсестру, спрашивая: «Ты хочешь увидеть мои работы, Кенди?»

«Конечно, хотела бы!» Это не было притворством; Кенди действительно было любопытно увидеть портреты Альберта.

В ответ на это Анна улыбнулась, хотя и слабо. Долгое время спустя она открыла рот, снова безучастно смотря вдаль: «Альберт настолько высокий и сильный… и я всегда хотела узнать, каково быть в его объятиях».

К настоящему времени ее изящное лицо покраснело, и она отвела взгляд на свои колени. Мало ли она знала, что медсестра покраснела тоже; то, что Анна сказала, напомнило Кенди замечание Альберта о том, что он позволяет ей обнимать себя. Она очень хорошо знала, на что это похоже, что значит быть удерживаемой в его объятиях и ощущать безопасность; все это было неоспоримо. Всякий раз, когда тепло его тела окутывало ее, она могла расслабиться и успокоиться рядом с ним, ощущая его спокойное сердцебиение под ладонями и большие руки на спине. Если она помнила правильно, то первое их объятие произошло, когда она оплакивала смерть Энтони. Альберт действительно утешил ее и дал силы, необходимые для продолжения жизни.

Тем не менее, теперь, когда его бородатый образ всплыл у нее в голове, Кенди не могла не прокомментировать: «Анна, брат мой красивый, все правильно, но поверь, он имел обыкновение носить бороду! На самом деле он выглядел как пират или бандит!»

Анна несомненно опешила, но только на мгновение; улыбка вскоре вернулась на ее лицо, и она добавила: «Как говорят, я не пустой человек. Я также забочусь о своей индивидуальности и даже в таком случае не могу найти ничего плохого в твоем брате, по крайней мере, пока. Он такой джентльмен, а по нашему соседству их не много».

Когда Анна увидела, как Кенди согласно кивает, она вскинула руки высоко над головой и зевнула: «К сожалению, я могу болтать чепуху и дальше. Солнце уже садится, и я обещала не задерживать тебя долго, так что в действительности должна отпустить тебя сейчас».

В этот момент Кенди заворчала про себя, ты до сих пор не дошла до самого главного. Ты говорила, что сердце Альберта принадлежит кому-то… Таким образом, несмотря на то, что была невыносимо голодной, она убеждала, стараясь не казаться слишком нетерпеливой: «О нет, Анна. Не волнуйся!»

Анна почувствовала облегчение; Кенди, казалось, искренне интересно слушать, так что она возобновилась: «С точки зрения выбора партнера по жизни, я на самом деле очень привередлива. Я уже отказала нескольким поклонникам в прошлом, и это было еще до того, как познакомилась с Альбертом».

Кенди честно заметила: «Я не удивлена, что молодые люди влюбляются в тебя».

Очень быстро Анна произнесла почти шепотом: «Но не твой брат…». Хотя она и улыбалась, но, тем не менее, выглядела удрученно.

Понимая, что Альберт относился к Анне просто как к другу, Кенди не знала что сказать. Брюнетка осмыслила молчание Кенди, которое усилило ее решимость, поэтому она продолжала свой рассказ: «Мне в прошлом месяце исполнилось восемнадцать, и мой отец был обеспокоен, почему я отвергла всех моих ухажеров. Сначала он подумал, что я действительно хочу достичь мечты стать художницей, что было на самом деле одна из основных причин. Вскоре он обнаружил мои скрытые чувства. С тех пор он поощряет меня говорить. К сожалению, я не могу заставить себя сделать это, но я старалась изо всех сил, чтобы показать мою любовь…»

Ее голос стих. Кенди поняла, что именно она имела в виду, так как видела это своими глазами, когда они впервые встретились после автомобильной аварии.

Анна читала ее мысли, и ее губы приподнялись в развлечении: «Я знаю, что ты уже наблюдала, как мой дорогой отец пытался помочь, это часто смущает меня, но я говорю себе, что он делает это из любви ко мне».

Когда Кенди твердо кивнула, Анна продолжила уныло со слезами, мерцающими в глазах: «Тем не менее, Альберт до сих пор относится ко мне очень вежливо… и всегда держит дистанцию».

Медсестра не могла не сказать очень нежным голосом: «Считай, что тебе повезло иметь любящего отца. Мы с братом сироты».

Кивнув задумчиво, Анна вытерла слезы тыльной стороной ладони. «Да, Альберт говорил мне об этом. Он сказал, что очень дорожит тобой, потому что ты его единственная семья в мире. У меня также есть старший брат, но он никогда не лелеял меня таким же образом. Думаю, имея родителей, все по-другому».

Кенди размышляла, по-настоящему Альберт очень добр ко мне, а он мне даже не брат…

Затем Анна продолжила признание: «Честно говоря, я устала страдать от неразделенной любви. Я до сих пор восхищаюсь Альбертом и хочу, чтобы он ответил взаимностью на мои чувства, но моя гордость указывает на то, что его сердце, должно быть, жаждет кого-то другого».

Потом она посмотрела вдаль, по-видимому, потерявшись в мыслях. Кенди считала анализ Анны вполне логичным, но ее заключение было под вопросом. Тем не менее, девушки продолжали сидеть там еще долгое время, не произнося ни слова. Позже Анна была той, кто прервал молчание: «Во всяком случае, теперь уже темнеет. Альберт наверно беспокоится о тебе, Кенди».

При этом они обе встали, и Анна сказала с благодарной улыбкой: «Спасибо, что выслушала меня. Я действительно ценю это и уже чувствую, что приняла правильное решение».

«Какое решение?» - спросила Кенди с видимым недоумением.

«Так как я совершенно уверена, что Альберт влюблен в кого-то другого, единственный способ для меня забыть его – быть подальше», - произнесла Анна почти сухо. Прежде чем Кенди успела ответить, она сказала: «Поэтому я написала моему дяде, который работает в Нью-Йорке художником. Он пообещал найти мне работу. Моя мечта сбывается, и мне осталось только убедить родителей отпустить меня».

Неминуемо мысль скользнула в голову Кенди, Нью-Йорк, там Терри…

Тем не менее, с противоречивыми чувствами медсестра смогла спросить: «Когда ты уезжаешь? Должна ли я сказать об этом брату?»

На удивление Анна не определилась в этом вопросе, но вскоре решила: «Нет, пожалуйста, не надо. Я поговорю с ним сама, когда соберусь, и я прошу, не рассказывай ему о нашем разговоре».

Она не могла выглядеть более серьезной, поэтому медсестра пообещала, и Анна крепко пожала ей руку. «Еще раз спасибо, Кенди, за то, что выслушала меня».

Кенди улыбнулась: «Не за что. Я рада, что помогла. Желаю тебе всего наилучшего в новой работе».

Затем они помахали друг другу и разошлись. Все мысли Кенди по пути домой вращались вокруг исповеди Анны. Если она была права, то Альберт, может быть, с кем-то встречается в последнее время. Возможно, он встретил девушку в ресторане? Тем не менее, Кенди не могла избавиться от ощущения, что ревнует к этой воображаемой особе, наверно потому, что Альберт всегда был рядом с ней, когда она нуждалась в нем больше всего. Она умирала от желания узнать кто это счастливица, но понимала, что это неуместно для нее выяснять. Я думала, что уже решила не вмешиваться в его личную жизнь снова!

Она отчитала себя тогда; он сообщит ей в свое время. Таким образом, она энергично замотала головой, чтобы отогнать эти мысли. Вместо этого она задумалась, как объяснит, почему пришла на ужин так поздно; она пообещала Анне не говорить про нее, но какое оправдание она тогда могла бы использовать?

= О = О = О =

Когда Кенди прибыла домой, Альберт искал что-то в ванной. Услышав, что она пришла, он спросил не оборачиваясь, по-прежнему смотря то вверх, то вниз: «Кенди, ты гораздо позже, чем обычно. Где ты была?»

Когда она собиралась ответить, он добавил: «Ужин готов, так что можешь идти есть».

«Ты не собираешься поужинать со мной, Альберт?» - спросила Кенди разочарованно.

Только тогда он оглянулся через плечо в небольшом недоумении. Она надулась, уперев руки в боки, смотря на него, поэтому он повернулся и взглянул ей в лицо, пожав плечами. «Я хотел бы присоединиться к тебе, но хочу сначала найти мою бритву. Ты случайно не знаешь где она?»

«Сейчас? Что за спешка? Разве ты не можешь подождать конца ужина?» - спросила она, на лице ее мелькнула дразнящая усмешка, и глаза замерцали.

Он нахмурился. «Я не брился со вчерашнего дня, - рассуждал он, проводя рукой по щетине, и добавил. – И я начал находить это невыносимым».

«В самом деле? Но ты привык носить густую бороду!» - возразила она, подняв брови и широко улыбаясь.

Он кивнул. «Я знаю… ты говорила много раз, но теперь мне это просто больше не нравится», - фыркнул он.

«Хорошо», - сказала она со вздохом. «Как насчет того, что вначале мы поужинаем? Я проголодалась и обещаю, что после ужина помогу тебе в поисках», - предложила она, и ее дразнящее выражение превратилось в очаровательное. Альберт знал, что это было не так просто убедить ее в обратном, так что он сдался.

В течение ужина, они говорили о своей работе в течение дня, но когда пришло время убираться, оба молчали. Они знали друг друга так долго, что им было комфортно даже в тишине. В то время как Альберт мыл посуду, Кенди стояла рядом с ним, на случай, если нужна будет помощь, и он задумался, почему она не объяснила, из-за чего опоздала на ужин? Было ли это связано со слухами о Терри? Я спрятал много газет об этом под кроватью. Но если бы она нашла их, она бы не была так спокойна сейчас… К тому же она не говорила о Терри после их разрыва, а это было уже несколько месяцев назад…

В то же время, вспоминая описание Анны внешнего вида Альберта, Кенди обнаружила, что он хорошо смотрелся даже со щетиной, еще мужественнее. Она полагала, что Анна определенно художник, ведь только они использовали такие слова как «точеные черты», описывая людей…

Альберт заметил, что Кенди тайно наблюдает за ним, и задавался вопросом, почему она смотрит на меня так?

Поэтому он нарушил молчание, спросив с приятной улыбкой: «Кенди, как тебе понравилось новое блюдо?»

«О, нет слов! Очень вкусно!» - воскликнула она в восторге.

«Это правда?» - спросил он, разглядывая ее ласковыми глазами. «Судя по тому, как ты смотрела на меня, я подумал, что ты ищешь слова, чтобы охарактеризовать мою стряпню, не задевая чувств», - закончил он, подмигивая.

«О нет! - запротестовала она, и в спешке придумала уважительную причину. – Твоя щетина напомнила мне о нашей первой встрече. Ты выглядел тогда очень страшным…»

Она сама была удивлена своей быстрой реакцией, найти такое хорошее оправдание в такой короткий срок, что он поверил. «Да… Я был похож на пирата, ты говорила мне тысячу раз уже».

Затем он прогоготал с преувеличением, действуя как пират. Но она быстро произнесла: «Тем не менее, твой нежный голос и голубые глаза не соответствовали образу, так что я доверилась тебе и сразу же подружилась!»

Когда он улыбнулся, она добавила: «Кроме того, ты был расстроен, что я назвала тебя «мистер», и сказал, что еще очень молод».

«Спасибо тебе, Кенди, что заставила почувствовать себя немного лучше», - искренне сказал Альберт. Он задавался вопросом, почему он носил густую бороду тогда; сейчас он едва мог терпеть эту щетину на лице. Затем ее голос разрезал ход его мыслей: «Я когда-нибудь рассказывала, что хотела остаться жить с тобой через некоторое время после того, как мы впервые встретились?»

«В самом деле? – он казался заинтригованным, складывая чистые тарелки в шкаф. – Почему?»

«Ну… ты сказал мне, что бездомный, поэтому я предположила, что ты был сиротой, как и я. Ты не знаешь, как отрадно я чувствовала, что встретила человека подобного мне, - начала она, вспоминая волнение в тот момент. – Позже, когда я узнала, что Леганы собираются отправить меня в Мексику, я пошла искать тебя, потому что предпочла бы остаться с тобой. Ты был так добр ко мне и жил рядом с Энтони и другими».

«О, я понимаю!» - сказал он, бросив взгляд на нее, когда вытирал руки. «Таким образом, ты могла поддерживать связь с Энтони, оставаясь со мной, не так ли? И ты нашла меня?» - спросил Альберт с любопытством. К настоящему времени они закончили с посудой и начали кипятить воду для чая, поэтому остались стоять, опираясь на кухонную раковину.

«К сожалению, ты исчез», - сказала Кенди, нахмуренно глядя на друга в расстройстве. «Чувствуя разочарование, я нашла твои разбитые очки на полу. Я была обеспокоена тем, что что-то плохое могло случиться с тобой, и все же по какой-то причине, я надеялась, что ты также поехал в Мексику», - вздохнула она глубоко.

Он слегка похлопал ее по плечу и улыбнулся: «Это нормально, Кенди. Я думаю, все что случилось со мной, было не так уж и плохо, в конце концов, и я здесь сейчас».

Но его исчезновение тогда это не то, что беспокоило ее в настоящее время. Те несколько дней были самими тяжелыми в ее жизни, и она спрятала эти события глубоко внутри. Нынче, после прочтения многих книг об амнезии, она знала, что это было частью психологического защитного механизма, который помогал жертвам забыть о болезненных переживаниях. Ее память была все еще там, но доступ к ней был каким-то образом нарушен, так что она не собиралась скрывать что-либо от Альберта. В этот момент она считала, что должна открыться.

С другой стороны, Альберт начал подозревать, что что-то еще беспокоило Кенди, но он все равно сказал: «Кенди, я сожалею о своем исчезновении, когда я был тебе больше всего нужен. Хотя я ничего не помню об этом, я уверен, что у меня были на то причины».

То, что он сказал, напомнило ей, к сожалению, что она должна быть сильной. Ты знаешь, что Альберт снова оставит тебя по каким-то другим причинам и на этот раз он, вероятно, уйдет к той, которую любит…

Ее мрачные мысли были прерваны громким свистом чайника, поэтому она предложила сделать чай, а он взял чашки. Именно тогда она решила рассказать Альберту о своем болезненном прошлом на тот случай, если у нее снова не будет другой возможности.

Сев за стол, Кенди начала: «Альберт, я думаю, что не рассказывала тебе о моей поездке в Мексику, не так ли?»

Альберт медленно покачал головой и сказал: «Я знал, что Леганы решили отправить тебя в Мексику, но ты не рассказывала в подробностях, что произошли и до, и после».

Так Кенди начала свою историю, обхватив руками чашку, как будто это могло придать ей больше сил. «Проведя прекрасно время с тобой и животными, находящимися вблизи водопада, мои силы были восстановлены, и я вернулась к Леганам. Тем не менее, я узнала, что миссис Леган уволила меня, но не дала мне времени найти другую работу. Поэтому я вставила прощальное письмо тебе в бутылку и позволила потоку принять сообщение согласно инструкциям. К сожалению, вскоре после этого Нил и Элиза подставили меня в краже некоторых семейных драгоценностей, и миссис Леган была так зла, что не хотела больше моего присутствия рядом. Самый быстрый способ избавиться от меня - отправить в Мексику на следующий день. Я так испугалась и сразу же подумала остаться с тобой, но как уже говорила, когда я попала в горный домик, ты и животные исчезли».

Альберт слушал с сочувствием, зная, что ей нужно разделить с кем-то часть своих мук, прежде чем она сможет освободиться от прошлых страданий. В то время как она говорила, он заметил, что ее руки больше не обхватывают чашку. На самом деле они дрожали, поэтому он просто взял их в свои. Она слегка опешила, но его большие теплые руки придали ей мужества продолжать описывать поездку в Мексику. «Сидя в фургоне, я могла слышать волынку издалека, должно быть, это были Энтони, Арчи и Стир. Они прощались со мной, и я просто не смогла сдержать больше слез».

Кенди стало грустно, как будто она перенеслась обратно во времени, поэтому отвернулась, чтобы подавить рыдание. Комок к горлу подскочил у Альберта тоже, и он позволил ей не спешить, сохраняя молчание, держа за руки. Затем она продолжила: «Должна признаться, все, что произошло потом, нынче размыто для меня, и все что я помню, это то, что позже к нам присоединилась еще одна бедная семья с маленькими детьми, и я думала, что все мы будет работать на одной ферме. Позже вечером, когда мы собрались, чтобы поесть у огня, мексиканец, я забыла его имя, неожиданно подошел ко мне».

Услышав это, тело Альберта напряглось. Инстинкт подсказывал ему, что у мексиканца, должно быть, был злой умысел, и он невольно сжал руки Кенди крепче. К тому времени слезы начали стекать по ее щекам, когда она вспоминала, как это было страшно, но ей удалось пробормотать заикаясь: «Он заставлял меня… заставлял меня пойти с ним… Испугавшись, я боролась изо всех сил… и он вылил алкоголь… прямо из бутылки мне в рот…»

Черт возьми! Альберт выругался про себя, горячий гнев кипел внутри него. Он не мог простить Леганам, что поставили юную Кенди в такую ситуацию. Не колеблясь он притянул ее в объятия, держа как можно плотнее. В то же время чувствуя, что ее тело содрогается, и слыша ее всхлипы, он спросил, ожидая худшего: «Он причинил тебе боль?»

К его облегчению Кенди покачала головой, и ее плач вскоре утих. Теплые объятия Альберта значительно успокоили ее. «Темная фигура появилась из-за кустов как раз вовремя. Она сбила мексиканца и захватила меня в машину, - продолжала она. – Думая, что это был похититель, я упорно боролась за свою жизнь, но позже узнала, что это был Джордж, доверенное лицо дядюшки Уильяма».

Он выпустил огромный вздох облегчения, и она кивнула в знак согласия, прежде чем спросила, вытирая слезы тыльной стороной ладони: «Альберт, остальное ты верно знаешь? Дядюшка Уильям принял меня как свою дочь, и это он послал Джорджа, чтобы вернуть меня на виллу Эндри в Лейквуде. Было похоже на сон, когда я вновь увидела Энтони, Арчи и Стира».

«Да, я знаю», - признался Альберт. Да, братья Корнуэлл рассказали мне все, в то время как ты была далеко в Нью-Йорке.

Затем Кенди добавила: «Я благодарна друзьям, которые стали моими кузенами после удочерения. Они лично написали письма дядюшке Уильяму, ходатайствуя за меня, и, если бы он проигнорировал их, я бы уже уехала в Мексику». Негативные мысли пробрались в разум Альберта в этот момент, зачем именно мексиканец вылил вино в рот Кенди…либо он собирался домогаться ее, либо планировал продать как рабыню, прежде чем они добрались бы до Мексики.

Потом ее голос вернул его к настоящему. «Так дядюшка Уильям спас мою жизнь, даже если он никогда и не встречался со мной. После смерти Энтони было слишком угнетающе находиться в Лейквуде, поэтому я вернулась в дом Пони и оставалась там некоторое время. Затем приехал Джордж на рождество и сообщил мне о желании дядюшки Уильяма. Он хотел, чтобы я училась в колледже Святого Павла в Лондоне вместе со Стиром и Арчи. Это была одна из лучших школ, и он был настолько щедр, что устроил мне лучшую комнату», - сказала Кенди с мечтательным взглядом, вспоминая старые добрые времена. Потом она взглянула на него с милой улыбкой: «Ну, Альберт, я рассказывала тебе все это уже, не правда ли?»

Нежно улыбнувшись, он спокойно кивнул. С благодарностью она подалась на его плечо, и он обнял ее. Она была довольна просто быть рядом с ним. Несмотря на то, что она была истощена, рассказывая о своем горьком опыте, она с облегчением разделила эти беды с ним. Казалось настолько естественным - довериться ему. Потом она сказала: «Я никогда не забуду благодеяний дядюшки Уильяма, которыми он одаривал меня, вот почему я хотела бы встретиться с ним лично».

Он согласился: «Если бы я был на твоем месте, мне было бы любопытно встретиться с этим добрым стариком, чтобы лично выразить благодарность».

Кенди затем сообщила Альберту, как она ошиблась с мистером Уильямом МакГрегором, приняв его за дядюшку Уильяма, когда начала учиться в школе медсестер. «Я не могла спать ночью, ожидая встречи с приемным отцом!»

Кенди также рассказала, какую депрессию она чувствовала в те дни, когда мистер МакГрегор скончался. Внезапно она выпрямилась и выглядела испуганной, что поразило Альберта. «В чем дело, Кенди?»

С дрожащим голосом она спросила: «Альберт, ты помнишь тот день, когда вышел из больницы, и я тебя везде искала?»

«Да, - сказал он с возрастающим недоумением. – Почему ты вспомнила об этом?»

Она объяснила: «Я не могла найти тебя, так что бросилась к особняку Эндри, прося Стира и Арчи помочь мне, и чуть не столкнулась с автомобилем! В этот момент я поняла, что за рулем был Джордж, но я никогда не видела его таким раньше, поэтому первое, что пришло мне в голову, что что-то случилось с дядюшкой Уильямом!»

Она остановилась, чтобы сделать глубокий вдох, прежде чем продолжила: «Тогда я столкнулась с тетушкой Элрой, которая была за углом… ты знаешь, какая она страшная… но я набралась смелости спросить ее о дядюшке Уильяме. Я не могла не увидеть его хотя бы раз в жизни!»

Альберт слушал, сведя брови вместе. Затем он предположил искренне обеспокоенный: «Так что? Надеюсь, твой приемный отец в порядке?»

Она вздохнула, серьезно покачав головой. «Я до сих пор не знаю на самом деле. Тетушка Элрой сказала, что это не мое дело, и она даже отругала меня за появление перед ней…» Потом Кенди резко остановилась, пытаясь вспомнить что-то. «О... теперь я помню! Она также упомянула, что что-то случилось с дядюшкой в тот день, когда выгнала меня из особняка Эндри! Арчи говорил тебе, не так ли?»

Кивнув, Альберт подтвердил: «Да, это случилось на следующий день после того, как ты вернулась из Нью-Йорка больной, но Арчи сказал, что не совсем понял, что его тетя сказала». Потом Альберту пришла мысль, и он предположил: «Может быть, ты должна связаться непосредственно с Джорджем, Кенди?»

«Правильно», - пробормотала она в знак согласия, не в силах поверить, что она совершенно забыла про дядюшку Уильяма с того дня. Со слезами раскаяния, катящимися по щекам, она вновь бросилась на Альберта и испуганно произнесла: «Дядюшка Уильям стареет... он, вероятно, скоро умрет…»

Альберт обнял ее, чувствуя жалость. Она прошла через столько взлетов и падений в жизни, а ведь ей еще не было и семнадцати. Кенди, я люблю тебя и хочу, чтобы ты позволила защищать и лелеять тебя отныне… даже просто в качестве старшего брата.

С другой стороны, вспоминая старого мистера МакГрегора, Кенди определилась, да, я должна написать письмо Джорджу завтра утром первым делом.

Минуты тикали мимо, ее слезы высохли, и в его плече не было больше нужды, но их руки оставались заперты вокруг друг друга. В то же время, вдыхая ее запах и ощущая мягкое тело так близко, его сила воли постепенно ослабевала. Он должен был признать, что на самом деле хотел быть больше, чем просто старшим братом. И, прежде чем это осознал, он понял, что рассеянно гладит ее по спине. Моментально он вернул руку на плечо и мягко отодвинул ее от себя.

В тот самый момент слова Анны «…его сердце принадлежит кому-то еще…» всплыли в сознании Кенди, поэтому она остановила его, умоляя: «Ты не обнимешь меня чуть дольше, Альберт?»

Вывод Анны беспокоил ее больше, чем она хотела признать. Зная, что его руки вскоре могут принадлежать кому-то другому, она просто хотела, чтобы этот момент длился как можно дольше.

Альберт был сбит с толку, пытаясь понять соседку по комнате, но, тем не менее, сделал то, что она просила. Кенди, я ведь мужчина. Пожалуйста, не испытывай мои возможности…

Поэтому, чтобы очистить голову о том, как она желанна, он отвлекал себя говоря: «Кенди, я сожалею, что ты прошла через многое в жизни». Все еще прижимаясь к нему, она заметила: «По крайней мере, теперь у меня есть ты, и я счастлива». Она говорила от всего сердца и все же мало понимала, какие эмоции ее слова вызывали в нем, и он услышал, как говорит: «Кенди, это мой дом. Ты не знаешь, как это трогательно, что ты здесь со мной».

Она была ошеломлена, услышав от него такие знакомые слова. Она сразу же ослабила объятие, глядя на него с недоумением. Похоже, он хочет остаться со мной… или я выдумываю?

Альберт не знал, что на него нашло, и он не мог поверить, что только сейчас сказал эти слова, поэтому он отвернулся и сменил тему: «Кто-то что-то обещал мне перед ужином?»

Спросив, он встал, чтобы не смотреть ей в глаза. Она выглядела смущенной некоторое время, прежде чем воскликнула, хлопая себя по лбу: «Я чуть не забыла! Я обещала помочь тебе найти бритву. Скажи, когда ты последний раз ей пользовался?»

Альберт неожиданно отошел от нее, пожав плечами: «Ничего. Уже поздно, ты всегда можешь помочь мне завтра».

Он не хотел, чтобы она искала, так как могла найти эти старые газеты под двухъярусной кроватью. Он планировал показать их ей однажды, но чем позже, тем лучше. Видя его фигуру, исчезающую в ванной комнате, у нее были смешанные чувства. С одной стороны, она чувствовала себя плохо, из-за того что не сдержала своего обещания, но, с другой стороны, хотела, что бы он знал, что она ничего не имеет против его щетины. На самом деле она тайно хотела бы прикоснуться к его щеке, чтобы почувствовать ее.

В ту же ночь, несмотря на то, что она устала, она не могла заснуть. У нее было так много всего на уме, и она так долго молилась за здоровье дядюшки Уильяма и желала, чтоб однажды она смогла все же встретиться с ним. Опять же она чувствовала себя совершенно ужасно, что совершенно забыла о приемном отце, который был так добр и щедр к ней. На данный момент она могла слышать непринужденное ритмичное дыхание соседа по комнате и вспомнила описание Анны, когда она впервые встретилась с ним.

Когда я впервые встретила принца на холме Пони, он мне также очень понравился, так что это, должно быть, то, что Анна назвала «любовь с первого взгляда». Несколько лет спустя я подумала, что Энтони - мой принц, но даже после того как я узнала, что это были разные люди, я все равно любила его. Затем Терри… вначале мне показалось, что он выглядит как Энтони, но на самом деле он был полностью его противоположностью... Интересно, что делает Терри? Счастлив ли он с Сюзанной?

Кенди стремилась не думать о Терри после их разрыва. Теперь, когда его образ появился в голове, она почувствовала себя огорченной, но не столь подавленной как раньше. Время действительно имело странную целительную силу. Самое главное, что Кенди оставалась абсолютно уверенной, что ее решение оставить его было правильным.

Интересно сейчас, когда она подумала обо всех своих влюбленностях, она вдруг поняла, что могла бы у всех выявить запечатленный ею образ Принца с холма. Дорогой Принц с холма, теперь тебе должно быть за двадцать. Интересно, где ты и что делаешь. Играешь ли по-прежнему на волынке? Женат ли счастливо? Как мне жаль, что я не могу услышать твой сладкий голос и увидеть нежную улыбку снова!

Когда Кенди улыбчиво «разговаривала» со своим Принцем, предчувствие Анны об Альберте медленно вползло в ее сознание. Так Альберт, ты влюблен в кого-то? Почему скрываешь от меня? Или это из-за глупого обещания, которое дал мне?

Вспоминая его обещание ждать, пока она не выйдет замуж, ей было немного стыдно, что она была такой эгоисткой. В конце концов, она и Альберт даже не были связаны между собой. По его словам, у него должны были быть веские причины, чтобы оставить меня в прошлом. Как хороший друг я должна быть рада за него, если бы он нашел настоящую любовь.

Кенди неоспоримо завидовала этой воображаемой персоне, но в то же время пыталась убедить себя, что должна быть счастлива за Альберта, хотя это и удручало ее. Альберт, дорогой брат и лучший друг, я не хочу, чтобы ты оставил меня…

Потом она вспомнила, что мисс Пони и сестра Мария всегда учили ее смотреть не только на собственные интересы, но и на интересы других. К сожалению, независимо от того, насколько сильно она пыталась почувствовать себя счастливой за Альберта, его скорый уход только вызывал слезы на ее глазах. Таким образом, это была еще одна ночь, которую она проплакала вместо того, чтобы спать.

= О = О = О =

На следующее утро она проснулась рано с пением птиц. Это был еще один великолепный день, и она уже могла почувствовать запах завтрака из кухни. Она быстро умылась и оделась.

«Привет, Альберт, доброе утро! Как мило с твоей стороны готовить завтрак для меня каждый день! – воскликнула она в восторге. – Не порти меня так или я никогда не буду самостоятельной!»

«Доброе утро, Кенди», - ответил он. «Почему? Ты размышляешь о том, чтобы избавиться от пирата и быть независимой?» - закончил он вопрос, подмигнув, его щетина сегодня стала еще толще.

«О нет! Зачем мне это?» - возразила она, смеясь и покачивая головой. Затем она помогла ему принести из кухни готовый завтрак.

После трапезы они разошлись на работу. У нее было немного времени, прежде чем начнется смена, и она решила купить новую бритву для соседа по комнате. Несмотря на то, что она ничего не имела против его щетины, но он жаловался, что это невыносимо. При поиске магазина, где бы она могла сделать покупку, она издалека заметила сезонную распродажу, и среди прочего у них были мужские пижамы. Она подумала, плохо, что продаются только мужские, но я все равно посмотрю.

Вскоре Кенди обнаружила пижамы с вертикальными полосками, и их продавали две по цене одной, а это значило, что она могла бы получить пару, заплатив только за одну. Когда в ее голове появился хитрый план, она озорно подумала: Альберт особо не придирчив в одежде, поэтому уверена, что ему понравится, и я сделаю ему сюрприз!

Позже в этот же вечер, вернувшись с работы, она обнаружила, что Альберт искал бритву на этот раз уже в спальне. Он услышал, как она вошла, и сказал не оборачиваясь: «Ужин почти готов, Кенди, но ты знаешь, я в отчаянии. Я просто должен найти ее сейчас».

Она подошла к нему и заметила: «Альберт, посмотри, что я купила тебе сегодня».

Она что-то купила мне? Так он сразу же прекратил поиски и вышел из спальни. Она стояла прямо перед ним, держа совершенно новую бритву на открытой ладони. Он смотрел на нее разинув рот. Это было совершенно неожиданно, и он мог только моргать в недоумении, не зная, что сказать. Потом она объяснила с улыбкой: «Альберт, я хотела поблагодарить тебя за то, что ты готовишь еду почти каждый день».

Он покраснел. «Ты знаешь, что я люблю готовить, и не должна была тратить свои деньги на это», - сказал он, формируя благодарную улыбку, тем не менее.

«Ты, безусловно, заслуживаешь подарок от сестры», - подтрунивала она, подмигивая, поэтому она взяла его руку, положила на нее бритву и сомкнула пальцы. Он глядел вниз на подарок в течение нескольких секунд. То, как он нетерпеливо провел рукой по своей щетине, выдало его желание избавиться от нее. Потом он поднял голову и с улыбкой признательности поблагодарил.

«Не за что, Альберт», - отозвалась она с ярко сияющими глазами.

«Так что у тебя еще в сумке, Кенди?» - с любопытством спросил он.

«О, это», - пробормотала она, поднимая сумку в руке. «Я покажу тебе после ужина. Просто будь терпелив. Теперь ты можешь пойти и побриться!» - убеждала она его, наполовину смеясь.

Альберт с радостью согласился, но, когда повернулся, Кенди схватила его за руку и остановила. «Альберт, можно я потрогаю, прежде чем ты побреешься?» - спросила она, выглядя по-детски невинно.

Хмурый взгляд тотчас отразился на его бровях. В конце концов, он просто притворяется ее братом. Интересно, уместно ли это… знает ли она о чем просит?

Так как он не мог придумать достаточно хороший повод, чтобы отказать, он напрягся и наклонился немного, чтобы она могла легко прикоснуться к его щекам. Как и следовало ожидать, когда ее нежные пальцы гладили по его подбородку, он поежился от ощущения, которое вызывало прикосновение. Ее лицо было всего в нескольких сантиметрах от его, и его взгляд нечаянно упал на ее нежные губы. Она так очаровательная, стоя рядом со мной, и я могу поцеловать ее, если просто притяну ближе…

Чувствуя сожаление, он отвел взгляд и заставил себя вернуться к реальности. Чтобы не потерять контроль над собой, он схватил руку, которая касалась его, и посмотрел прямо в ее сверкающие глаза. Она задохнулась от его резкого действия, широко открыв глаза в шоке. Долгое время только тишина заполняла комнату. Увидев реакцию, он понял, что напугал ее, и прямо тогда блестящая идея пришла ему в голову. «Злой пират, капитан Крюк, успешно похитил Венди Дарлинг!» - объявил Альберт, чеканя каждое слово, как будто рассказывая историю. [1]

Она расхохоталась и расслабилась, как только он отпустил ее руку. Затем он заявил, сладко улыбнувшись: «Теперь, Венди, тебе нужно просто ждать, пока Питер Пэн придет на помощь».

Без задержек он поспешил в ванную. Если бы она знала его лучше, то подумала бы, что он убегает от нее. В этот момент она почувствовала запах чего-то вкусного на кухне, поэтому ей стало интересно, что приготовил Альберт на ужин сегодня вечером. Когда она собиралась снять крышку с кипящей кастрюли, она услышала, как дверь ванной распахнулась. Она быстро повернулась, и он вышел, выглядя красивым и молодым снова. Потом он подошел к ней и поклонился, как будто приглашал потанцевать с ним, спрашивая с широкой улыбкой: «Венди, Питер Пэн пришел, чтобы спасти тебя. Готова ли ты лететь с ним?» Находясь в ванной, он решил продолжить эту игру, чтобы выразить признательность за ее задумку купить ему новую бритву.

Она не ожидала этого вообще, и все же радостно протянула руку, но вместо танцев, он поднял ее и закружил вокруг, смеясь от души. Хотя в глубине души она была немного разочарована, что не танцевала с ним, но она с теплотой вспомнила их непредвиденную встречу в Лондоне. Они так обрадовались, столкнувшись друг с другом снова, что он также кружил ее, как сейчас. [2] Она рассмеялась, но вскоре заметила детскую улыбку на его лице и могла поклясться, что увидела Энтони в нем! У Альберта и Энтони одинаковые улыбки!

Затем он замедлился и осторожно опустил ноги Кенди на пол, удерживая ее, поскольку им нужно было время, чтобы прошло головокружение. Все еще немного тяжело дыша, он сказал: «Извини, надеюсь, у тебя не закружилась голова».

Когда она слабо улыбнулась в ответ, он поблагодарил всерьез: «Еще раз спасибо за подарок! Ты не знаешь, какое я испытываю облегчение!» Его свежий взгляд и сияющие голубые глаза оставили ее обомлевшей. Даже их глаза имеют один и тот же голубой оттенок, как утреннее небо!

Альберт, без сомнения, очень хорошо выглядел, но Кенди никогда раньше не приходило в голову, что он и Энтони были похожи. У них даже один и тот же цвет волос! Какое совпадение! Как вышло, что я не замечала этого раньше?

Ее сложные мысли вскоре были прерваны вызовом Альберта с кухни: «Кенди, не могла бы ты прийти и помочь мне доготовить ужин?» Так что она сразу стремглав бросилась туда.

После ужина она показала новые пижамы соседу по комнате, который едва мог поверить, что Кенди купила ему два подарка в один день. «Кенди, ты знаешь, что у нас туго с деньгами, и ты не должна была покупать их. У меня достаточно пижам», - упрекал он ее мягко, но глубоко в душе был тронут.

«Ну, я вижу, что они у тебя уже немного изношены, и на них была скидка. Хочешь примерить сейчас? Надеюсь, я купила тебе правильный размер», - рассуждала она, сверкая очаровательной улыбкой.

«Если это то, что ты хочешь», - внял он предложению. Он слегка приобнял ее, чтобы показать признательность перед походом в ванную. Через несколько минут он переоделся, и она была рада увидеть, что новая пижама подходила ему идеально. Пришло время, чтобы удивить его, подумала она озорно.

Следовательно, она также переоделась в другую пижаму в ванной. Брюки были настолько длинными, что ей пришлось подвернуть их, чтобы идти, но длинные рукава она оставила висеть. Когда она появилась перед Альбертом позже в спальне, он был потрясен, его глаза чуть не выскочили из орбит. «Кенди, почему ты купила такую же себе?» – пробормотал он.

Кенди едва могла скрыть волнение, когда увидела реакцию Альберта. Потом она объяснила, что в продаже были только мужские пижамы, и только такие продавались со скидкой. К сожалению, даже самый маленький размер выглядел слишком большим на ней, а рукава слишком длинными. Теперь, когда она смотрела на себя, она призналась, что выглядела неуклюже. Ее сосед по комнате не мог удержаться от смеха, и когда он наконец смог его контролировать, он покачал головой и захихикал: «Глупенькая Кенди. Это слишком велико для тебя. В конце концов, твой размер намного меньше моего».

Купив большой размер для него, она никогда не задумывалась, что он такой большой по сравнению с ней. Его повседневные замечания постепенно возникали у нее в голове, и наконец до нее дошло, что она на самом деле живет с мужчиной с соответствующим телом, и они месяцами делили одну спальню! Прекрасно зная, как медсестра, о человеческой анатомии, ее лицо сразу же покраснело, и она поспешно бросилась в ванную и заперлась.

Не зная ее мыслей, увидев реакцию, Альберт боялся, что он каким-то образом обидел ее, поэтому быстро последовал за ней к ванной и извинился перед дверью: «Кенди, прошу прощения за то, что наговорил тебе. Я просто был честен. Пожалуйста, прости меня».

Он ждал некоторое время, но она по-прежнему молчала, поэтому он добавил: «Спасибо за подарки, мне они очень понравились». Услышав его извинения с другой стороны двери, она почувствовала себя еще более неловко, и ее сердце заколотилось как сумасшедшее. Она закрыла глаза и заставила себя глубоко вздохнуть. Потом он вновь заговорил: «По крайней мере, та, что ты купила для меня, подходит мне в самый раз».

Так как она не давала никакого ответа, он вздохнул и тихо отошел. Она полагала, что, должно быть, он вернулся в спальню и еще раз глубоко вздохнула. Я жила с ним более чем полгода, делая вид, что мы брат и сестра. Он всегда был джентльменом, и мы никогда ничего не делали неуместного. Я доверяю ему и не сомневаюсь в нем. О Господи… О чем я сейчас думаю? Кенди не представляла, что ее маленькая шутка окажет такой потрясающий эффект на нее, поэтому она вымыла лицо холодной водой, что значительно помогло успокоиться.

Вскоре она привела себя в порядок и закатала рукава. Когда она вернулась в спальню, Альберт вскочил в постели, свесил ноги с кровати и встал, снова искренне попросив у нее прощения. Глядя на его видную фигуру, она подумала, он конечно гораздо выше и сильнее меня.

Затем Кенди заговорила, избегая его глаз: «Это была просто глупая шутка. Теперь спокойной ночи, старший брат!». Она намеренно подчеркнула последние два слова.

Он был сильно озадачен, наблюдая за ее подъемом на верхнюю койку, и нежно взял ее за локоть, спросив с полной серьезностью: «Кенди, ты все еще сердишься на меня?»

Но как только его рука коснулась ее, она напряглась и невольно вздрогнула. Ей все-таки удалось развернуться и покачать головой в ответ на вопрос. В то же время она не понимала, почему от его невинного прикосновения побежали мурашки по спине. Она быстро накрылась одеялом, лежа на боку лицом к стене. Ее сердце колотилось как сумасшедшее снова. Что овладело мной сегодня?

Ее странное поведение было выше его понимания; она была более чем раздосадована и угрюма, как будто волновалась. Тем не менее, он решил оставить этот вопрос, по крайней мере, сейчас, поэтому пробормотал себе под нос: «Спокойной ночи, сестренка. Еще раз спасибо за подарки».

= О = О = О =

После проволочки в течение довольно длительного времени, Альберт наконец пошел в «Счастливую клинику» в выходной день.

«Молодой человек, я думал, ты никогда не придешь!» - приветствовал доктор Мартин, предлагая присесть. «Я тебя помню! Ты Альберт, верно?» - спросил врач, усмехаясь.

«Прекрасная память, доктор», - ответил тот, нахмурив брови, явно пораженный.

«Как твоя очаровательная младшая сестра? Ее зовут Кенди, правильно?» - спросил врач потом, ухмылка танцевала на его губах. Как он мог забыть ее откровенную критику?

«У нее все хорошо, спасибо, доктор Мартин, - ответил Альберт, вежливо улыбнувшись. - Я не приходил больше, потому что не хотел пользоваться вами. Вы даже не взяли с нас плату в прошлый раз, когда мы были здесь».

«Не волнуйся. Я не взимаю с детей-сирот, - ответил доктор с гордостью. - Когда у вас позже будет достаточно денег, вы всегда сможете отплатить мне».

Альберт был рад встрече с ним, поэтому решил спросить напрямую: «Итак, доктор Мартин, что мы может сделать с моей амнезией?»

Тогда доктор предостерег Альберта: «Ты должен посещать меня на регулярной основе, чтобы я мог составить график, отслеживая прогресс. Будь уверен, амнезия вряд ли необратима, и рано или поздно память вернется. Нужно просто набраться терпения и, что еще более важно, обеспечить себе хорошую спокойную обстановку».

Когда Альберт это признал, врач дальше добавил: «Возможно, поможет, если расскажешь мне, что с тобой случилось. Ты попал в аварию?»

Молодой человек кивнул, но был немного нерешительным из-за того, что рассказывать, не раскрывая реальных отношений со своей медсестрой. Доктор Мартин видел, что Альберт колеблется, поэтому просто сказал: «Альберт, если хочешь, чтобы я помог тебе, лучше быть честным со мной».

«Да, конечно, доктор», - согласился Альберт. После некоторых раздумий он попросил: «Можете ли вы пообещать мне, что все останется между нами. Это затрагивает репутацию Кенди».

Доктор Мартин слегка поднял брови, но вскоре уступил: «Да, обещаю. Как твой врач я должен хранить личную информацию в тайне».

«Спасибо, доктор Мартин. Я ценю это», - сказал молодой человек, его озабоченное выражение сменилось обычным, дружелюбным. Он решил довериться доктору, поэтому, собрав все свое мужество, рассказал о взрыве поезда и закончил тем, что жил с Кенди как старший брат.

Выслушав его историю, доктор Мартин произнес задумчиво: «Теперь я понимаю, почему она даже не знала твоего возраста. Другими словами, она знала тебя в течение длительного времени, но не знала ни твое прошлое, ни истинную личность.

Красавец без памяти о прошлом подтвердил: «Для нее я сирота известный как Альберт без фамилии. Я случайно появлялся и исчезал в ее жизни несколько раз, поддерживая, когда она в этом нуждалась. Поэтому она настаивала на том, чтобы окупить мою доброту к ней».

Вспоминая его безрассудное поведение в тот день, врач согласился: «Да, она глубоко о тебе заботится. Для пациентов с амнезией дружба и любящая поддержка семьи очень важны. То, что она делает для тебя, безусловно, может помочь восстановиться».

Альберт признался всем сердцем, уголки его губ изогнулись в знак благодарности: «Да… Я обязан ей жизнью. Без нее я не знаю, что бы со мной случилось. Пока я был в больнице, мои мысли вращались вокруг смерти несколько раз».

К настоящему моменту доктор Мартин уже почувствовал, что молодой человек имел очень сильные чувства к своей медсестре, поэтому спросил: «Альберт, ты никогда не думал о том, что будешь делать, когда память вернется?»

Молодой человек покачал головой и пожал плечами, смущенно нахмурив брови. Это был вопрос, которого он избегал. На данный момент врач любезно заключил: «Я вижу, что ты любишь Кенди, не так ли?»

Альберт не был удивлен, что доктор видел его насквозь, и все же с робкой улыбкой спросил: «Это так очевидно?»

Когда доктор кивнул головой, он провел рукой по светлым волосам и сказал беспомощно: «Да, я люблю ее».

Отмечая его мрачное лицо, врач вывел: «Так что – она не знает?». Врач понимал, что Кенди очень нравится Альберт, иначе она бы не предложила заботиться о нем, как о брате.

Молодой человек объяснил, что она не так давно рассталась с возлюбленным, и он считал, что она до сих пор его любит.

«Понимаю, - ответил врач, бросая пациенту отзывчивый взгляд. – Но что если у нее есть чувства к тебе тоже?»

Качая головой, Альберт не согласился с горьким смешком: «Нет, я так не думаю. Она относится ко мне, как к своему настоящему брату, и она никогда не подозревала о моих чувствах». В то же время он подумал, хотя я и должен признать, что она стала как-то странно застенчива в последнее время после эпизода с пижамами.

После короткой паузы пациент добавил: «Возможно, я очень хорошо подавляю это».

Врач тут же упрекнул его мягко: «Беспокойный молодой человек, ты не должен мучить себя. Я думаю, тебе нужно, по крайней мере, сказать ей об этом… ты никогда не знаешь наверняка».

Молодой человек спрятал лицо в руках, предположительно, потерявшись в мыслях. Затем он поднял глаза и просто сказал: «Не спрашивайте меня почему, но я доволен, хотя бы просто оставаться рядом с ней, чтобы поддерживать и заботиться. Я не ожидаю, что она ответит на мои чувства. Если я заговорю, возможно, напугаю ее, и это, безусловно, последнее, чего я хочу».

Врач потерял дар речи и после нескольких мгновений тишины высказал свое мнение: «Это слишком напрягает тебя, что может помешать восстановлению».

Альберт сухо рассмеялся: «Это здорово. В таком случае мне не нужно беспокоиться об уходе от нее».

Именно в этот момент что-то осенило доктора Мартина: «Ага! Теперь я понимаю, почему ты не приходил ко мне в течение столь длительного времени!»

Альберт не отрицал, хоть и был немного подавлен. Потом он встал и крепко пожал руку врачу: «Доктор Мартин, я рад, что пришел и поговорил с вами. Я должен теперь идти, приятного вечера!» Он повернулся и вышел.

Видя его несчастную фигуру в двери, доктор Мартин подумал, я до сих пор помню, как она ворвалась в клинику в тот день и как она паниковала… Я думаю, что она также имеет глубокие чувства к тебе, молодой человек! Может быть, в один прекрасный день она сможет их разобрать.

Альберт не собирался тратить столько времени в клинике, и добрый доктор даже не потребовал платы за прием. Я непременно отплачу ему, когда у меня будет достаточно денег.

В сгущающихся сумерках, он чувствовал, что не хочет идти домой. Вместо этого он решил рискнуть встретить Кенди, которая должна была отправиться домой где-то в это же время. После сегодняшнего разговора с доктором Мартином, он ужасно скучал по ней и предпочел бы пойти домой вместе.

Если бы я мог сохранить время в бутылке, первое, что сделал бы я -
Это сохранил каждый день до конца времен.
Просто, чтобы провести их с тобой.
Если бы я мог сделать, чтобы дни длились вечно,
Если бы с помощью слов можно было воплотить желания,
Я бы сохранил каждый день как сокровище, а затем,
Опять же, я бы провел их с тобой.
Но, кажется, никогда не будет достаточно времени,
Чтобы делать вещи, которые хочешь, как только найдешь их.
Я достаточно повидал, чтобы понять,
Что ты та единственная, к которой я хочу идти сквозь время.
[3]

Зная, какой дорогой она обычно ходит, он нашел фонарный столб на перекрестке. Она должна была обнаружить его легко издалека. Как и следовало ожидать, вскоре он увидел ее на рынке, где она делала покупки. Кенди выглядела прелестно в этом платье с красивой шляпкой на голове. По какой-то причине в таком наряде она выглядела немного старше, чем обычно. Вскоре после этого Альберт заметил ее выходящей с рынка с сумкой в руках. Но подождите, что делает ее такой сердитой? Она даже топает ногами во время ходьбы!

Как он и думал, она заметила его, и он был рад сообщить, что посетил «Счастливую клинику» сегодня. Облегчение захлестнуло ее, и она хотела знать, был ли визит полезным. Он рассказал, что ничего серьезного не произошло, но изменил тему, дразня ее, показывая, как она сейчас шла.

Покраснев, она объяснила, что продавец апельсинов, раздосадовал ее, назвав «мадам», и также сказал, что они очень понравятся ее мужу. «Альберт, тебе не кажется, что я слишком молода, чтобы быть чьей-то женой? Я что, так похожа на замужнюю женщину?» - спросила Кенди, все еще раздражаясь.

Его черты смягчились, весело улыбнувшись. Как мужчина он не совсем понимал, почему она так расстроилась из-за того, что кто-то принял ее за замужнюю женщину, но понимающе ответил: «Я думаю, что все продавцы называют женщин «мадам», чтобы уговорить купить их продукцию».

«Это так?» - спросила она, сомневаясь, но все же с облегчением.

«Пожалуйста, позволь мне», - предложил он забрать апельсины, и она с готовностью передала ему сумку. «Благодарю! – ответила Кенди. - Они тяжелые, я хотела купить только один для тебя, но продавец сказал, что должна купить пять».

«Для меня? Почему?» - спросил Альберт, тронутый тем, что Кенди думала о нем.

«Да! Апельсины выглядели великолепно, и витамин C полезен для тебя, ты знаешь?» - объяснила она прозаичным тоном. Таким образом, он искренне поблагодарил ее. Как уже упоминалось доктором Мартином, она действительно заботилась о нем, и он был благодарен, что встретил ее в своей жизни.

Вернувшись домой, они были заняты приготовлением ужина вместе, но Кенди продолжала делать ошибки то здесь, то там, а потом даже наделала большой беспорядок на кухне. Наконец Альберт предложил ей посидеть за обеденным столом, в то время как сам доготовит все остальное.

Потом он подслушал разговор Кенди со скунсом: «У меня такое впечатление, что не получится из меня хорошей жены, Пуппи». Альберт подумал нежно, ты не права, Кенди. Я уверен, что из тебя получится превосходная жена. Ты мила и терпелива и очень жизнерадостна.

Он вспомнил дни в незабываемой палате номер 0. Персонал больницы презирал его и относился, как если бы он был преступником. И только Кенди была его ангелом, только она заботилась о нем как о человеке. Твоя доброта и преданная забота уже достаточны для меня.

= О = О = О =

Несколько дней спустя было снова тепло и солнечно. Приближался день рождения Кенди. Идя в продуктовый магазин после работы, Альберт размышлял, как они будут праздновать. Потом Анна заметила его и подошла: «Привет, Альберт!»

Он вернул сердечную улыбку: «Привет, Анна! Как дела?»

«Лучше не бывает! На самом деле я хочу попрощаться с тобой», - сказала она с просиявшим лицом.

Альберт выгнул бровь, удивленно спрашивая: «Почему? Ты куда-нибудь собираешься?»

«Ты не возражаешь, если мы выйдем на улицу и поговорим?» - предложила Анна.

Альберт согласился и тихо последовал за ней в соседний парк, где не было много народу вокруг в это время дня. Большинство, вероятно, дома занимались приготовлением ужина.

«Так, Анна, куда ты едешь?» - спросил Альберт, немного обеспокоенно, но сохраняя дистанцию.

Она объяснила, что будет воплощать свою мечту в Нью-Йорке, и собирается выехать на этой неделе. Он опешил, но в тоже время был очарован. «Анна, я никогда не знал, что ты художница».

Не теряя ни минуты, Анна ответила шутя: «Конечно… ты бегаешь от меня, как от чумы».

Излишне говорить, что ее прямой комментарий немного смутил его, но он уже давно был готов к таким моментам. Поэтому рассуждал твердым, но нежным голосом: «Потому что ты заслуживаешь кого-то лучше».

Анна пообещала себе не плакать перед Альбертом, но услышав такое честное заявление, слезы затопили ее глаза и потекли по щекам. Он дал ей носовой платок, и она с радостью приняла его. Через мгновение со слезами, мерцающими в глазах, она заворчала: «Почему? Ты думаешь, что знаешь меня лучше, чем я сама?»

Альберт почувствовал жалость; он видел себя в ней, как они оба страдали от неразделенной любви. Глядя с сочувствием, он терпеливо сказал: «Мне очень жаль, Анна. Я просто не тот, кто тебе нужен».

В настоящем девушка продолжала рыдать, и он был рад, что в парке было немноголюдно. В противном случае можно было бы подумать, что он сделал что-то ужасное с ней. Во всяком случае, он молчал и ждал, когда она остынет. Через некоторое время она спросила умоляющим тоном: «Альберт, я прошу тебя быть честным со мной».

Он чувствовал, как ее взгляд напряженно застыл, но ему удалось ответить озадаченно: «Да?»

Она задумалась на мгновение, прежде чем решительно спросила: «Ты любишь кого-то?»

Он был застигнут врасплох вопросом, но сохранял безмолвие. Она приняла молчание, как «да», поэтому вытерла слезы носовым платком и произнесла: «Тогда я во всем права…» Сразу же после этого она вздохнула с облегчением: «Должно быть, она очень красива».

Альберт не стал ни отрицать, ни подтверждать, а Анна пробормотала про себя: «Конечно. Можешь ничего не говорить». Затем после неловкой паузы она взяла себя в руки и слабо улыбнулась. «Альберт, я могу попросить тебя об одолжении?»

Он наконец открыл рот и сказал осторожно: «Пожалуйста, скажи мне сначала, и я посмотрю, смогу ли это сделать». Она указала на свой лоб, целомудренно улыбаясь ему. Ее смелая просьба обескуражила его, и он отвел глаза, ведя внутреннюю полемику с самим собой. Позже он услышал ее испытывающий тон: «Это же не так сложно, не правда ли?»

Наконец он решился и кивнул. В конце концов, это просто прощальный дружеский поцелуй… и она уезжает навсегда.

Таким образом, он сделал большой шаг, подходя лицом к лицу. Будучи высокой дамой, ей все же пришлось вытянуть шею, чтобы посмотреть ему в глаза. В то время как он наклонился вперед, чтобы поцеловать ее в лоб, она вдруг, встав на цыпочки, обвила руками его шею и прижалась губами к его губам!

Он буквально замер и оставался неподвижным даже после того, как она прервала поцелуй. Он мог только смотреть на нее в полном недоумении, по-видимому, потрясенный до глубины души. С другой стороны, она радостно улыбалась ему. Его лицо покраснело и поразительные голубые глаза распахнулись, что делало его сейчас еще более красивым.

Затем она извинилась, хоть и не так искренне: «Альберт, мне очень жаль, что обманула тебя. Я просто должна была сделать это, прежде чем уеду, чтобы не сожалеть всю оставшуюся жизнь. Прощай, и я желаю тебе всего наилучшего!». Сказав это, она поспешила обратно в магазин не оборачиваясь, проливая слезы радости и облегчения. Я сделала это! В конце концов, я сделала это!

С расстояния Анна заметила пышные светлые вьющиеся волосы Кенди, так что она закричала, махнув высоко рукой: «Кенди!». Только тогда она поняла, что все еще держит носовой платок Альберта, поэтому осторожно засунула его в карман.

Кенди, повернув голову, увидела ее. «Какой приятный сюрприз, Анна! Что у тебя нового?» - спросила она, приблизившись.

«Я уезжаю на этой неделе! - ответила Анна, немного тяжело дыша, но с блеском в глазах. - Я уже купила билет в один конец».

Слова «билет в один конец» заставили Кенди нахмуриться. Ее грустные воспоминания вернулись мгновенно. Не зная ее мыслей, Анна продолжила: «Давай пройдем в магазин, Кенди. Я покажу тебе мои работы, и ты сможешь выбрать несколько из них, если захочешь».

Рассматривая многочисленные, потрясающие карандашные портреты Альберта, выполненные Анной, Кенди была наполнена страхом. Анна отлично захватила его лицо и различные выражения, полагая, что она сделала их все по памяти. По какой-то причине, из-за того эпизода с пижамами Кенди стала более застенчивой рядом с Альбертом. Тем не менее, при взгляде на эти портреты сейчас, она не могла отрицать нежные чувства в ее сердце. Альберт действительно очень красивый… Не удивительно, что Анна без ума от него. Вслух светловолосая девушка заявила: «У меня нет слов, Анна! Все они выглядят превосходно, и я не могу сделать выбор».

Анна рассмеялась, но приняла комплемент с ликованием. Затем выбрала несколько из любимых, на которых Альберт был показан с разных сторон, и отдала Кенди. После этого Анна вынула еще портрет из другой кучи.

Кенди ахнула: «Анна, это для меня, не так ли? Вот это да! Как замечательно!»

«Я польщена, Кенди, - сказала Анна, улыбаясь и краснея. – Знаешь что, мне жаль, что я не смогла полностью передать твои великолепные глаза. Кто-нибудь когда-нибудь говорил тебе, что у тебя глаза могут говорить?»

Кенди не могла оторвать взор от портрета в руках, но слова Анны заставили ее обильно покраснеть, и она посмотрела вверх, медленно качая головой: «Ты преувеличиваешь, Анна».

«Поверь мне, Кенди, - сказала Анна с ободряющей улыбкой. – Ни один мужчина не останется незатронутым, увидев твои сверкающие глаза».

Белокурая девушка заморгала, заметно сомневаясь в таком заявлении: но брюнетка добавила: «Для меня ты красивая девушка и должна сохранить это время жизни в фотографиях и рисунках».

Кенди всем сердцем поблагодарила Анну: «Спасибо за все эти драгоценные подарки, и я обещаю, что буду хранить их всю оставшуюся жизнь! На самом деле мне через два дня исполнится семнадцать».

«В самом деле? – воскликнула Анна удивленно. Проверяя дату, Анна подтвердила, что уедет как раз на ее день рождения, так что Кенди заметила: «Поэтому, Анна, я считаю этот портрет твоим подарком для меня! Это одно из лучшего, что мне дарили до сих пор!» Девушки тепло обнялись.

Вспоминая летательный аппарат Стира, который принесла Патти, Кенди не могла не улыбнуться снова. Несмотря на то, что у нее в доме случился беспорядок, она была очень тронута, что Стир помнил про ее день рождения даже на войне. Конечно, у нее еще было два особых подарка, которые она получала на день рождения: «Прекрасная Кенди» от Энтони и костюмы Ромео и Джульетты от дядюшки Уильяма на фестиваль цветов. Теперь, когда эти костюмы появились у нее в голове, сердце Кенди опустилось, вспомнив моменты с Терри тогда. Потом она подумала про дядюшку Уильяма и спросила, получил ли Джордж ее письмо.

Но вопрос Анны вернул ее к действительности: «Так как ты будешь отмечать день рождения?»

«Я пока не уверена», - ответила Кенди, говоря правду. Это был ее первый день рождения после того, как она начала жить с Альбертом, поэтому она хотела бы знать, будет ли он праздновать с ней. Он, вероятно, будет, и все же ей пришла в голову идея: «Брат может пригласить моих друзей на ужин. Он хороший повар - ты знаешь». Даже если нет, то я думаю, что мои друзья не забудут, не так ли?

Услышав о ее брате, Анна с самодовольной улыбкой сказала: «О, твой брат был здесь раньше, хотел что-то купить, но не сделал этого». Затем она встала со стула и бросилась в магазин, поднимая вверх большой пакет и передавая его Кенди: «Я приготовила прощальный подарок для него тоже».

«Зачем? Я не могу просто так взять у тебя эти продукты, ни у меня, ни у брата ничего нет для тебя», - утверждала Кенди, не желая пользоваться Анной.

«О нет, поверь мне, - сказала Анна с мечтательным взглядом, смягчившись. Ее восторг от того, что она наконец смогла поцеловать мужчину своей мечты, не поддавался описанию. – Я только что получила от него большой подарок. Самый лучший из всех». Так как Анна настаивала, Кенди неохотно приняла сумку с увеличивающимся недоумением. Что же такое Альберт подарил, что это сделало ее такой счастливой?

На этот момент Анна очень хотела рассказать Кенди о своем безумном поведении в парке, но потом решила написать в письме, возможно, после того как обоснуется в Нью-Йорке.
Примечания:

[1] Роман «Питер и Венди», опубликованный в 1911 году, является новеллизацией Дж. М. Барри его самой известной пьесы «Питер Пэн», дебютировавшей в Лондоне 27 декабря 1904 г., Бродвейская постановка была чуть позже в 1905 г. Поэтому я предположила, что Альберт и Кенди, наверно, слышали эту историю.

[2] Альберт действительно кружил Кенди вокруг при их неожиданной встрече в Лондоне в романе «Кенди-Кенди: финальная история».

[3] Текст песни о любви «Время в бутылке», Джима Кроуч ("Time in a Bottle" by Jim Croce) (1973), действительно отражает чувства Альберта к Кенди.


Последний раз редактировалось Nynaeve 19 окт 2017, 09:42, всего редактировалось 3 раз(а).

Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 14 июл 2017, 20:14 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 65
Примечание: Подробная информация о дне рождения Кенди не показана в оригинальной истории, за исключением того, что Стир прислал летательный аппарат из Франции. В этой главе мое собственное воображение, как друзья будут отмечать особый день с ней. К настоящему моменту вы наверно знаете, что моя история основана на манге.

-Ms Puddle

Глава 4: Сюрприз.

Солнце уже висело низко над горизонтом, Кенди несла тяжелую сумку с продуктами, ее ноги налились свинцом и были медлительны; она возвращалась домой с нерешенными вопросами. Так Альберт делал покупки у Гибсона и, вероятно, вспомнил что-то важное… Иначе зачем он покинул магазин, ничего не купив?

В дополнение к этому Кенди было очень интересно, что Альберт дал Анне в качестве прощального подарка. Что он подарил, что она выглядела такой счастливой? Как он узнал, что она уезжает из Чикаго?

В этот момент громкий звук гудка вывел девушку из мыслей, и она автоматически повернула голову в сторону, ища источник шума. Ее глаза увидели Арчи, Анни и Патти внутри автомобиля Арчи, которые улыбались, махая ей. Кроме того, они держали высоко в руках плакат со словами «С днем рождения, Кенди!»

Когда Кенди разинула рот, Анни и Патти вышли из машины, чтобы тепло обнять ее, сказав, что решили отпраздновать день рождения Кенди заранее. Арчи также подошел и предложил поднести сумку.

Само собой разумеется, Кенди была чрезвычайно тронута, так что слезы бросились из ее глаз. Дорогие друзья не только помнили знаменательный день, но и взяли на себя труд организовать вечеринку-сюрприз для нее.

«Кенди, Альберт сейчас дома? – спросила Анни. – Может быть, мы можем попросить его помочь нам выгрузить вещи из багажника автомобиля?»

«Да, скорее всего, он дома», - подтвердила Кенди с готовностью, кивая в то же время.

«Давайте начнем тогда», - предложил Арчи с радостной улыбкой. Так они вернулись к машине, и каждый из них схватил что-то из багажника, прежде чем отправиться в сторону жилого дома вместе.

Однако, когда они открыли дверь, к их удивлению Кенди пришлось щелкнуть выключателем в темноте, и когда свет загорелся, Альберта нигде не было видно.

Арчи пожал плечами и повернулся к Анни, говоря: «Хорошо, я сам сделаю разгрузку, а тем временем, почему бы вам с Патти не начать готовить праздник для именинницы?»

Анни кивнула в ответ, и Патти также согласилась с его планом. Когда Арчи направился обратно к машине, девушки сразу же начали работу на кухне. Хотя Кенди хотела им помочь, дамы настоятельно ответили: «Мы можем управиться сами».

«Хорошо», - ответила Кенди с мягким вздохом, понимая, что была не квалифицирована, поэтому отнесла пакет с продуктами в кладовую. После этого она пошла прямо в спальню и забрала с собой рисунки Анны.

Она огляделась, размышляя, куда их положить. Она не могла удержаться, чтобы бегло не просмотреть изысканные портреты в руках снова. Они, конечно, выглядят великолепно… должна ли я показать их Альберту? Кстати, где он сейчас? Он, как правило, приходит домой к этому времени…

Таким образом, она приняла решение, осторожно положив рисунки в личный ящик. Альберт не трогал его, так что вряд ли обнаружит рисунки внутри.

Кенди затем проверила, как дела у подруг. Они, очевидно, полностью взяли в свои руки приготовление ужина, поэтому она решила помочь Арчи с разгрузкой.

«Анни и Патти», - сказала Кенди. Она продолжила, когда они обе посмотрели на нее: «Я собираюсь помочь Арчи».

«Конечно, спасибо», - ответила Анни одобрительно, и Патти улыбчиво кивнула тоже.

Просто, когда Кенди собиралась повернуть дверную ручку, кто-то постучал. Удивляясь, не забыл ли Альберт ключ, Кенди быстро распахнула дверь, но там оказался Арчи, неся большую коробку. «Послушай, Кенди, можешь мне помочь?»

«Конечно!» - ответила она всерьез.

В то время как она помогала ему распаковывать коробку, он воспользовался возможностью, чтобы спросить, как у нее дела в последнее время. Поговорив немного с ней, Арчи с сожалением сказал: «Кенди, мы обещали приезжать сюда один-два раза в неделю, когда вы с Альбертом начали жить вместе, но с тех пор как ты вернулась из Нью-Йорка… и Стир оставил нас… мы перестали приходить, и я сожалею об этом».

«Не беспокойся, Арчи! - ответила Кенди, по-настоящему улыбнувшись. – У Альберта и меня не так туго с деньгами как раньше».

«Это здорово, но каким образом?» - спросил он, немного сомневаясь.

Отмечая его озабоченность, она с некоторой гордостью успокоила его, улыбнувшись еще шире: «Потому что Альберт в настоящее время является учеником повара и его заработная плата значительно лучше, чем раньше».

«Разве это не замечательно?» - заметила Патти, повернувшись, по-видимому, подслушав их разговор. Потом Анни вмешалась, обращаясь к подруге детства: «Полностью согласна! Альберт уже хороший повар, а значит - будет еще лучше!»

Кенди твердо кивнула, ее округлившиеся глаза искрились нежностью. Примерно в течение следующих пятнадцати минут они продолжали разговоры друг с другом, будучи занятые приготовлением пищи, но разум Кенди стал отвлекаться все больше и больше, волнуясь за Альберта. Она не могла перестать смотреть на входную дверь или часы на стене.

Альберт, где ты? Что заставило тебя покинуть продуктовый магазин в спешке? Уже довольно поздно, и это так странно, что тебя до сих пор нет дома…

Только когда Анни слегка потрясла ее за руку, она вышла из глубокой задумчивости: «Кенди? Что с тобой?»

Придя в себя, она поняла, что друзья смотрели на нее с тревогой, так что она поспешно произнесла: «О! Мне очень жаль! Я просто потеряла внимание. Вы мне что-то сказали?»

«Это нормально, Кенди, - сказала Анни, слегка похлопав по плечу. – Ужин готов, и мы спрашивали должны ли подождать, пока Альберт придет или нет».

«Пожалуйста, подождите немного, - ответила Кенди сразу, тут же добавив. – На самом деле он, как правило, дома до наступления темноты».

Она резко перестала говорить, когда мысль о том, что Альберт мог попасть в аварию, мелькнула у нее в голове. О Боже… только не снова… Следующее, что знали ее друзья, она пробормотала что-то под нос и бросилась к двери: «Я должна пойти найти его».

Но громкий голос Арчи заставил ее остановиться: «Кенди, погоди!»

Она неохотно обернулась, огорченно нахмурившись. Друзья были ошеломлены таким внезапным поведением, и Арчи, подойдя, положил руки ей на плечи. Он испытующе посмотрел на ее бледное лицо, пытаясь призвать к здравому смыслу: «Кенди, как ты собираешься искать его? Разве ты не знаешь, что уже совсем темно?»

Только тогда она поняла, что на самом деле не имеет никакого конкретного плана, поэтому прикусила нижнюю губу, не в силах ответить. Тогда Арчи предложил: «Как насчет того чтобы поездить по окрестностям на машине?»

С трудом сглотнув, она кивнула в знак признательности. Он был рад, что она приняла его предложение, и обернулся, чтобы поговорить с Анни и Патти: «Альберт может вернуться в любую минуту, вы подождете его?»

«Конечно, - согласилась Анни и быстро добавила, понизив голос. – Будьте осторожны, Арчи!»

Он усмехнулся, поцеловав подругу в щечку, прежде чем открыл дверь, так что никто из них не ожидал увидеть маленького скунса, снующего мимо ног, когда они собирались переступить через порог.

Подняв глаза, они увидели явно удивленного Альберта. Он стоял, подняв руку в воздух с ключом от входной двери. По-видимому, он только что пришел и собирался открывать дверь.

Чувство облегчения захлестнуло всех, увидев его дома, особенно Кенди. Она обвила руки вокруг него в одно мгновение, крепко обняв; Альберт слегка смутился, но ответил, тем не менее, нежно удерживая ее за спину. После долгой секунды неловкого молчания Арчи удалось затащить обоих внутрь, закрыв за ними дверь. Альберт бросил Арчи мимолетный взгляд через плечо, осторожно развернув руки Кенди, обвитые вокруг него. Выпрямившись, он воскликнул в восторге: «Арчи, я знал! Я заметил твою машину. Мне очень приятно видеть вас всех снова!»

Арчи тут же осведомился, довольно расплываясь в улыбке: «Так, Альберт, где ты был? Кенди очень волновалась, так что я собирался возить ее вокруг в поисках тебя».

Перед тем как Альберт смог ответить, Кенди посмотрела на него и заворчала со слезами, мерцающими в глазах: «Я подумала, что ты снова попал в аварию… Я… Я была напугана!»

Взяв ее за плечи, он наклонился вперед так, чтобы смотреть ей в глаза. «Я был в парке, Кенди, и забыл о времени. Сможешь ли ты простить меня?» - объяснил он, не сводя с нее взгляда.

Вопрос пересек ее черты, ты был в парке с Анной? Но она поняла, что сама была с ней в магазине, поэтому Альберт был в парке один или с кем-то другим. Поэтому она спокойно кивнула в понимании.

В этот момент Анни и Патти обняли Кенди, говоря: «Давайте есть, пока все не остыло».

Кенди знала, что она чуть не погубила собственный день рождения, так что быстро улыбнулась, признавшись: «Я сожалею, что была не в себе… Я знаю, что вы пришли отпраздновать мой день рождения, и я действительно благодарна, что вы все здесь со мной».

После этого дамы обнялись. Атмосфера разогрелась, пока сервировали ужин. В частности, Кенди вернулась к своей жизнерадостности, когда Альберт был дома. Все прекрасно проводили время, вспоминая и восполняя пробелы их общения. В конце концов, они не собирались вместе в течение нескольких месяцев.

Мало ли они знали, что мозг Альберта некоторое время был далеко. Он все еще не оправился от того, что произошло между ним и Анной.

(Воспоминание начинается)

Что? Анна… целует меня…?!

В мгновение ощутив ее мягкие, теплые губы, голова Альберта закружилась в шоке и смятении, и вскоре он осознал, что его обманули. Анна, должно быть, запланировала это до встречи с ним, зная, что, вероятно, это ее последний шанс. Будучи гораздо сильнее, он мог бы легко оттолкнуть ее, но у него не хватило духу сделать так, потому что это могло чрезвычайно ранить ее чувства. Кроме того, он считал, поцелуй все, чего она от него хотела.

Так как он буквально застыл, не отвечая, она ослабила хватку. Потом сказала что-то о том, что ни о чем не жалеет, но он не расслышал слов. Либо она разговаривала слишком быстро, либо его разум оставался запутанным. Прежде чем он успел даже придумать ответ, она уже исчезла из поля зрения.

Даже тогда Альберт еще в течение нескольких минут оставался стоять там, где был. Смелый поступок Анны значительно потревожил его, и поскольку у него не было воспоминаний о прошлом, он даже подумал, что это был его первый поцелуй. Во всяком случае, вместо того чтобы идти домой, он подавлял затяжной шок, проведя почти целый час, бродя рассеянно в парке.

Альберт должен был признать, что недооценил ее. В течение долгого времени он догадывался о ее чувствах; не желая давать ей какую-либо ложную надежду, он избегал ее все время. Он почерпнул, что она каким-то образом пришла к выводу, что он был влюблен в другую женщину.

Другими словами, они оба страдали от неразделенной любви, но казалось, что она наконец отказалась от него, собираясь переехать в Нью-Йорк. Тем не менее, это не помешало ей получить то, что она желала. Поцелуй был все еще поцелуем.

В некотором смысле Анне нечего было терять, но это было не то же самое для него. Он совсем не хотел покидать Кенди, и если бы предпринял какие-либо радикальные шаги, то мог бы отпугнуть «сестру», а это было последнее, что он хотел.

Тем не менее, действия Анны потрясли его. Был ли он готов взять на себя риск и раскрыть свои чувства? Будет ли он сожалеть, если даже не попытается? Или он должен продолжать платонические отношения с Кенди?

А что насчет Терри? Альберт полагал, что Кенди не забыла его, и что, скорее всего, она до сих пор его еще любит. Альберт знал, что может спросить Кенди прямо или даже показать ей все те старые газеты или таблоиды, что он прятал под кроватью, чтобы оценить ее ответ. Тем не менее, подсознательно он откладывал это изо дня в день.

Находясь в глубокой задумчивости, он потерял счет времени. Он был рад, что Пуппи находилась там, чтобы напомнить ему. О нет! Уже довольно поздно, и Кенди, должно быть, беспокоиться обо мне сейчас. Мне лучше бы поторопиться.

Он мог быстро бегать, так что не заняло много времени, чтобы добраться до дома. Даже с расстояния он распознал автомобиль Арчи и сразу же почувствовал облегчение, думая, что у Кенди посетители, так что ее ум должен быть занят…

Но когда Альберт вернулся домой, он был поражен, но и в тоже время тронут, когда увидел, в каком смятении была Кенди, несмотря на то, что у нее были дорогие друзья. Очевидно, она действительно заботилась о соседе по комнате с амнезией.

В то же время ее сильная реакция несколько воодушевила его больше не подавлять чувства. Тем не менее, он размышлял над тем, как ему следует действовать, напоминая себе о том, что не должен спешить. Возможно, он мог бы сделать что-нибудь для нее в день рождения...

(Воспоминание заканчивается)

Вопрос Арчи прервал полет его мыслей: «Альберт, так вы попадали раньше в аварию?»

Являясь наиболее чувствительным из всех, Арчи слышал, как Кенди использовала слово «снова» только что.

Тогда Альберт рассказал, что произошло, когда Кенди вернулась из Нью-Йорка. В то время как он был в бессознательном состоянии в «Счастливой клинике», он имел вспышки памяти о крушении поезда, но с тех пор он не обрел больше ни одного воспоминания. Тем не менее, с этого момента он бы хотел посещать доктора Мартина на регулярной основе.

Они были рады услышать, что автомобильная авария не причинила ему много вреда и даже привела к доброму доктору. Это было действительно благом.

«Хватит обо мне, - сказал Альберт, желая переключить тему. – Это так мило, что вы пришли отпраздновать день рождения Кенди заранее. Я думал пригласить вас на праздник тоже».

Кенди нежно добавила: «Он готовит все лучше и лучше, и нет сомнений, что я избалована. Я даже и не беспокоюсь больше о приготовлении пищи».

Потом она высунула язык, выглядя глупо, но мило. Патти и Анни не могли не захихикать, так как знали, что их подруга не умеет готовить. В настоящее время Арчи был рад видеть, что Кенди была очень счастлива, живя с Альбертом. Казалось, что она держится сейчас гораздо лучше, чем после разрыва с Терри несколько месяцев назад.

Анни затем предложила, подмигнув: «Вы знаете, мы должны чаще встречаться, чтобы попробовать блюда ресторан-класса в вашем исполнении, Альберт».

На его лице появилась приятная улыбка, и он предложил научить их некоторым приемам в следующий раз, когда они приедут. «Так что вы леди сможете позаботиться о Кенди, когда меня не будет рядом!» - пошутил он.

Анни и Патти были явно рады услышать это, так что ни одна из них не заметила тонкие изменения в лице Кенди. Она долго готовилась к его скорому уходу, но теперь, услышав, как он произнес это вслух, его слова обеспокоили ее больше, чем ожидалось. Что он имел в виду под «не будет рядом»? Он планирует уйти?

Чтобы друзья не заметили колебаний в ее настроении, Кенди извинилась и направилась прямо на кухню, напомнив себе, я должна быть сильной… он не останется со мной навсегда. Я должна быть готова к этому.

Но то, как ее глаза потемнели, а губы дернулись, не ускользнуло от взора Альберта, поэтому, взяв чайник, он пошел за ней, говоря: «Дай мне еще немного горячей воды».

Арчи остановил его на полпути и спросил рассеяно, намеренно понизив голос: «Вы уходите от Кенди, Альберт?»

Только тогда он понял, почему Кенди выглядела беспокойной; это действительно звучало так, как будто он планировал уйти. Альберт задался вопросом, Кенди, ты действительно думаешь, что я хочу оставить тебя?

Тем не менее, высокий мужчина, нахмурившись, ответил тоном сожаления: «Нет… Я совсем не это имел в виду».

Так Арчи выдохнул с облегчением, отпустив Альберта. Судя по поведению Кенди раньше, Арчи начал беспокоиться, что произойдет, если она снова останется одна. Тем не менее, глубоко внутри он также понимал, что Альберт был самостоятельным человеком и волен решать, что ему делать в жизни.

Поставив чайник на кухонный стол, Альберт нашел Кенди в кладовке, сортирующей продукты, поэтому позвал тихо: «Кенди?»

Она обернулась, слабо улыбнувшись ему, и тогда он заметил пакет от Гибсона. Мгновенно он озадаченно нахмурился. Отметив это, она объяснила: «Это подарок Анны тебе. Она видела меня по дороге домой и сказала, что ты ненадолго зашел в магазин, но ушел, ничего не купив…» Пока она еще говорила, выражение его лица заполнилось беспокойством; он никак не ожидал, что Кенди могла столкнуться с Анной. Когда он задавался вопросом, что еще Анна сказала Кенди, его нынешнее поведение сбило с толку соседку по комнате, так что она перестала говорить, бросив вопросительный взгляд на него. Что-то неприятное случилось с ним в этот вечер? Участвовала ли в этом Анна или что?

Но восхитительный рассказ Анны вновь появился в сознании, и Кенди продолжила объяснение: «Я не хотела принимать эти продукты от Анны, но она настаивала и утверждала, что ты сделал ей большой прощальный подарок».

Кенди подчеркнула слово «большой», и, конечно, Альберт знал, на что Анна намекала, но у него не было ни малейшего намерения рассказывать об инциденте кому-либо, тем более Кенди.

Когда Альберт перевел глаза на бесплатные продовольственные товары, прочищая горло, как будто ему нужно было время, чтобы сформулировать мысли, Кенди пожала плечами с притворным безразличием, но быстро представляя в уме всевозможные сценарии. Через несколько секунд, так как никакие слова так и не вышли из его рта, она нажала: «Значит, ты знал, что она навсегда уезжает? А что ты ей подарил?»

Альберт скрыл облегчение за усмешкой; Кенди понятия не имеет, что Анна сделала, таким образом, он ответил, бросив дразнящий вопрос: «Почему ты хочешь это знать?»

Уклонившись от допроса, он поспешно вылил горячую воду в чайник, оставив ее в изумлении. Затем он отнес чайник обратно на обеденный стол, чтобы обслужить гостей. Кенди, несмотря на то, что была смущена его странным поведением, решила вернуться и присоединиться тоже. В противном случае было бы странно, если бы она оставалась на кухне слишком долго.

И наконец пришло время разрезать фантастический торт, который Анни и Патти испекли для Кенди. Прежде чем задуть свечи, Кенди искренне пожелала, чтобы Стир вернулся домой целым и невредимым.

Пока они смаковали торт, Арчи сообщил предстоящий план: «Мистер и миссис Брайтон пригласили нас провести выходные на своей вилле в Лейквуде на день рождения Анни. На самом деле они сказали, что мы могли бы также привезти наших друзей, так что Патти собирается тоже. Как насчет вас двоих, Кенди и Альберт? Вы хотите отпраздновать с нами?»

Кенди медленно покачала головой, вздохнув: «У меня только один выходной день на этой неделе, и я поменяла его с другой медсестрой, чтобы быть свободной на день рождения. Я не думаю, что смогу продлить мой отпуск в такие короткие сроки».

Альберт был рад узнать, что она не будет работать в день рождения. Великолепно! Я организовал себе выходной в этот день тоже, как хорошо!

Кенди затем повернулась к Анни: «Пожалуйста, передавай мои наилучшие пожелания мистеру и миссис Брайтон».

Когда Анни кивнула, Кенди подмигнула и добавила подтрунивающее замечание: «Ты собираешься отвезти Арчи родителям?»

Анни покраснела, встряхивая головой: «Они встречались с ним раньше».

Арчи затем, обняв свою подругу, объяснил: «Да, я встречался с ними, когда они приезжали в Чикаго несколько месяцев назад».

Веселое настроение внезапно истощилось от всхлипываний исходящих от Патти. Никто не заметил, что она находилась в тихой задумчивости уже некоторое время. Кенди любезно предоставила Патти теплые объятия, и Анни тоже обняла их. Не заняло много времени, чтобы Патти взяла себя в руки и сказала друзьям, что очень скучает по Стиру. Она не могла не интересоваться, будут ли ее родители когда-нибудь иметь возможность встретиться с ним.

Арчи понимающе кивнул; страшная мысль, что его доблестный брат может никогда не вернуться беспокоила его в последнее время, и он не осмеливался поднимать эту тему. Именно тогда Альберт положил руку на его плечо с поддерживающим взглядом, и тот слабо улыбнулся в ответ.

Неловкая тишина настала в группе, и Арчи решил отвлечь друзей, возобновив предыдущую тему. Он спросил Альберта: «Так что я предполагаю, вы тоже не присоединитесь к нам?»

Альберт покачал головой и повернулся к Анни, говоря: «Мы загружены в ресторане на выходных, так что мне очень жаль. С днем рождения заранее, и я желаю вам всем замечательно отдохнуть».

После несущественных разговоров они начали убираться, и много рук сделали работу легко. Когда они уходили, Кенди в очередной раз поблагодарила их за вдумчивость. Девушки целовали и обнимали друг друга на прощание. Выходя последним, Арчи взял руку Кенди и поднес к губам. С всегда очаровательной улыбкой он искренне сказал: «С днем рождения, Кенди. Желаю тебе найти новую любовь».

Арчи уже давно признал, что Кенди никогда не увидит его по-другому, и теперь, когда он был счастлив с Анни, его желание видеть Кенди тоже счастливой было подлинным. Тем не менее, то, что он сказал, поймало Кенди врасплох, и пока он смотрел на нее дружелюбно, она взяла себя в руки и ответила искренне: «Спасибо, Арчи».

Он отпустил ее руку и, помахав на прощание Альберту, повернулся, чтобы уйти.

Закрыв дверь, Кенди повернулась и увидела, Альберт смотрел на нее, держа руки в карманах. Она интересовалась, поцелует ли Альберт мне руку, как сделал Арчи? Он никогда этого не делал… возможно, я больше как сестра или друг для него… не леди?

Альберт затем улыбнулся и сказал: «С днем рождения, Кенди. Ты уже большая девочка».

Качая головой, она остроумно возразила, улыбаясь: «Пока нет, Альберт».

На его лице появилась забавная усмешка, когда она продолжила: «Тебе нужно подождать еще два дня, чтобы сказать это».

«Правда», - пришел его оживленный ответ, его голубые глаза застыли на ее лице. Некоторое время после этого они молчали, каждый обдумывал следующий ход. Тикали минуты, но никто не произносил ни слова, что редко с ними случалось. Позже она заговорила первой, задавая вопрос, который вертелся в голове: «Был ли ты один в парке или с кем-то еще?»

Он открыл рот и закрыл. Его долгое молчание после этого заставило ее поверить, что он был с кем-то. В этот момент он заметил со вздохом: «Кенди, я не хотел заставлять тебя беспокоиться сегодня».

Он казался искренним, хотя и уклонился от прямого ответа. Она отвела взгляд, бормоча про себя: «Я так волновалась, что у меня заболел живот…»

Когда ее голос стал неслышным, он извинился в скорбном тоне: «Мне очень жаль. Я должен был быть более осторожным».

Затем он увидел, что она в отчаянии пожала плечами. Она поняла, что он не хотел останавливаться на этой теме больше, и все же она не могла не сказать: «У меня такое ощущение, что ты что-то скрываешь от меня… Я права?»

Кивнув, он признал: «Да, ты права, но я не хочу говорить об этом… потому что… потому что…»

Он сделал паузу, глядя в сторону. В ожидании объяснений она приподняла бровь с участившимся пульсом.

«Это личное», - закончил он в конце концов, тяжело устало вздохнув после этого.

Кенди со сжавшимся сердцем знала, что он имеет в виду. В то время как они продолжали смотреть друг на друга, не говоря ни слова, она, к сожалению, сложила все части головоломки вместе:

По словам Анны, Альберт влюблен в кого-то, и вот почему она уезжает, пытаясь забыть его. Я полагаю, что он планировал встретиться с любимой в этот вечер. Сделав подарок Анне, он ушел с леди, ничего не купив. Потом они пошли в парк вместе до темноты… да, должно быть, так... поэтому он и сказал, что Анни и Патти позаботятся обо мне, когда его не будет рядом… Он оставит меня скорее раньше, чем позже…

Она ненавидела себя за чувство ревности снова к этой воображаемой особе. В тоже время она знала, что у нее не было абсолютно никаких прав на дальнейшие расспросы. В конце концов, он прямо сказал, что это личное, и она будет навязчивой, если продолжит расспрашивать. Наконец она решила оставить вопрос, хотя и неохотно.

Альберт не знал о ее предположениях, но мог сказать, что Кенди сердилась. Однако он не стал бы винить ее, поскольку обычно был честен с ней. Тем не менее, в этот раз он не мог заставить себя рассказать о принудительном поцелуе, что было неловко, мягко говоря. С другой стороны, он решил поднять ей настроение, поэтому нарушил тягостное молчание: «Кенди, ты могла бы дать мне шанс, чтобы компенсировать мое плохое поведение сегодня?»

Она взглянула на него вопросительно, и он предложил, улыбаясь: «Как насчет того чтобы пойти на пикник в твой день рождения?»

Она нахмурилась в недоумении, спрашивая: «Ты не должен работать?»

«Да, но я поменял смену с…»

Она прервала его, ее глаза блестели от радости: «Так что у тебя будет тоже выходной?»

Сделав большой шаг к ней, чтобы сократить дистанцию, он решительно кивнул, самодовольно улыбаясь. «Помнишь, я изначально планировал пригласить твоих друзей к нам? Я понял, что мне нужно больше времени, чтобы приготовить ужин на пять человек, но…»

Она была явно рада услышать это, потому что подпрыгнула и обняла его, прежде чем он успел закончить. «Альберт, да! Давай пойдем на пикник в мой день рождения», - ответила она всерьез.

Он кивнул с широкой улыбкой. Не обращая внимания на него, она пыталась сморгнуть слезы с глаз, не зная, как долго еще сможет обнимать его. Сегодня он вел себя странно и не раз убегал от вопросов.

Альберт, ты так добр… Ты празднуешь мой день рождения со мной вместо того, чтобы проводить свободное время с любимым человеком…

Немного обеспокоенный, почему она молчала, сосед тихо произнес: «Ты знаешь, Кенди, все в порядке, если ты предпочтешь провести выходной с другими людьми… Я просто хочу сделать что-то особенное для тебя в твой день рождения…»

Она быстро замотала головой из стороны в сторону, надеясь, что он не так понял ее угрюмое поведение. Его идея выйти с ней заставила осознать, что он был единственным человеком, с кем бы она хотела отметить свой особый день, и все, что они будут делать вместе, на самом деле не имеет значения. Вслух она подтвердила: «Нет, нет... Давай вместе. Ты выбрал уже место?»

Выдохнув с облегчением, Альберт сказал: «Я думаю о Национальном парке Чикаго».

Кивнув с энтузиазмом, она обняла его за талию и уткнулась лицом в грудь. «Звучит здорово!» - повеселела она.

Альберт, я люблю это место. Именно там мы договорились жить вместе… Пожалуйста, я прошу, не прощайся со мной на том же месте…

Кенди, я надеюсь, мы прекрасно проведем время вместе в твой день рождения… только мы вдвоем…

Почувствовав, что его рубашка намокает, он был поражен: «Кенди? Что случилось?»

Она обняла его крепче, покачивая головой: «Ничего страшного. Я просто слишком счастлива и не могу дождаться».

Она больше не могла подавлять слезы, которые обильно текли, как будто ее сердце было разбито. Она переживала эмоциональные взлеты и падения с тех пор, как встретила Анну по пути домой, сначала беспокоясь об Альберте и теперь думая о том, что он планирует покинуть ее. Сколько она не пыталась радоваться за него, что он нашел любовь, она не могла не перестать чувствовать печаль, что они скоро пойдут разными дорогами.

Он чувствовал, что она не говорит всю правду, но не хотел копать глубже. В конце концов, он сам скрывал от нее, поэтому просто сильнее обнял. На самом деле он хотел удерживать ее в объятиях как можно дольше.

= О = О = О =

В день рождения Кенди открыла глаза на рассвете, потягиваясь всем телом и зевая. Обычно она спала в выходной, но сегодня проснулась, чувствуя возбуждение. У нее будет поход с лучшим другом Альбертом.

Она сообразила, что он может еще спать и ухмыльнулась. Наконец она сможет растолкать соседа по комнате утром, и собралась разбудить его впервые с тех пор, как они начали жить вместе.

Затем она вспомнила. Вскоре после того как они переехали в эту квартиру, она использовала легкие прогулки с ним в разные уголки города, пытаясь помочь вернуть память. Несмотря на то, что они потерпели неудачу в этой миссии, они продолжали выходить, когда у нее было немного свободного времени. Зимой они прекратили прогулки. Вскоре я отправилась в Нью-Йорк с большими надеждами… воссоединиться с Терри…

Она быстро села в постели, злобно качая головой. Она решила не останавливаться на этом печальном воспоминании, по крайней мере, не сегодня. Следовательно, она заставила себя сделать несколько глубоких успокаивающих вдохов и, чтобы отвлечься, проверила соседа по комнате.

Однако, когда она посмотрела вниз с верхней койки, к ее удивлению его кровать была также аккуратно заправлена, как и обычно. В оцепенении она осмотрела спальню. Даже Пуппи здесь не было.

Таким образом, она проворно слезла со второго яруса и вышла из спальни. Во всей квартире было настолько тихо, что она могла слышать собственное сердцебиение и шаги.

Куда Альберт ушел так рано?

В течение нескольких секунд что-то осенило ее, вздохнув с облегчением. Она решила, что он вернется; в конце концов, он сам предложил отпраздновать с ней.

Поэтому Кенди хихикнула и решила приготовить завтрак для него сегодня. Он делал это каждый день, и она чуть не приняла это как само собой разумеющееся.

Одевшись, она пошла на кухню и бросила взгляд в кладовку. Размышляя, что приготовить, она услышала, как открывается дверь. Когда она обернулась, Альберт вошел, и его глаза расширились, видимо, удивившись, что увидел ее на кухне. Держа утреннюю газету в одной руке и букет цветов в другой, он заметил с полуулыбкой на лице: «Кенди, ты рано сегодня».

Она проигнорировала подтрунивающий тон и вернула только улыбку. Следующая вещь, которую она знала, Пуппи неслась к ее ногам, и как только Кенди нагнулась, скунс прыгнул ей на руки. Усмехнувшись, она поднялась. Гладя скунса, она отметила, что Альберт закрыл дверь ногой. Мало того, что его лицо раскраснелось, он вспотел и тяжело дышал, поэтому она небрежно спросила: «Ты бегал, Альберт?»

«Да!» - ответил он, усмехаясь. «На самом деле я делаю это почти каждое утро. Ты не знаешь, потому что обычно спишь до последней минуты», - подразнил он с ухмылкой.

Она потеряла дар речи, потому что он был прав, и, желая сменить тему, она поняла, что он остался стоять там, где был, наблюдая за ней с той же дразнящей улыбкой.

«Почему ты не проходишь?» - спросила она с неподдельным интересом, подняв одну бровь вопросительно.

Но вместо того чтобы ответить на вопрос, он протянул руку, заменяя ухмылку сияющей улыбкой и подарил цветы.

Ее челюсть отвисла, уставившись на него: «Это для меня?»

Кивнув, он произнес в преувеличенном тоне: «С днем рождения, Кенди!»

Поблагодарив от всего сердца, именинница была вне себя от радости; это был первый раз, когда Альберт подарил ей цветы. Неизбежно, она вспомнила Энтони и его «Прекрасную Кенди». Тем не менее, она тут же отпустила Пуппи и положила свежие цветы на обеденный стол, в центре которого была их единственная ваза в доме. Удаляя увядшие цветы, она спросила: «Альберт, ты собирал цветы в парке, как и я?»

«Да, я выбрал те, что тебе обычно нравятся», - ответил он, оставив газету на кухонном столе.

«Послушай, у тебя получилось прекрасное сочетание цветов! Тебе не кажется? - произнесла Кенди с волнением в голосе, подходя к нему. – Спасибо еще раз за цветы».

Он быстро сделал шаг назад, восклицая и выглядя очень серьезным: «Не подходи ко мне, Кенди. Я лучше приму душ прямо сейчас, пока ты меня не выгнала прочь! Пожалуйста, прости меня».

Таким образом, он поспешил в ванную комнату, и она расхохоталась. Потом закричала, когда он закрыл дверь: «Так вот почему ты сохранял дистанцию! Не торопись тогда. Я буду готовить этим утром!»

Его голос прозвучал из ванной: «В самом деле? Именинница будет готовить для меня? Как замечательно!»

Закатав рукава, она принялась делать завтрак, напевая любимую песенку. К ее ужасу у нее немного подгорело из-за отсутствия практики, но ей удалось приготовить что-то съедобное для них двоих.

Вернувшись, Альберт, хотя и почувствовал запах горелого, но был явно впечатлен тем, что она уже приготовила вкусный завтрак.

Затем он добродушно поддразнил: «Кенди, тебе исполнилось 17 сегодня, и ты наконец готова к жизни!»

Надувшись, она сделала вид, что замахнулась ударить его по руке, но он избежал протеста громким смехом.

Наслаждаясь едой, они также вдыхали аромат свежих цветов. Тем не менее, когда Кенди поблагодарила Альберта снова за этот подарок ко дню рождения, он твердо покачал головой.

«О нет. Это не так».

«Что?» Она посмотрела на него пустым взглядом.

Он улыбнулся. «Я приглашаю тебя на ужин сегодня вечером, Кенди», - сказал он, бросив беглый взгляд. Она была явно удивлена, но нежная улыбка немедленно появилась на ее губах. Альберт никогда не приглашал меня раньше…

Затем она вспомнила Нила, который пришел в больницу и пригласил ее на свидание несколько дней назад. Так как она отвергла его сразу же, отказываясь подчиняться его «приказам», он пригрозил раскрыть тайну, что она живет с бывшим пациентом.

Тогда она услышала, как Альберт сказал: «Но это только если ты хотела бы поужинать со мной».

Она быстро оттолкнула неприятные мысли в сторону, подтрунивая с милой улыбкой: «Альберт, ты приглашаешь меня на свидание?».

Ее лучший друг тут же встал и поклонился как джентльмен, с приглашающей улыбкой спросив: «Мисс Кендис, вы не могли бы оказать мне эту честь?»

Именинница беспомощно захихикала, но успела сказать: «Но ужинать вне дома стоит дорого…»

С уверенной улыбкой он добавил: «Не волнуйся. Владелец дает сотрудникам специальную скидку в своем ресторане».

Когда она кивнула в ответ, он спросил: «Ну, так что? Мисс Кендис?»

«Конечно, - ответила она больше без колебаний. – Зачем мне говорить тебе «нет»?»

С еще расширившейся улыбкой он еще раз поклонился, заставив ее рассмеяться.

После завтрака они начали готовить бутерброды и напитки, положив все в корзину для пикника. Когда они были готовы к выходу, Альберт вошел в спальню и вручил подарок Кенди.

Ошеломленная Кенди спросила: «Альберт, еще один подарок для меня? Зачем?»

Он выглядел довольным: «Это твой день рождения, Кенди. Помнишь, в прошлый раз ты купила мне два подарка в один и тот же день?»

Конечно, она не забудет случая с пижамами, и так как ее лицо мгновенно покраснело, он сделал вид, что не замечает этого, отвлекая предложением: «Ты хочешь открыть коробку сейчас? Это просто небольшой подарок, Кенди, и я надеюсь, тебе понравится».

Она отвела глаза, кивая тем не менее. Внутри коробки была зеленая клетчатая рубашка, укомплектованная даже сочетающимися лентами для хвостиков. В оцепенении она смотрела на друга блестящими глазами.

Альберт пошутил: «Думаю, тебе не понравилось, и ты придумываешь, как мне сказать об этом».

Она расхохоталась, но вскоре добавила: «Конечно, мне нравится. Я даже надену это сейчас на пикник».

Он согласился с восторгом: «Сегодня солнечный день с большими пушистыми облаками, и я уверен, что рубашка будет соответствовать зелени в парке!»

Поэтому она сразу пошла переодеваться и была поражена тем, что рубашка идеально сидит на ней. Когда она вышла снова, его глаза засветились, осмотрев ее сверху вниз. «Отлично смотрится на тебе! Я рад, что выбрал правильный размер».

Покраснев от комплимента, она ответила застенчиво: «Спасибо, Альберт!»

По дороге они нашли толстое письмо в почтовом ящике. Альберт увидел, что оно адресовано Кенди от Джорджа. Быстро открыв, она прочитала вместе с ним.

«Мисс Кендис,

Надеюсь, что это письмо найдет Вас в добром здравии.

Я получил Ваше письмо и понимаю Ваше желание встретиться с сэром Уильямом, но мне очень жаль сообщить, что он не доступен в данный момент.

С днем рождения!

Джордж».


В конверте были деньги как обычно, но Кенди была расстроена из-за того, что до сих пор не могла встретиться с дядюшкой Уильямом.

Альберт, пожав плечами, слегка похлопал ее по плечу, чтобы подбодрить. «По крайней мере, Джордж не написал, что тот себя плохо чувствует. Я верю, что он в порядке, и ты всегда сможешь повторить попытку позже».

Кивнув, она слегка улыбнулась: «Альберт, почему бы нам не потратить эти деньги на наш ужин сегодня вечером?»

Он сразу же не согласился: «Нет, ты можешь потратить их на себя позже. Сегодня я угощаю, и как уже говорил, у меня скидка».

Затем Альберт привел ее к очень старой машине, и Кенди, широко раскрыв глаза, уставилась в недоумении. Он объяснил: «Я позаимствовал эту машину у друга на сегодняшний день. Ты встретишь его в ресторане вечером».

Кенди была поражена: «Я не знала, что ты умеешь водить машину, Альберт…»

Он подразнил себя: «Я тоже».

Они оба рассмеялись, видимо находясь в отличном настроении.

Хотя двигатель автомобиля был очень шумным и, казалось, имеет проблемы, чтобы доставить их до места назначения, но они чудесно провели время, болтая по дороге туда.

Когда они прибыли в парк, к сожалению, небо стало пасмурным. Кенди была немного разочарована: «Я надеюсь, что не пойдет дождь…»

«Не волнуйся, мы всегда сможем уйти, когда он начнется», - предложил Альберт, маскируя огорчение за улыбкой.

«Ты прав!». Вскоре она забыла про мрачные мысли, начав бежать по парку с Пуппи, пока не достигла самого большого дерева в этом районе. «Альберт, ты лазаешь по деревьям?» - спросила она с энтузиазмом и детской улыбкой.

Прежде чем Альберт подошел, Кенди уже начала подниматься. Положив корзину для пикника у основания дерева, он закричал, глядя вверх: «Конечно, да, и давай посмотрим, кто лучше!». Сказав это, он схватился за большую ветку над ним.

Хотя у Кенди была фора, и в целом она хорошо лазила, но с этим деревом была не знакома. Кроме того, Альберт явно имел преимущество отчасти потому, что у него были длинные руки и ноги, и главным образом потому, что он был гораздо сильнее, чем Кенди.

Вскоре он обошел Кенди и почти достиг вершины, но решил подождать ее. Не было никакого смысла в гонках, когда он явно выигрывал. Кенди немного надулась, потому что всегда думала, что может обыграть любого, когда дело доходило до лазания по деревьям.

Потом она озорно закричала Альберту над ней: «Давай теперь спускаться вниз, и посмотрим, кто победит на этот раз!»

«Эй, ты жульничаешь!» - крикнул он сверху и начал спускаться так быстро, как только мог, но ее уже давно не было. Добравшись до низа дерева, он стал искать Кенди вокруг и в итоге заметил ее и Пуппи на дороге по направлению к озеру. Взяв корзину для пикника, он бросился за ними.

Кенди замедлилась, увидев озеро, и наконец остановилась в знакомом месте. Альберт догнал ее и обнаружил, что она стоит и задумчиво смотрит. Тогда она спросила по-прежнему сосредоточенная на озере: «Альберт, помнишь первый раз, когда мы были здесь вместе?»

Он кивнул. Как он мог забыть ту ночь? В слезах она умоляла его остаться с ней. Он был рад, что в конце концов покорился, и с тех пор был очень счастлив, живя с ней.

Поэтому ответил глубоким голосом: «Да. Ночь, в которую ты искала меня, когда я ушел из больницы…» Затем он обратил взор в сторону озера, вспоминая тоже.

Когда я был заброшен в больнице, был болен и потерян, ты дала мне кров, заботясь о моих ежедневных потребностях… ты поддерживала меня все эти месяцы…и я тебя люблю. Я хотел бы просто сказать эти три слова тебе прямо сейчас.

Кенди удовлетворенно улыбнулась, бросив быстрый взгляд на Альберта, который, казалось, был в раздумье. Когда они впервые стали жить вместе, она относилась к Альберту как к старшему брату, но время шло, и она медленно начала понимать, что он для нее больше, чем брат. Она не могла этого точно объяснить, но где-то в глубине души знала, что Альберт был особенным для нее. На самом деле страшная мысль о жизни без него удушала.

Будучи сентиментальной, она пододвинулась чуть ближе к нему. Зная, что немного встревожила его, она подняла глаза, улыбнувшись. Затем он положил руку на ее плечо, и они стояли молча.

Хотя Альберт и наслаждался этим драгоценным временем с Кенди, но заметил, что солнце скрылось за серыми облаками, и неохотно предложил: «Кенди, давай забудем о пикнике и пойдем домой. Погода не выглядит многообещающей».

Она слегка запротестовала: «Мы не слишком много взяли с собой, так что может обоснуемся здесь?»

Он с радостью согласился: «Хорошо, давай есть сейчас. Поверь, я уже голоден!»

Вместе они выложили одеяло для пикника и вскоре сели, наслаждаясь едой и напитками.

Тогда Альберт повернулся к Кенди, как будто хотел что-то сказать. Она занервничала. О нет! Он собирается сообщить новость, что оставит меня…

«Кенди, ты знаешь, шеф-повар подошел ко мне вчера, сказав, что может поспособствовать стать младшим поваром».

Испытав огромное облегчение, Кенди почувствовала по-настоящему радость за него. «Альберт, это замечательно!»

Затем он медленно покачал головой: «Но с условием, что мне надо будет работать в вечернюю смену, поэтому я отклонил предложение».

Со смешанными чувствами она возразила «Альберт, ты не должен был этого делать. Возможно, у тебя не будет больше такой возможности в ближайшем будущем».

С нежной улыбкой он смотрел на нее. «Я не буду сожалеть об этом. Ты знаешь, как я люблю ужинать с тобой каждый день», - сказал он горячо.

Кенди была глубоко тронута его словами, и слезы начали сползать из ее глаз. Альберт… я тоже… твое общение очень много значит для меня… Но подождите! Похоже, он не хочет покидать меня… или я выдумываю?

В этот момент дождь начал моросить, поэтому Альберт призвал: «Кенди, я думаю нам пора уходить, прежде чем будет слишком поздно».

Невольно она согласилась. Они уже закончили есть бутерброды, так что у них не заняло много времени, чтобы упаковаться. Альберт, неся корзину, сказал: «Автомобиль был припаркован на другой стороне, поэтому тут совсем немного идти пешком».

Затем она сказала: «Если мы поднимемся на холм, то сократим путь».

Он быстро покачал головой в неодобрении, заметив: «Я не думаю, что это хорошая идея, потому что трава может быть скользкой сейчас».

Кенди возразила: «Мы всегда можем быть более осторожными».

Альберт не видел смысла спорить в дождь, поэтому сдался и положил Пуппи себе на плечо, но вскоре услышал громкий стук позади него.

Обернувшись, он увидел друга внизу на грязной земле. Он озабоченно спросил: «Кенди, тебе больно?»

На самом деле она споткнулась, не заметив корни деревьев. «Я наверно вывихнула правую лодыжку!» - ответила она смущенно. Тут же опустившись на колени рядом с ней, он снял туфлю и носок, изучая ногу. Она почувствовала, как ее щеки вспыхнули от теплых прикосновений.

Вздох облегчения вырвался из его горла. «Слава Богу, что не распухло, поэтому я считаю, что все не так уж плохо», - утешал он.

Она согласилась, кивнув: « Да, я, вероятно, чуть-чуть потянула связки…»

Когда ее голос утих, Альберт серьезно посмотрел на нее. «Ты не должна идти сейчас, - решил он. – Мне придется отнести тебя к машине, Кенди».

Покраснев от одной мысли, она возразила: «Это слишком неловко! Пожалуйста, помоги мне встать и позволь попробовать идти самой».

Альберт надел носок и ботинок обратно на ногу и помог встать. Кенди действительно пыталась ходить, но было больно. Закусив нижнюю губу, она посмотрела на него исподлобья.

Они оба знали, что сейчас у них не было другого выбора, так что Альберт опустил Пуппи вниз и быстро протянул Кенди корзину для пикника, говоря: «Пожалуйста, держи ее, пока я буду нести тебя из парка».

Как только она получила корзину, он сел на корточки перед ней: «Давай, Кенди, залезай на спину», - сказал он торопливо.

Несмотря на смущение от всей обстановки она взобралась ему на спину и обвила руками шею, не проявляя больше сопротивления. Держа правой рукой корзину, она повесила ее перед его грудью. Поднявшись, он прижал ее ноги к бедрам.

«Готова ли ты, Кенди?» - спросил Альберт, не оборачиваясь, понимая, что коснулся бы ее губ лицом, если бы сделал это.

«Да…», - ответила она почти шепотом полностью подавленная. Затем он начал бежать через парк в небольшой дождь.

Кенди подумала, обильно покраснев, Альберт настолько силен и, кажется, для него нет проблем бежать, неся меня…

Они никогда не были так близки раньше. Альберт мог чувствовать биение ее сердца на спине и дыхание на лице. В то же время, его волнистые волосы щекотали ей щеку, и Кенди почувствовала, как ее сердце забилось, как будто пыталось выскочить из груди. Свободная рука, та, что без корзины, могла ощущать его сильный пульс под ладонью.

К сожалению, земля становилась все более скользкой, поскольку с каждой минутой дождь все усиливался, поэтому Альберту пришлось немного сбавить темп. Это был долгий путь, и к тому времени, как они добрались до машины, оба промокли.

Он отнес ее на пассажирское сиденье, осторожно опустив вниз и положив Пуппи прямо рядом с ней. Они были настолько смущены, что избегали смотреть друг другу в глаза, но он завернул ее в одеяло для пикника, сказав: «Кенди, тебе, должно быть, холодно. Это лучше, чем ничего».

Сделав глубокий, успокаивающий вздох, она потянулась и коснулась его руки. Когда его глаза взметнулись на нее, она тотчас отвела взгляд, но прошептала: «Спасибо, Альберт».

С мягким смешком он ответил: «Нет проблем». Затем он отправился на водительское место без лишних слов.

Будучи обрызганной грязью и промокшей, она чувствовала, что насквозь замерзла, и подозревала, что было также и для ее друга. Его рубашка и брюки были не лучше ее, но, к удивлению, рука была теплой.

Видимо, ему тепло из-за недавних физических нагрузок.

По дороге домой Кенди продолжала всматриваться в окно. Альберт понимал, как она, должно быть, чувствует себя и тоже вел машину в тишине. Единственный шум, который их сопровождал – шум двигателя старой машины.

Спустя несколько мгновений он сказал по-доброму: «Кенди, мне жаль, что нам пришлось покинуть парк таким образом… Надеюсь, тебе было не слишком неудобно».

Она ответила тихим голосом, повернувшись к нему: «Я прошу прощения за то, что была такой неуклюжей…»

Его лицо расплылось в улыбке, а затем он отвернулся, сосредоточившись на вождении.

Когда они наконец добрались до жилого дома, Альберт дразня предложил донести ее вверх по лестнице: «Каким образом ты предпочитаешь? На спине или на руках?»

«Я могу самостоятельно справиться с лестницей, мне просто нужно делать это очень медленно», - ответила она твердым голосом, пытаясь притвориться раздосадованной, но лицо стало розовым. В ответ он рассмеялся, но не стал настаивать на этот раз; он просто поддерживал ее за локоть, пока они шли вверх по лестнице в ее темпе.

Когда они вернулись домой, Альберт призвал Кенди принять горячий душ: «Ты не хочешь простудиться в день рождения!»

«Как насчет тебя? Ты дрожишь тоже. Я пущу тебя первым!» - возразила она.

Так как Кенди была не очень уступчивой, он объяснил в полусерьезном тоне: «Я джентльмен, поэтому должен пропустить леди вперед. Я буду греться у огня. А теперь иди! Не заставляй меня ждать слишком долго!» Сказав это, он сделал вид, что прогоняет ее прочь, что заставило ее заворчать вслух.

Так что Кенди сдалась и пошла первой. Она уже чувствовала себя намного лучше, когда теплая вода обрушилась на нее. В то же время она не могла перестать думать об их близости раньше, и ее сердце забилось вновь. Да, их пикник был разрушен дождем, но она была не против.

Выйдя из ванной, она увидела, что Альберт снял грязную рубашку и стоял у огня спиной к ней. Даже после того как они жили вместе в течение нескольких месяцев, это был первый раз, когда она увидела его обнаженный торс и нашла себя беспомощно таращившейся на его изумительную V-образную форму тела. Я столько раз пыталась найти убежище в его объятиях, но не сознавала…

Именно в этот момент, услышав какой-то шум, он обернулся, их глаза встретились. Девушка мгновенно покраснела сверху донизу, пойманная с поличным, но незаметно для нее, его голова была занята мыслью, она выглядит потрясающе с золотой гривой, спускающейся по плечам!

Примерно через пару секунд неловкого молчания он взял себя в руки и сказал: «Я приготовил тебе горячий шоколад на кухне. Пожалуйста, угости себя».

Альберт пытался вести себя нормально, но то, как он уставился в пол, выдало его. Чувствуя себя немного застенчиво, он поспешил в ванную комнату, не дожидаясь ответа.

Кенди села у огня, потягивая горячий шоколад, явно недоумевая. Как медсестра она видела довольно много раздетых мужчин, и она даже купалась с Арчи и Стиром раньше, но почему она покраснела, как маленькая девочка, увидев Альберта без рубашки? Она не совсем понимала этого, но была уверена, что их близость в парке определенно способствовала ее нынешнему состоянию.

Спустя некоторое время Альберт вышел и заметил с очаровательной улыбкой: «Я не могу поверить, что мне пришлось принимать душ второй раз за сегодня».

Кенди прижала руку ко рту, но не смогла остановить возникший смех. Он присоединился к ней, но пошел прямо на кухню. Они оба вели себя так, как будто ничего особенного сегодня не произошло.

Похоже, он собирался начать готовить. Соседка по комнате, смутившись, спросила: «Разве мы не собираемся в ресторан?»

Он медленно развернулся с решительным выражением. «Но твоя нога должна отдохнуть, Кенди. Давай просто перенесем поход в ресторан на другой день», - решил он.

Она запротестовала сразу, не пытаясь скрыть разочарования: «Разве ты не за рулем? На самом деле моя лодыжка сейчас уже не так болит».

Подойдя ближе, он спросил, подбирая слова осторожно: «Ты это серьезно? Ты все еще хочешь пойти?»

На самом деле Кенди с нетерпением ждала, чтобы поужинать с ним с утра, так что она кивнула обнадеживающе. «Это твое приглашение, и я не хочу пропустить его», - взмолилась она, мило улыбаясь.

Хмурость Альберта сменилась улыбкой. «Я к твоим услугам, мисс Кендис! Я могу донести тебя до машины при необходимости», - заявил он. Сразу же после этого он низко поклонился и заметил веселым голосом: «Это честь для меня пригласить тебя на ужин в твой день рождения».

У Кенди вырвалось хихиканье. «Давай напомним друг другу взять наши зонтики с собой на этот раз!» - выдавила она.

Он согласился с усмешкой: «Я также должен навести порядок в машине!»

= О = О = О =

Когда они прибыли в теплый и уютный ресторан, хозяин Джон, которому казалось уже за сорок, признал Альберта издалека.

«Привет, Альберт, я вижу, ты привел очаровательную леди с собой сегодня!»

Тогда Альберт представил их: «Джон, это мой друг Кенди».

Она удивилась, что он не представил ее как сестру, но не возражала.

Хозяин подмигнул Альберту, спрашивая: «Ужин на двоих?»

Альберт прошептал что-то Джону, и тот вслух ответил: «Конечно!» Затем, схватив меню, он показал путь к столику.

Пока Кенди интересовалась тем, что Альберт шепнул хозяину, появился Даниель, их официант. Он был примерно того же возраста и тоже хорошо выглядящий молодой человек, но не такой красивый и высокий, как Альберт.

Альберт встал и представил: «Кенди, это мой хороший друг Даниель. Именно он предоставил нам машину сегодня». Даниель немедленно ответил: «Нет, не говори об этом, Альберт. Это просто старый автомобиль».

Даниель повернулся к Кенди, улыбнувшись. «Мисс Кенди, мне очень приятно познакомиться с тобой», - приветливо поздоровался он. Когда она очаровательно улыбнулась в ответ, ее сияющие глаза почти загипнотизировали его. Не имея задних мыслей, он похлопал Альберта по плечу, воскликнув: «Тебе повезло! Я не знал твоей девушки…»

Альберт быстро оборвал его: «Даниель, Кенди не моя девушка».

Он выглядел серьезным, подчеркнув слово «не». В то же время Кенди покраснела непроизвольно. Она так привыкла делать вид, что его младшая сестра, поэтому никогда не думала, что люди ошибочно могли принимать ее за подругу Альберта.

Даниель поспешно принес извинения: «Прошу прощения, Альберт». Но было очевидно, что он был не совсем искренен. Затем, поклонившись Кенди, он извинился перед ней.

Когда его друг ушел, Альберт извинился всерьез: «Кенди, я сожалею о его поведении».

«Все в порядке». Кенди снова улыбнулась своей очаровательной улыбкой. «Я рада встретиться с твоими друзьями».

Так как Альберт знал, какие блюда были хороши в этом ресторане, ему не потребовалось много времени, чтобы решить, что заказать.

«Кенди, ты знаешь, я не могу позволить себе дорогое вино», - прошептал он, его нежные глаза застыли на ее лице.

«Не беспокойся, Альберт, - ответила она тихим голосом, одновременно улыбаясь. – Я не слишком люблю его в любом случае».

Говоря это, ее изумрудные глаза сверкали под тусклым светом, освещающим изящное лицо. Она не знала, что друг был очарован, но смог взять себя в руки в течение нескольких секунд. Потом они начали болтать о работе.

Во время ужина Кенди заметила, что Альберт отлично знал столовый этикет. Вспоминая утомительные тренировки после удочерения, она задавалась вопросом, почему это казалось таким естественным для него, как если бы он был обучен с детства.

Кроме того, хотя он не мог позволить себе костюм, он по-прежнему выглядел очень привлекательно в простой черной рубашке, которая не могла скрыть спортивного телосложения. Затем она обнаружила, что фантазирует; различные образы Альберта с обнаженным торсом перед камином мелькали у нее в голове, включая сильные руки, широки плечи и мускулистую грудь. Стыдясь себя, ее лицо и уши сразу же начали гореть. Отчаянно пытаясь отвлечься, она перенаправила взор на людей в ресторане.

Не заняло много времени, чтобы узнать, что некоторые дамы, сидящие рядом с их столиком, часто оборачивались через плечо, чтобы бросить быстрый взгляд на ее спутника, а иногда они косились и на нее тоже. Судя по их взглядам, она считала, что им было любопытно, кто сидел рядом с этим красивым мужчиной.

Так что Кенди не могла избежать, чтобы не подразнить Альберта с озорной улыбкой: «Ты заметил, что дамы вокруг нас не могут оторвать от тебя глаз?»

Альберт сделал вид, что не понимает ее, и с беспечным выражением пробормотал: «Да, я знаю. У меня есть большая бородавка на лице».

Она почти не могла подавить смех, но добавила искренне: «Конечно, нет… ты выглядишь сегодня красивым, Альберт».

Он подмигнул: «Только сегодня?»

Не придумав подходящий ответный ход, она просто согласилась с широкой улыбкой: «Да, как раз сегодня вечером!»

Тогда Альберт посмотрел на нее ласково, заметив: «Кенди, ты тоже выглядишь сегодня прекрасно…»

Она онемела, и щеки ее согрелись от комплимента. Затем он добавил с очаровательной улыбкой: «Мне нравится твоя новая прическа».

Кенди застенчиво ответила: «Мне ее Анни показала. Ты знаешь, что она и Арчи хорошо разбираются в моде».

К сожалению, вскоре она вспомнила, что Анни сделала ей эту прическу за несколько дней до благотворительного выступления Терри в Чикаго, и Кенди носила ее же, посещая премьеру «Ромео и Джульетты». В результате печальные воспоминания о той ночи вбежали в ее сознание, и немедленно она почувствовала, как слезы застилают глаза.

Не желая беспокоить друга, она отвела взгляд.

Альберт заметил внезапное изменение ее лица, и у него было предчувствие, что это связано с Терри. С момента их расставания Кенди очень редко упоминала его имя. Спустя краткий миг внутренней борьбы он спросил нежным голосом: «Думаешь о Терри?».

Кенди была поражена тем, что Альберт мог читать ее мысли, но услышала, как отвечает унылым голосом: «Да. Интересно, как у него дела… с Сюзанной».

Теперь он действительно сожалел о том, что прятал все эти газеты от нее. Она не знала, что случилось с ним после расставания. Безусловно, нужно пройти через эти негативные новости вместе с ней в ближайшее время. Да, это было бы очень шокирующим и удручающим, но она имеет право знать.

Отметив его молчание, она попыталась объяснить: «Альберт, не пойми меня не правильно. Я не жалею о решении покинуть Терри… это просто… это просто, потому что…»

Она запнулась, но почему то он понял: «Это просто, потому что ты скучаешь по нему… очень», - закончил он за нее, акцентируя последнее слово.

Кенди медленно кивнула, ее глаза наполнились слезами. С одной стороны, Альберт был рад, что она наконец смогла заговорить об этом, но с другой стороны, он чувствовал себя совершенно обескураженным. Я должен был знать… она все еще любит Терри.

Чувствуя поражение, он потерял аппетит, поэтому отставил столовые приборы и вытер рот, мягко сказав: «Кенди, пожалуйста, извини меня. Я вернусь в ближайшее время».

Очень разочарованный внезапным поворотом событий он должен был отойти, потому что боялся, что она сможет увидеть его насквозь. В то время как он поплелся в сторону мужского туалета с тяжелым сердцем, он подумал, я вернулся на круги своя. Нет, это хуже, чем было. В первую очередь, я не должен был надеяться… чтобы вновь не разочаровываться.

Внутри он не мог удержаться от смеха с сарказмом на свое отражение в зеркале. Я был глупцом, думая, что она может взглянуть на меня по-другому…

Затем он плеснул холодной водой на лицо, чтобы попытаться успокоиться. Я думал то, что случилось сегодня, было очень особенным… по крайней мере для меня это было так. Да, она глубоко обо мне заботится, но на самом деле она все еще очень любит Терри, а я по-прежнему дорогой старший брат.

Несмотря на то, что Альберт еще не совсем остыл, он решил вернуться, потому что было грубо оставлять Кенди в одиночестве слишком долго. Глубоко вздохнув, он поднял голову и вышел.

Кенди явно встревожилась, когда он вернулся к столу, и спросила: «Ты выглядишь бледным, Альберт. Ты в порядке?»

С натянутой улыбкой на лице Альберт нашел оправдание: «Я думаю, на меня просто влияет погода».

«Должно быть из-за дождя днем, - обеспокоенно сказала Кенди, быстро предложив. - Давай просто поедем домой сейчас».

Альберт возразил: «Нет, я в порядке на самом деле. Ты же не хочешь пропустить десерт, не так ли?»

Кенди знала наверняка, что что-то случилось с Альбертом, но их разговор был прерван внезапным переполохом в ресторане. В дальнем углу они увидели молодого человека опустившегося на колено с предложением руки и сердца! Когда дама приняла его в слезах, все вокруг повеселели.

Альберт был действительно рад за них, но неизбежно подумал о себе. Я видимо продолжу ходить по земле с истерзанным сердцем…

Кенди была тронута, увидев какой счастливой была дама. Не зная, что делает Альберту еще хуже, она пробормотала вспоминая: «По пути назад в Чикаго из Нью-Йорка, я встретила бедную пару в поезде с ребенком, который не переставал плакать, поэтому я позволила им занять мое место».

В то время как ее спутник слушал тихо, она продолжала воспоминание: «В тот момент я начала воображать себя с Терри в роли отца и матери, и я была с нашим ребенком на руках…»

Для Альберта ее слова были как соль на рану. Он снова почувствовал себя плохо, но она впервые рассказала ему об этом, так что он старался изо всех сил, чтобы взять себя в руки.

Не зная его внутреннего смятения, она добавила шепотом, пытаясь сопротивляться слезам: «Но я знала тогда, что эта мечта никогда не сбудется, и в результате потеряла сознание в поезде».

Альберт сжал ее руку на некоторое время, чтобы успокоить, но он хранил молчание, так как не знал, что сказать, когда ему самому было больно.

После неловкого молчания Кенди успокоилась, сумев слабо улыбнуться. «Я испортила наш ужин, говоря о тягостных вещах. Мне очень жаль, Альберт», - печально сказала она.

К настоящему времени Альберт опомнился достаточно, чтобы утешить ее как обычно: «Все в порядке. Ты знаешь, что можешь всегда поговорить со мной о чем угодно».

Она согласилась сразу же: «Да, это правда. Ты был так добр ко мне, Альберт, и я действительно благодарна, что встретила тебя в жизни».

Он искренне улыбнулся и сказал: «Так же, Кенди».

Когда он улыбнулся, низкий свет свечей мерцал сквозь его черты, делая еще более привлекательным, и слова Анны «Альберт влюблен в кого-то» всплыли в голове Кенди. Следующее, что она осознала, это свой непрямой вопрос: «Альберт, ты мечтаешь завести семью? Ты знаешь, жениться и воспитывать детей?»

Он был слегка ошарашен вопросом, но пару секунд спустя откашлялся и ответил сухим тоном: «Конечно, да».

Она смотрела на него задумчиво, задаваясь вопросом, следует ли расспрашивать дальше. Затем она набралась смелости и все же спросила: «У тебя есть кто-то на примете?»

Альберт пристально посмотрел на нее, озадаченно нахмурившись, и его выражение, казалось, говорило, разве мы не говорили уже об этом раньше?

Глубоко в душе он хотел сказать, что она была одна в его сознании, но вместо этого он медленно покачал головой.

Кенди спросила немного робко: «Ты ничего от меня не скрываешь, не так ли?»

Он нахмурился сильнее, когда ответил вопросом: «Что заставляет тебя думать, что я не говорю правду?»

Вспоминая обещание Анне, Кенди на мгновение потеряла дар речи. Потом услышала: «Кенди, я провожу большую часть свободного времени с тобой, и где я могу найти время, чтобы встречаться с кем-либо еще?»

Это правда! Но тогда Анна казалась настолько уверенной в этом… так, что именно произошло в тот вечер? Почему он был в парке?

Затем она поняла, что Альберт выглядел немного несчастным. Будучи обеспокоенной, она хотела спросить, но Даниель подходил к их столику. Кенди с удивлением увидела, что он держит маленький торт ко дню рождения, а за ним также стояли Джон и некоторые работники кухни. Все они пожелали ей чудесного дня рождения.

Она была чрезвычайно тронута, поблагодарила каждого из них от всего сердца. Альберт встал и подошел к ней. Поднеся ее руку к губам, он радостно сказал: «С днем рождения, Кенди. Я надеюсь, тебе понравится торт». Его сотрудники зааплодировали ему.

Кенди нежно подумала, это первый раз, когда Альберт поцеловал мне руку…

На торте она увидела крошечные слова «Для прекрасной Кенди» и белую розу прямо под словами. Она спросила с влажными глазами: «Альберт, это ты сделал?»

Он покраснел.

«О, Альберт. Это так красиво! Конечно же, торт мне нравится!» - воскликнула она с радостными слезами на глазах.

Даниель сказал: «Альберт, если бы я сделал то же самое для моей девушки, она бы…»

Альберт остановил друга, твердо положив руку на плечо Даниеля, похоже обидевшись. Затем он ясно заявил: «Даниель, я говорил тебе раньше, что Кенди не моя девушка. Она мой друг, и я давно ее знаю».

На это Даниель искренне извинился: «Сожалею, Альберт. Я не буду повторять ошибку снова». Тем не менее, он наклонился к имениннице, которая выглядела немного смущенной. Затем притворился, что шепчет, но голос его был достаточно громким, чтоб услышать: «Не дай ему уйти. Он потрясающий парень!»

Альберт и Кенди были поражены до немоты его словами. Тогда Даниель похлопал по спине Альберта, сказав: «Мы оставим вас наедине, чтобы вы могли насладиться десертом».

Когда они ушли, Альберт сел, выглядя ужасно подавленным, и Кенди понимающе улыбнулась ему. Затем он разделил крошечный торт на две половинки и передал часть ей.

Она сжала ему руку, поблагодарив от всего сердца: «Это так мило с твоей стороны, Альберт. Я избалована, нет никаких сомнений».

Из-за этого его беспокойное выражение превратилось в полуулыбку, и он сказал: «Это моя первая попытка, и ты бы лучше попробовала, прежде чем благодарить меня».

После первого укуса она выпалила: «Это самый лучший торт, который я когда-либо ела!»

«В самом деле?» - недоверчиво спросил он.

«Попробуй сам, мой друг!» - призвала она с энтузиазмом. Так он и сделал, а она продолжала употреблять оставшуюся часть.

Видя, что она по-настоящему наслаждается тортом, довольный взгляд постепенно появился на его лице. Потом он услышал: «Ты обещаешь испечь мне еще один в следующем году?»

Он кашлянул, маскируя горький смешок, и нежно пообещал: «Конечно, я сделаю тебе побольше в следующем году».

Кенди поблагодарила его сразу, но не могла не подумать, только если ты все еще будешь со мной в следующем году…

Закончив свой кусок торта, она поблагодарила его со всей честностью: «Альберт, спасибо, что отпраздновал мой день рождения со мной сегодня. Я не могу описать, как это важно для меня!»

Ее похвала тронула его сердце. Как я хочу, чтобы мог праздновать каждый твой день рождения всю оставшуюся жизнь с тобой … Кенди…

Вслух он ответил, улыбаясь от всей души: «Пожалуйста. Действительно, не за что!»
Примечание автора: день рождения Кенди 7 мая 1915 г. – пятница. На самом деле во второй половине дня 7 мая 1915 г. Британский океанский лайнер Лузитания был торпедирован без предупреждения немецкой подводной лодкой.


Последний раз редактировалось Nynaeve 20 окт 2017, 06:16, всего редактировалось 2 раз(а).

Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 15 июл 2017, 15:18 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 9001
С интересом сюда заглянула и-и-и... вижу, что это легкий и по-видимому интересный для альбертофана фик, но мне мешает читать калька.
Nynaeve, замечания нужны? :pri_vet:-:

_________________
Дерево надежды, стой прямо! ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 15 июл 2017, 19:21 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 65
Citron-El писал(а):
С интересом сюда заглянула и-и-и... вижу, что это легкий и по-видимому интересный для альбертофана фик, но мне мешает читать калька.
Nynaeve, замечания нужны? :pri_vet:-:

Конечно, нужны. Про кальку не поняла. Я в этом не спец, первый раз занимаюсь подобными вещами)


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 15 июл 2017, 20:43 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 9001
Для первого раза неплохой перевод. Большой труд проделан.

Рассказываю про кальку.
Калька (от фр. calque — копия) или кальки́рование в лингвистике — заимствование иноязычных слов, выражений, фраз буквальным переводом соответствующей языковой единицы. Проще говоря, это перевод, звучащий «не по-русски».

Примеры, прям вот по тексту:

"заметил Альберт с большой улыбкой на лице..."

Подозреваю, что в оригинале это было with the big smile on his face. Но в русском мы не называем улыбку большой или маленькой, так ведь? Потом. Зачем уточнять, что улыбка была на лице? В русском это уточнение - ошибка, которую называют "речевая избыточность". Можно было перевести так: заметил Альберт с широкой улыбкой. Или даже короче: "широко улыбнулся".

"Запустив пальцы в свои волнистые волосы..."

И снова речевая избыточность. Лишнее указание на принадлежность. Довольно распространенное во многих текстах и не только переводных. Как себя проверить? Задаться вопросом: а мог ли Альберт в этой ситуации запустить пальцы в чужие волнистые волосы? Явно речь идет о его манипуляциях с прической. Стало быть, и не за чем уточнять, что "в свои".

"...Перед тем, как он закончил говорить, Арчи заметил"

Чужеродная конструкция - сразу чувствуется избыток слов. Лучше: "Прежде, чем он закончил, Арчи заметил..." А еще лучше просто: "Арчи перебил его.."

"уголки его губ свернулись в нежной улыбке"

Мои тоже, когда я попыталась себе это представить. Ближе к русскому языку: "уголки губ изогнулись". И фраза не станет хуже, если сказать короче и проще: улыбнулся с нежностью.


Думаю, многие читатели почувствуют эти недочеты, как легкую косноязычность, но не сочтут их критичными. Боюсь, не могу сказать о себе того же. От буквального перевода у меня вскипает мозг, я начинаю его мысленно править, и это портит всё удовольствие от чтения, т.к. не дает проникнуться сюжетом. Nynaeve, если вам интересно заниматься переводами, могу порекомендовать книгу Норы Галь "Слово живое и мертвое". Благодаря этой книге я начала отличать хороший перевод от плохого. Там много полезных советов для переводчиков и про кальку написано подробно, с примерами.

_________________
Дерево надежды, стой прямо! ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 16 июл 2017, 05:46 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 65
Если честно, переводы меня никогда раньше не интересовали, и я от себя никак не ожидала, что буду этим заниматься, тем более с моим знанием или лучше сказать не знанием языка. Про кальку поняла, что-то пыталась исправлять в таком роде, но многое оставила. С русским языком я тоже не особо дружу. Но после этого перевода, читая некачественные чужие, тоже начинаю, как вы говорите «видеть кальку». Попытаюсь исправиться. Спасибо за рекомендованную книгу.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 16 июл 2017, 11:05 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 65
Примечание: В соответствии с оригинальной Кенди-Кенди историей, Альберт бы оправился от амнезии примерно в это время, но что если он вспомнил только часть. Что бы могло случиться с Кенди и Альбертом тогда.
Эта глава основана на манге.
-Ms Puddle

Глава 5: Разбитое сердце.

Анни была расстроена, музицируя на пианино на веранде, становясь все более и более нетерпеливой. Ее мама хотела услышать в ее исполнении «Турецкий марш» Моцарта, прежде чем она вернется в Чикаго со своими друзьями. Мама очень любит этот марш, но как так выходит, что я до сих пор не могу сыграть его идеально!?

Она знала, что у нее были проблемы в игре быстрых нот правой рукой, и с этим маршем было особенно трудно. Через некоторое время она стала раздраженной, что нет слов, но как только она решила сдаться, Арчи неожиданно появился за ее спиной и с воодушевлением сказал: «Позволь мне помочь тебе с правой рукой». [1]

Она была поражена знакомой обстановкой и словами, их первая встреча много лет назад мелькнула у нее в голове. Тогда ей было всего двенадцать, и теперь Арчи стал еще красивее. Смотря на нее с любовью, он сел на скамью рядом и так очаровательно улыбнулся. Именно тогда волна ностальгии охватила ее, и прежде, чем она это осознала, Арчи озабоченно спросил: «Что-то не так, Анни?»

Она покачала головой в ответ, но несколько слезинок, тем не менее, сбежали с ее глаз и потекли по щекам. В то же время сквозь огромные окна вокруг них сияли солнечные лучи, заставляя ее шелковистые волосы светиться, как тиара вокруг головы. Арчи был заворожен природной красотой Анни, но она смотрела застенчиво с отсутствующим взглядом, избегая пристального взора ее молодого человека.

Что случилось потом, удивило ее. Он протянул руку и погладил нежно ее лицо, вытирая слезы большим пальцем. Она мгновенно посмотрела на него слезящимися глазами, широко раскрыв их. Он много раз дарил ей целомудренные поцелуи, но это был первый раз, когда он показал такую привязанность к ней, и этого было достаточно, чтобы сердце ее бешено забилось.

Арчи постоянно размышлял над своими отношениями с Анни, начавшимися в тот момент, когда он нашел ее в пещере во время дождя в колледже Святого Павла. До этого он не знал, что она скрывала свое прошлое от людей из-за него.

С тех пор он забыл, сколько раз он неумышленно сравнивал Анни с Кенди, зная, что его подруга была почти противоположностью девушки-сорванца, которая заняла особое место в его сердце навсегда, поскольку они впервые встретились в Лейквуде. В отличие от Кенди Анни была застенчивой, чувствительной и очень эмоциональной. Незаметно для Арчи, однако, Кенди могла плакать столько же, сколько и Анни, хотя ей и не нужно было скрывать свою истинную сущность.

Тем не менее, он уже давно понял, что Кенди никогда не ответит взаимностью на его чувства, поэтому его любовь к ней постепенно становилась братской на протяжении многих лет. В то же время он начал ценить Анни все больше и больше. В частности, он был глубоко тронут ее любовью и преданностью ему.

В этот момент Арчи начал нежно обводить тонкими пальцами восхитительные волосы Анни, хотя его взгляд никогда и не покидал ее глаз. Она могла только смотреть на человека, которого любила всем сердцем в тишине, ее миниатюрное тело напряглось, а дыхание становилось коротким и быстрым в ожидании. Когда она почувствовала, что время стоит на месте, он прижал ее затылок и прошептал с любовью: «Анни…»

Затем он поднял ее подбородок и наклонился вперед. Ее вздох был заглушен чем-то очень мягким и теплым, прижатым к ее губам с нежностью.

Это был их первый поцелуй, и Арчи не ожидал, что он может чувствовать себя так хорошо. Анни сначала замерла, но вскоре была в состоянии реагировать с любовью, проливая слезы радости. Вскоре он обнял ее тонкую талию, чтобы еще приблизить к себе, пока она обнимала его за шею.

Глубоко внутри сердца она знала, что Арчи всегда любил Кенди. Даже, несмотря на то, что они были теперь вместе, у нее часто было опасение потерять его. Тем не менее, она решила никогда не отдавать его никому, даже своей лучшей подруге Кенди.

Когда их поцелуй углубился еще больше, они были поражены громким стуком рядом с дверью. Прервав поцелуй, они одновременно повернули головы в сторону источника шума. Там они увидели Патти, выглядящую подавленно с рукой, охватывающей ее рот. Имея неосторожность прервать ее друзей, она пробормотала почти неслышно: «Извините… за беспокойство…»

Прежде чем Патти успела закончить свои извинения, она повернулась на каблуках и ушла в смущении. Арчи и Анни обменялись взволнованными взглядами, прежде чем Анни вышла из комнаты и окликнула Патти. Арчи хотел пойти с ней, но заметил журнал на полу около двери, поэтому быстро поднял его, прежде чем попытаться найти девушек.

Патти не очень обращала внимания, куда она направляется. Выйдя из дверей особняка, она положила руку над очками и несколько раз мигнула в попытке привыкнуть к яркому солнечному свету. К сожалению теперь, когда она перестала бежать, то, чему она только что была свидетелем, всплыло в ее сознании, и слезы навернулись на ее глазах.

Стир, где ты сейчас? Ты не поцеловал меня перед отъездом во Францию, даже не попрощался… Ты моя первая любовь, Стир! Я так скучаю по тебе… ты знаешь? Ты слышишь мои рыдания?

Улыбка Стира появилась в ее изображении, как будто он отвечал ей. Только тогда Анни догнала ее, и когда взяла Патти за руку, та разревелась. У Арчи не заняло много времени найти их в ухоженном саду, и он замедлил шаги, держа дистанцию, чтобы дать побыть девушкам наедине.

Несколько мгновений спустя Патти наконец успокоилась, и Анни подвела ее к скамейке рядом с клумбой. Через пару минут Патти взяла себя в руки и пробормотала хриплым голосом: «Извини еще раз».

Анни обняла ее и ответила: «О нет, Патти, пожалуйста, не говори об этом больше. Не надо жалеть о том».

Патти тогда заметила, что Арчи держит журнал в руках, поэтому спросила: «Арчи, ты уже читал?»

Арчи кивнул. Он прочел его во время ожидания дам, поэтому сообщил Анни, что речь шла об уходе и исчезновении Терри с Бродвея. Патти затем запнулась: «Вот почему я пошла на веранду… Я хотела поговорить с вами…»

Они молчали, все серьезно обеспокоенные за Кенди. Они следили за новостями о Терри и Сюзанне, и было очевидно, что Терри был несчастен с момента распада. А теперь и его карьера пошла под откос.

Хотя интересно, как Кенди справлялась с новостями, и Патти робко заметила: «Я не уверена, что должна это сказать, но Кенди, похоже, не страдает… она, казалась, очень счастливой с Альбертом».

Арчи нехотя согласился: «Да, Патти, у меня такое же чувство, но это не кажется странным, что Кенди вела себя так, как будто ничего не случилось…»

Когда его голос исчез, Анни пробормотала про себя: «Возможно ли, что она ничего не знает?»

Арчи услышал ее и ответил вопросом: «Ты хочешь сказать, что она вообще не читала все эти плохие новости?»

Анни пожала плечами и покачала головой. «Я не знаю. Просто гадаю… - пробормотала она, прежде чем добавила. - Я полагаю, что Кенди не читает часто газеты. Или…»

Она сделала паузу здесь, переведя взгляд с Арчи на Патти и обратно, и возобновила свое предположение: «Или Альберт постарался не дать Кенди увидеть ничего из этого».

Патти ахнула, и челюсть Арчи упала. Краткий миг спустя Патти попыталась объяснить: «Если это так, я считаю, Альберт просто не хотел больше расстраивать Кенди».

Арчи задумчиво кивнул. «Если бы я был на его месте, я, вероятно, сделал бы тоже самое, - сказал он с глубоким вздохом. – В противном случае, как Кенди вылечит свое разбитое сердце, если ее старые раны бередить снова и снова?»

Сказав это, никто больше не высказался. Они немного помолчали, а затем Анни глубоко вздохнула и выразила недоумение: «Я просто не понимаю, почему Кенди отказалась от Терри так легко… Помните, как она смогла просто отказаться от учебы в колледже Святого Павла и погналась за ним, даже не зная где он был?»

Никто не знал ответа на ее вопрос, но через некоторое время Патти вспомнила: «Но Кенди ясно сказала нам, что Терри выбрал Сюзанну, которая принесла себя в жертву ради него…»

Когда голос Патти начал дрожать, Арчи твердо признал: «Да, Анни, я считаю, что их расставание было обоюдным решением. Тогда как Кенди была готова оставить его, Терри также отпустил ее».

На самом деле во время праздника в честь дня рождения Кенди, который они устроили для нее несколько дней назад, у Арчи было сильное ощущение, что между Альбертом и Кенди что-то происходит. Арчи даже почувствовал некоторые признаки притяжения с обеих сторон, но он не нашел это слишком удивительным. В конце концов, Кенди и Альберт были близкими друзьями в течение длительного времени, а узы, их связывающие, просто необыкновенными. Однако в этот момент Арчи подумал, что было бы неуместно вынести это на всеобщее обсуждение, и он считал более насущным делом выяснить, действительно ли Кенди не знает о страданиях Терри.

Только тогда Анни заговорила: «Может быть, мы должны посетить Кенди, когда вернемся?»

Патти ответила обеспокоенно другим вопросом: «Должны ли мы проинформировать Кенди, если она на самом деле ничего не знает?»

Ни один из них не был уверен, что им делать, если бы это было так, но тогда Арчи предложил: «Давайте все равно посетим ее, и тогда будем решать, должны ли мы держать рот на замке или нет».

= О = О = О =

Когда Кенди открыла утром глаза, ей совсем не хотелось собираться на работу после того, как она вчера провела так замечательно время с Альбертом. Она потянулась с большим зевком, медленно села и посмотрела вниз. Как и следовало ожидать, ее соседа по комнате не было в постели. Он был занят приготовлением пищи, и даже в спальне она почувствовала запах бекона и яиц, сохраняющийся в воздухе. Восхитительный завтрак, таким образом, появился в ее голове, и ее живот заурчал в ответ. Широкая улыбка растянулась на ее лице, и в глазах появился озорной блеск.

Она осторожно спустилась с двухъярусной кровати, стараясь не шуметь. Одевшись, она подкралась к своему соседу сзади. Затем она повысила свой голос как можно громче: «Доброе утро, Альберт!»

В доли секунды маленькая зверушка у его ног отхлынула, и ошеломленный повар уронил лопатку на пол. Ему потребовалось несколько секунд, прежде чем он смог отреагировать. «Кенди! - вскрикнул он с притворным бешенством, обернулся и положил руки на бедра. – Это так ты приветствуешь людей по утрам?»

Она просто смотрела ему в глаза, даря одну из своих глупых улыбок. Они оба расхохотались, и она быстро взяла лопатку с пола и промыла в раковине. Когда она вернула ему чистую лопатку, он улыбнулся и бросил реплику, прежде чем вернуться к плите, чтобы продолжить готовить: «Ты не разыгрывала меня так уже долгое время… ты знаешь?»

Она замерла на мгновение. Он был прав; когда они начали жить вместе, ее единственной задачей было помочь ему вспомнить его прошлое. Таким образом, она использовала различные меры, пытаясь шокировать его, чтобы достичь своей цели, но по какой-то причине она перестала делать это несколько месяцев назад. Затем она спросила себя, возможно, подсознательно я не хочу, чтобы он оправился от амнезии?

Но она скрыла свое смущение, бросая ему вопрос вызывающим тоном: «Так, Альберт, значит, ты хочешь, чтобы я возобновила эту терапию?»

Он мгновенно развернул голову от плиты и посмотрел на нее с ужасом, его голубые глаза расширились, как у испуганного котенка. «Ах, боже мой! Только не сталкивай меня вниз с лестницы! Ты убьешь меня!» - ответил он серьезно, что рассмешило ее. Видя ее такой счастливой сегодня утром, смешок вырвался из его горла. Затем он повернул голову к приготовлению пищи и сказал: «Теперь, Кенди, пожалуйста, дай мне сосредоточиться, иначе я могу испортить наш завтрак».

«Хорошо!» - согласилась она вслух. Вынимая чашки и тарелки из шкафа, она вскользь вновь привлекла внимание: «Ты сегодня опять бегал?»

К ее удивлению он покачал головой, прежде чем ответил: «Нет, не сегодня».

«Почему нет? Разве ты не говорил, что делаешь это каждый день и в дождь, и в солнце?» - спросила она с любопытством, сервируя обеденным стол.

Он посмотрел на нее в течение нескольких секунд. «Потому что я проснулся с головной болью», - объяснил он, немного понизив голос.

Она стала выглядеть задумчивой, услышав это, ее лоб нахмурился в размышлении. Когда она вновь перевела внимание на него, что-то осенило ее, и она с уверенностью предположила: «Должно быть, это из-за вчерашнего дождя».

Сказав это, инстинкт медсестры заставил ее встать на цыпочки и потянуться, чтоб положить руку ему на лоб. Он выключил плиту и пригнулся к ней. Она выдохнула с облегчением: «Температуры нет, я думаю, но у тебя может быть простуда».

Он выпрямился после этого. «Может быть, - фыркнул он, пожимая беспечно плечами. – Но спасибо, моя медсестра. Я так рад, что ты со мной».

Тем не менее, когда он улыбнулся ей, она нахмурилась неодобрительно. «Ты знаешь, что не должен был готовить сегодня! – засуетилась Кенди, словно она отвечала за домашнее хозяйство. – Почему ты не разбудил меня?»

Он преувеличенно вздохнул и, не сказав ни слова, подошел к столу и выложил содержимое из сковороды на чистые тарелки.

«Альберт?» - позвала она его сзади, повысив голос.

«Кенди, - заговорил он наконец в горестном тоне, поворачиваясь к ней лицом. – Я умираю от голода. Мне проще самому приготовить, чем будить тебя».

Не дожидаясь ее ответа, он направился к раковине с лопаткой и пустой сковородкой, не увидев, как его довод вызвал румянец на ее щеках.

Так как он был прав, она безропотно вздохнула, плюхнувшись на стул за обеденным столом. Когда Пуппи залезла ей на ноги, чтобы дотянуться до колен, она мягко погладила мех скунса и спросила, ее голос был уже не так уверен: «Альберт, я не такая уж плохая, не правда ли?»

Единственным шумом в настоящее время была проточная вода из-под крана. Его молчание было ответом, и она решила сделать что-то с этим: «Пожалуйста, я уже старше сейчас, Альберт. В следующий раз постарайся разбудить сначала меня, хорошо?»

Вернувшись с кофейником и присоединившись к ней за завтраком, он так и не сделал никакого комментария. Но у него была насмешливая улыбка, которая, по существу, говорила ей о том, что он не был уверен, что она изменится, даже для него. Между тем, ее упрямство всколыхнуло, и она честно захотела сказать ему, что одно из ее решений в день рождения состояло в том, чтобы исправить свою привычку спать, но она колебалась и сопротивлялась этому желанию. Поэтому она сейчас отбросила этот вопрос, говоря о других вещах, вместо того чтобы давать обещания, которые не сможет сдержать.

Позже она спросила: «Так ты собираешься работать сегодня?»

Он кивнул, откладывая столовые приборы: «Это просто легкая головная боль, так что я думаю, что смогу».

После завтрака, когда они были готовы выйти, Альберт спросил: «Как твоя правая нога, Кенди? Я могу тебя подвезти, прежде чем верну автомобиль Даниелю сегодня».

Она немного смутилась, прежде чем воскликнуть с весельем: «Я совершенно забыла об этом! Так что я считаю, что все хорошо как обычно».

«Замечательно!» Он казался удивленным, но и испытывал неподдельное облегчение.

«Показать?»

Для того чтобы доказать ему это, она начала маршировать, что заставило его одновременно смеяться и качать головой. Таким образом, он помахал ей, говоря: «Я увижу тебя в этот вечер как обычно?»

Она кивнула, махая на прощание рукой: «Позаботься о себе, Альберт! Не слишком много работай!»

Ни один из них этого не ожидал. В то время как Альберт усердно работал на кухне ресторана, головная боль его стала намного сильнее, она захватила его как никогда раньше, и он почувствовал отсутствие сил, головокружение и тошноту. Персонал кухни отправил его в комнату для отдыха, и вскоре он заснул и грезил.

Где я? Где это место? Дикие животные вокруг… Это Африка!

Альберт видел себя, работающим в небольшой ветеринарной клинике, где он заботился о больных животных и сотрудничал с другими медицинскими работниками со всего мира. Он даже отметил молодую американскую медсестру, играющую с Пуппи, и она была похожа на Кенди. На него нахлынули воспоминания о днях, проведенных в Африке.

Когда он наконец открыл глаза, то чувствовал себе немного дезориентированным, и первое изображение, которое пришло ему в голову, было улыбающееся с очаровательными веснушками лицо. Он пробормотал, все еще не оправившись ото сна: «Кенди…»

Он попытался подтянуться в сидячее положение. Его головная боль и головокружение, казалось, утихли, но для него то, что он вспомнил только часть своей жизни, было огромным разочарованием. Альберт был рад, что совсем один в этой комнате или он потревожил бы своих коллег.

Так кто я? Что я делал прежде, чем попал в Африку, и почему я был там? Как я в конечном итоге оказался в Италии?

В его нынешнем состоянии, будучи слишком эмоционально неспокойным, Альберт посчитал, что не способен работать, поэтому решил взять больничный. Когда он собирался покинуть комнату для персонала, Даниель вошел и спросил заинтересованным тоном: «Альберт, я слышал, что ты не чувствуешь себя хорошо, ты в порядке?»

«Спасибо, Даниель, - ответил Альберт с легкой улыбкой. – Мне немного лучше, но я пойду домой».

«Хорошая идея», - признал Даниель, кивнув. Тогда Альберт добавил: «О, я припарковал твой старый автомобиль на улице, и вот ключ». Передав его обратно своему другу, он одобрительно сказал: «Еще раз спасибо, что одолжил мне автомобиль. Без него было бы очень неудобно».

Глаза его друга просияли, услышав это. «Рад узнать, что эта старая машина все еще может быть кому-то полезной, - сказал он, по-видимому, счастливо. – На самом деле я планирую продать ее. Не заинтересован? Я отдам тебе недорого, друг мой».

Молодой повар приподнял одну бровь, рассматривая сделку, но мгновение спустя отказался: «Нет, спасибо, я люблю ходить пешком».

«Ну, хорошо», - сказал Даниель с громким вздохом. Он не потрудился скрыть своего разочарования.

На самом деле Альберт не был уверен восстановит ли он в ближайшее время оставшуюся часть воспоминаний, и если да, то, что произойдет с ним или Кенди? Только тогда он услышал, что Даниель сказал: «Дай мне знать, когда передумаешь!»

Повар кивнул головой, не обращая внимания на то, что его друг использовал слово «когда» вместо «если». Затем сказал, поворачиваясь, чтобы уйти: «Конечно, до свидания».

Даниель тогда заметил, что Альберт резко изменился в лице, поэтому он остановил его, схватив за руку: «Альберт, ты все еще расстроен из-за меня?»

Это поймало того врасплох, он обернулся и взглянул на своего друга, прежде чем спросил: «О чем ты, Даниель?»

«Ты знаешь, я не имел в виду…, - неохотно начал Даниель, осторожно подбирая слова. – Я не хотел смущать тебя и твоего друга, когда ты привел ее сюда на ужин. Я просто хотел помочь».

Альберт не мог поверить своим ушам, поэтому собрал брови в преувеличенном недоумении и повторил слова друга: «Помочь? Помочь в чем?»

Даниель объяснил торопливо, не останавливаясь на этот раз: «Помнишь, ты спросил у меня о самом быстром способе добраться до Национального парка Чикаго? И ты сказал мне, что собираешься взять с собой друга на день, поэтому я предположил, что это твоя девушка».

Альберт практически потерял дар речи, и Даниель продолжил: «Тогда я подумал, что мой старый автомобиль, которым я редко пользуюсь в настоящее время, может быть удобен для вас».

Молодой повар опустил глаза, но согласился шепотом: «Да».

«Поэтому, когда ты пришел с очаровательной девушкой Кенди, я пришел к выводу… судя по тому, как ты смотрел на нее…»

Прежде чем он закончил, Альберт выпустил горький смешок, который привел в недоумение Даниеля. Тогда Альберт заметил: «Ты очень наблюдательный, мой друг. Я настолько прозрачен?»

Даниель не мог не заметить издевку в его тоне, поэтому не решался ответить на вопрос. Тогда Альберт сказал упавшим голосом: «Кажется, что каждый может видеть сквозь меня... ну… за исключением одного человека».

Видя, что его друг был подавлен, Даниель вдруг понял всю картину и выпалил: «Почему бы тебе не сказать ей про свои чувства? Разве ты не говорил, что знал ее в течение долгого времени?»

Даниель не имел ни малейшего представления о том, что друг страдает амнезией, и это Кенди рассказала ему, что они были давно друзьями. Тем не менее, Альберт ответил уклончиво: «Да, действительно, в течение многих лет, но я для нее как старший брат и, вероятно, ничего кроме этого».

Альберт выглядел настолько уязвимым, что внутри Даниеля появилось больше симпатии, поэтому он попытался утешить молодого повара: «Готов поспорить, если ты признаешься в своих чувствах, ситуация изменится. Очевидно, Кенди ты тоже очень нравишься».

Альберт одарил его покорной улыбкой, не говоря ни слова. Даниель получил намек, но по-прежнему хотел поддержать друга, поэтому предложил: «Если я чем-то могу помочь, то, пожалуйста».

Но Альберт нетерпеливо махнул рукой, прерывая его: «Не сейчас, но спасибо».

Даниель глубоко вздохнул. «Я знаю, что не должен вмешиваться в твою личную жизнь», - сказал он с сожалением, полагая, что оскорбил Альберта.

Человек повыше понял, что был груб, поэтому сразу же извинился в мрачном тоне: «Прости меня, пожалуйста, Даниель, я сегодня не в себе, ты мне очень помог. Я твой должник».

«Нет, ничего», - отмахнулся Даниель. Затем они пожали друг другу руки по-дружески, прежде чем Альберт откланялся.

Альберт быстро съел свой обед, поскольку это было частью их преимуществ работы в ресторане. После вчерашнего дождя пахло так свежо, что он изменил свое решение идти домой напрямую. Вместо этого он отправился в Национальный парк Чикаго. Да, это было в пешей доступности, но он хотел использовать это время, чтобы очистить голову.

Через некоторое время Альберт прибыл. Ходьба плюс солнечное синее небо, казалось, облегчили его настроение. Он побрел вдоль берега озера и достиг того места, где они с Кенди были на пикнике вчера. Затем он лег на траву, и Пуппи стала весело бегать по парку.

Альберт вздохнул и закрыл глаза, вспоминая драгоценные моменты вчерашнего дня, самым ярким из которых был тот, где он бежал через холм, неся на спине Кенди. Тем не менее, воспоминания об этом возродили страдания и разочарование, которые он испытал за ужином прошлым вечером. Он не должен был питать ложные мечты о будущем с Кенди.

Альберт не мог не удивляться, как Кенди вела себя вчера. С самого утра она была резвой, пока мрачное воспоминание о расставании с Терри не вернулось к ней поздним вечером.

Терри… Кенди все еще любит его…

Альберт затем убеждал себя, до тех пор, пока я могу оставаться рядом с ней и любить в тишине, я не должен просить большего.

К сожалению теперь, когда он вспомнил свои дни в Африке, было весьма вероятно, что он оправится от амнезии в ближайшее время. Тогда, что он будет делать? Он избегал этого вопроса с тех пор, как произошла автомобильная авария в начале года, но знал, что это был только вопрос времени, прежде чем ему придется столкнуться с реальностью.

Он часто сомневался, был ли бездомным, как полагала Кенди. Если она права, он не мог понять, где и как получал деньги, чтобы путешествовать в отдаленные места, такие как Лондон или Африка. Тем не менее, исходя из их разговора после спасения ее из водопада, Кенди предположила, что он тоже сирота, также как она.

Возможно ли, что в действительности он не был сиротой? Если так, то его семья должна беспокоиться о нем сейчас. В конце концов, прошел уже почти год с момента крушения поезда. Хотя он не хотел думать, что солгал Кенди обо всем, возможно, он не сказал ей всю правду? Или Кенди не поняла его?

Не знание своего происхождения вдруг сильно начало беспокоить его. Когда к нему вернется память, не повлияет ли что-либо на его отношения с Кенди? Или еще хуже, вдруг он женат и у него есть дети?

Испугавшись этой мысли, Альберт сразу же вскочил из лежачего положения. Производимые в голове образы себя в роли отца почти парализовали его, и когда он попытался отделаться от них, сразу же последовал образ неизвестной плачущей жены. Он энергично покачал головой в попытке прогнать эти тревожные мысли прочь из своей головы. В этот момент Пуппи приблизилась к нему, и прямо в эту секунду он вспомнил слова Кенди, что Альберт, как она знала, путешествовал и жил беззаботной жизнью с любимым спутником - ручным скунсом.

Потом его осенило, что если бы у него была семья, он не имел бы денег и свободы бродить вольно по миру. Он должен был бы зарабатывать на жизнь, чтобы заботиться о семье. Тогда волны облегчения нахлынули на него. Он был более чем убежден, что возможность быть холостяком очень высока.

Тем не менее, в соответствии с ранее достигнутой договоренностью с Кенди, они будут жить вместе, как брат и сестра, пока он не выздоровеет, но глубоко в сердце, он вообще не хотел покидать эту согревающую сердце жизнь. Ее существование в настоящее время имеет важное значение для его счастья. Он доволен просто проводить время с ней, слушать ее неразумные идеи или глубокие печали, держать в руках и разделять жизнь вместе, как хороший друг или брат.

Время прошло слишком быстро,
Еще один день завершен.
Тени покрыли землю,
Создавая новые воспоминания.

Не хочу вспоминать прошлое –
Но должен двигаться вперед!
Вынесу разочарование великое,
Чтобы двигаться вперед!

Иногда я задаюсь вопросом,
Что произойдет, если вспомню,
Кем я был и какова моя сущность.
Разлучит ли моя память нас?

Если мое прошлое разбросает нас.
Я предпочел бы забыть и не уходить.
Каждым днем с тобой я дорожу,
Сверх меры я тебя люблю.
[2]

Альберт должен был признать, что был подавлен частичными воспоминаниями сегодня, и он не мог предсказать, сколько времени сможет продержаться рядом с Кенди, и почувствовал себя неописуемо беспомощным.

Между тем Пуппи обнюхивала его руку, и его лицо расплылось в натянутой улыбке. Гладя спину скунсу, он продумывал свое будущее с Кенди, когда полностью восстановится в один прекрасный день. Существовало два варианта, которые он мог придумать прямо сейчас. Во-первых, он мог скрыть от нее правду, чтобы получить какое-то время, но в конце концов она узнала бы, так что это был не очень мудрый шаг.

Если бы у него был выбор, он женился бы на ней. Однако после того что случилось прошлым вечером, ему, к сожалению, стало известно, что он, возможно, обречен быть старшим братом, так что брак вряд ли перспектива для них сейчас.

В результате он потеряет ее. Посмотрев на сумрачное небо, он наконец встал и положил Пуппи на плечо, думая, как я хочу, чтобы Кенди ответила взаимностью на мои чувства, чтобы мы могли жизнь вместе долго и счастливо. День, в который я вспомню свое прошлое, скорее всего, будет тем днем, когда мне придется оставить ее.

К тому времени как Альберт поднимал свои уставшие ноги вверх по лестнице дома «Магнолия», свет был настолько тусклым, что ему подумалось, что уже довольно поздно. Он понял, что Кенди быть может с тревогой ждет, и попытался придумать несколько действительных оправданий, чтобы успокоить ее нервы. Однако, распахнув дверь, то, что он увидел, сильно отличалось от того, что ожидал. Не только Кенди не было, но и в квартире было темно и необычайно тихо.

«Кенди, ты дома?» - пробормотал он свой вопрос. Не получив ответа, он закрыл входную дверь и пошел дальше с паникой, медленно закипающей в груди. Он считал, что она не упоминала ничего подобного, поэтому решил выйти на улицу, чтобы поискать ее. Но, чтобы подтвердить, что здесь никого нет, он снова позвал ее.

Просто когда он проходил мимо спальни, то отметил, что дверь осталась приоткрытой. С бьющимся сердцем он распахнул ее. Он совсем не ожидал увидеть знакомую фигуру, лежащую на полу. Ошеломленный он быстро включил свет. В тот момент у него сердце сжалось, он обнаружил, что она спит лицом вниз на вершине кучи старых газет, некоторые из которых были разбросаны по комнате.

Наполненный раскаянием он подошел к ней бесшумно и осторожно поднял с пола. Я хотел пройти через эти газеты вместе с тобой, но ты нашла их сама... Кенди, я знаю, что ты хочешь мчаться, чтобы поддержать Терри, но знаешь, что это невозможно…

Пока он нес ее на руках, он заметил следы слез на ее лице, и у него образовался комок в горле, когда представил, как она раньше рыдала. Аккуратно уложив ее в постель, он опустился на колени возле кровати и извинился: «Кенди, мне очень жаль. Я спрятал их, потому что знал, что они тебя расстроят. Я должен был сказать тебе раньше».

Она не двигалась, выглядя, как будто крепко спала. Тем не менее, он оставался в этом положении и не покидал ее, и с восхищением смотрел на ее милое лицо, чего обычно никогда не делал, когда она спала. Рассматривая ее лицо в покое, он думал, что она похожа не ангела с пышными золотыми кудрями и румяными щеками. Именно тогда он заметил, что некоторые локоны прилипли к мокрому от слез лицу.

Кенди…

Любовно называя ее имя в уме, он наклонился и нежно погладил эти пряди волос. Тогда так тихо, насколько это было возможно, он вытер слезы длинными пальцами. В то же время, он был настолько поражен своими эмоциями, что просто не мог оторвать глаз от ее ангельского личика, в частности, слегка приоткрытых губ. Следующее, что он осознал, что наклонился еще ближе, сокращая расстояние между ними.

Альберт, ты теряешь контроль!

Он резко отодвинулся от кровати, как будто потрясение пробежало по телу в ужасе от того, что могло бы произойти. Через несколько секунд он глубоко вздохнул и взял себя в руки. Долгое время его взгляд нежно касался ее мирного облика.

Ты страдала достаточно долго, Кенди! Я хотел бы сделать тебя счастливой.

Мучившийся человек затем взял Пуппи и вышел из спальни. Он решил, я не думаю, что это хорошая идея рассказать ей то, что произошло со мной сегодня в ресторане…

Стоя у окна в гостиной, Альберт был в раздумье.

Кенди, я жаждал признаться в своих чувствах… чтобы сделать тебя счастливой, но как я могу это осуществить, когда твое сердце явно тоскует по другому?

На самом деле Кенди притворилась спящей, поэтому ей было известно, что произошло. Когда только Альберт взял ее на руки, она проснулась.

Она понимала, почему он спрятал эти газеты, но была убита горем, чтобы прочитать их все сразу в одиночку. Как она хотела, чтобы Альберт был рядом, чтобы она могла излить сердце снова, так же как в то время, когда вернулась из Нью-Йорка.

Но когда он наконец появился, ее смелость рассеялась по неизвестной причине, так что она предпочла изобразить, что спит. Тем не менее, она никак не ожидала почувствовать его нежные пальцы на лице и волосах, и прямо в этот момент теплые слезы ужалили ей глаза.

Руки Альберта были такими теплыми и мягкими… Он гладил мои волосы и вытирал слезы так нежно…

Когда Кенди знала наверняка, что Альберт оставил ее одну, она открыла глаза и оглядела комнату в поисках его фигуры. Зная, что его нет в спальне, она посмотрела на дверь с текущими слезами, все еще прибывая в депрессии от негативных новостей о Терри, но сейчас она проливала слезы не из-за Терри, а потому что была чрезвычайно тронута привязанностью Альберта. Она вытерла слезы тыльной стороной руки и припомнила,

Альберт, кроме тебя, только мисс Пони и сестра Мария – единственные люди, которые были такими же добрыми и заботливыми со мной, когда я была еще маленьким ребенком. [3]

Спасибо, Альберт! Я сделаю все возможное, чтобы больше не плакать из-за Терри…
Примечания:

[1] В оригинальной манге у Анни были проблемы с правой рукой, а не левой. Но изображение в манге переворачивали при переводе на другие языки (т.е. английский, испанский, французский и т.д.), так что, кажется, что у нее возникли проблемы с левой рукой.

[2] Красивое стихотворение на размышления Альберта «Не хочу вспоминать» ("Don't want to remember") написано Minda Chattergoon. Спасибо!

[3] Обратите внимание, что в манге в этот момент Кенди не говорила, что мисс Пони и сестра Мария больше не были добры к ней. Что изменилось, так это степень или глубина этих добрых и заботливых действий. Было совершенно ясно, что Кенди не испытывала ничего похожего на нежность Альберта к ней довольно долгое время, с тех пор как была ребенком.


Последний раз редактировалось Nynaeve 20 окт 2017, 07:55, всего редактировалось 2 раз(а).

Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 16 июл 2017, 11:27 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 65
Примечание: Эта глава основана на манге, но имейте в виду, что моя история основана на предположении «что, если…», что вносит в сценарий мое воображение.

Можно видеть любовь во многих ситуациях. Например, когда мать убаюкивает ребенка и качает, чтобы заснул - это любовь. Когда мужчина встает на одно колено и делает предложение женщине - это любовь. Даже когда отец упрекает сына за то, что тот сделал что-то плохое - это тоже любовь.

Но библия говорит, что «Никто не имеет большей любви, чем тот, кто отдает свою жизнь за друзей своих». (Иоанн 15:13).

-Ms Puddle

Глава 6: Дилемма

Прежде чем идти на работу на следующий день, Альберт решил заскочить в «Счастливую клинику», чтобы сообщить доктору Мартину о своем недавнем прогрессе, и что еще более важно, он отчаянно нуждался, чтобы поговорить с кем-то о напряжении, в котором он пребывал в последнее время.

Когда он попал в клинику, она была еще закрыта, но врач заметил его, стоящего у окна. Поэтому добрый доктор открыл дверь и пригласил войти.

«Заходи, Альберт!»

Тот факт, что доктор действительно был искренне рад его видеть, согрел сердце молодого человека, и он, улыбаясь, поздоровался: «Доброе утро, доктор Мартин».

Когда Альберт вошел, врач жестом пригласил его сесть за стол вместе с ним, в то время как он продолжил свой завтрак.

«Ой, простите! - сказал Альберт, явно колеблясь, потому что не хотел беспокоить врача. – Я пришел не вовремя, по-видимому».

Врач сразу же призвал его сесть. «Ничего, Альберт. Ты не придешь без причины, так что давай рассказывай… или тебе не нравится смотреть, как я ем?» - закончил доктор с понимающей улыбкой.

С губ молодого человека сорвался смешок: «Спасибо, доктор Мартин».

Таким образом, врач быстро предложил: «Хочешь кофе?»

«Да, пожалуйста», - ответил Альберт, и врач передал ему чашку. Когда доктор налил горячий кофе, он небрежно спросил: «Так что же привело тебя сюда сегодня, мой молодой пациент?»

Пациент откашлялся: «Вчера я вспомнил некоторые проблески моего прошлого».

Врач поднял бровь на секунду, прежде чем положил чайник с кофе на стол. «Альберт, я внимательно слушаю», - сказал доктор. Затем он взял столовые приборы, чтобы возобновить еду.

Альберт тогда поведал доктору о страшной головной боли и о том, что видел, пока спал; врач внимательно слушал, прихлебывая кофе, время от времени. Позже, как Альберт закончил, доктор Мартин спросил: «Я полагаю, ты до сих пор понятия не имеешь, кто ты такой?»

«Нет, - ответил пациент. – Кенди показала мне письмо, которое я написал ей из Африки, и оно было похоже на мой сон, я вновь переживал те времена, как это было».

«Понятно», - пробормотал доктор Мартин задумчиво. Поразмышляв некоторое время, врач предложил Альберту не слишком беспокоиться: «Не у всех пациентов амнезия вылечивается одинаково, но будь уверен то, что произошло вчера, очевидно, было знаком, что потерянная память вернется однажды либо постепенно, либо вся сразу».

Кивнув, Альберт продолжал смотреть на свою чашку в угрюмом молчании. Спустя несколько мгновений он поднял голову, и, когда его голубые глаза встретились с глазами доктора, врач заметил понимающе: «Держу пари, что что-то еще тебя беспокоит, Альберт».

«Да», - пришел его сухой ответ. Затем слабая улыбка кратко мелькнула на уголках его губ, но ничего больше он не сказал. Доктор вздохнул и задал вопрос: «Альберт, ты рассказал Кенди о своем сне?»

Медленно покачав белокурой головой, пациент объяснил низким голосом: «Я еще не готов. Однажды я расскажу, но не сейчас».

На данный момент Альберт набрался мужества и сообщил врачу о своих недавних эмоциональных взлетах и падениях, о решении раскрыть свои истинные чувства к Кенди, только чтобы обнаружить, что она еще не забыла предыдущую любовь. После короткой паузы он заключил: «Это было давно, да, но Кенди очень скучает… и все еще плачет по нему».

Между тем, хоть доктор и хотел утешить расстроенного молодого человека, он был всего лишь врач, а не эксперт в любви, поэтому все, что он мог сделать, это просто похлопать его по плечу, спрашивая: «Собираешься ли ты рассказать ей все равно о своих чувствах?»

Альберт опешил, нахмурив брови в недоумении. Тем не менее, ему удалось ответить: «Я полагаю, что последнее, чего она хочет теперь - знать, что старший брат ее любит».

Доктор пожал плечами в ответ: «Ну, я не знаю женщин, но уверен, что вы двое разделяете очень сильные узы. У меня есть подозрение, что когда она узнает о твоих чувствах, она не останется безучастной».

Альберт кивнул, а затем поднялся и стал ходить кругами по клинике, рассматривая варианты. Спустя несколько мгновений он заявил ровным голосом: «Я не хочу, чтобы она жалела меня или чувствовала обязанной».

Доктор онемел, а Альберт вернулся назад и заявил: «Честно говоря, я не хочу быть чьей-то заменой. Другими словами, я хочу, чтобы она приняла мою любовь, потому что на самом деле любит меня, а не потому, что она убита горем и одинока».

Он остановился на мгновение, и когда врач дал ему добро, беспокойный молодой человек решил: «Таким образом, я предпочел бы пока подождать и посмотреть».

То, что он сказал, имело смысл, и доктор мог только кивнуть, не произнося ни слова. Тогда Альберт посмотрел на часы на стене и поблагодарил врача: «Спасибо за внимание, доктор Мартин. Я не представлял, что отнял у вас столько времени».

Доктор Мартин с улыбкой ответил: «Ничего страшного. Большинство моих пациентов дети, и они обычно приходят позже в течение дня».

Альберт затем тепло пожал руку доктору: «Я действительно ценю вашу помощь. Я чувствую себя намного лучше уже после одного разговора с вами».

Врач одарил его улыбкой: «Итак, ты собираешься на работу сейчас?»

Молодой человек ответил, направляясь к входной двери: «Да, и мне бы лучше поторопиться».

Доктор последовал за ним и сказал: «Я хочу прогуляться по парку тоже».

Таким образом, они покинули клинику вместе. К их удивлению они увидели на скамейке знакомую леди, которая казалась унылой и разочарованной. Излишне говорить, что она была поражена, когда услышала, как кто-то зовет ее. Когда она обернулась, Доктор Мартин и Альберт смотрели на нее озадаченно.

Она встала и сразу спросила беспокойно: «Альберт, почему ты здесь с доктором Мартином? Ты не хорошо себя чувствуешь?»

Альберт обменялся быстрым взглядом с врачом, прежде чем ответил: «Не беспокойся, Кенди. Мне нужно регулярно посещать доктора Мартина, чтобы информировать его о своем прогрессе, вот и все».

Она расслабилась немного, но все-таки проявляла слегка опасения. Тогда Альберт сменил тему: «На самом деле я сейчас иду на работу, но, Кенди, почему ты здесь в этот час?»

Это был естественный вопрос, но она отвела взгляд, вместо того чтобы ответить ему. Доктор отметил это и пошутил, что, должно быть, ее уволили из больницы. Он совсем не ожидал увидеть такую реакцию, так что когда она не отрицала и опустила глаза от стыда, Альберт быстро спросил сомневающимся и недоумевающим голосом: «Так… это правда, Кенди?»

Ее лицо побагровело; она смотрела на свои ноги без слов. Таким образом, ее молчание подтвердило его подозрения. Только тогда они услышали смятение людей, стоящих за ними. Естественно, они обернулись и ужаснулись, увидев свирепого льва недалеко от них. Альберт защитно встал перед Кенди и доктором Мартином лицом ко льву. Затем шепнул через плечо: «Дикие животные могут быть непредсказуемы, поэтому мы не должны его провоцировать. Вы оба идите за дерево, и я последую за вами позже».

Медленно отходя к дереву, Кенди случайно зацепила корень дерева и споткнулась. Этого было достаточно, чтобы всполошить льва, и когда дикий зверь зарычал и бросился на нее, душа Альберта ушла в пятки, и он закричал: «Кенди!»

Но она застыла в ужасе; силы покинули ее. Альберт сразу присел и поставил себя перед Кенди, защищая от нападения льва. В долю секунды он почувствовал жгучую боль на груди и левой руке, и когда она увидела всплеск крови в воздухе и услышала звук разрывающейся плоти, у нее сердце сжалось с болью. Полностью осознавая, что лев пронзил тело друга острыми когтями, она произнесла его имя, дрожащим от страха голосом. На самом деле ее тело вздрогнуло, и даже кончики волос затрепетали. Когда лев приземлился обратно на землю, она продолжала прятаться за другом, положив руки ему на спину.

Пока что лев, именуемый Донго, оставался на месте, обнажив зубы, и низко рычал. Люди из цирка были в ужасе от неожиданного поворота событий, поэтому у них не было выбора, кроме как стрелять в животное, потому что, несмотря на все усилия, они не смогли захватить льва с момента побега. Тем не менее, Альберт понял их намерение и злобно крикнул: «Не стреляйте!»

Он остановил их как раз вовремя. «Как его зовут?» - серьезно спросил он тихо, тяжело дыша.

Кенди чуть не упала в обморок от его слов, чувствуя, что у нее больше нет сил. Кроме того, ее руки чувствовали, что его тело содрогается от ужасной боли. Что ты задумал, Альберт? Свирепый лев смотрит прямо на нас, еще одна атака, и он тебя убьет! Господи, спаси нас от дикого зверя!

Прежде чем она поняла это, Альберт чудом приручил Донго. В то время как все смотрели с недоверием, лев послушно забрался обратно в клетку. Испытав значительное облегчение, люди из цирка были более чем благодарны и щедро заплатили доктору Мартину за лечение Альберта. Доктор был также достаточно умен, послав гонца, чтобы уведомить персонал в ресторане, где работал Альберт.

Когда все, казалось, решено, Альберт, наконец, опустился на землю. Кенди, все еще невольно дрожа, увидела капельки пота на его лбу, и передняя часть его рубашки была залита кровью. В мгновение ока слезы заблестели у нее в глазах, и она изо всех сил старалась казаться сильной: «Альберт, держись! Давай пойдем в «Счастливую клинику» прямо сейчас».

Затем он повернулся к ней и сказал хриплым голосом: «Кенди, я так рад, что ты не пострадала».

Он не мог звучать более искренне, и она заплакала, большие капли слез катились по ее щекам: «Альберт… спасибо, что снова спас мне жизнь…»

Он едва мог вернуть улыбку, и она помогла ему встать. Доктор Мартин вернулся к ним, и при их поддержке Альберт зашагал равномерным темпом.

Попав в клинику, они подвели его, чтобы усадить на кровать. Доктор пошел за своим виски и дал его Альберту для облегчения боли. Затем Кенди начала помогать снять окровавленную рубашку, и, к счастью, та не прилипла еще к коже. Но в тот момент, как она увидела серьезные рваные раны на его груди, ее глаза стали водянистыми снова. Она увещевала себя, перестань плакать прямо сейчас. Будь профессионалом и сделай все возможное, чтобы вылечить его раны.

Кровотечение не полностью прекратилось, и Альберт делал болезненные гримасы, когда Кенди оказывала давление на раны, чтобы остановить кровь. После того как оно, казалось бы, прекратилось, наконец, она начала промывать их сначала водой, а затем чистой марлей, пропитанной перекисью водорода. Когда она закончила, доктор Мартин быстро заменил ее и осмотрел рваные раны.

«Альберт, тебе может понадобиться несколько стежков тут и там», - предположил врач официальным тоном.

Молодой человек просто кивнул в знак согласия, и опытный врач вскоре начал шить. Кенди видела, что Альберт бесконтрольно вздрагивает, и ей пришлось отвернуться, чтобы сдержать слезы. Когда врач закончил, она начала перевязывать его туловище и левую руку. [1]

Только тогда доктор Мартин расслабился. Наблюдая за тем, как Кенди выполняет свою работу, доктор громко сказал: «Альберт, ты святой парень! Я не мог поверить своим глазам. Этот лев так мило зашел в клетку, прям как кошка!»

Но Альберт не отреагировал на замечания, потому что заметил, как Кенди проливает тихие слезы. «Кенди?» - сказал он шепотом.

Она подняла голову, чтобы встретить его заинтересованный взгляд, умоляя: «Альберт, никогда больше не делай таких безрассудных вещей! Я была так напугана и обеспокоена! Я думала, что лев убьет тебя!»

Он просто смотрел на нее ласково, не говоря ни слова, и она продолжала: «Ты должен был убежать, оставив меня позади…»

Он покачал головой сразу и ответил успокаивающим тоном: «Ты знаешь, что я бы этого никогда не сделал, Кенди».

Она настойчиво: «А что если бы лев не послушал тебя? Ты мог быть убит, Альберт!»

Он нежно потрепал ей волосы, по-прежнему ласково улыбаясь: «Нет… конечно, нет…»

В настоящее время доктор Мартин спокойно наблюдал за ними. Он испустил мягкий вздох. Они действительно глубоко заботятся друг о друге…

Хотя Альберт смотрел на нее с милой улыбкой, Кенди была все еще эмоционально обеспокоена всем инцидентом. Я так испугалась и очень волновалась за тебя…

Затем она с силой завязала концы бинтов.

«Ой, больно, Кенди!» - пожаловался Альберт впервые после нападения.

«Я должна сделать это или они развалятся!» - ответила она профессионально.

Врач заметил, дразня ее: «Ты отлично справляешься, Кенди, и это позор, что ты теперь безработная».

На самом деле медсестра совершенно забыла о своей текущей проблеме, и теперь, когда ей напомнили, она снова покраснела».

Доктор Мартин спросил: «Не хочешь ли поработать с лучшим врачом Чикаго? Могу тебя с ним познакомить».

Просияв, она нетерпеливо спросила: «Да. И кто же он?»

Доктор подмигнул, дразня, и указал на себя: «Я!»

Ее челюсть отвисла, и рот раскрылся в изумлении. Доктор ощутил ее нежелание, поэтому предположил: «Тебе не нравится идея?»

«Я не совсем уверена… что вы лучший врач Чикаго…» - отнекивалась она, думая, мне определенно нужна работа, и я не должна отказывать ему прямо сейчас…

Таким образом, она быстро склонила голову и поблагодарила доктора за то, что взял ее на работу.

Доктор Мартин был застигнут врасплох, но в остальном остался доволен, что предложение было принято, поэтому он дал ей немного денег циркачей и попросил купить ему еще виски.

Кенди взяла деньги, а потом спросила: «Доктор Мартин, у вас есть какая-нибудь запасная одежда для Альберта? Его рубашка испачкана и разорвана, а вы знаете, что он не может покинуть клинику так…»

Как ее голос затих, добродушное выражение врача стало хмуриться: «Я не думаю, что у меня есть что-то подходящее, - ответил он. – Ты же знаешь, что он гораздо выше, чем я».

«Ничего...» - вздохнул Альберт.

Но доктор Мартин вдруг вспомнил: «Подождите минутку! Несколько лет назад пациент забыл свое длинное пальто здесь, и я считаю, что оно у меня до сих пор».

Когда доктор пошел, чтобы проверить, Альберт серьезно сказал: «Пожалуйста, не заставляй меня носить пальто в такую погоду, Кенди».

Она ответила тихим голосом: «Не суетись, Альберт. Ты не можешь выйти наружу перевязанный бинтами… Давай посмотрим, что есть у доктора».

Только тогда врач вернулся и принес рубашку плюс пальто к ней. «Это моя самая большая рубашка, и пальто на самом деле чистое. Я держал его в надежном месте, на случай, если владелец вернется».

Кенди помогла Альберту надеть рубашку. Она выглядела немного смешно на нем, но все же это было лучше, чем ничего, чтобы закрыть его торс. Затем она помогла накинуть пальто на плечи, которое оказалось впору.

В конце концов, Кенди была готова идти в магазин, и Альберт решил тоже уйти. Прежде чем они ушли, врач напомнил Альберту: «Помни, не принимай душ в течение одного или двух дней, потому что нужно держать раны сухими».

Затем он повернулся к Кенди и проинструктировал: «Ты должна менять бинты ежедневно, хорошо? Если будут какие-либо признаки осложнений, не стесняйтесь прийти сюда немедленно!»

Она подтвердила, но Альберт покраснел и возразил, бессознательно задвинув пальто плотнее: «Кенди, мы можем делать это здесь в течение следующих нескольких дней?»

Альберт произнес, как будто просил. В то время как доктор Мартин запрокинул голову и расхохотался, Кенди нашла забавным, что ее друг настолько застенчив, почти как подросток. Тем не менее, она притворно обиделась: «Ты не доверяешь моему опыту, поэтому хочешь, чтобы врач контролировал меня здесь?»

Доктор добавил, дразня его: «Я не просил ее помогать тебе мыться и одеваться, не так ли?»

Услышав это, на лице Альберта мелькнуло испуганное выражение, но доктор продолжил: «Успокойся, молодой человек, я лично помогу тебе, если понадобиться. Пока же доверься своей медсестре. У нее умелые руки. Перед тем как уйдете, я напишу тебе справку, так что ты сможешь взять несколько дней отпуска для восстановления».

Альберт не совсем дослушал совет врача, потому что его разум был в смятении, я, конечно, доверяю ей… Я просто не знаю, как долго смогу сопротивляться… ее прикосновениям…

Затем Кенди и Альберт разошлись в разные стороны. Он пошел сначала домой, чтобы переодеться, а потом в ресторан, чтобы подать заявление на короткий больничный. Шеф-повар любезно позволил ему взять неделю отпуска, а его коллеги по кухне рассказали, что когда кто-то из цирка пришел сообщить им о нападении льва, они были очень потрясены и посчитали это почти невероятным.

Альберт купил еду по дороге, поскольку сегодня ему не хотелось готовить. Было уже темно, когда он пришел домой, и был поражен, увидев рыдающую Кенди на коленях у окна. Сначала ему подумалось, что она плачет из-за сегодняшнего нападения льва, но когда Пуппи бросилась к ней, она узнала, что он пришел, и сразу же остановилась. Затем он с грустью понял, что она скрывала свои страдания от него.

Он подошел и спросил понимающим голосом: «Кенди, ты плакала… Что-то о Терри снова?»

Она призналась: «Да… Альберт. В магазине я прочитала в журнале статью... сообщающую о том, что он ушел с Бродвея и в настоящее время отсутствует».

Она остановилась, вытирая слезы. «Я покинула Нью-Йорк, желая Терри и Сюзанне счастья… но мне кажется, что он все еще страдает и не может забыть… он, должно быть, винит себя…» - пояснила она.

Альберт нежно обнял ее за плечи и повел к дивану, чтобы сесть вместе. Прикоснувшись к его дружбе и поддержке, ее глаза снова наполнились свежими слезами.

«Ты так любезен, Альберт…», - заплакала она, прислоняясь к нему.

Он утешал: «Я рад, что теперь ты честна со мной, Кенди. Ты знаешь, что нет необходимости скрывать что-либо».

В слезах она ответила: «Я не хочу, чтобы ты беспокоился обо мне…»

Он приложил палец к губам с приглушенным: «Тсссс…»

Она расслабилась от его доброты и охотно прижалась головой к его плечу; он шептал слова утешения, нежно поглаживая ее спину, время от времени. Когда слезы у нее высохли, и он понял, что она полностью успокоилась, то спросил, не хочет ли она поесть. Только тогда она осознала, что было уже время ужина.

Таким образом, они пошли за обеденный стол, и как джентльмен он вытащил стул для нее, чтобы посадить. После этого он подготовил тарелки и столовые приборы.

«Спасибо, Альберт. Ты видишь, что я даже не могу позаботиться о себе, - мрачно сказала Кенди. – Прочитав статью, я не могла больше думать ни о чем другом».

«Не беспокойся. Будь хорошей девочкой и поешь сейчас», - приказал он игриво, передавая ей небольшой пакет с главным блюдом.

Они молчали в течение ужина; они были исчерпаны, в конце концов. Когда они вымыли посуду, то расслаблялись, сидя на диване. Через некоторое время Альберт нарушил их дружеское молчание и спросил Кенди, почему ее уволили. Он хотел знать, но у него не было возможности поговорить с ней.

Пока ее сосед терпеливо ждал, чтобы ему доверились, она колебалась, устремив глаза на свои колени: «Эм… Я …я не знаю…»

Очевидно, это его не убедило: «Продолжай, Кенди…»

Она не говорила ни слова в течение длительного времени, и когда он взял ее за руки, она бросила на него несколько мимолетных взглядов. Получив ободряющую улыбку, она глубоко вздохнула и начала, избегая смотреть на него: «Это Нил Леган. Он узнал о нас».

Даже не глядя на него, она знала, что это имя застало его врасплох, но продолжала рассказывать: «За несколько дней до моего дня рождения он пришел в больницу, чтобы пригласить меня на свидание».

«В самом деле?» Его лицо выражало смесь удивления и отвращения.

Она кивнула и продолжила раздраженно: «Я отвергла его сразу же, конечно. Ты знаешь, как он всегда запугивал меня, так что я понятия не имею, почему он вдруг заинтересовался мной. В тот день он угрожал рассказать всем, что я живу с бывшим пациентом больницы…»

Когда ее голос постепенно стал затухать, гнев начал расти внутри него. Прежде чем он успел ответить, она заговорила дальше: «Тогда я сказала ему, что ты мой старший брат, и между нами ничего нет, но он отказался слушать меня…и также вчера доктор Леонард».

При упоминании имени врача, Альберт почувствовал себя ужасно встревоженным. К сожалению, он не мог отрицать того факта, что сам был причиной, почему доктор Леонард решил уволить Кенди, поэтому быстро извинился: «Кенди, мне так жаль, что я поставил тебя в такое положение».

Она поспешно покачала головой: «Нет, нет, Альберт! Пожалуйста, не говори этого!»

Это было именно то, почему она не могла ему сказать правду раньше, и она поняла, почему ему скверно. Она сжала его руки и заглянула в сверкающие голубые глаза, заверяя: «Я никогда не пожалею о своем решении жить с тобой. Я всегда любила тебя и хотела заботиться. Это не изменилось и сейчас!»

Ее друг потерял дар речи на мгновение. Еще не оправившись от плохих новостей, он мог только смотреть на нее пустым взглядом. На данный момент она обвиняла во всем Нила: «Я знаю, что он хочет, чтобы я попросила его найти мне работу. Я не собираюсь поддаваться его злым планам, поэтому я провела это утро, ища работу в других больницах».

Кенди говорила с вызовом, и Альберт вспомнил, какой обескураженной она выглядела сегодня в парке. Поэтому он с беспокойством спросил: «Не говори мне, что тебя везде занесли в черный список?»

Она кивнула, смущенно опустив голову, и ответила: «Да… они все меня отвергли, и этот Нил… он, должно быть, все заранее подготовил».

Кипя от ярости, Альберт почувствовал, как испытывает желание врезать Нилу по лицу, чтобы он перестал заставлять Кенди подчиняться ему. Тем не менее, как бы он не смотрел на это безобразие, ему пришлось признать, что он сам был главной причиной, почему Кенди потеряла любимую работу и репутацию, и он больше не мог выносить чувства вины, поэтому встал и стал ходить.

Это поразило Кенди, и она повысила голос: «Что случилось, Альберт?»

Была долгая, полная тишина. Незаметно для нее, у него была интенсивная дискуссия с самим собой. Она подошла к нему, и то, как он свел брови, мучило ее, так что она пробормотала: «Альберт, послушай меня. Доктор Мартин…»

Она внезапно перестала говорить, когда его голубые глаза встретились с ее изумрудными, с его выражением возмущения. Желая уметь читать его мысли, она толкнула его в руку: «Альберт?»

Он сказал после этого: «Кенди, я не должен беспокоить тебя больше».

На ее лице появилось недоумение: «Что?»

Он объяснил после долгого вздоха: «Я не был ничем иным, как бременем для тебя… теперь, когда я могу позаботиться о себе сам, настало время для меня, чтобы уйти».

Она почувствовала, как что-то твердое только что ударило ее в нос, и голова закружилась. Не дожидаясь ответа, он направился прямо в спальню. Думая, что он покинет ее сейчас, она бросилась к нему, умоляя: «Подожди! Не уходи!»

Когда она схватилась за нижний край его куртки, он застыл на месте и повернул голову через плечо. Знакомый жест напомнил им вечер в Национальном парке Чикаго много месяцев назад. Тогда Альберт просил Кенди не беспокоиться о нем, прежде чем покинет ее.

С блеском влаги в голубых глазах он прошептал: «Кенди…»

Ее глаза были полны слез, и она эмоционально воскликнула: «Ты никогда не был мне в тягость, и ты обещал остаться, пока не выздоровеешь!»

Ее голос дрожал, когда она боролась со слезами. Он развернулся и осторожно положил ей руки на плечи, говоря: «Кенди, я не уйду сегодня, но ты должна знать, что я собираюсь сделать это в ближайшее время».

Он сделал усилие, чтобы унять дрожь в голосе, но ему это не удалось. Тем не менее, она не услышала и продолжала энергично качать головой. Она думала, что подготовила себя к этому моменту, что сосед оставит ее по какой-либо причине. Тем не менее, прямо сейчас она оказалась в состоянии отрицания.

«Послушай…» - сказал Альберт, но остановился, как только она вытянула шею, чтобы смотреть ему прямо в лицо. Ее обычно мерцающие глаза теперь не показывали ничего, кроме печали, и она всхлипнула: «Я предпочла бы потерять свою работу, чем потерять тебя…»

То, что она сказала, поразило его как никогда. Ради нее он должен уйти, даже если отдал бы все, чтобы остаться с ней до конца своей жизни. Кенди, ты не можешь не видеть, что у меня нет выбора. Ты думаешь, что я действительно хочу уйти?

Тем не менее, он попытался вразумить ее: «Кенди, ты потеряла не только работу… но и репутацию… из-за меня. Люди начнут распространять вокруг тебя всякие грязные сплетни».

Она упрямо покачала головой: «Но наши соседи еще не знают. Они до сих пор считают, что ты мой старший брат».

Он хотел сказать, что соседи, в конце концов, выяснят, но предпочел остаться немым. Не было никакого смысла спорить с ней, в то время как он сам страдает. Как он хотел сказать ей прямо сейчас, что мечтает жениться на ней.

С другой стороны, она полагала, что его молчание подразумевает, что он сохранил свою позицию, не смотря ни на что, поэтому она отстранилась от него и села обратно на диван, наклонившись вперед и обхватив голову руками. Он почувствовал, что его сердце разрывается на части, увидев ее в этом удрученном состоянии, и он пожалел, что обсуждал этот вопрос сегодня. Они оба имели долгий день: и нападение льва, и новости о Терри. Должно быть, она была обезумевшей прямо сейчас.

Наблюдая за ней в тишине с эмоциями, взбунтовавшимися на лице, он взвешивал свои варианты. Он боялся, что если задержится рядом с ней, то может изменить решение, и, тем не менее, он не хотел оставлять ее одну в этот момент. Таким образом, он остался стоять, где был и произнес: «Кенди, я хотел сказать тебе… вчера моя память вернулась…»

Ее голова подскочила, и глаза распахнулись, когда она спросила недоверчиво: «Ты имеешь в виду, что выздоровел уже?»

Он громко откашлялся: «Нет, не совсем, но буду… рано или поздно».

Альберт открыл ей, что случилось с ним вчера на работе. Выслушав сон и то, что доктор Мартин сказал ему сегодня утром, она ужасно смутилась. Он никак не ожидал такой сильной реакции от нее. Разве она сама не сказала, что это было соглашение между ними?

Он не мог не сесть рядом с ней, обняв, чтобы поддержать: «Позволь мне повториться. Я не уйду сегодня вечером. Что еще более важно, я буду поддерживать с тобой связь… на регулярной основе».

Моментально улыбка облегчения заиграла на ее губах. Кроме того, его искренняя улыбка была больше, чем утешительная, поэтому она быстро вытерла слезы тыльной стороной ладони. «Глупая я… когда ты сказал, что собираешься уходить, я подумала, что ты собираешься вернуться к своим путешествиям… и не знала… Я не была уверена, что когда-нибудь увижу тебя вновь!»

«Неудивительно!» - воскликнул он. Ее драматическое поведение имело сейчас смысл, поэтому он крепче обнял ее за плечи, издеваясь над собой, чтобы ослабить напряженность в воздухе: «Как ты думаешь, где я мог бы найти деньги на поездки, Кенди?»

На его вопрос она еще шире улыбнулась, открывая жемчужные зубы. Затем неожиданно он расправил лицо и недрогнувшими глазами сказал: «Я не подведу мою младшую сестру».

Значительно тронутая его словами, она положила голову ему на плечо, сложив руки вокруг него. Потом задышала ему в шею: «Альберт, меня действительно не волнует, что люди говорят о тебе и обо мне… но если ты настаиваешь, чтобы уйти, я знаю, что не должна тебя останавливать».

Ощущение теплого дыхания на шее значительно ослабило его решимость. Может быть, он должен оторваться от нее сейчас, иначе будет сожалеть о своем решении, но он чувствовал себя так хорошо, обнимая ее. Затем ее голос ворвался в его мысли: «Я сделала тебе больно?»

Спросив это, она тут же выпрямилась и добавила: «Я чуть не забыла… твои раны еще свежи… Мне очень жаль, Альберт». Это запах засохшей крови напомнил ей о происшествии сегодня утром.

«Не волнуйся, - ответил он своим обычным нежным голосом, улыбнувшись: - Боль терпима».

Затем он развел руки призывно, и она, поняв намек, с удовольствием вернулась в его объятия. Он нежно положил руку ей на талию и подумал, позволь мне обнимать тебя в последний раз… когда я уйду, я буду снова учиться вести себя, как старший брат.

Пока она успокаивалась в его тепле, воспоминания о нападении льва возродились, и она крепче прижала его к себе, как будто он мог исчезнуть в любую минуту. Затем она выразила благодарность: «Ты спас меня от опасности сегодня еще раз, и без тебя лев мог бы убить меня».

«Кенди…» - Альберт не знал, что еще сказать. Он содрогнулся при мысли о том критическом моменте, когда лев набросился на нее. Он не смел представить, что произошло бы, если бы он не смог защитить ее сегодня».

Не обращая внимания на его мысли, Кенди пробормотала в раскаянии: «Я доказала свою неуклюжесть снова... Из-за меня… ты был серьезно ранен».

Он неохотно отодвинул ее от себя. Его взгляд был одновременно и нахмурившимся, и улыбающимся, когда он убеждал ее: «Обещай мне не винить себя, ладно?»

Тем не менее, она опустила взгляд, бормоча про себя: «Если бы я могла сбежать достаточно быстро…» Я была напугана до смерти… этот зверь был действительно непредсказуем… способен на все…

«Поверь мне, Кенди, можешь ли ты убежать или нет, лев все равно может напасть на тебя».

Чувство тревоги и почти ужаса вернулось, и она посмотрела в его глаза испытывающе: «Это правда?»

Он подтвердил кивком. Затем мрачная мысль поразила его, если бы я не отреагировал достаточно быстро, когти льва могли бы вонзиться ей в лицо и горло… он был так близко… что, если бы я действительно потерял ее сегодня?

Отмечая страх в ее изумрудных глазах, его рука по своей собственной воле потянулась к ее лицу. Ее кожа под ладонью была настолько мягкой и гладкой, и он почувствовал, что сердце наполнилось тоской и любовью. Как ему хотелось погладить ее щеку или проследовать по подбородку пальцами. Она нашла утешение в его прикосновениях, и ее лицо расплылось в слабой улыбке. Увидев улыбку, он убрал руку с ее лица, хотя и неохотно.

Ей не потребовалось много времени, чтобы понять, что было что-то необычное в соседе сегодня. Его прикосновения подавили ее крайнюю нервозность, но в них было нечто большее, чем просто утешение, и она чувствовала себя одурманенной. Только тогда он вдруг притянул ее в свои объятия и уткнулся подбородком в плечо. Он обнял ее с такой силой, что она бессознательно резко вдохнула.

Они никогда не были так близки. Тепло тел смешалось, и они могли чувствовать биение сердца друг друга. Сейчас он столкнулся с дилеммой о том, раскрыть ли ей свои чувства сейчас или подождать. Инцидент со львом заставил увидеть, что он может однажды потерять ее, прежде чем представиться возможность рассказать о чувствах. К тому же, после того что сегодня произошло, я, вероятно, не смогу быть так близко с ней снова.

Собственно говоря, с тех пор как он вернулся сегодня домой, вся его внутренняя борьба взрывала плотину эмоций, и в результате она разрушалась с угрожающей скоростью. Не говоря уже о том, что сладкий аромат Кенди был опьяняющим, и, ощущая ее мягкие изгибы, прижатые к его телу, он быстро терял способность держать желания в узде. Потом услышал, что думает вслух: «Кенди, я не могу видеть, как тебе больно…»

Он произнес это с чувствами, и она не могла поверить своим ушам. Теперь, когда его чувства били через плотину, он больше не хотел подавлять эмоции. Поэтому намеренно оттолкнул в сторону мысль о Терри, вдохнул ее аромат и провел пальцами по шелковистым локонам.

Никогда еще она не видела его настолько переполненного чувствами, и его проникновенные слова всколыхнули ей душу. Таким образом, ее дыхание и пульс участились, но спутанный ум не мог обработать следующие его слова: «Если я увижу тебя снова в опасности, я сделаю все, чтобы защитить тебя, даже если это может стоить мне жизни».

Никто никогда не лелеял ее так сильно, и его мужественный поступок сегодня доказывал это утверждение. Она была так сильно тронута, что слезы снова сформировались на ее глазах. Тем не менее, она боролась, чтобы сдержаться, потому что плакала слишком много сегодня, но вопрос преследовал ее, Альберт, почему ты так добр ко мне?

Неожиданно и к ее разочарованию он отпустил ее, и пока что просто сидел с чистым желанием в глазах. Наконец, что-то глубоко внутри щелкнуло ее сердце. Кенди не была больше ребенком и поняла ответ на свой вопрос. Осознание этого закружило голову, и слезы случайно побежали из глаз. Только тогда она почувствовала, как его длинные пальцы прикоснулись к ее лицу, вытирая слезы, и сердце екнуло, когда она вспомнила ту же нежность прошлой ночью, когда он уложил ее в постель, полагая, что она спала.

Ей никогда не приходило в голову, что он влюблен в нее, и все же она не могла быть более запутанной в настоящее время, не в состоянии различить свои чувства к нему. Она знала только, что сердце колотилось в бешеном ритме.

Затем Альберт признался своим глубоким бархатным голосом: «Я забочусь о тебе больше, чем кто-либо в мире, Кенди».

Услышав это, всплеск эмоций нахлынул на нее. Она была более чем тронута и смотрела ему в глаза, наблюдая, как он наклоняется. Она не понимала, в какой близости они были до сих пор. Она практически чувствовала его дыхание на лице, и когда он нежно поцеловал ее в лоб, она закрыла глаза. Именно тогда эмоции взяли над ним верх. Он бросил свою сдержанность и опустил голову. Его рот окутал ее в самом сладком поцелуе, который она когда-либо испытывала до этого момента в своей жизни. Каждая фибра ее существа пробудилась от ощущения его теплых губ, потрясая до глубины души. В то же время она не могла отрицать чувств, вызванных его нежным поцелуем.

С другой стороны, как только он попробовал остатки слез на ее коже, совесть его всплыла, заставив резко остановиться. Обвинительная мысль пришла, что ты делаешь с ней, Альберт? Ты знаешь, что она все еще любит Терри…

Альберт сразу отодвинулся от Кенди. В то же время она выглядела привлекательно красивой с закрытыми глазами; ее губы были слегка приоткрыты, и щеки радужно блестели. Тем не менее, он не мог уклониться от тоскливой мысли, почему она позволила поцеловать себя? Она всегда относилась к тебе, как к старшему брату! Она, вероятно, не хотела обидеть, поэтому не сопротивлялась… Или, еще хуже, это был способ показать свою благодарность, потому что ты спас ей жизнь сегодня!

Он обнаружил, что дрожит от чувства вины и стыда, изводя себя больше, чем можно описать словами. Его разум кроме того донимала мысль, она была так уязвима сегодня. Ты воспользовался ей!

Веки ее распахнулись, когда он внезапно удалился, и она задохнулась, когда увидела одну слезинку, стекающую по его щеке. Если бы она знала, что произойдет, она бы не позволила ему покинуть ее. Но в шоке она не имела ни малейшего представления.

Он воспользовался этой возможностью, чтобы встать: «Я очень сожалею, Кенди. Я не должен был делать этого!»

Не теряя ни секунды, он бросился к входной двери.

Она поспешно закричала, вскакивая на ноги: «Куда ты идешь?»

Когда его рука была уже на дверной ручке, он уставился в потолок и утомленным голосом объяснил: «У меня нет оправданий. Я знаю, твое сердце принадлежит Терри, поэтому то, что я сделал, было абсолютно неправильным».

Он пробормотал последние слова за пределами безысходности. Стыдясь, он распахнул дверь и буквально бросился прочь.

Она едва могла зарегистрировать, что происходит. После ошеломляющего момента она крикнула во весь голос: «Альберт…»

Преисполненная решимости бежать за ним, она выскользнула мимо входной двери, но когда добралась до лестницы, он уже скрылся из виду. Он любил ее, но решил уйти. Волна отчаяния накрыла ее, и ей пришлось проглотить скорбный комок в горле, когда она вспомнила его слова. Я должна найти его… нам нужно поговорить!

= О = О = О =

Это мое признание того, что я держал внутри.
Секреты, которые я пытался спрятать от тебя, ты никогда и не подозревала.
Они были тщательно скрыты, я почтительно сдерживал правду…

Но теперь я больше не могу скрывать, я больше не могу отрицать.
Я люблю тебя, и меня не волнует, кто об этом сможет узнать…
Я так долго хотел тебя, и теперь все мои силы ушли.
Я не могу держать эти чувства запертыми внутри…

Так что это мое признание, мое сердце без маски.
Раздетый и широко открытый я отказался от защиты.
Все, что тихо скрывал, теперь открою тебе.

Ибо я больше не могу скрывать, я больше не могу отрицать.
Я люблю тебя, и меня не волнует, кто об этом сможет узнать…
Ибо я так долго хотел тебя, и теперь все мои силы ушли.
Я не могу держать эти чувства запертыми внутри…

Независимо от реакции бесстрашно без оговорок честно скажу.
Я так долго хотел тебя, и теперь все мои силы ушли.
Я не могу держать эти чувства запертыми внутри…

Так что это мое признание…
[2]
Примечание автора:

Я знаю, что это очень отличается от оригинальной истории, где Альберт решил сохранить свое восстановление в тайне и продолжал оставаться с Кенди в течение длительного времени, пока его не вышвырнула хозяйка. По словам Кенди, их соседи еще не знали об их реальных отношениях, и он явно не хотел покидать Кенди вообще.

Я всегда думала то, что Альберт защитил Кенди от нападения льва, было веским доказательством того, что он очень любил ее, точно так же как Сюзанна спасла Терри от жестокой аварии.

Сноски:

[1] Согласно Википедии, ни антибиотики (например, пенициллин), ни прививка от столбняка не были доступны в этот период времени. Если у вас есть источники, доказывающие обратное, пожалуйста, дайте мне знать. Спасибо.

[2] Вы можете посмотреть видео на youtube под названием «Признание Альберта к Кенди», сделанное одной из писательниц Кенди-Кенди фанфиков, MrsCage. Песня, которую она использовала - «Мое признание» Денни Веры ("My Confession" by Danny Vera).


Последний раз редактировалось Nynaeve 21 окт 2017, 18:32, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 17 июл 2017, 07:53 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 65
Примечание: В этой главе свободное изложение, основанное на манге и немного на романе «Кенди-Кенди: финальная история».

Глава 7: Переписка.

Следующее, что осознала Кенди, Пуппи неслась по лестнице с огромной скоростью, как будто любимица Альберта понимала, что происходит. Кенди подумала, что скунс знает, где найти своего хозяина, поэтому сразу же выбежала вслед за ним на улицу. Альберта нигде не было видно, однако, на улице было сейчас темно и пустынно. С прыгающим скунсом у ног, Кенди была единственным человеком, который бродил вокруг, так что она могла слышать собственные шаги.

Она надеялась, что снова столкнется с ним на углу, точно так же, как он появился неожиданно в Лондоне. В этот момент его последние слова незадолго до исчезновения мелькнули в ее голове, у меня нет оправдания. Я знаю, что твое сердце принадлежит Терри, поэтому то, что я сделал, абсолютно неправильно…

Вспомнив явную боль в голосе, она почувствовала, что сердце у нее сжалось. Кроме того, ее преследовал его страдальческий взгляд, когда по его щеке стекала слеза.

О Боже, пожалуйста, пусть с Альбертом ничего не случится… он мой лучший друг, мой брат и мой наперсник. Он присматривал за мной, когда я нуждалась в нем, и готов защищать любой ценой… включая собственную жизнь… он сказал, что не может видеть, когда мне больно…

Она знала, что не его слова тронули ее глубоко, а поступки, которые говорили намного громче, чем слова. Используя собственное тело как щит, он мог потерять жизнь сегодня, когда когти льва безжалостно вонзились в его сердце. Со слезами на глазах она обвиняла себя, Альберт, как я могла быть такой слепой? Я никогда не подозревала…

Это было душераздирающе; она бессознательно причиняла ему боль и кто знает как долго. Потом она вспомнила момент, когда рассказывала Альберту о Терри во время ужина в день рождения в ресторане, и теперь поняла, почему она ощутила некоторый дискомфорт в нем тогда. Кроме того, она задавалась вопросом, как Альберт чувствовал себя, когда пришел домой, чтобы найти ее спящей на вершине разбросанных газет прошлой ночью. Тем не менее, он нежно вытер мне слезы, уложив в кровать… Я такой ужасный человек... Я не заслуживаю его любви…

С учетом всех этих смешанных эмоций в голове надежда стала угасать, когда она почувствовала, что неистовые поиски были безрезультатны. Испытывая слабость в ногах, и будучи обескураженной и измученной, она внезапно поняла, что Альберт, возможно, уже дома. Если он вернулся, то будет беспокоиться. Мне лучше пойти назад.

С этой мыслью она подхватила Пуппи на руки и ускорила шаг в новой надежде. К ее ужасу, когда она достигла квартиры, в ней было по-прежнему тихо и пусто. Подсознательно она крепче обняла Пуппи. Альберт, куда ты ушел? Ты пугаешь меня…

В то же время, маленькая зверушка, казалось, тоже боялась, прижавшись ближе к Кенди, и молодая девушка прошептала: «Не беспокойся, Пуппи, мы будем ждать, пока Альберт не вернется». Она пыталась быть сильной и решила сидеть за обеденным столом, ожидая его.

Вскоре после этого мысли о Терри скользнули обратно ей в голову. Решимость искать Альберта в окрестностях затмила огорчение за него.

Терри, я никогда не забуду ту зимнюю ночь на крыше. То, как ты бросился с премьеры к Сюзанне, и как отнес ее в палату. Терри, я бы никогда не осудила тебя за то, что выбрал ее, а не меня. Она красивая и замечательная женщина, и прежде всего, она любит тебя и ты нужен ей. Я хочу, чтобы вы оба были счастливы, так что я покинула Нью-Йорк, полагая, что могу все забыть.

Почему ты исчез, Терри? Я до сих пор помню твои последние слова. Ты сказал: «Будь счастлива, иначе я не прощу тебя…». Я просила дать то же самое обещание мне. Но ты не сдержал его. Как ты мог бы осуществить свою мечту таким образом?


Затем она вернулась в настоящее. Она скрестила руки вокруг себя, чувствуя, что замерзает. Как она хотела, чтобы Альберт был здесь. Только недавно она была в его ласковых объятиях. Он пытался успокоить ее, говоря о будущих планах после того, как уйдет. Вскоре его пламенная исповедь и сладкий поцелуй были как сон для нее. Все случилось слишком быстро, и прежде чем она смогла обработать факты в голове, Альберт ушел.

Тем не менее, Кенди должна была признать, что в тот момент, когда он поцеловал ее в лоб, она почувствовала его глубокую привязанность. Этот простой жест говорил о многом и взволновал ужасно, и не задумываясь она закрыла глаза. В тот момент теплые губы окутали ее, она почувствовала себя такой любимой и желанной. Нежное чувство, вызванное в ней, было неоспоримо, как если бы что-то внутри возродилось.

Другими словами, Кенди подсознательно приняла поцелуй, в отличие от первого, когда была совершенно не готова. Тем не менее, что-то, должно быть, поразило Альберта в тот самый момент, заставив резко остановиться. Подлинно опечаленный он не только пустил слезу, но и исчез, как ветер, после искренних извинений.

Ей казалось, что день, которого она так страшилась, наконец, наступил. Сосед по комнате растворился в воздухе. Свежие слезы наворачивались на глаза, она спрашивала себя, если он не вернется вообще. Тем не менее, она с силой оттолкнула эту негативную мысль в сторону, молясь, чтобы свежий воздух принес ему пользу. Альберт, пожалуйста, возвращайся домой… и давай поговорим.

Веки становились все тяжелее и тяжелее; она заснула, положив голову на стол. Когда она проснулась снова среди ночи, свет был выключен, и она была накрыта одеялом. Веря, что Альберт вернулся, она быстро села и позвала его с большими надеждами. Тем не менее, только тишина приветствовала ее, и вскоре она нашли записку, лежащую на обеденном столе рядом с вазой. Она подняла ее дрожащей рукой, и с сердцем, забившимся в предчувствии, она включила свет, чтобы прочитать.

«Дорогая Кенди,

Я действительно сожалею о своем поведении сегодня, и, пожалуйста, прости меня. Мне нужно побыть какое-то время в одиночестве. Спасибо за понимание! Когда я буду готов, я приду увидеть тебя снова. В то же время не забудь позаботиться о себе.

С уважением, Альберт».


Она перечитывала краткую записку снова и снова, пока зрение не размылось теплыми слезами. Только тогда до нее дошло, что Альберт уже съехал. Когда она проверила квартиру, просто чтобы убедиться, то начала сталкиваться с реальностью - она снова оказалась одна, от чего у нее подкосились ноги. Как и следовало ожидать, его вещей уже не было. Даже Пуппи больше не было. В настоящее время она шлепнулась на пол, позволяя своим слезам выливаться подобно дождю.

(Воспоминание начинается)

Альберт бежал так быстро, как мог, но понятия не имел, куда направляется. Он был несказанно зол на себя и разочарован. Тогда он понял, что рассеянно прибыл в парк, где лев напал на них сегодня. Он медленно подошел к дереву, о которое споткнулась Кенди. Прикоснувшись к грубой коре, он переиграл в голове моменты до и после нападения. Тоскливая мысль внезапно поразила его, лев должен был убить меня… по крайней мере, я умер бы, защищая Кенди…

Ошарашенный собственной негативной мыслью, он не заметил, как кто-то приближается. Поэтому он был поражен, услышав мужской голос позади: «Альберт, это ты?»

Он быстро обернулся и обнаружил - доктор Мартин стоял рядом, держа керосиновую лампу. Альберт спросил недоверчиво: «Доктор Мартин? Почему вы здесь ночью?»

Врач объяснил: «Я заснул, выпив слишком много виски сегодня…». Здесь он остановился, заметив гримасу на обычно красивом лице. Затем продолжил: «Я знаю, что уже очень поздно, но пришел сюда, чтобы утилизировать мусор. Мне показалось, что я заметил знакомую фигуру…»

Голос доктора затих, изучая черты молодого человека. Затем он призвал: «Альберт, расскажи, что случилось?»

Молодой человек подошел ближе: «Я не хотел беспокоить вас, доктор».

Врач все равно подтолкнул его локтем: «Пойдем со мной, Альберт. Давай поговорим».

Чувствуя себя более чем тронутым, Альберт без колебаний последовал за ним и все же молчал до самого входа. Альберт вздохнул, не в силах поверить, что вошел в эту клинику уже третий раз за день.

Очевидно, что у молодого человека чувства были закупорены внутри, поэтому доктор Мартин бросил на него мимолетный взгляд, прежде чем спросил: «Хочешь выпить или чего-нибудь еще?»

Альберт покачал головой, выглядя более подавленным, чем когда-либо, поэтому врач решил оставить его в покое. Через несколько минут, сделав свои дела, он небрежно спросил с расстояния: «Кенди дома? Она в порядке?»

Молодой человек кивнул, но покачал сразу головой: «На самом деле я не знаю».

Неловкая тишина заполнила комнату, когда он ответил. Его голос не мог быть более напряженным. Поэтому доктор Мартин подошел и сел рядом: «Что тебя беспокоит? Расскажи».

Альберт посмотрел на него, сдвинув брови, видимо, пытаясь совладеть со словами. Доктор глубоко вздохнул, прежде чем отойти от молодого человека. Неожиданно Альберт нарушил молчание: «Я позволил эмоциям взять верх надо мной. Я поцеловал ее».

Сказав это, он уткнулся лицом в ладони. Излишне говорить, что доктор был ошеломлен признанием, и все же не мог не спросить: «Так она ударила тебя?»

«Нет», - ответил он приглушенно, качая головой.

Доктор был еще более озадачен, чем раньше. Наклонив голову, он задал вопрос: «И что тогда беспокоит моего пациента?»

Альберт открыл лицо и начал: «Прошлым вечером когда я пришел домой… на самом деле похожее случилось и в этот вечер… Когда я вернулся, она плакала от горя, даже несмотря на то, что расставание произошло несколько месяцев назад. Нет сомнения, что она не забыла его… Нет, я ошибаюсь. Должен сказать, она еще любит его…»

Голос постепенно снижался до тех пор, пока стал почти не слышен. Когда врач сочувственно похлопал его по плечу, молодой человек продолжил рассказывать доктору Мартину, почему Кенди была уволена из больницы, и о его соответствующем решении съехать. В целом, девушка была очень уязвима сегодня, а он слишком импульсивен, чтобы позволить ей узнать о его чувствах таким образом.

«Как я сегодня утром и говорил вам, доктор Мартин, Кенди всегда относилась ко мне как к старшему брату, так что я не могу простить себя за то, что поцеловал ее в наислабейший момент. Я нарушил ее доверие».

Врач кивнул в печальном молчании, погруженный в размышления. Некоторое время ни один из них не говорил ни слова, но несколько минут спустя доктор произнес: «Альберт, не плачь над пролитым молоком, ты слишком строг к себе».

Блондин отвернулся, все еще раздраженный, но доктор задал вопрос: «Значит, она не ударила тебя… тогда, каков был ответ?»

«Это одна из причин, почему я чувствую себя таким расстроенным», - пришел его горький ответ. Он все еще живо вспоминал свою реакцию, когда Анна была вынуждена поцеловать его. – Я полагаю, что она не сопротивлялась, потому что не хотела задеть мои чувства».

Врач был в растерянности, потому что не мог отрицать такую возможность, и Альберт продолжил: «Или еще хуже, она была благодарна, что я спас ее…»

Не дожидаясь, когда он закончит, доктор Мартин положил твердую руку на плечо Альберта, чтобы прервать его. Затем врач не согласился в мрачном тоне: «Нет, Альберт. Не презирай себя так. Я вижу своими глазами, сколько Кенди заботиться о тебе, и я считаю ее чувства больше, чем братские».

Голубые глаза расширились в неверии, но вскоре он печально возразил: «Да. На самом деле она заботится обо мне… но не любит меня, как женщина мужчину».

Доктор не мог опровергнуть его слова, но краткий миг спустя у него возник вопрос: «Так ты говоришь, что собирался съехать?»

Молодой человек кивнул: «Я не планировал делать этого сегодня, но теперь думаю, что не могу вернуться туда и делать вид, что ничего не произошло между нами».

Без задних мыслей доктор Мартин предложил: «Ты можешь остаться здесь до тех пор, пока не найдешь новое жилье».

Доброжелательность врача действительно согрела сердце Альберта, и он согласился с влажными глазами, пообещав: «Доктор Мартин, я обязательно отплачу вам… однажды».

Когда доктор рассмеялся, Альберт обнял его. Потом врач пошел, чтобы очистить угол клиники для молодого пациента, спрашивая: «Я полагаю, ты пойдешь домой, чтобы сообщить Кенди?»

Беспокойный молодой человек кивнул в подтверждение, прежде чем покинул клинику. Было уже за полночь, когда он вернулся домой и не ожидал увидеть горящий свет. Кроме того, Кенди спала, обхватив руками голову на обеденном столе. Он быстро нашел одеяло и укрыл ей плечи.

Затем он стал упаковывать свои вещи, а скунс, не спящий до сих пор, подошел и скулил у его ног. Лицо расплылось в улыбке, когда он поднял своего любимца и держал крошечное тельце близко к лицу. Когда Пуппи уткнулась в него, он шепнул вопрос: «Ты хочешь пойти со мной или останешься здесь с Кенди?»

Пуппи напряглась, как будто рассматривала варианты. Затем Альберт отпустил ее и продолжал собирать вещи. Закончив, он написал записку Кенди и положил ее на обеденный стол. Прежде чем отправиться к входной двери, он позволил блуждать взгляду по знакомому месту в последний раз. В этот момент Пуппи снова вскочила на ноги и подняла лапки так, словно хотела, чтобы ее подхватили. Альберт тихо засмеялся, сгреб крепко маленького питомца и взгромоздил себе на плечо. Затем бросил последний взгляд на спящую красавицу. Мне очень жаль, Кенди. Я надеюсь, ты поймешь, почему я должен уйти. Я не могу больше претендовать на то, чтобы быть твоим старшим братом… не после поцелуя сегодня. Пожалуйста, дай мне время… так чтобы мы могли снова стать друзьями…

Он выключил свет и пересек порог с тяжелым сердцем.

(Воспоминание заканчивается)

= О = О = О =

Кенди показалась в «Счастливой клинике» на следующее утро. Только увидев врача, она закричала: «Доктор Мартин, Альберт ушел!»

Она выглядела несчастной, и добрый доктор по-отечески обнял ее. Она бормотала между рыданиями: «Он не вернулся домой прошлой ночью… и кто будет теперь заботиться о его ранах? Я так волнуюсь за него!»

Врач посмотрел ей прямо в глаза, пытаясь утешить: «Все в порядке, Кенди».

Его заявление поймало ее врасплох, и она вдруг поняла, что доктор Мартин был слишком спокоен. Она пристально посмотрела на него, прежде чем спросила: «Что вы имеете в виду, доктор Мартин? Вы знаете его местонахождение?»

Врач впустил ее, и она увидела рюкзак в углу. Она узнала его в кратчайшие сроки. «Так, где Альберт сейчас? Я хочу поговорить с ним!»

Доктор вздохнул и взял письмо со стола. Подойдя к ней, он сказал: «Вот, Кенди, прочти. Это от него». Она быстро извинилась и покинула клинику, чтобы прочитать письмо снаружи.

«Дорогая Кенди,

Я обещал поддерживать связь с тобой, поэтому пишу письмо. Если хочешь, ответь, пожалуйста, и я заберу его у доктора Мартина.

Теперь ты должна знать, что лучший врач Чикаго был так любезен, что предложил мне остаться в клинике, пока я не найду собственное место, и он также позаботится о моих ранах.

Сегодня я пойду просить Даниеля помочь мне найти жилье. Заботься о себе и не забывай поесть, Кенди.

С уважением, Альберт.

PS: У доктора Мартина мой ключ от твоей квартиры».


Во время чтения ее пульс стучал, как барабан в ушах. Несомненно, он решил избегать ее, даже возвращал ключ. Она едва могла поверить, что это происходит между ней и Альбертом. Они были близкими друзьями все время, и это то, что она заслуживает?

Через несколько минут после этого появился врач. Она пробормотала подавленно: «Почему мы не можем поговорить лицом к лицу?»

Отмечая темные круги под глазами, врач предложил: «Пожалуйста, дай ему время».

Сердце у нее упало, услышав это, дать ему время на что? Для того чтобы забыть о том, что произошло или забыть обо мне?

Поэтому она беспомощно выговорила: «Я хочу сказать ему, что он для меня больше, чем старший брат. На самом деле он занимает особое место в моем сердце».

Когда врач кивнул, не говоря ни слова, она осторожно спросила: «Я полагаю, вы знаете, что случилось между нами?»

«Да», - ответил он с сочувствием.

Затем она сделала глубокий вздох, чтобы собрать все свое мужество: «Я всегда хотела, чтобы он был рядом со мной, но я не понимаю себя. Я не знаю, значит ли это, что я люблю его или просто привыкла к его присутствию».

Доктор Мартин сказал: «В конце концов, ты узнаешь».

Кенди вернула слабую улыбку, думая, я до сих пор скучаю по Терри, и я действительно была убита горем, когда читала плохие новости о нем, но я также запуталась в своих чувствах к Альберту. Они реальны, и это так больно, когда я знаю, что он ушел… да доктор Мартин прав. Мы должны дать друг другу время, чтобы разобраться в своих чувствах.

= О = О = О =

«Дорогой Альберт,

Первый день в «Счастливой клинике» был более интенсивным, чем ожидалось. Было много прелестных ребятишек, и они напоминали мне детей из дома Пони. Я скучаю по матерям и хотела бы посетить их. Ты не хотел бы поехать туда со мной однажды?

Ты забыл кружку и пижаму, которую я тебе подарила. Я вымыла их, так что, пожалуйста, приходи в любое время забрать.

С уважением, Кенди.

PS: Пожалуйста, оставь ключ у себя, потому что всегда можешь вернуться. Кроме того, я хочу, чтобы у кого-то был запасной ключ, и ты единственный человек, которому я могу доверять».


= О = О = О =

«Дорогая Кенди,

Я сожалею, что не связался с тобой раньше. Доктор Мартин сказал, что ты выглядишь неважно. Не забывала ли ты поесть? Я проводил свободное время, ища рецепты для тебя, и большинство из них требует менее 20 минут на приготовление.

Угадай что? Даниель женится менее чем через месяц! Я не знал, что он помолвлен. Я встретился с его невестой Грейс вчера. Они сняли квартиру в качестве своего нового жилья, поэтому Даниель сначала займется обустройством, и я предложил помочь ему. В результате его нынешнее жилье скоро будет свободным, так что он сказал мне, что я могу занять его в любое время, если не против беспорядка. Места очень мало, но это достаточно хорошо для меня, потому что ты знаешь, что я человек с небольшими запросами. Поэтому я уже заключил договор аренды с домовладельцем.

Заботься о себе!

С уважением, Альберт».


= О = О = О =

«Уважаемый мистер Повар,

Доктор Мартин рассказал мне, что ты только что стал младшим поваром! Поздравляю, Альберт! Я очень рада за тебя на самом деле! Означат ли это, что ты работаешь в вечернюю смену в настоящее время?

Я заметила, что ты съехал из «Счастливой клиники». Как я могу связаться с тобой сейчас? Какой новый адрес?

Ты до сих пор не забрал кружку и пижаму. Угадай что? В то время как я убиралась вчера, я нашла старую бритву под раковиной в ванной, что ты потерял. Я вымыла ее на всякий случай. Кроме того, я рада, что ты наконец-то решил сохранить ключ.

Твои рецепты очень просты и понятны, так что спасибо за заботу. Я была до сих пор хорошей девочкой и ничего еще не сожгла. Я слышу, ты говоришь «невероятно»? За это я похлопала бы себя по плечу. Сделаешь ли ты это же, когда мы встретимся вновь?

Я выгляжу не особо хорошо, потому что плохо сплю. Посоветуешь что-нибудь?

С уважением, Кенди.

PS: Хорошо ли заживают твои раны?»


= О = О = О =

«Дорогая Кенди,

Как жизнь?

Я знаю, что должен был отправить ответ раньше, но Даниель нуждался в моей помощи, и у меня не было времени, чтобы прийти в «Счастливую клинику» достаточно рано, чтобы забрать твое письмо после смены.

Пуппи и мне очень нравится наш новый дом, особенно теперь, когда Даниель переехал. Я думаю, Пуппи скучает по тебе, потому что часто поглядывает на дверь, как будто ожидает, что ты придешь. На данный момент, пожалуйста, пиши мне письма в ресторан. Ты можешь найти почтовый адрес на обратной стороне конверта.

Мои раны заживают хорошо, и я могу, наконец, отжиматься и приседать, не испытывая никакой боли. Спасибо за вопрос.

Стала ли ты лучше спать, Кенди? Если нет, выпей чашку теплого молока перед сном, безусловно, должно помочь.

С уважением, Альберт».


= О = О = О =

«Дорогой Альберт,

Как твоя работа в ресторане? Не слишком много работай. Доктор Мартин сказал мне, что ты сейчас работаешь больше часов.

Пожалуйста, передай мои поздравления Даниелю и Грейс. Когда их свадьба? Ты приглашен?

Я рада, что ты вернулся к своим тренировкам. Я предполагаю, что ты также бегаешь каждый день?

Да, чашка теплого молока перед сном, кажется, помогает, но я часто просыпаюсь среди ночи.

Я постепенно привыкаю жить одна, но в квартире так тихо без тебя и Пуппи.

С уважением, Кенди».


= О = О = О =

«Дорогая Кенди,

Даниель и Грейс женятся через две недели. Он пришел ко мне вчера и спросил, могу ли я быть у него шафером. Я был очень удивлен! Тогда он рассказал мне, что его шафер просто случайно сломал ногу, поэтому ему нужно найти замену. Он выбрал меня, потому что его друг имеет подобное телосложение и рост, так что костюм, сшитый специально для него должен подойти мне с минимальной подгонкой. Я предполагаю, что мог бы попробовать, но предупредил, что у меня нет никакого опыта в таком деле, так что я не уверен, насколько полезным могу быть. Он был уже благодарен за то, что я рассмотрел его предложение.

Тебе еще нужны рецепты? Я мог бы переписать еще немного для тебя.

Пожалуйста, обещай мне, заботиться о себе.

Альберт».

= О = О = О =

«Уважаемый мистер Шафер,

Так ты согласился им быть для Даниеля? Тебе нравится новый костюм? Я никогда не видела тебя нарядно одетым, если честно. Во всяком случае, я уверена, что ты будешь в состоянии помочь Даниелю на свадьбе.

Вчера я пошла в резиденцию Эндри, чтобы встретиться с Арчи, Анни и Патти. Прежде чем я нашла их, подбежал Нил. Он схватил меня за руку и предложил помочь найти работу. Я была так зла, что взглянув на него, тут же стряхнула руку. И сказала, что не нуждаюсь в его помощи. Если бы не он, ты и я все еще счастливо жили вместе.

Патти прочитала письмо Стира вместе с нами. Он встретил молодого французского пилота по имени Доми, и они поклялись в верности друг другу, в дружбе, в жизни и смерти. Он также пообещал, когда война закончится, представить нам Доми. Как ты думаешь, Стир вернется? Я искренне надеюсь, что так и будет.

Арчи спросил меня о Терри, и я ответила, что не знала новости о нем до недавнего времени. Альберт, я считаю, что никогда не имела возможности сказать, но хочу, чтобы ты знал, я не виню тебя за то, что прятал газеты от меня. Ничуть. Я полностью понимаю твои рассуждения.

Я также сообщила им, что была уволена из больницы, благодаря Нилу, и в настоящее время работаю в «Счастливой клинике». Они были в шоке, узнав, что ты съехал, чтобы спасти мою репутацию. Так много всего произошло за время их отсутствия, но они передавали тебе теплые приветы. Они твердо верят, что ты можешь позаботиться о себе, но беспокоятся обо мне.

Я очень скучаю по тебе и Пуппи,

Кенди».


= О = О = О =

«Дорогая Кенди,

Вчера я нанес визит доктору Мартину. Он сказал, что ты выглядишь усталой и немного истощенной. С тобой все в порядке? Он сказал, что просил тебя отдохнуть, но вместо этого ты работала очень усердно, и дети обожают тебя. Кенди, я знаю, что ты отличная медсестра, но не забывай заботиться о себе тоже.

Свадьба Даниеля будет на следующей неделе, и он начинает нервничать. Да, я вернулся к тренировкам и пригласил Даниеля вмести со мной для его же блага. О, я забыл тебе сказать, что пиджак был немного тесноват для меня, но после корректировки, сидит как влитой.

Прошлым вечером я наконец-то встретился с подружкой невесты, Шарлоттой, которая приходится младшей сестрой Грейс. Она также имеет длинные светлые волосы, как у тебя, Кенди, но у нее голубые глаза.

Это правда, что я стал работать больше, и в основном ем на кухне ресторана во время перерывов. Честно говоря, я предпочел бы ходить домой и готовить ужин сам. Я посмотрю, смогу ли переговорить об этом с шеф-поваром позже.

Я рад, что Стир преуспевает во Франции и нашел друга. Дружба важна, поэтому думаю, что тебе нужно встречаться с Арчи, Анни и Патти чаще. Передавай им наилучшие пожелания от меня.

Что касается Терри, я хотел бы иметь возможность разыскать его, чтобы ты могла увидеться с ним. Я знаю, что вы любите друг друга до сих пор, так что, если встретитесь, все еще может сложиться между вами.

Пуппи скучает, и я тоже,

Альберт.

PS: Прилагаю несколько более менее простых рецептов, и надеюсь, что ты найдешь их полезными».


Кенди закончила читать письмо Альберта и нашла невероятным, что ему хотелось бы найти Терри, чтобы они смогли встретиться вновь. Да, она хотела бы увидеть Терри, чтобы поддержать его, но что он имел в виду под «все еще может сложиться между вами»? Хоть она и скучала по Терри, она не жалела о решении покинуть его. Глубоко в сердце она знала, что он должен вернуться к Сюзанне, и, кроме того, она пообещала ей, не встречаться с ним снова. Она думала, что Альберт знает это, но, очевидно, нет.

= О = О = О =

«Уважаемый мистер Занятый!

Я получила зарплату от доктора Мартина сегодня, и она была больше, чем ожидалось. Выслушав угрожающие слова, он наконец сдался и сказал, что это ты дал ему деньги, чтобы передать мне. Он также сообщил, что ты заплатил ему за доброту тоже.

Альберт, почему ты это делаешь? Именно поэтому ты работаешь сейчас так много?

Я не взяла деньги и оставила их у доктора Мартина.

С уважением, Кенди.

PS: Шарлотта красивая?»


= О = О = О =

«Дорогая мисс Пони и сестра Мария,

Я надеюсь, что это письмо застанет вас в добром здравии. Как там дом Пони?

Я пишу это письмо, чтобы рассказать вам, что я чувствую себя совершено смущенной и огорченной. Я полагаю, что никогда не писала вам о человеке по имени Альберт…»


Кенди продолжала вводить в курс дела своих приемных матерей и всех причин, почему они начали жить вместе, делая вид, что брат и сестра с осени прошлого года. Она также объяснила, почему ей пришлось расстаться с Терри, с какой болью она прошла через все это, и как присутствие и поддержка Альберта много значили для нее.

«…Затем доктор Леонард из больницы Святого Иоанна узнал обо мне и Альберте. Он меня уволил из-за моего так называемого скандального поведения. Дорогие мамы, я уверена, что вы доверяете дочери, верно? Альберт и я невиновны, и мы никогда ничего не делали неуместного.

К сожалению, Альберт решил съехать, чтобы защитить мою репутацию, и, как раз перед тем, как он ушел, я поняла, что он влюблен в меня уже некоторое время. Я никогда не знала об этом, потому что он подавлял чувства, предполагая, что мое сердце принадлежит Терри.

Вот почему я чувствую себя ужасно. Я даже не понимаю собственные чувства. Месяцы прошли после разрыва с Терри, но я до сих пор не могу забыть его. Совсем недавно я узнала, что он бросил работу и пропал без вести. Я плакала, потому что он, вероятно, до сих пор винит себя, и по какой-то причине не очень счастлив с Сюзанной.

Альберт знал мои страдания. Он очень понимал и поддерживал меня, но теперь, когда он ушел из моей жизни, я провела много бессонных ночей, ужасно скучая по нему. Мне недостает времени, когда мы жили вместе, как брат и сестра, когда я могла слышать его голос и видеть улыбку каждый день. Он намеренно держит дистанцию в последнее время, и невозможно описать, как это больно.

Я так скучаю по нему, потому что люблю? Или потому, что мне не хватает товарищеских отношений с ним? Но одна вещь, которую я знаю. Альберт занимает мой ум гораздо больше, чем Терри в эти дни. Мамы, что мне делать?

Я буду продолжать молиться за вас и детей дома Пони. Пожалуйста, молитесь за меня, чтобы я смогла открыть глаза и понять себя лучше.

Ваша неспокойная дочь,

Кенди.

PS: Знаю, что это письмо очень длинное и размытое в некоторый местах. Я не могла контролировать свои слезы, когда писала. Надеюсь, что это по-прежнему можно читать».


Кенди не поняла, что написала так много страниц, и, когда перечитала письмо, решила, что его едва можно разобрать. Слезы местами размазали чернила. В конце концов, она решила не отправлять его и положила на хранение в ящик.

Уже было пора ложиться спать, и частью ее заведенного порядка было просмотреть портреты Альберта, нарисованные Анной. После того как он оставил ее, она часто не могла заснуть, потому что ей очень недоставало его. Однажды ночью она нашла эти рисунки, и с тех пор это был ритуал перед сном. Кроме того, она узнала позже, что обнимала подушку, лежа в постели, и, казалось, это приносило спокойствие, и она могла, наконец, спать дольше и глубже.

= О = О = О =

Когда Кенди пришла домой из «Счастливой клиники» следующим вечером, в квартире было пусто и темно, так же как обычно. Она не наслаждалась одиночеством, но постепенно привыкала к нему. Она до сих пор хранила надежду, что в один прекрасный день Альберт появится, потому что обещал, что придет. По крайней мере, сегодня она получила новое письмо от него, и присев, она нетерпеливо разорвала его.

«Дорогая Кенди, добросердечная девушка с золотыми локонами,

Денег, которые я попросил доктора Мартина передать тебе, было совсем не много, но это был мой знак признательности за то, что ты сделала для меня с первого дня нашей встречи в больнице. Кенди, я действительно благодарен, что встретил тебя в своей жизни.

С признательностью,

Альберт».


Кенди не могла описать своего разочарования, прочитав письмо. Она чувствовала, как плачет, не потому, что письмо было коротким, а потому, что это было похоже на завершение отношений с ней. У нее не было абсолютно никакого интереса к его деньгам, и она не понимала, почему он настаивал. Интересно, что было у него в голове, и она быстро взяла ручку и начала писать.

«Дорогой Альберт,

Я знаю, что ты избегаешь меня, и прошел уже почти месяц с тех пор, как я видела тебя в последний раз. Честно говоря, твое последнее письмо очень сильно расстроило меня, как будто ты прощался со мной. Альберт, мне не нужны твои деньги. Это ясно? Я бы предпочла, чтобы ты меньше работал и наслаждался жизнью.

Ты обещал не покидать меня, так что мы собираемся встретиться в ближайшее время?

С уважением, Кенди».


= О = О = О =

Кенди с тех пор долго ничего не слышала от Альберта и начала опасаться, что письмо действительно было прощальным. С другой стороны, она продолжала убеждать себя, что шафер, должно быть, очень занят, потому что приближалась свадьба Даниеля.

Когда она вернулась домой, то с тревогой проверила почтовый ящик. На этот раз было одно письмо внутри, но не от Альберта. Несмотря на то, что она была снова взволнована тем, что он все еще не пришел, тем не менее, она была рада получить письмо от Анны.

Так Кенди приготовила чашку чая и села поудобнее, прежде чем начала читать письмо из Нью-Йорка.

«Дорогая Кенди,

Как дела? Как твой брат? Альберт в порядке?

У меня все отлично, и я действительно наслаждаюсь новой жизнью! Я работаю здесь с профессиональными художниками. Они неожиданно дружелюбны, и я многому у них учусь. Моя работа состоит в том, чтобы рисовать афиши для спектаклей, показываемых на Бродвее. Поэтому я встречаюсь со многими известными актерами и актрисами.

Помнишь, я говорила тебе о том, что получила большой подарок от твоего брата? Сказал ли Альберт вообще об этом? Я хотела рассказать тебе, прежде чем покинуть Чикаго, но решила написать вместо этого. Так ты хочешь узнать теперь?»


Кенди пришлось остановиться, даже если она и умирала от желания узнать, что именно Альберт подарил Анне в тот день. Он вел себя необъяснимо странно тогда и даже признался, что что-то личное скрывает от нее. Почему-то теперь, когда Кенди, наконец, узнает ответ непосредственно от Анны, ей стало очень неловко, и даже она должна была глубоко вздохнуть, чтобы собраться.

«Увидев его в магазине в тот день, я сказала, что хотела бы попрощаться с ним. Он действительно был очень удивлен. Кенди, я еще раз благодарю тебя, что сдержала обещание и не сообщила ему о моей решении заранее.

Так что я попросила его поговорить со мной где-нибудь еще, где нас бы никто не потревожил. Он согласился и последовал за мной в парк в нашем районе…»

Кенди стала еще более нервной и беспокойной. Теперь она поняла, почему Альберт оказался в парке, но как он мог подготовить большой презент для Анны, если не знал об отъезде?

«...Немного побеседовав, я узнала, что он действительно подозревал о моих чувствах все время, но откровенно сказал, что не подходит мне, и что я заслуживаю кого-то другого. Я начала плакать, и он дал мне платок…»

Кенди подумала, что это не могло быть прощальным подарком.

«Тогда я попросила его быть честным со мной, и спросила, был ли он в кого-то влюблен. Он не отрицал, но ничего о счастливице не сказал, либо…»

Слова Анны плохо дались Кенди – она, должно быть, была худшим детективом в мире, чтобы вообще ничего не заметить. Тем не менее, в последнее время ее преследовали удручающие мысли, что Альберт уже шел по жизни дальше без нее. Несмотря на подавленные чувства Кенди поднесла чашку ко рту, прежде чем продолжить чтение.

«Перед тем как мы расстались, я попросила о прощальном поцелуе, указывая на лоб. Он не решался, но в конце концов согласился и собирался наклониться ко мне. Я знала, что это был мой последний шанс, так что я поцеловала его…»

«Что?! Анна поцеловала Альберта?» - воскликнула в шоке Кенди и случайно пролила чай на руку.

«Ой!» - взвизгнула девушка, когда горячая жидкость скользнула вниз по предплечью. В спешке она бросила чашку и энергично стряхнула влагу со своей руки. Неверие росло по ее венам, и внезапные слезы навернулись на глаза, и не из-за жгучей боли, а из-за бурлящего ощущения в желудке, вызванного началом ревности. Она задыхалась, как будто застряла в комнате без воздуха, но в то же время, она скользнула по письму еще раз, просто чтобы убедиться, что правильно прочитала его. Простых слов Анны было достаточно, чтобы заставить сердце Кенди биться, как бешеный барабан, и она испытала страх перед неизвестным, она не могла решить, стоит ли продолжать чтение или нет. Таким образом, она двигалась бесцельно по комнате в попытках очистить голову или успокоиться. Когда она уже не могла подавлять любопытство, она сделала глубокий вдох и снова взяла письмо.

«Как бы я хотела получить поцелуй в ответ, но он не сделал этого, и все же я была рада, что он не оттолкнул меня. Я знала, что он был потрясен до глубины души, но надеюсь, что не злился на меня впоследствии…»

Прочитав, Кенди не могла не выпустить легкий смешок, и слезы с огромным облегчением покатились у нее по щекам. Часть ее еще горела ревнивыми чувствами, но тяжкий груз, казалось, свалился с ее души. Зная, что Альберт не ответил на поцелуй Анны, Кенди улыбнулась и вытерла слезы тыльной стороной ладони, прежде чем снова взяла письмо.

«Кенди, ты в шоке тоже и думаешь, что я неприличная девушка. Я надеюсь, ты понимаешь мои чувства. Он моя первая любовь, и я была влюблена в него в течение длительного времени. Я хотела поцеловать мужчину своей мечты, прежде чем покину его навсегда. Я не жалею о своем сумасшедшем поведение, и могла бы даже рассказать своим внукам, когда стану бабушкой.

Пожалуйста, дай знать Альберту, что я буду хранить его носовой платок у себя, и скажи, что не забуду тот вечер в парке.

Искренне твоя,

Анна».


Кенди поспешно положила письмо Анны в ящик и проверила время, думая, Альберт все еще может быть в ресторане, и я не буду ждать, когда он сам появится. Я хочу видеть его прямо сейчас!

Движимая таким неоспоримым желанием увидеть его, она бросилась вниз по лестнице на полном ходу. Когда она уже собиралась покинуть жилой дом, она услышала сладкий мужской голос, по которому так скучала: «Кенди, что за спешка?»

Сердце у нее остановилось, и она буквально замерла. Когда ей, наконец, удалось развернуться, она увидела прекрасные голубые глаза и нежную улыбку, которые преследовали ее в мечтах в течение последних нескольких недель.
Примечания автора: В манге Альберт оставил Кенди в холодную зимнюю ночь после того, как услышал разговор между ней и хозяйкой. Он понял, что это было время для него, чтобы уйти, хотя было очевидно, что он был очень расстроен этим. После того как Альберт исчез из жизни Кенди, ей недоставало его так сильно, что она хотела повесить портреты с его изображением повсюду, чтобы найти его. Кроме того, она не могла спать по ночам (в соответствии с «Кенди-Кенди: финальная история»).В моей истории я просто хочу немного ускорить вещи, в то время как Альберт был еще с амнезией.


Последний раз редактировалось Nynaeve 22 окт 2017, 08:29, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 18 июл 2017, 15:15 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 65
Примечание: Это глава свободно основана на манге, и одном из писем Альберта к Кенди в романе «Кенди-Кенди: финальная история».
-Ms Puddle

Глава 8: Друзья.

Прочитав письмо Анны, Кенди, наконец, поняла, почему ее стремление к Альберту было настолько сильным. За время его отсутствия она едва могла отвлечься от мыслей о нем.

Альберт, ты не знаешь, как сильно мне хочется снова оказаться в твоих объятиях! Готов ты видеть меня или нет, я не могу ждать бесконечно. Мне нужно увидеть тебя прямо сейчас.

С бешено колотящимся сердцем она поспешила по коридору и понеслась вниз по лестнице. Она выскочила из дома и услышала знакомый голос, окликнувший ее: «Кенди, что за спешка?»

Ее сердце екнуло, а тело, казалось, замерло на месте. Альберт? Это Альберт?

Она не могла поверить своим ушам. Но когда ей удалось обернуться, мужчина, которого она отчаянно пыталась увидеть, стоял прямо перед ней, улыбаясь. Тем не менее, было слишком много совпадений, поэтому она сомневалась, что глаза не обманывают ее. Как это может быть? Он вновь появляется в тот самый момент, как будто знает, что случилось!

Просто чтобы убедиться, что не грезит, она протерла глаза. Молодой человек подошел ближе и спросил с беспокойством: «Кенди, у тебя все в порядке?»

Его вопрос вернул ее к реальности. Она была взволнована от того, что он действительно пришел увидеть ее. Со слезами на глазах она тут же побежала к дорогому сердцу человеку.

Альберт был в восторге, что по пути ее лицо прояснилось, и все же, когда она была рядом, он показал ей большой пакет в руках и сказал: «Кенди, я купил кучу твоих любимых продуктов!»

Она замедлилась из-за этого, и ее живот громко заурчал в ответ. «Боже мой!» - воскликнула она в страшном смущении.

Он расхохотался: «Идеальное время!»

Облегчение захлестнуло ее. Слышать его смех, как это успокаивало, и она тоже присоединилась к нему. Столько времени прошло с тех пор, как они в последний раз смеялись вместе.

Минуту спустя Альберт подавил смех и произнес: «Так, Кенди, куда ты спешила?»

Она пожала плечами, глупо высунув язык: «О нет. Никуда». Потом она положила руку на сгиб его локтя и предложила: «Альберт, ты не собираешься войти? Позволь мне приготовить сегодня!»

Не дожидаясь ответа, она поспешила через главный вход в многоквартирный дом с волнением. Он быстро последовал за ней, но сказал: «Я хотел бы, но не могу».

Она остановилась и обернулась сразу: «Почему?». Разочарованием были окрашены все ее черты. Она была на несколько шагов выше, поэтому глаза у них оказались на одном уровне, и на мгновение он был в недоумении, что сказать. Он знал, что расстроил ее, но не ожидал такой сильной реакции. Затем с горестным взглядом объяснил: «Мне нужно присутствовать на репетиции свадьбы сегодня, и Даниель должен меня забрать».

Она нахмурилась с тревогой и спросила: «Прямо сейчас?»

Он улыбнулся немного застенчиво: «У меня еще есть минут десять». Он понял по надутому лицу, что это огорчило ее.

«Хорошо тогда», - ответила она и вздохнула, прежде чем продолжить подъем по лестнице. Из-за того что он должен был так скоро уйти, радость от того, что она видит его снова, быстро рассеялась, как воздух, просачивающийся из воздушного шара. К тому моменту, когда они добрались до дверей, он сказал спокойным голосом: «Я прочитал твое письмо, Кенди».

Его слова расстроили ее, и, внутренне трепеща, она вытянула шею и посмотрела ему в глаза, побуждая: «И?»

Некоторое время он смотрел на нее, прежде чем нежно ответил: «Я хотел заглянуть, чтобы увидеть тебя».

Она кивнула с пониманием. Излишне говорить, что она вспомнила собственные слова, принуждающие его придти, так как он обещал не покидать ее. Тем не менее, она задавалась вопросом, почему он выбрал именно этот вечер, когда у него всего лишь несколько минут. С тревожными мыслями в голове она нащупала ключ в сумочке, прежде чем открыла дверь и впустила его.

Альберт шагнул через порог и осмотрелся вокруг с задумчивым выражением, а затем положил тяжелый пакет на кухонный стол. Без задних мыслей, будучи любопытной и голодной, Кенди пошарила в бумажном мешке, чтобы проверить, что он купил. Она была очень тронута, увидев, что он действительно знал, что ей нравится. Собираясь поблагодарить его, она поняла, что теперь он, прислонившись к двери, смотрит на нее с расстояния. Она была немного озадачена, почему он стоял так далеко, но и от наклона его губ, было ясно, что он немного удивлен.

Ощущая себя пойманной с поличным, она придумала предлог: «Альберт, я знаю, что еще не время для еды, и я должна приготовить нормальный ужин, вместо того чтобы…»

Он наконец-то выпустил смешок. Видимо огорченная она добавила, покраснев: «Я действительно была хорошей девочкой, и я готовлю почти каждый вечер!»

Он поднял скептически бровь и повторил: «Почти?»

На что она гордо ответила: «Да!» Потом она решила воспользоваться этим шансом и игриво потребовала: «И ты должен похлопать меня по плечу, как это предусмотрено в моем письме!»

Теперь, когда она явно выражала желание получить некоторую поддержку от него, он был более чем готов выполнить просьбу. На самом деле ему недоставало ее так сильно, что приходилось прикладывать все свои усилия, чтобы не притянуть ее в объятия прямо сейчас. В течение последних нескольких недель он все время повторял про себя, что она была для него только лучшим другом, и он не должен просить ничего большего. Таким образом, до прихода к ней в дом он решил не обниматься с ней вообще.

Она услышала, как он с улыбкой повторил ее требование, когда приблизился к ней, и она не могла дождаться, чтобы оказаться рядом с ним, поэтому обвила руками его талию и прижалась головой к груди. Все, что она хотела сейчас, это просто так обнимать его, хотя бы некоторое время.

Это поразило его, но ее крепкое объятие также напомнило ночь, когда она успешно разыскала его в парке, когда он сбежал из больницы. На него нахлынули эмоции, и он медленно сложил руки вокруг нее, похлопав по плечу, как ей хотелось. Затем прошептал, слегка дрожащими губами: «Я извиняюсь еще раз за мое непростительное поведение в тот вечер, Кенди».

Она была на грани слез, и все же приглушенно ответила: «Альберт, нет никакой необходимости извиняться больше».

Но сразу же после этого, он мягко отодвинул ее, что обеспокоило ее. Нет сомнений в том, что она не могла не заметить трогательную улыбку, которая была с оттенком грусти. Он тихо сказал: «Кенди, позволь мне хорошенько посмотреть на тебя». Он думал, она действительно кажется немного осунувшейся, как доктор Мартин и говорил мне. Это все моя вина... если бы только я не потерял контроль над собой тем вечером…

Когда Альберт был задумчив, Кенди также рассматривала его черты. Он казался немного измученным, вероятно, из-за сверхурочной работы и подготовке к свадьбе, но был по-прежнему красив. Теперь, когда она больше не путалась в своих чувствах, она стала набираться храбрости, чтобы довериться ему, давай, Кенди, просто выскажись.

Таким образом, она глубоко вздохнула и посмотрела в его поразительные голубые глаза своим сверкающим серьезным взглядом: «Альберт...»

«Да, Кенди?» - ее голос вернул его в настоящее. Была пауза, их взгляды встретились и остановились на мгновение, но вдруг она почувствовала, как что-то двигается по ее ногам. Она посмотрела вниз и увидела хнычущего скунса.

«Привет, Пуппи, - мгновенно улыбнулась она и присела. – Я сожалею, что не заметила тебя раньше».

Когда она взяла скунса на руки, Альберт указал на чашку, лежащую на полу с чаем разлитым вокруг нее. «Я вижу, что ты действительно спешила только что, Кенди», - сказал он, подмигнув.

Прежде чем она смогла объяснить, было похоже, что он собирался подобрать чашку, так что она быстро остановила его: «Не беспокойся, Альберт. Я знаю, что ты должен уйти в ближайшее время. Позволь мне убрать это позже».

К сожалению, по той же причине она потеряла мужество признаться в своих чувствах прямо сейчас.

«Ну, хорошо, - согласился он. – Так ты хочешь мне что-то сказать?»

Она улыбнулась, качая головой. «Ничего», - ответила она, стараясь, чтобы голос выглядел повседневно.

Не зная хода ее мыслей, он откашлялся, серьезно нахмурив брови: «Что касается твоего письма, я хотел зайти раньше, чтобы поговорить лицом к лицу, но был очень занят на работе. Кроме того, свадьба Даниеля скоро».

Она понимающе кивнула, и он спросил серьезно: «Могу ли я прийти снова как-нибудь на следующей неделе? Я не знаю еще точной даты… Я нахожусь в процессе переговоров с шеф-поваром о часах работы, но, безусловно, останусь дольше в следующий раз».

Хорошая новость, несомненно, подняла настроение Кенди, и она сказала себе, что поговорит с ним, когда он придет навестить ее на следующей неделе, поэтому без колебаний кивнула: «Конечно, ты знаешь, что я всегда рада тебе».

Альберт смотрел на нее, испытывая некоторое облегчение. Затем он вынул из кармана письмо и сказал: «Прежде чем уйти, я хочу дать тебе вот это».

Она подняла бровь, подтрунивая: «Персональная доставка?»

Он ответил с торжественным обликом: «Да, это мой ответ на твое письмо. Я не хотел заставлять тебя ждать, так что решил написать вместо этого. Я хотел прийти сегодня, чтобы убедиться, что ты получила его прежде, чем мы встретимся вновь».

«Так оно должно быть важное? - пробормотала она, явно сбитая с толку. Она едва могла подавить любопытство, но решила, что было бы немного грубо прочитать письмо при нем, поэтому положила его в карман. – Хорошо, я прочту позже. Даниель возможно уже ждет тебя внизу».

Альберт подтвердил твердым кивком: «О, еще одна вещь. Не сделаешь, пожалуйста, мне одолжение, Кенди?»

Она ответила шутя: «Это зависит от…»

«Я не могу взять Пуппи на свадьбу», - начал он, посмеиваясь. И Кенди подпрыгнула в недоверии: «Что случилось с Пуппи?». Затем она поднесла ее ближе к сердцу, как будто хотела защитить зверька от вреда.

Альберт пояснил, пожав плечами: «Пуппи - скунс, и, к сожалению, многие люди не оценят факт - скунс на свадьбе».

Она вмешалась, на ее лице появилась уверенная усмешка: «Я знаю, ты хочешь, чтобы я позаботилась о Пуппи вместо тебя?»

Он кивнул с очаровательной улыбкой. Без каких-либо колебаний она пообещала: «Конечно, я могу это сделать. Я очень скучала по Пуппи и рада, что она составит мне компанию».

«Спасибо, Кенди, - искренне сказал Альберт. – Но я должен идти».

С ее понимающим кивком он направился к входной двери, но она неожиданно схватила его за руку, останавливая: «Ты не мог бы приехать сюда после свадебного приема?»

Ее просьба застала его врасплох, и он пробормотал себе под нос: «Но этот прием - ужин…»

Затем посмотрел на нее: «Я не знаю, в какое время смогу уйти».

Она ободряюще улыбнулась: «Не беспокойся. Я буду ждать тебя».

Очевидно растерянный он спросил: «Могу ли я узнать зачем?»

Кенди ответила, мило улыбнувшись: «Потому что я никогда не видела тебя всего наряженного, вот зачем».

Последовало короткое пораженное молчание. Ее причина удивила его, и он мог только смотреть на нее без слов. Через мгновение он опомнился, и смешок вырвался из его горла: «Все в порядке. В случае если ты устанешь меня ждать, ты всегда можешь лечь спать раньше. Я удостоверюсь, что взял ключ с собой».

Ее лицо просветлело: «Так я увижу тебя в ближайшее время?»

Отмечая, что она, по-видимому, довольна, что-то внутри него тоже всколыхнулось, поэтому он кивнул, сжав губы в улыбке. Когда он открыл дверь, она неожиданно последовала за ним и сказала: «Я пойду с тобой, Альберт. Я хочу сама поздравить Даниеля».

При виде Даниеля и светловолосой дамы, ожидающих у входа в дом, у Кенди застыло дыхание. Она спрашивала себя, это Грейс или Шарлотта?

Альберт неосознанно ответил на вопрос в ее уме, потому что спросил: «Даниель, где Грейс?»

После слов «Грейс уже отправилась в часовню с родителями» Даниель улыбнулся Кенди, приветствуя: «Привет, мисс Кенди, как я рад видеть тебя снова!»

Кенди немедленно ответила: «Поздравляю, Даниель!» Будущий жених выглядел еще лучше, чем в первый раз, когда она встретила его в ресторане.

Даниель вернул: «Спасибо! О, мой Бог, ты выглядишь так мило, мисс Кенди». Затем он повернулся к девушке рядом с ним и познакомил их: «Шарлотта, это лучший друг Альберта, Кенди».

Кенди была ошеломлена, и ее грудь сжалась от мысли, что эта девушка подружка невесты. Она напоминала Сюзанну, ослепительно красивую, женственную и грациозную. Шарлотта носила элегантный светло-голубой шарф вокруг головы, чтобы удерживать длинные вьющиеся светлые волосы от ангельского личика, подчеркивая румяные щеки и показывая сапфировые голубые глаза на жемчужно-белом лице.

Шарлотта протянула руку Кенди и сказала, элегантная улыбка украшала ее румяные губы: «Кенди, я рада познакомиться с тобой».

Кенди заставила себя ответить, едва смиренно улыбнувшись: «Мне очень приятно, Шарлотта».

Шарлотта была слегка озадачена, какая очаровательная улыбка! Вслух она приветливо спросила: «Кенди, Альберт говорил тебе, что я тоже из школы медсестер Мери Джейн?»

Кенди покачала головой, все еще улыбаясь, но в то же время уловила знакомые интонации Шарлотты, когда она упомянула Альберта. Кенди не могла удержаться от того, чтобы не бросить на него быстрый взгляд; он разговаривал с Даниелем.

Тогда дама с лицом куклы продолжила: «Я так много слышала о тебе, Кенди, хотя никак не ожидала, что ты так молода».

Кенди считала, что Шарлотта была всего на пару лет старше нее. Затем она подразнила себя: «Я уверена, что там все еще говорят о том, какая я была рассеянная и какие неосторожные ошибки совершала».

На ангельском лице Шарлотты появилось выражение удивления. Она тут же поправила Кенди: «О нет, все высоко отзывались о тебе, включая саму директрису».

Внезапное прерывание Даниеля встряхнуло дам. Он воскликнул, хлопнув себя по лбу: «Мне очень жаль. мисс Кенди! Я просто понял, что должен пригласить тебя прийти на нашу свадьбу!»

Но Кенди улыбнулась и покачала головой, показывая Пуппи на руках: «Даниель, мне очень жаль. Я не думаю, что могу присутствовать, потому что мне нужно позаботиться о ней».

Он фыркнул: «Это верно. Ты наверно самый лучший человек, чтобы заботиться о любимце Альберта!»

Затем он повернулся к Шарлотте и пробормотал: «Нам лучше идти или твоя сестра будет злиться на меня».

Кивнув, Шарлотта посмотрела на Кенди и сказала сладким голосом: «До свидания, Кенди».

«Пока, Шарлотта. Пожалуйста, передавай привет директрисе».

Шарлотта улыбнулась в ответ. Кенди должна была признать, что все манеры Шарлотты были очень изящными в отличие от ее мальчишеских.

Кенди осталась стоять, наблюдая, как Даниель повел Шарлотту к машине, и это был не тот старый автомобиль, который Альберт позаимствовал у него месяц назад в день рождения.

Тем не менее, Альберт остался. Он почувствовал ее беспокойство, поэтому спросил у Кенди, не хочет ли она поехать на свадьбу: «Я легко могу попросить кого-нибудь еще позаботиться о Пуппи, ты знаешь?»

Но она одарила его улыбкой, качая головой. Так как она стояла на своем, он не пытался больше убеждать ее, зная, что друзья ждут в машине. Не обращая внимания на него, она не была уверена, что могла бы выдержать вид красивой Шарлотты, находящейся с Альбертом большую часть времени, а так как они были бы на одной свадьбе, это было неизбежно.

Хотя у Альберта было предчувствие, что что-то не так с Кенди, он отбросил этот вопрос и просто напомнил ей: «Увидимся после приема».

Ее улыбка расширилась, когда она заверила: «Да, увидимся! Не беспокойся обо мне или Пуппи. Я также прочитаю твое письмо».

«Береги себя!» - попрощался он, уголки его губ изогнулись вверх. Затем он взял ее за руку и слегка пожал, прежде чем бросился к машине.

Вернувшись домой, Кенди прислонилась спиной к закрытой двери и заставила себя успокоиться. Теперь, когда Альберт ушел, квартира была вновь невыносимо тихой. Мало того, аппетит у нее также исчез. Слишком много случилось с тех пор, как она вернулась с работы, и она чувствовала себя настолько истощенной, что ничего не хотела больше, кроме как завернуться в одеяло и спать.

Как усталость охватила ее, она поплелась в спальню и растянулась на нижней койке двухъярусной кровати. Тем не менее, когда она закрыла глаза, лицо Альберта появилось в ее сознании, и через несколько секунд изображение Шарлотты тоже вплыло туда. Она настолько умопомрачительно красива… еще красивее, чем Анна… и она будет танцевать с Альбертом…

Тот факт, что Альберт много раз видел Шарлотту, действительно причинял боль Кенди, и поцелуй, что Анна навязала ему, казался теперь Кенди банальным. Затем она почувствовала пронзительную боль в груди, и, казалось, ей стало трудно дышать. Само присутствие Шарлотты напугало Кенди, и улыбающееся лицо Сюзанны в отеле Чикаго, лгущей о том, что Терри отдыхает, тоже всплыло в сознании. В тот раз, увидев красоту Сюзанны, Кенди также почувствовала себя неполноценной.

Повторится ли история? Я потеряю Альберта из-за Шарлотты?

Потом она упрямо покачала головой, как будто прогоняла эту нежеланную, ужасную Кенди, сожалея, что не приняла приглашение Даниеля. Если бы она была там, у нее был бы шанс потанцевать с Альбертом. Тем не менее, в то же время, Кенди была несколько рада, что отклонила приглашение. Если Шарлотта была привлекательна уже в обычной одежде, Кенди не могла представить, как великолепно она будет выглядеть одетая, как подружка невесты с соответствующим макияжем в элегантном платье и со стильной прической. Таким образом, вероятно, было бы лучше, чтобы Кенди осталась в стороне.

Спустя несколько мгновений она вдруг вспомнила про письмо Альберта. Он приложил все усилия, чтобы купить ей продукты и зайти, несмотря на большую занятость в качестве шафера Даниеля. Тем не менее, что-то было совершенно другое в нем, а что именно она не могла понять.

Она интересовалась, что было такого важного в письме, что он должен был доставить его лично, прежде чем вновь встретиться? По нескольким причинам она боялась его неизвестного содержания, но чем дольше она откладывала чтение, тем более нервозной становилась. С мрачными мыслями она неохотно села на кровать и сделала глубокий успокаивающий вдох. Разрывая письмо слегка дрожащими руками, она начала читать:

«Дорогая Кенди,

Прежде всего, я думаю, что должен объясниться.

С тех пор как мы стали жить вместе, я всегда знал, что ты любишь Терри всем сердцем, так что это полностью моя вина, что я позволил себе влюбиться в тебя и допустил моим чувствам расти. Вначале я не ожидал, что ты когда-нибудь ответишь мне взаимностью, поэтому был готов любить тебя в тишине. Но проходили месяцы, я начал позволять себе питать ложные надежды и наконец потерял контроль, нарушив твое доверие.

Я полагаю, ты знаешь, что я был очень зол на себя тем вечером, и мне действительно жаль, что побеспокоил тебя. Кенди, пожалуйста, прости меня.

Я действительно понятия не имел, куда направляюсь. Я просто продолжал бежать куда глаза глядят и по какой-то причине оказался в парке, где лев напал на нас в тот день. Слава Богу, что доктор Мартин нашел меня случайно, и ты знаешь остальную часть истории.

После разговора с ним я чувствовал себя уже гораздо лучше, но если честно, я не мог вернуться к тебе, как будто ничего не произошло между нами. Мне нужно было время. Чтобы простить себя и прояснить мысли в одиночестве, но я также хотел продолжать поддерживать отношения с тобой. Я был обеспокоен тем, что ты не ответила на мое первое письмо… но, Кенди, твои письма много значат для меня.

Я знаю, что ты была расстроена моим последним письмом, но я хочу, чтобы ты знала, что это было действительно прощальное письмо. Я думаю, что теперь готов начать все сначала, поскольку распрощался с прошлым. Поэтому, если ты хочешь, давай исправлять нашу дружбу, так что мы можем быть друзьями снова, заботясь и поддерживая друг друга, даже если мы не под одной крышей больше. Или, если хочешь, я могу продолжать быть твоим старшим братом, потому что знаю, что ты всегда хотела, чтобы он был в твоей жизни.

О деньгах – это лишь небольшой знак признательности, потому что я глубоко тронут твоей любящей добротой. Ты заботилась обо мне с первого дня, когда мы встретились в больнице, а твои поддержка и подбадривание поднимали мне дух.

Кроме того, я просто хочу поддержать тебя в финансовом отношении. Деньги все еще у доктора Мартина, и они доступны, когда тебе будет нужно.

Искренне твой,

Альберт».


Его письмо разорвало ее внутри, и неудержимые слезы побежали из ее глаз, окрашивая бумагу. Альберт сказал, что хочет начать новую жизнь, и было ясно, что он хотел быть только другом на данный момент или в лучшем случае по-прежнему старшим братом. Волна невероятной тоски пробежала сквозь нее, и она печально размышляла, Альберт, уже слишком поздно сказать о моих чувствах сейчас? Ты разлюбил меня?

Она едва могла поверить, что это происходит. Она упала обратно на кровать, уткнулась лицом в подушку и начала вопить. Пуппи подошла к ней, как будто хотела успокоить. К сожалению, поведение скунса принесло лишь небольшое утешение, потому что страдание и отчаяние закрались в душу Кенди.

= О = О = О =

Альберт использовал все свои возможности, чтобы помочь Даниелю во всех отношениях во время свадебной церемонии и приема впоследствии. Все прошло гладко, как и планировалось, а семьи и друзья были удовлетворены и хорошо размещены. Альберту сказали, что как шафер он должен будет танцевать с невестой, подружкой невесты и матерями невесты и жениха. До начала приема он страшился танцевать публично, но оказалось, что на самом деле мог это делать естественно, как если бы брал официальные уроки. Он сам удивился и подумал, какой его жизнь была до крушения поезда.

Тем не менее, Альберт был более чем готов уйти после долгого и насыщенного дня, чтобы попасть к Кенди раньше. С тех пор как он в последний раз видел ее в квартире, он еще больше скучал по ней, и ее слова «я никогда не видела, как ты нарядно одет» редко покидали его мысли. Он размышлял, почему она настаивала на том, чтобы увидеть его, и в глубине души чувствовал, что было что-то другое в ней, но был не в состоянии определиться с этим. Но в то же время он серьезно предупредил себя не питать надежды снова.

Все необходимые ритуалы были проведены, и прием, наконец, подошел к концу. Даниель ранее попросил шафера отвезти Шарлотту домой, что показалось Альберту странным, потому что ее семья легко могла взять ее с собой. Не говоря уже о том, что Альберт должен был вести старый автомобиль Даниеля, за рулем которого в последнее время он часто был на побегушках у него. Тем не менее, Альберт не хотел слишком беспокоить жениха, особенно теперь, когда тот уже отправился со своей невестой в медовый месяц.

Хотя часы тикали, Шарлотта держалась вместе с родственниками и друзьями, как будто никто из них не собирался уходить. Альберт призвал себя вести как джентльмен, несмотря на то, что становился нетерпеливее с каждой минутой. Когда его взгляд бесцельно блуждал по залу, он надеялся, что подружка невесты подойдет к нему в ближайшее время.

Наконец, когда большинство гостей разъехалось, элегантная и изящная Шарлотта продвинулась к нему. Поскольку они неспешно шли к машине вместе, она выразила признательность за терпение. Он только повернулся к ней и улыбнулся.

Так как он не хотел, чтобы она чувствовала себя обязанной разговаривать с ним, он предпочел сосредоточиться на дороге во время движения. Кроме того он не знал ее. Тем не менее, во время поездки она нарушила молчание: «Я не могу поверить, что Даниель до сих пор хранит этот старый автомобиль».

Он бросил на нее быстрый взгляд на замечание вскользь, кивая: «Да, Даниель говорил мне, что это был его самый первый автомобиль, и он не хочет отпускать его, пока не найдет подходящего хозяина».

Улыбнувшись, она ответила, задавая другой вопрос: «Это ты, верно?»

Альберт только сверкнул приветливой улыбкой в качестве ответа. Он казался сдержанным и замкнутым, поэтому она не решилась что-либо еще сказать. Вместо этого она склонила голову немного, по-воровски разглядывая мужчину рядом с ней. Немного помолчав, она решила сделать шаг: «Так, Альберт, ты до сих пор страдаешь амнезией?»

Альберт сначала удивился, а потом пришел в ужас от вопроса, как будто дух выбили из него. Даже Даниель не имел понятия о его затруднительном положении, так как Шарлотта узнала. Прежде чем Альберт смог ответить, что-то осенило его. Сплетни, должно быть, достигли школы медсестер Мери Джейн.

Он сглотнул и сжал челюсть в попытке собрать себя. Когда он вновь заговорил, его голос звучал достаточно нейтрально: «Итак, ты слышала о нас».

Она схватила то, на что он намекал, и подтвердила, глядя в колени: «Да, Кенди была медсестрой, работающей в больнице Святого Иоанна, и там она встретила тебя - подозрительного пациента с амнезией из Италии». Она считала, что сказала достаточно информации, поэтому замолчала.

То, что она сказала, также сделало его безмолвным. Она только подтвердила его подозрения; сплетни действительно распространились до школы медсестер. Чувствуя ужасное огорчение за Кенди, он откашлялся и начал защищать ее обиженно: «Кенди - добросердечная девушка, и она знала меня за несколько лет до несчастного случая. Она просто хотела позаботиться обо мне, пока я не выздоровею. Это все».

Услышав его заявление, Шарлотта открыла рот, но ничего не сказала, как будто передумала в последнюю минуту. Спустя несколько мгновений она любезно спросила: «Так ты уже выздоровел?»

Он медленно покачал головой, его разум работал очень усердно, сосредоточившись на вождении: «Я съехал не потому, что поправился, а потому, что Кенди уволили из больницы из-за того, что она жила с пациентом мужского пола».

Он сделал паузу, чтобы принять успокаивающее дыхание: «Я больше не хочу разрушать ее репутацию».

В то время как она продолжала молчать, он спросил с гримасой на лице, глаза его смотрели вдаль: «Ты не сказала Даниелю или Грейс об этом, Шарлотта, не так ли?»

«Нет», - пришел ее лаконичный ответ, который принес мгновенное облегчение для водителя. Затем она добавила, понизив голос, но достаточно громко, чтобы он услышал сквозь шум двигателя: «Я не люблю распространять сплетни».

Мужчина рядом с ней испустил глубокий вздох: «Даниель не имеет ни малейшего представления о том, что Кенди и я жили вместе, делая вид, что брат и сестра».

Она не могла бы ответить быстрее, ее голубые глаза расширились в недоверии: «Действительно? Просто брат и сестра?»

«Да, это правда», - торжественно провозгласил Альберт. В настоящее время дом Шарлотты был уже в поле зрения, и он не мог дождаться, чтобы выключить шумный двигатель. Когда в машине стало тихо, единственным шумом было их дыхание, он повернулся лицом к пассажирке: «Кенди – моя медсестра, а я ее пациент. Наши соседи всегда считали, что мы брат и сестра».

Шарлотта никогда не видела Альберта более серьезным, чем он был в этот момент. Она почувствовала, что покраснела, когда обнаружила, что тонет в глубине его ярких голубых глаз, так что она уклонилась от его взгляда и заметила робким голосом: «Но слухи говорят…»

Она не могла закончить предложение, и он, конечно, знал то, что она подразумевает.

Глубоко выдыхая, он свел брови вместе, нахмурившись: «Верь или нет, я просто ее старший брат».

Она подняла голову и понимающе взглянула не него. Была пауза, когда они смотрели друг на друга, но мгновение спустя он решил оставить эту тему. Он вышел из машины, подошел к передней панели и открыл боковую пассажирскую дверь. Затем протянул руку, чтобы помочь ей выйти. Она с удовольствием взяла его за руку и выскользнула из машины. Когда она выпрямилась, он сказал, улыбнувшись: «Спокойной ночи, Шарлотта».

Как джентльмен он поднес ее руку в перчатке к губам и слегка поцеловал, прежде чем отпустил. Когда их глаза встретились вновь, она беспомощно покраснела, говоря: «Спасибо, что отвез меня домой».

«Не за что», - ответил он, более естественно улыбнувшись.

Когда они подошли к входной двери, она серьезно добавила: «Я так рада, что встретила тебя, Альберт».

Он продолжал улыбаться, но к его удивлению она осталась стоять на том же месте, где была, как будто надеялась на ответ. Когда неловкое молчание настигло их, он посмотрел на нее с недоумением, думая, что происходит? Ожидает ли она чего-то?

Несколько оскорбленная неловкой ситуацией, она покраснела и посмотрела ему в глаза. Тогда он, наконец, с беспокойством спросил: «Ты забыла ключ? Есть ли кто-нибудь дома?»

Она покачала головой и запнулась, ее лицо в настоящее время было ало-красным: «Нет… но я… я увижу тебя снова, Альберт?»

Услышав это, его рот открылся, как будто он только что услышал что-то действительно шокирующее, но через несколько секунд очнулся и задал обоснованный вопрос: «Ты не собираешь вернуться к Мери Джейн в ближайшее время?»

Сразу же Шарлотта опустила глаза, чтобы скрыть краснеющие щеки, но вскоре взяла себя в руки и ответила сладким голосом: «Ты знаешь, мой дом здесь в Чикаго, так что я могу легко перевестись в другую школу медсестер или больницу…»

Когда ее голос угас в замешательстве, он был достаточно умен, чтобы понять скрытое значение за ее словами. Он нашел невероятным, что она имела интерес к нему, потому что они познакомились неделю назад. Тем не менее, не желая дать ей ложную надежду, глубоким голосом он ответил прямо в точку: «Шарлотта, мне очень жаль».

Она поняла его сразу и, подняв глаза, ответила почти шепотом, разочарование окрасило ее прекрасное лицо: «Это Кенди, не так ли?»

Опять же ее слова застали его врасплох, но он отказал в спешке: «Нет, Шарлотта. Я уже говорил тебе, что мы как брат и сестра».

Но его скорбный тон был неоспорим. С сомнениями она продолжала смотреть на него в течение долгих секунд, как если бы изучала его и хотела сохранить образ в памяти. Затем она повернулась в пол-оборота, чтобы постучать в дверь, дразня себя: «Если ты вспомнишь обо мне в один прекрасный день, ты знаешь, где меня найти».

Не успел смешок сорваться с ее губ, она повернулась обратно к нему лицом. Он мог бы сказать, что она сказала это, чтобы заставить его чувствовать себя лучше. Когда дверь распахнулась, он попрощался и пошел прочь. Краем глаза она в последний раз взглянула на его высокое крепкое тело, исчезающее в темноте. Значит, он любит Кенди… Я должна была догадаться…

Для Шарлотты Альберт сегодня не только выглядел лихим в своем пошитом костюме, но и был также таким грамотным танцором. В течение дня она не могла не стрелять тайные взгляды на него, особенно когда он был близко, танцуя с ней. К сожалению, хотя и тело его было рядом, разум, казалось, был за тысячи миль. Подобное имело место в последние несколько дней; время от времени она тайно наблюдала за ним в различных ситуациях, и чаще всего он имел короткие периоды задумчивого молчания, которым он предавался в уединении.

Оставшись одна в спальне, Шарлотта до сих пор не могла оправиться от того, что была отвергнута. Никогда в жизни она не сомневалась в своей привлекательности и привыкла к тому, что люди, включая и мужчин, и женщин, всегда были поражены, увидев ее. Излишне говорить, что у нее было несколько ярых поклонников, с которыми она поддерживала хорошие отношения, но до сих пор не остановилась ни на одном из них.

Рассматривая свое отражение в зеркале на комоде, она вспомнила, как впервые встретила Альберта, и как его безразличие озаботило ее. Он был неединственным красивым мужчиной из тех, с кем она была знакома, но что беспокоило ее больше всего, так это то, что шафер Даниеля, очень умный, остроумный и конечно обаятельный, не обращал особого внимания на нее. Короче говоря, его безразличие невольно привлекло ее внимание больше, чем она хотела бы признать.

(Воспоминание начинается)

Вскоре после знакомства с Альбертом Шарлотта узнала от Даниеля, что у него есть близкий друг по имени Кенди. Тот факт, что она также училась в школе Мери Джейн, был звонком для Шарлотты. Слыша эти два имени бесчисленное количество раз из распространенных слухов, Шарлотта была более чем удивлена. Судя по внешности и галантным манерам, Альберт не казался человеком, который вел бы такую скандальную жизнь.

Поэтому, когда она узнала позже, что Даниель был на пути к дому Кенди, чтобы забрать Альберта на свадебную репетицию, Шарлотта спросила Даниеля, не мог бы тот взять ее с собой. Ей было очень любопытно встретиться с бывшей медсестрой Мери Джейн, женщиной, которая жила со своим любовником, не выходя за него замуж.

Очень неохотно Даниель возразил: «Не должна ли ты помочь Грейс в часовне?»

Но Шарлотте удалось убедить его, что она хотела бы встретиться с медсестрой, которая холила в туже школу.

Будучи сильно предвзятой перед встречей с Кенди, Шарлотта была ошеломлена ее юностью и невинностью. Кенди была противоположностью тому, что было предусмотрено Шарлоттой в ее сознании. Можно было утверждать, что Кенди не была классической красоты, но Шарлотта признала, что ее сияющие глаза были завораживающими, а приветливые манеры делали привлекательной.

В то же время Шарлотта не могла не задаваться вопросом, почему Альберт решил съехать и жить в старой холостяцкой квартире Даниеля, вместо того чтобы жениться на Кенди, когда слух разошелся. Может быть, он не любил ее достаточно или наоборот? Или, может быть, слух был совершенно неправильный об их отношениях?

Альберт необъяснимо привлекал Шарлотту, которая была полностью заинтригована. Таким образом, она спросила Грейс, может ли Даниель устроить, чтобы Альберт отвез ее домой после свадебного приема. Не скрывая своего удивления, невеста потребовала объяснений. Шарлотта заранее придумала предлог, что она хотела бы поговорить с ним о его друге Кенди. Несмотря на немного скептический настрой у Грейс не было ни сил, ни времени для дальнейших расспросов.

Во время поездки домой Шарлотта полностью осознала, что это, вероятно, будет последний день, когда она видит великолепно выглядящего мужчину, поэтому решила затронуть тему, прямо спросив Альберта об его амнезии. Узнав, что он на самом деле не любовник Кенди, Шарлотта подумала, что у нее есть шанс.

Таким образом, его ответ ранил ее гордость. Несмотря на то, что он продолжал отрицать чувства к Кенди, Шарлотта не могла отделаться от впечатления, что он лжет, и, основываясь на его реакцию на порочные сплетни, и то, что его голос с грустью говорил о Кенди, Шарлотта поняла, почему Альберт скорее съехал бы, чем женился на Кенди. Столько, сколько пациент любил свою медсестру, для нее он был просто старшим братом.

С другой стороны, Шарлотта не могла объяснить, почему Кенди заботилась об Альберте так, что рисковала своим именем ради него. Для Шарлотты это было то, чем она никогда бы не рискнула, независимо от того, насколько бы сильно любила мужчину.

(Воспоминание заканчивается)

В некотором смысле Шарлотта была рада, что знала Альберта в течение короткого периода времени. Ее чувства к нему еще не развились. В противном случае она была бы убита горем, когда он отверг ее. Затем она в шутку сказала в уме, Альберт, это полностью твоя потеря, когда ты сказал мне нет!

Затем она испустила долгий глубокий вздох и решила закругляться.

= О = О = О =

Альберт поспешно подошел к старой машине Даниеля и поехал по направлению к дому Кенди. К сожалению, было уже далеко за полночь, когда он приехал, но огни все еще горели. Открыв дверь, он увидел, что Кенди с книгой на коленях и Пуппи спят бок о бок на диване.

Альберта переполняли сентиментальные чувства, когда он вспоминал разговор с Шарлоттой в машине. Кенди, я никогда не смогу отблагодарить тебя, и я не знаю, что случилось бы со мной, если бы не встретил тебя в больнице… Я был всего лишь подозрительным человеком без памяти и личности, но ты не оставила меня даже, когда тебя уволили из больницы. [1]

Осторожно, чтобы не мешать Пуппи, Альберт спокойно забрал книгу у Кенди, поднял ее с дивана и отнес в спальню. Положив на кровать, он нежно накрыл ее. Затем задумчиво грустно он стоял рядом, глядя на спящую красавицу под тусклым лунным светом и размышлял, я мог спасти твою жизнь когда-то у водопада, но ты пожертвовала многим для меня… а что еще важнее для молодой леди, чем репутация? Я не знаю, что еще могу сделать, чтобы вернуть ее. Я знаю, что мы можем пожениться, но как бы я не любил тебя, я понимаю, что ты не любишь меня как мужчину…

Вздохнув, он окинул взглядом спальню еще раз, прежде чем уйти. Внезапно она пробормотала во сне, что поразило его: «Я очень скучаю по тебе…»

Бедная Кенди… тебе очень не хватает Терри…

Поэтому он не остановился и пошел к выходу из спальни. Держа дверную ручку, он еще раз взглянул на нее, но был потрясен, увидев, как что-то блестит на ее щеках.

Она плачет!

Несмотря на себя, он поспешил к ней и осторожно вытер слезы, используя носовой платок. В настоящее время она снова бормотала во сне: «Альберт… уже слишком поздно…»

Он замер совершенно растерянный. В течение нескольких секунд вопрос пришел к нему в голову, она не может плакать… из-за меня?

Но он быстро оторвался от кровати, закрыв глаза и строго осуждая себя сурово, достаточно… достаточно! Сколько раз ты должен сказать себе, что Кенди просто твой друг?

Таким образом, он отменил свое желание остаться и осторожно закрыл дверь спальни. Он плюхнулся на диван и закрыл глаза руками, созерцая, Кенди, любить тебя, и получать разочарование снова и снова, это как рана, которую постоянно вскрывают, прежде чем она имеет шанс зажить. То, что я держался на расстоянии от тебя все эти последние несколько недель, значительно помогло мне, и я наконец заключил мир с собой и принял тот факт, что обязан быть только твоим братом.

Затем он тяжело вздохнул и нашел клочок бумаги, чтобы написать краткую записку.

«Дорогая Кенди,

Я пришел, но ты крепко спала. Я намеренно оставил Пуппи, поэтому, пожалуйста, любезно позаботься о ней, пока мы не встретимся вновь.

До скорого,

Альберт».


После этого он выключил свет и покинул квартиру. Он медленно шел вниз по лестнице, чтобы не беспокоить соседей. Оказавшись за пределами тихого жилого дома, он поднял глаза и восхитился в изумлении красивым ночным небом усеянным звездами. Прогуливаясь к автомобилю, его давнее обещание Кенди всплыло в голове - он не оставит ее, пока она не выйдет замуж.

Это верно, Кенди. С этого момента я буду стараться изо всех сил, чтобы заботиться и поддерживать тебя, пока ты не найдешь настоящую любовь, это может быть Терри или кто-то еще. К тому времени придет время для меня, чтобы уйти в отставку.

= О = О = О =

Как сказать ей? Она причина, почему я живу?
Моя жизнь получила второй шанс,
Она новым заполнила прошлую пустоту.
Дав моему существованию новый смысл.

Она была рядом в мой самый темный час,
Посещала меня, когда никто не смел,
Она подслащивала мои дни, когда я кис,
И облегчил мое бремя ее нежный уход.

По сути, я знаю, что нуждался в ней с самого начала.
Ибо без нее я знаю, что не буду существовать.
И самая глубокая часть моего сердца узнала ее сердце,
И моя душа признала ее душу, как партнера для вечности!

С тяжелым сердцем я ушел - найти свой путь.
Я должен уйти, но боюсь, хотел бы остаться.
С ней рядом со мной я мог бы столкнуться
Со всем, что встанет на мой путь.
[2]
Сноски:

[1] Внутренние мысли Альберта к Кенди были основаны на его письме к ней в эпилоге «Кенди-Кенди: финальная история». Он закончил это письмо, сказав, что собирается выяснить, где ее счастье, и что он встретится с ней снова, когда вернется из поездки. Ее ответ ему призвал его прийти к ней в ближайшее время, чтобы она могла поговорить с ним лично. Мизуки показала, что они явно скучали друг по другу, когда были врозь.

[2] Minda Chattergoon оказала мне честь, что написала прекрасное стихотворение «Как я могу ей сказать?» для этой истории ("How can I tell her?"). Я укоротила его, чтобы подогнать чувства в этой главе, но вы можете прочитать оригинальную поэму и другие ее прекрасные произведения поиском под названием «luzpaat» на fanfiction.net.


Последний раз редактировалось Nynaeve 22 окт 2017, 17:13, всего редактировалось 3 раз(а).

Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 19 июл 2017, 10:18 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 65
Примечание: Это глава свободно основана на манге и немного от романа «Кенди-Кенди: финальная история».

Большое спасибо тем читателям, которые оставили для меня обнадеживающие отзывы или сообщения! Опять же, для тех, кто не любит читать о любви между Альбертом и Кенди, я искренне предупреждаю вас не читать «Любовь никогда не перестает», потому что это расстроит вас. Пожалуйста, прочитайте другие истории, которые заставят вас чувствовать себя лучше.

-Ms Puddle

Глава 9: Деревня.

С Пуппи, спящей рядом, Кенди сидела на диване и читала «Питер и Венди» Дж.М. Барри. [1] С легкой улыбкой она вспомнила, как Альберт однажды воспроизвел маленькую игру, притворяясь Питером Пэном, вращая ее, пока они не почувствовали головокружение. Эти беззаботные дни ушли, она, к сожалению, поняла, что мы были так счастливы, разделяя жизнь вместе...

Став сонливой, она отложила книгу, встала и потянулась. Тяжело зевнув, она проверила часы на стене. Сегодня вечером она не спала, потому что ждала Альберта. Вдруг услышав мягкий стук, она бросилась к двери без задержки. Собираясь ее открыть, она услышала, как человек с другой стороны пытался отпереть дверь тоже.

Это Альберт! Он наконец-то здесь!

Кенди было более чем приятно увидеть Альберта, человека, который основательно захватил ее мысли в течение нескольких недель. Как и следовало ожидать, его светлые волосы были аккуратно причесаны и глубокие голубые глаза сверкали, он выглядел великолепно в темном точно пошитом костюме, который акцентировал его широкие плечи и узкие бедра, заставляя казаться еще выше и внушительнее. Когда бравый молодой человек вошел с яркой улыбкой, он весело сказал: «Кенди, я пришел, как и обещал!»

С зачарованным выражением она воскликнула с восторгом: «Альберт, ты выглядишь невероятно красивым, как я и думала!»

Не желая терять ни минуты, она бросилась к нему с руками открытыми для объятий. Он понял намек и, улыбнувшись, протянул руки тоже. Она положила голову ему на грудь и обхватила торс, в свою очередь он обнял ее за нежные плечи. Они оба молчали, как будто хотели слушать дыхание друг друга. Вскоре, отстранившись, он сердечно предложил: «Хочешь потанцевать со мной, Кенди? Оказывается, я умею танцевать, ты знаешь?»

Она просто рассмеялась, услышав его просьбу. Посмотрев удивленно на него снизу вверх, она бросила дразнящий комментарий: «Но нет никакой музыки…»

Он мягко отверг идею, ухмыляясь игриво: «Зачем нам нужна музыка, когда я могу напеть?»

Пока она по-девичьи хихикала, Альберт сказал с напускной серьезностью, кланяясь, как джентльмен: «Мисс Кендис, могу ли я пригласить тебя на танец?»

Подавляя желание рассмеяться, она заметила, что его рот также изогнулся вверх с намеком на улыбку. С удовольствием она грациозно протянула руку. Он мягко поднял ее, продолжая смотреть в глаза, слегка коснувшись другой рукой тонкой талии. В следующий момент он начал напевать известный медленный вальс, и они заскользили по полу. К сожалению, ее квартира была слишком мала, чтобы танцевать по-настоящему, и они в конечном итоге натыкались на мебель слишком часто, так что вскоре остановились на раскачивании взад вперед в ограниченном пространстве.

Тем не менее, Кенди не могла не перестать улыбаться, будучи рядом с Альбертом, и его присутствие было всем для нее. Когда она глядела в его изучающие глаза, а он смотрел на нее с влюбленной улыбкой, она подумала,

Если бы мы могли оставаться так вечно… его руки крепко прижимают меня… и глаза ласково смотрят…

«Альберт, - начала она с мечтательным взглядом, - я не знала, что ты умеешь петь и танцевать так хорошо».

Он продолжал тепло улыбаться, дразня себя: «Я на самом деле тоже очень удивлен, сказать по правде!»

После короткой паузы она случайно заметила, сверкнув озорной усмешкой: «Я уверена, что многие молодые леди с нетерпением ждали потанцевать с тобой сегодня вечером».

Обнаружив намек ревности в ее тоне и глазах, он просто закатил глаза, отшучиваясь. Вскоре он стал вновь напевать, не говоря ни слова. Она знала, что он, как правило, хорошо уклоняется от вопросов, поэтому решила отступить и продолжала наслаждаться этим драгоценным моментом - танцем с ним. Долгое время спустя, когда эмоции нарастали, она посмотрела в его яркие голубые глаза и прошептала: «Я так по тебе скучала… так сильно…»

Однако вместо того чтобы отвечать на ее сентиментальное настроение, Кенди ощутила резкое разительное изменение в его лице. Он остановился и мягко оттолкнул ее, держа за плечи. Глядя интенсивно в ее изумрудные глаза, он спросил с отпечатком настойчивости в голосе: «Ты читала мое письмо».

Полностью пораженная этим внезапным поворотом событий, она не могла не зарыдать, бросившись обратно в его объятия. Конечно, она прочитала его и на самом деле запомнила каждое слово наизусть. Отказываясь признать, что он хотел быть только другом или братом, она успела спросить между рыданиями: «Альберт… уже слишком поздно…»

«Слишком поздно для чего?» - ответил он озадаченно.

Когда она отстранилась, подбирая слова, то почувствовала, что непроизвольно краснеет, глядя на него. Через неловкое молчание она сделала глубокий вдох и смело схватила его за руку. Затем призналась сквозь слезящиеся глаза: «Альберт, с тех пор как ты ушел, мне очень не хватало тебя… И я хочу сказать тебе, что… люблю…»

Прежде чем она успела закончить, он поспешно ослабил хватку. Качая энергично головой, он продолжал бормотать: «Нет». Как если бы ему было больно, он даже сделал несколько шагов назад, как будто то, что она только что сказала, было шуткой. В то же время она запаниковала, не зная, что делать, и услышала его шепот с явной болью в голосе: «Уже слишком поздно, Кенди… Я больше не люблю тебя».

Совершенно потрясенная Кенди отрицательно покачала головой, когда крупные капли слез устремились вниз по ее щекам. Она причитала в отчаянии: «Нет, это не может быть правдой!»

«Нееет!» - закричала хрипло Кенди и вскочила в кровати, ее лицо и шея были сильно мокрыми от теплых слез. Сердце бешено колотилось в груди, она тяжело дышала и чувствовала себя в холодном поту.

Какой кошмар!

Прошло совсем немного времени, прежде чем ее мозг наконец проснулся, и она поняла, что не должна была спать в постели. Затем она вспомнила, что ждала Альберта на диване, читая книгу.

Значит, Альберт должен был отнести меня сюда! Он еще здесь?

Она мгновенно встала с кровати, но увидела что-то белое, упавшее на пол. Подняв, она обнаружила, что это был носовой платок частично мокрый.

Значит, он вытирал им слезы…

Она поспешно открыла дверь из спальни с все еще бьющимся сердцем, но не увидела никаких признаков Альберта, и дом был абсолютно бесшумным. Очень разочарованная она нашла записку на столе и быстро включила свет, чтобы прочитать. Вздохнув, она вскоре заметила Пуппи, спящую на диване, и осторожно уселась рядом с милым скунсом.

Диван еще теплый, значит, он только что ушел!

Тот факт, что она только что упустила его, больше всего расстраивал. Она изо всех сил старалась держать себя в сознании, ожидая его, только чтобы уснуть, когда он наконец пришел.

Интересно, если я говорила во сне… Что он слышал?

Первоначально Кенди хотела обсудить его письмо с ним самим, но после яркого кошмара, она не была уверена, что готова услышать правду сейчас. Кроме того, держа платок в руке, она чувствовала себя опечаленной, потому что он не вытирал ей слезы нежными пальцами, как привык. Это было еще одно доказательство того, что он намеренно держал дистанцию, что было очевидно, когда он заходил в последний раз, чтобы передать письмо.

Ему было так больно в моем страшном сне… и он не хотел меня слушать…

Чувствуя себя совершенно обескураженной, Кенди не была уверена в том, что все еще хочет рассказать Альберту о своих чувствах, когда они встретятся вновь. Она боялась быть отвергнутой, и это еще больше могло ухудшить их дружбу.

Я упустила шанс…жила в прошлом слишком долго…

Подумала судорожно Кенди, когда вспомнила, как плакала горькими слезами, прочитав письмо. Иронический факт, что у нее заняло слишком много времени, чтобы наконец осознать, насколько Альберт значит для нее, только чтобы потерять его, теперь пронзил сердце. Она думала, что не сможет заснуть после этого, но потом, должно быть, просочилась усталость.

Ты сдаешься?

В глубине сознания она услышала сомнение, и вдруг вспомнила, как безнадежно себя чувствовала, когда Терри покинул Лондон. Тогда ей хватило смелости путешествовать весь путь обратно в Америку «зайцем», хотя она даже не имела ни малейшего представления о том, как его найти.

Я не сдамся!

Практически мгновенно Кенди вновь нашла в себе силы и решила так легко не сдаваться. В конце концов, Альберт все еще поддерживал с ней контакт, и она пока не должна терять надежду. Веря в то, что она могла бы сделать что-нибудь со своей стороны, чтобы исправить их отношения, вместо того чтобы ждать его появления, она решила сделать ему сюрприз, посетив в ресторане, прежде чем пойдет в «Счастливую клинику» следующим утром.

С этой мыслью она быстро пошла умываться и переоделась в пижаму перед сном. Она хотела, чтобы он увидел счастливую и свежую Кенди, а не жалкую, лишенную сна. С новой надеждой она вскоре погрузилась в дремоту, которая привела к спокойному сну на всю ночь.

Кенди проснулась исключительно рано утром следующего дня. На самом деле она не чувствовала себя такой возбужденней в течение довольно длительного времени, поэтому напевала любимую мелодию, когда пыталась выбрать платье на сегодняшний день, желая показать Альберту лучшее.

После завтрака она положила Пуппи на плечо и вышла из квартиры полная ожиданий. Стоял великолепный солнечный день и дул теплый ветер, и эти обстоятельства еще больше добавляли радости и азарта. По дороге в ресторан она не могла не представлять, как Альберт отреагирует, когда увидит ее. Будет ли он счастлив? Она искренне надеялась. Затем она вспомнила время, когда он праздновал день рождения с ней. Это был один из лучших дней в ее жизни, даже если она думала о болезненном разрыве с Терри за ужином и чувствовала себя некоторое время несчастной. Тем не менее, специальный праздничный торт Альберта действительно оживил ей настроение, и она снова упрекнула себя за то, что была настолько слепой и не заметила его чувств.

Я не могу поверить, что Альберт так хорошо скрывал их! Я никогда не подозревала, даже после заверений Анны в том, что он в кого-то влюблен…

Не заняло много времени, чтобы прибыть в ресторан, и Джон, один из хозяев, узнал ее и Пуппи сразу: «Я помню тебя, молодая леди! Ты была здесь когда-то с Альбертом! Ты мисс Кети?»

Улыбаясь, она поправила добродушно: «Джон, меня зовут Кенди. Так Альберт уже здесь?»

Выглядя смущенным, Джон быстро извинился и подразнил себя: «Ты видишь, у меня плохо с именами. Во всяком случае, мисс Кенди, Альберта не будет сегодня здесь, потому что он ранее взял выходной день после свадьбы Даниеля».

Будучи удивленной и разочарованной, Кенди все же удалось овладеть собой. Поблагодарив должным образом Джона, она пошла в «Счастливую клинику» с тяжелым сердцем. Альберт сказал, что хотел бы встретиться с ней снова, но не знает точную дату, а это значит, что он не планировал увидеть ее сегодня, так как уже заранее подготовил выходной.

Он собирается встретиться с Шарлоттой, прежде чем та вернется к Мери Джейн? Вернется ли она вообще?

Эти неприятные мысли поразили ее, и энтузиазм по поводу приятного сюрприза для Альберта полностью исчез. Позже она поняла, что плачет, но не заботилась об этом, несмотря на то, что было ясно, что люди вокруг бросают любопытные взгляды.

Возможно, я не должна жаловаться… он ждал достаточно долго, и это вполне естественно, что он хочет идти дальше, чтобы найти кого-то еще, кого-то вроде прекрасной Шарлотты, которая доступна в отличие от меня… он, вероятно, думает, что я все еще люблю Терри…

Когда она наконец приплелась в «Счастливую клинику», доктор Мартин был немного шокирован, увидев, как искры в ее глазах потускнели, а лицо вытянулось. Он спросил любезно с беспокойством: «Что происходит Кенди? Ты выглядишь такой бледной… Ты себя не хорошо чувствуешь?»

Она медленно покачала головой и выдавила напряженную улыбку, хотя все еще выглядела неспокойной. «Я в порядке. Просто не выспалась прошлой ночью», - не весело ответила она, придумывая благовидный предлог. Затем быстро подготовилась к работе. Только она может отвлечь ее от негативных мыслей в настоящее время.

«О, хорошо», - сказал доктор с сомнением. Затем решил не вмешиваться в ее личные дела. Позже в течение дня он попросил ее пойти в аптеку, чтобы купить еще несколько дезинфицирующих средств для клиники.

Как только она ушла, доктор быстро достал бутылку виски, которую прятал под кроватью, но был пойман с поличным, когда услышал знакомый голос: «Привет, доктор Мартин!»

Он чуть не выронил бутылку, но ему удалось поймать ее безопасно. Смутившись, он вернул робкую улыбку посетителю, который спросил: «Где Кенди?»

Только тогда глаза Пуппи просияли, когда она увидела посетителя и бросилась к его ногам. Альберт знал, что она скучала по нему, поэтому присел и поднял нежно. Пока она ластилась мехом о его пальцы, врач сказал, что Кенди ушла приобрести медикаменты в аптеке.

Молодой человек вежливо попросил: «Вы сегодня заняты? Могу ли я взять Кенди на некоторое время?»

С энтузиазмом врач не мог не согласиться: «Вперед! Забирай, конечно! Кенди выглядела несчастной, когда пришла, и она, кажется, рассеянная все утро!»

Она плакала во сне прошлой ночью… Интересно, она по-прежнему страдает…

Беспокоясь, Альберт слегка нахмурил брови и пробормотал про себя: «Правда?»

Доктор кивнул и, увидев, что он принес сумку, спросил: «Что это, Альберт?»

«О, я должен был вернуть вам это некоторое время назад, но забыл, - сказал молодой человек, отдавая пальто врачу. – Помните, я позаимствовал его у вас после нападения льва? Теперь оно чистое, без каких-либо пятен крови или странного запаха».

Доктор хмыкнул: «Ты знаешь, что можешь оставить пальто себе. Мне оно на самом деле не нужно, в любом случае оно слишком большое для меня».

Альберт настаивал: «Может быть, ваш пациент вернется в один прекрасный день? Кто знает?»

С покорными плечами врач ответил: «Я очень сомневаюсь в этом, но могу оставить его здесь на всякий случай».

«Хорошо, - Альберт звучал приятно. – Доктор Мартин, вы сказали, что Кенди в аптеке? Я пойду поищу ее». Затем он положил скунса на пол и сообщил: «Пуппи, будь хорошей девочкой, ладно? Мне нужно поговорить с Кенди сегодня, так что я заберу тебя потом».

Не теряя больше времени, он поблагодарил врача и ушел.

= О = О =О =

Кенди была на пути в аптеку, и вдруг громкий гудок привлек ее внимание.

«Эй, Кенди, садись в машину», - приказал Нил просто.

«Нил?» Он был последним человеком, которого она хотела сегодня видеть, особенно когда была в таком плохом настроении. В этом парне не было ничего кроме неприятностей с самого начала.

С другой стороны, Нил, который, казалось, никогда не понимал намеков, был на самом деле рад встретить ее случайно и предложил: «Пойдем куда-нибудь перекусим».

С неприязнью от его агрессивного преследования Кенди отвернулась и продолжила идти, как будто не слышала его вообще. Нил быстро вышел из автомобиля и закричал ей в след: «Кенди, ты не слышала, что я сказал?»

Визуально раздраженная она обернулась и прямо ответила: «Конечно, я слышала тебя».

Нил не мог принять оскорбление. Он схватил ее за руку и бестактно потребовал, повысив голос: «Тогда садись в машину сейчас же!»

Оставшись стоять, Кенди выдавила просьбу, умоляюще посмотрев на него: «Не мог бы ты сделать мне одолжение?»

Нил был озадачен, но, видимо, питая ложную надежду, вдруг смягчился: «А? Что ты хочешь?»

Затем он придвинул ее к себе, хватая за плечи, и продолжил свой монолог: «Для тебя, Кенди, я все сделаю. Просто скажи мне».

Опять же, не дожидаясь ответа, он поднял ее подбородок и сказал хриплым голосом: «Кенди…»

Абсолютно потрясенная миниатюрная девушка поняла, что он задумал, и тут же оттолкнула его изо всех сил, закричав: «Как ты думаешь, что ты делаешь?»

Нил этого не ожидал. Он потерял равновесие и упал. К тому времени Кенди уже не могла сохранять самообладание, и грубо произнесла: «Сделай одолжение - прекрати приставать ко мне и оставь меня в покое!»

В то время как он медленно вставал, она добавила неистово: «Я ненавижу тебя!»

Кенди посмотрела на него с пылающими щеками. Наступила короткая мертвая тишина, потому что Нил был серьезно оскорблен.

Нил, я тебя ненавижу! Это ты испортил мою жизнь и заставил страдать! Альберт ушел из-за тебя!

Глубоко внутри сердца она понимала, что неразумно обвинять его в этом, но она просто ничего не могла с собой поделать. Ей нужно было выразить гнев каким-то образом.

Решив его покинуть, она громко заявила об уходе: «Теперь прости меня!»

Видя, что Кенди уходит, Нил ответил сразу: «Какая же ты глупая!» Потом он быстро пошел к своей машине и достал журнал: «Все еще не можешь забыть этого актеришку, да?»

Повернувшись лицом к нему, она была поражена, услышав слово «актеришка», и следующее что услышала, был громкий стук возле ее ног. По-видимому, он просто бросил ей журнал, когда вернулся в машину.

«Прочитай эту статью!» - приказал Нил жестко, прежде чем его автомобиль умчался прочь, ослепляя Кенди дымом и пылью.

Она почувствовала облегчение, что раздражающий парень наконец-то уехал. Затем взяла журнал и увидела, что это о Терри, и он по-прежнему отсутствовал. На этот раз Сюзанна также дала интервью по поводу его исчезновения. Она сказала, что верит в него, независимо от того, что произошло или что говорили о нем другие.

Терри, как ты воплотишь свою мечту, если будешь по-прежнему скрываться?

Сюзанна, я знаю, что ты всегда останешься рядом с ним, потому что любишь всем сердцем. Я подозреваю, что Терри исчез из-за боли, вызванной нашей разлукой, но я верю, что ты всегда будешь рядом с ним.


Глубокие мысли Кенди были прерваны другим гудком позади нее. Полагая, что это был снова Нил, она закипела внутри. Он невозможен, как обычно…какая несусветная наглость!

Выглядя крайне безумной и злой, она повернула голову, заорав: «Что тебе еще от меня надо?» Но к ее потрясению это был на самом деле Альберт.

«Привет! Кенди!» Он проворно вышел из машины, подняв руки в воздухе в притворном жесте капитуляции: «Почему у тебя такое страшное лицо?»

Она бессознательно приложила руку ко рту и смущенно запнулась, когда встретила его взгляд: «Альберт? Почему… почему ты здесь?»

Небрежно пожав плечами, Альберт объяснил: «Ну, я хотел сделать тебе сюрприз, поэтому взял выходной сегодня, чтобы провести больше времени с тобой».

Пониманием того, что у них сегодня совпали намерения, Кенди глубоко была тронута теперь, когда знала, как были неправильны ее рассуждения о том, как он собирается провести выходной день. Ее мечтательность прекратилась, когда она услышала его поддразнивание: «Но, похоже, мне здесь не рады».

Затем он подмигнул ей. «Конечно, нет!» - мгновенно отреклась она, и вскоре они лопнули от смеха. Понадобилось какое-то время, чтобы остановиться и она спросила: «Почему ты ведешь старый автомобиль Даниеля сегодня? Ты куда-нибудь собираешься?»

Лицо его вспыхнуло в солнечной улыбке, он пригласил ее, слегка поклонившись: «Да, мисс Кендис, ты не могла бы оказать мне честь и прокатиться на прогулку вместе со мной?»

Она была более чем счастлива, выполнить такую восхитительную просьбу. «Как чудесно!» - сказала она с сияющими глазами.

Когда Альберт открыл дверь со стороны пассажирского сиденья, то сообщил: «Я получил разрешение у доктора Мартина и у нас есть около часа».

Кенди едва могла сдержать волнение от встречи с Альбертом снова, и ее страдания полностью исчезли. Готовясь запустить двигатель, он спросил, что она читала только что. Она просто ответила, что это чепуха.

«Таким образом, Альберт, куда мы едем?» - будучи любопытной, она должна была подать голос. При работающем двигателе будет трудно разговаривать.

Он быстро взглянул на нее и улыбнулся: «Даниель рассказал мне о месте, которое находится не очень далеко от города, и я там не был сам, но, основываясь на его описаниях, я думаю, что тебе понравится».

Звучало как приключение, и ее глаза сразу заблестели от предвкушения. Она с нетерпением ждала возможности отправиться на природу подышать свежим воздухом и знала, что Альберт наслаждается природой, так же как и она.

Затем он объяснил в подробностях, почему вел автомобиль Даниеля. На самом деле тот оставил ему благодарственное письмо, прежде чем уехал в медовый месяц, и у Альберта не было возможности прочитать его до сегодняшнего утра. Он поблагодарил Альберта за то, что так много помогал на свадьбе, а также обустраивал его новый дом, поэтому решил отдать этот старый автомобиль ему, так как тот был за его рулем уже несколько недель.

«Даниель сказал, что этот автомобиль очень много значил для него, и доверил мне заботиться о нем, пока он не сломается в один прекрасный день», - продолжил Альберт.

«Этот автомобиль, безусловно, старый и шумный…» - подразнила Кенди с широкой улыбкой.

«Ну, ты видишь, он все еще работает, по крайней мере, сейчас, - сказал Альберт в защите, улыбаясь. – На самом деле сразу после твоего дня рождения Даниель действительно хотел продать его мне, но я отказался тогда».

Ее изумрудные глаза расширились от удивления, и она спросила: «Неужели? Так почему же ты хочешь теперь?»

Сфокусировав глаза на дороге, он ответил: «Хм… я думаю, что изменил мнение. Автомобиль будет полезен для коротких поездок, таких как эта, Кенди, так что мы сможем выезжать больше». Он повернулся к ней кратко, показывая легкую улыбку, и вернулся обратно, чтобы сосредоточиться на управлении автомобилем.

Она уставилась на него недоверчиво. Я не ослышалась, это правда? Он хочет выезжать со мной чаще…

Краем глаза Альберт заметил ее удивленное выражение. Он поднял брови и с беспокойством спросил: «Тебе не нравится идея, Кенди?»

Она мгновенно взорвалась смехом: «О, не говори глупостей. Конечно, я бы хотела гулять… с тобой…» Ее последние несколько слов были едва слышны, и она отвернулась, чтобы скрыть теплые щеки.

Как я могу объяснить это? Быть нервной и возбужденной в одно и то же время, когда я рядом с Альбертом.

Глядя наружу на красивый пейзаж, Кенди раздумывала - рассказать ли ему о своем страшном сне. Прежде чем она знала, Альберт припарковал машину и выключил шумный двигатель. Не имея ни малейшего намерения прятать восхищение, она выбежала, не дожидаясь, чтобы он открыл дверь для нее. Она воскликнула с восторгом: «Я так долго не была в сельской местности!»

«Также чувствуя возбуждение, Альберт заметил: «Даниель был прав! Это место просто захватывающее, и я так рад, что оно тебе понравилось, Кенди!»

Под ясным голубым небом она закрыла глаза, наслаждаясь лаской нежного бриза, который довел ее до состояния экстаза. Спустя несколько мгновений она начала свободно и бесцельно двигаться через луг и вскоре обнаружила хорошую, длинную реку вниз по склону.

«Альберт, мы должны пойти на рыбалку туда как-нибудь!»

Он был действительно взволнован, увидев, что она, кажется, вернулась к обычной игривой личности, особенно, когда он беспокоился, вспоминая ее слезы прошлой ночью и то, что доктор Мартин сказал о ее рассеянности сегодня. Однако прежде чем он смог ответить на ее предложение, она уже передумала, когда заметила одно из самых больших деревьев на расстоянии.

«Давай залезем на то дерево, Альберт!»

«Но Кенди…», - засмеялся он, но не был слишком удивлен, когда увидел, что она начала карабкаться вверх, несмотря на платье. Он стоял неподвижно, она повернулась, убеждая его весело: «Поспеши, Альберт!»

Он не мог не покачать головой, посмеиваясь. Кенди, ты такой сорванец, но именно это мне в тебе и нравится!

Через некоторое время он догнал ее. Когда они достигли вершины вместе, она прокомментировала, ухмыляясь: «Я думаю, что отсюда смогу увидеть Францию, где сейчас Стир…»

«Ух ты, Кенди, твое искусство лазания по-прежнему велико!» - похвалил он от всего сердца.

Показав сладкую улыбку и подмигнув, она ответила с уверенностью: «Конечно! Я не перестану лазить по деревьям даже когда стану старой леди!»

Альберт просто вернул нежную улыбку и в то же время был очень доволен, увидев ее глаза, сверкающие больше, чем когда-либо. О, как он скучал по дням, когда они были так счастливы, наслаждаясь обществом друг друга в повседневной жизни, несмотря на то, что были серые облака над ними, самое большое из которых именовалось Терри.

Устроившись на большом суку, он подал ей аккуратную коробку для завтрака: «Кенди, я купил обед для нас».

Это, безусловно, была хорошая новость, потому что она была очень голодна. Как он мог залезть на дерево при помощи только одной руки?

«О, Альберт, ты такой заботливый», - сказала она вместо этого.

«Но этого достаточно только для одного человека…», - сказал он с сожалением, когда зафиксировал ее особо осмысленное выражение.

Улыбаясь, она тут же предложила: «Нет проблем. Мы может разделить поровну». Не дожидаясь его, она схватила бутерброд и разломила на две половинки. Протянув одну часть ему, она почувствовала, что он смотрит на нее с серьезным выражением.

«Кенди, это так здорово, когда двое делят что-то пополам…» - начал он вдруг, небольшая улыбка зарождалась в уголках его губ.

«А?» Было все, что сказала она.

Наступил момент тишины, когда он смотрел на нее задумчиво. Глубоко вздохнув, он продолжил: «Я прошу прощения за то, что держался подальше от тебя в течение нескольких недель». Затем после короткой паузы спросил осторожно: «Я полагаю, ты прочитала мое письмо, не так ли?»

Его вопрос напомнил Кенди ее кошмар, поэтому она просто кивнула, трепетно улыбаясь. Она была рада, что именно он поднял эту тему, хотя она не была уверена, хотела ли сейчас об этом говорить. Но она знала, что рано или поздно ей нужно посмотреть правде в глаза. Потом она услышала, как он по-прежнему звучит немного неопределенно: «Так… ты по-прежнему считаешь меня другом?»

Она снова молча кивнула, ободряюще улыбаясь на этот раз. Испытав огромное облегчение, он откашлялся и нажал: «И ты готова делиться своими мыслями со мной, как с близким другом, так же как и раньше?»

«Да… конечно…» Она обнаружила, что говорит это вслух, хотя ей было грустно внутри. Она знала, что хочет большего сейчас, а не просто быть другом или сестрой.

Не отрывая от нее глаз, он нежно наблюдал за каждым ее движением и искренне предлагал свое общение: «Тогда давай будем теперь делить печали и тревоги вместе, Кенди?»

Она почувствовала, как подступили слезы, когда она услышала эти нежные слова. Глубоко тронутая она не знала, как реагировать, пелена застилала ей глаза. Голосом полным эмоций, смотря сквозь слезы прямо в его голубые глаза, она смогла только произнести: «Альберт…»

Кенди, я помню свое обещание. Я буду оставаться с тобой и заботиться о тебе, пока ты не найдешь настоящую любовь. Тогда это будет его очередь…

Она могла бы поклясться, что увидела меланхоличное выражение, промелькнувшее на его лице, но слишком рано исчезнувшее. Потом она услышала, как он продолжает успокаивающим голосом, все еще пристально глядя на нее: «Ты обещаешь?»

Ее слезы начали сползать вниз по щекам, и она ответила одобрительно: «Да… да…»

Большое спасибо, Альберт… то, что ты сказал, действительно очень много значит для меня… ты так сильно заботишься обо мне, что хочешь разделить все мои горести. Означает ли это, что у меня еще есть надежда? Что ты не разлюбил меня? Действительно ли ты сказал «теперь»?

Было так много вопросов у нее в голове, когда она извлекла носовой платок из кармана. Вытерев слезы, она сказала тихим голосом: «Альберт, я знаю, что ты приходил вчера вечером».

С горькой улыбкой он кивнул, подтверждая. Она продолжала: «Кажется, я плакала?»

«Да… во сне…» - сказал он вполголоса, задаваясь вопросом, куда она клонит.

Что ты слышал, Альберт?

Она хотела задать этот вопрос, пока продолжала промокать лицо, используя носовой платок, но вместо этого подразнила себя: «Я выстирала его и собиралась вернуть тебе, но предполагаю, что сделаю это в следующий раз». Затем он предложил: «Кенди, ты можешь сохранить его, если хочешь».

Они молчали, глядя друг на друга. Затем Кенди возобновилась: «Это был кошмар…» Свежие слезы снова наворачивались на ее глаза. Она не могла продолжать, потому что не была уверена, что именно хотела сказать ему в этот момент.

Ободряя, Альберт успокоил ее глубоким голосом: «Я слушаю». Он был рад, что она была готова говорить о своем сне, уже держа обещание ему.

Кенди сунула платок обратно в карман и медленно стала есть свою часть бутерброда, подбирая правильные слова. Альберт уже давно закончил, но решил не подгонять ее. Интересно, имел ли ее кошмар какое-то отношение к Терри.

Хотя яркий сон не переставал ее преследовать, она отказывалась верить, что он больше не любит ее. Если да, то он бы не предложил делиться своими проблемами в первую очередь. На самом деле его готовность разделить ее страдания дала ей надежду.

«Альберт», - начала она, быстро проглотив бутерброд, потому что не хотела говорить с набитым ртом. Он громко рассмеялся, когда увидел, как она ест, как ребенок. «Кенди, нет никакой спешки. Не торопись!»

Но вскоре он перестал дразнить, когда увидел серьезный взгляд. Тогда она смело посмотрела в его сияющие глаза, отчаянно пытаясь собрать все свое мужество, чтобы исповедаться. В душе она знала, что хотела сказать ему.

Пожалуйста, ко мне вернись.
Ты мне нужен - боль прекратить.
Твоим внезапным исчезновением привлеченная,
По твоей нежности и сиянию скучающая.
Теперь наше место стало мрачным и одиноким,
Темными облаками полностью покрытым.

Пожалуйста, вернись ко мне,
Мои доводы хрупки.
Дни безразличны и пусты.
Без твоей компании
Думать пылко о тебе,
Как живешь ты на земле.

Так жаль, что ты должен был срочно уйти.
Мне удалось увидеть истерзанное сердце внутри.
Прости меня, если я бездушной была.
Я думаю, что мне не хватает тебя,
Теперь, когда ты ушел от меня,
Я поняла, что нормально жила.

Я должна была раньше сказать,
Что мои чувства глубже к тебе.
Не братские чувства в моем сердце, смотри,
А страсть и любовь бушуют внутри.
И я покажу их тебе охотно,
Если ты вернешься только.
[2]

Когда молчание затянулось, Альберт слышал только далекое журчание реки и щебетание птиц вокруг. Он хотел терпеливо ждать, пока она заговорит, но никогда не видел, чтобы она выглядела такой потерянной, казалось бы, она боролась сама с собой. Поэтому, когда он был уверен, что его голос может быть нейтральным, он заговорил первым: «Кенди, я прочитал статью в журнале».

Она выглядела искренне смущенной, но он оставался спокойный и объяснил: «Я знаю, что ты читала о Терри, прежде чем я появился».

«О том, что…» Она вспомнила это сейчас.

«Это то, что ты хотела мне сказать? Он снился тебе вчера?» - спросил он терпеливо, его голубые глаза тревожно разглядывали ее.

Она решительно покачала головой, услышав его вопросы. Просто, как она и подозревала - главная причина, почему Альберт держит дистанцию от нее, была та, что он твердо верит, что она все еще любит Терри.

Я не виню его. В конце концов, я много плакала о Терри, прежде чем Альберт оставил меня в спешке месяц назад, и я действительно не знала о своих чувствах, пока не прочитала письмо Анны…

Альберт, ты должен знать, что Терри выбрал Сюзанну… Да я все еще переживаю за него и хочу знать его местонахождение, но после нашего расставания с течением времени он медленно стал моим прошлым. Я до сих пор обеспокоена его счастьем, но уверена, что Сюзанна будет продолжать его все равно любить.

Ее внутренние мысли были прерваны его вопросом. «Тогда ты не скажешь, что тебя беспокоит? Или это неподходящее время?» - рискнул Альберт мягко, подняв вопросительно бровь.

Кенди, иди вперед и скажи ему прямо сейчас!

Она причитала внутри себя и чувствовала, как ее охватила сильная боль, когда она изо всех сил пыталась открыться. Она не могла заставить себя сказать, что он был причиной, почему она все время угрюмая. Несмотря на его нежность сегодня, она все еще боялась, что он отвергнет ее, как это произошло в страшном сне.

Ненавидя себя за нерешительность и то, что она ведет себя как трусиха, Кенди начала спускаться внезапно с дерева. Разбитая эмоциями она просто хотела убежать в этот момент. Альберт был явно поражен, но все равно последовал за ней. Достигнув земли, она начала бежать к холму, который весьма взволновал ее.

«Кенди!» Она слышала, как он окликнул ее, но побежала дальше. Он поспешил за ней и вскоре догнал. Осторожно взяв за плечи, чтобы остановить от безумия, он повернул ее лицом к себе. Но когда увидел перед собой, у него челюсть отвисла, и единственное что он смог сказать: «Кенди…» Она стояла и смотрела на него очевидно в муках со слезами по всему лицу.

Кенди, почему у меня такое чувство, что ты плачешь из-за меня.

Мысли Альберта онемели, и он застыл, глядя на Кенди в шокирующей тишине. Он почувствовал, что его сердце разрывается на части, когда увидел, что слезы продолжают течь по ее щекам, и барьер, который он сознательно поставил вокруг себя, быстро разрушился. В то время как его руки оставались на ее хрупких плечах на случай, если она будет вновь убегать, он неизбежно вспомнил, что последний раз, когда она плакала, был когда он потерял контроль над собой. В результате у него была интенсивная дискуссия с самим собой.

Пребывание на некотором расстоянии от тебя помогает сохранить мое здравомыслие… но больно видеть тебя плачущей так бесконтрольно… Кенди, ты не видишь, что я просто человек, который может делать ошибки… Однажды я уже сошел с ума и чуть не потерял тебя как друга импульсивными действиями…

Однако Альберт не мог не поднять обе руки на ее влажные щеки и начать вытирать слезы большими пальцами, его нежные глаза никогда не покидали ее. Кенди была глубоко потрясена, когда почувствовала его теплые руки на щеках снова, так что мурашки побежали по ее спине. Пока она вглядывалась в его влажные глаза, следующая вещь, которую она поняла, что он вдруг обнял ее без отвращения и сказал дрожащим голосом: «Кенди, пожалуйста, все, что беспокоит тебя сейчас, можешь сказать, когда будешь готова. Я всегда готов выслушать». Затем он сжал руки, притягивая ее ближе.

Альберт знал, что пообещал себе больше не обнимать ее, но в этот момент ничто не могло помешать ему. Его защитная сущность побудила сделать это, потому что женщина, которую он любил, явно испытывала боль по каким-то причинам, и он был уверен, что пожалеет, если и дальше продолжит держаться на расстоянии.

Кенди я стараюсь забыть мои чувства к тебе. Как ты думаешь, я действительно хочу работать долгие часы день за днем? Я думал, что делая это, мог бы избегать постоянных мыслей о тебе, но единственный положительный эффект был в том, что мне больше платили…

Бог знает, сколько я страдал от неразделенной любви к тебе… это правда… я не могу перестать любить тебя, даже если знаю, что ты меня не любишь так, как я хочу, но, по крайней мере, я наконец принял свою роль в твоей жизни. Это неправильно, что я хочу двигаться дальше и начать новую жизнь?

Но почему, о, почему я чувствую, что что-то изменилось в тебе… ко мне? Ох... пожалуйста, пощади меня… Я только боюсь, что могу предаться ложным надеждам… снова!

В то же время Кенди не могла остановить слез, но на этот раз она плакала с облегчением. Она обняла его за талию так сильно, как только могла, вдыхая его знакомый запах и слушая сердцебиение. Было приятно знать, что он больше не сдерживается, и ее плач вскоре уменьшился, потому что близость к нему дала спокойствие и чувство дома. Кроме того, простой факт, что Альберт снова потянул ее в объятия, принес утешение и надежду, что он все еще любит ее.

Альберт, ты всегда был рядом со мной, и ты единственный человек в мире, на которого я всегда могу рассчитывать. Как же я не поняла раньше, что не могу жить без тебя?

Они соскучились до такой степени, что сознательно погрузили себя в объятиях друг друга. На самом деле это давно назревшее объятие ознаменовало начало процесса заживления для них обоих, и неловкость между ними медленно исчезала. Долго время спустя ее вдруг осенила идея, поэтому она заговорила тихим голосом: «Альберт, ты знаешь, это место напоминает мне холм Пони?»

Тогда он ответил тепло: «Я рад слышать это, Кенди. В своем письме ты говорила, что очень скучаешь по дому Пони, верно?»

Неохотно она отпрянула от него и выпрямилась. Глядя в его глаза, она спросила своим сладким голосом: «Ты бы поехал со мной туда однажды? Я отведу тебя на холм Пони и покажу, где именно встретила Принца с холма».

С легкой улыбкой, играющей на губах, Альберт держал зрительный контакт с Кенди: «Конечно, когда-нибудь мы это сделаем, и, быть может, ты снова увидишь своего принца!»

Кенди сказала с тоской: «Вообще-то, я медленно отказалась от детской мечты когда-нибудь увидеть его снова. В конце концов, это произошло более десяти лет назад… Я рассказывала тебе, как встретилась с ним?»

Тогда он ответил: «Нет. Я знаю только, что он похож на Энтони и был одет в шотландский килт, когда появился пред тобой».

Она кивнула с мечтательным взглядом, вспоминая прекрасного принца. Тогда Альберт добавил дразня: «О, конечно. Как я мог забыть? Это была твоя первая любовь!» Затем он слегка погладил кончик ее носа, ухмыляясь.

Стоя на краю обрыва с видом на красивую, длинную реку, она предложила пойти вниз по течению.

«Но, Кенди, у нас не так много времени осталось. Я обещал доктору Мартину, что заберу тебя на час».

С озорными глазами она сделала вид, что не слышит и начала спускаться с возвышенности.

Сдерживая желание покачать головой, он последовал за ней, размышляя над тем, какие оправдания придумает позже, когда они вернутся в «Счастливую клинику».

Я полагаю, что не будет никакого вреда опоздать на работу… В конце концов, Доктор Мартин одобрил эту поездку...

Вскоре они достигли берега реки и просто выбрали ровное место, чтобы сесть рядом друг с другом. Затем она начала рассказ: «Я встретила его в тот день, когда мою лучшую подругу Анни удочерили». [3]

Кенди сделала паузу и быстро взглянула на Альберта, который слушал тихо, выглядя задумчивым. Она помедлила немного, но вскоре решилась положить голову на его плечо, так же как прежде делала много раз. Это действие показало ее доверие к нему, и он чувствовала себя по-настоящему тронутым. Затем она продолжила: «Я улыбалась, пока не была уверена, что моя лучшая подруга ушла, и тогда я побежала на холм Пони, мое любимое убежище, и заплакала так громко, насколько могла. Когда мой плач утих, подросток в килте с волынкой внезапно появился, и мы начали разговаривать друг с другом. Он был так нежен и добр, и я чувствовала, что могла бы поговорить с ним о чем угодно, даже не смотря на то, что это был первый раз, когда мы встретились. Его музыка и нежность развеселили меня, но он ушел слишком быстро».

В то время как Альберт слушал ее, он был поражен тем, что Кенди никогда не забывала об этом юноше, с которым она виделась только один раз. Затем он спросил: «Почему ты называешь его Принц с холма?» Излишне говорить, что он как бы знал ответ, но все еще хотел бы услышать его от нее.

Покраснев, она села и смущенно ответила: «Как я уже говорила, я не знаю его имени. Он исчез, прежде чем я имела возможность спросить. Но он был очень красив, как принц в сказке, и мы встретились на холме Пони...»

Затем он засмеялся радостно: «Ага! Как у маленькой девочки у тебя, конечно же, было хорошее воображение…»

«Что ты имеешь в виду, Альберт?» - удивленно спросила она, глядя в замешательстве.

«Ты думаешь, он был красивым, наверное, потому что еще не встречала реальных красавцев!» - заметил он шутя.

Она повернулась свирепо на него и громко запротестовала, пытаясь защитить своего принца: «Конечно, нет, Альберт! Он был очень красив… и я серьезно!»

Только тогда Альберт рассмеялся, решив оставить эту тему. В конце концов, красота в глазах смотрящего. Пожав плечами, он молча сдался, смиренно улыбаясь Кенди. Затем он случайно взял несколько камешком и стал бросать их в реку по одному.

С другой стороны, как будто в трансе Кенди вдруг поняла, что этот энергичный и обаятельный молодой человек, сидящий рядом, такой же красивый, как и ее принц, с теми же блестящими светлыми волосами и яркими голубыми глазами. Нет, это было мягко сказано. Альберт был взрослым мужчиной, его острые, мужественные и точеные черты делали его еще более красивым. На самом деле это потрясло ее, потому что она никогда не рассматривала его с такой точки зрения, и на какое-то время единственные звуки, которые она слышала, были всплески воды над брошенными камнями. Хотя Кенди и знала, что ее стремление к нему было глубже, чем просто физическое влечение, она обнаружила, что беспомощно смотрит на его профиль, замечая его твердую челюсть и полные губы, которые она вкусила месяц назад лишь на короткое время. Она должна была признаться, что тосковала по тому поцелую, который был полон чувств и любви.

Альберт заметил, что Кенди таращится на него округлившимися глазами. Явно удивленный он спросил: «В чем дело?»

В этот момент Кенди порозовела, но ее мысли были уполномочены возобновить тему: «Альберт, словно принц, ты так нежен и добр ко мне…» Она помолчала немного. Зафиксировав изумрудные глаза на нем, она добавила: «Я всегда могу на тебя положиться во всем, и твое присутствие и нежность всегда могут поднять мне настроение…»

Альберт был действительно тронут тем, что сказала Кенди, но у него также было четкое ощущение, что она пытается ему что-то сказать. Он не мог не нервничать, когда обдумывал то, что она хотела донести.

Она заметила, что он был явно в растерянности от ее слов. Затем она сделала глубокий вдох и робко сказала: «Я была бы очень рада, если бы ты смог поехать в дом Пони со мной в ближайшее время… так я бы смогла познакомить тебя с моими приемными матерями».

Теперь Альберт был полностью поражен в последовавшем безмолвии. Что она подразумевает? Или я выдумываю?

После короткой паузы он нерешительно спросил, его глаза воззрились на нее: «Что заставило тебя сказать это?»

Увидев его ошеломленное выражение, будучи робкой и нервной, Кенди бессознательно коснулась брошки принца, висящей у нее на шее и спрятанной внутри одежды, как будто та могла дать ей силы, в которых она сейчас так нуждалась. Глубоко вздохнув, она робко сказала: «Я уверена, что мисс Пони и сестра Мария были бы рады увидеть человека, которого…»

К большому сожалению, ее выступление было прервано внезапным криком: «Помогите! Кто-нибудь, пожалуйста, помогите!»

Вздрогнув, Альберт сразу вскочил и увидел ребенка в реке, зовущего на помощь.

Прежде чем Кенди поняла что происходит, Альберт уже нырнул в реку с громким всплеском. Затем она увидела, что к ней бежит маленький мальчик, прося «Пойдемте со мной. Моей сестре может понадобиться ваша помощь!» Быстро взяв рубашку и обувь Альберта, она поспешила вместе с мальчиком.
Примечания автора:

Мы знаем, что друзья могут легко поделиться счастьем друг с другом, но только те, кто любят вас глубоко, готовы разделить ваши печали и проблемы. Известная сцена в манге - обмен бутербродом, на самом деле один из моих любимых моментов между Альбертом и Кенди. Это важно, потому что в оригинальной истории в этот момент Альберт уже оправился от амнезии и четко знал, что был единственным наследником в клане Эндри. Тем не менее, он просит Кенди разделить все ее печали и проблемы вместе с ним. Таким образом, Альберт косвенным образом говорит Кенди о том, что любит ее и хотел бы разделить остаток жизни с ней.

Сноски:

[1] Роман «Питер и Венди» Дж.М. Барри, впервые был опубликован в 1911 году Ходдером и Стоутоном (Hodder & Stoughton) в Соединенном Королевстве и сыновьями Чарльза Скрибнера (Charles Scribner's Sons) в Соединенных Штатах.

[2] Еще раз очень благодарю, что Minda Chattergoon написала еще одно прекрасное стихотворение «Вернись ко мне» ("Return to me"), так что я могу использовать его в этой главе. Вы можете найти ее прекрасные произведения поиском под названием «luzpaat» на fanfiction.net.

[3] Это основано на первых двух главах романа «Кенди-Кенди: финальная история», который довольно сильно отличается от манги, где Кенди плакала на холме Пони, потому что Анни решила не писать ей больше. Я предпочитаю вариант из «Кенди-Кенди: финальная история», потому что маловероятно, что дети в возрасте шести лет могут уже писать содержательные письма.


Последний раз редактировалось Nynaeve 23 окт 2017, 17:53, всего редактировалось 2 раз(а).

Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 20 июл 2017, 21:22 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 65
Примечание: В очередной раз эта глава свободно основана на манге и часть от романа «Кенди-Кенди: финальная история».

Пожалуйста, имейте в виду, что начиная с этой главы, мой сценарий будет все больше и больше отличаться от манги. Я не хочу Кенди и Альберта долго мучить, и обещаю, что есть свет в конце туннеля!

Подтверждение: Моя благодарность Gosia Kin за отзывы и идеи. Поэтому эта глава была соответствующим образом пересмотрена.

-Ms Puddle

Глава 10: Спасение.

Кенди чувствовала растущую озадаченность Альберта, когда он нерешительно спросил: «Почему ты так говоришь?»

Почему он меня не понимает? Я думаю достаточно ясно… почему еще я хочу познакомить его с моими дорогими мамами? Может быть, он просто хочет быть уверен?

Полагая, что он, возможно, уже получил хорошее представление о том, что она пытается ему сказать, ей просто нужно было набраться смелости, чтобы сделать это более явным. Понимая, что бессознательно она прикоснулась к брошке принца, драгоценному амулету, она молча молилась.

Боже, пожалуйста, дай мне мужества. Как я хочу сказать Альберту о своих чувствах прямо сейчас. Я знаю, что он все еще любит меня.

Затем Кенди прочистила горло и продолжила уточнять, что имела в виду: «Я уверена, что мисс Пони и сестра Мария были бы рады встретиться с человеком, которого…»

Именно в этот момент она услышала громкий крик ребенка: «Помогите! Кто-нибудь, пожалуйста, помогите!»

Что! Я была так близко!

В доли секунды Кенди услышала громкий всплеск. Альберт уже нырнул в реку, чтобы спасти тонущую жертву, и она увидел его рубашку и туфли на земле. Зная, что кто-то в беде, она почувствовала себя виноватой, что была расстроена из-за того, что признание было прервано.

Альберт отреагировал молниеносно. Только снял рубашку.

В это время маленький мальчик подошел к ней с просьбой о помощи: «Пойдемте со мной. Моей сестре может понадобиться ваша помощь!»

Поэтому она быстро взяла вещи Альберта и последовала за ним туда, куда он хотел, чтобы она пошла. Пока они бежали, Кенди спросила: «Как тебя зовут, мальчик?»

Чувствуя одышку, он успел ответить: «Питер!»

Издали они увидели Альберта, поочередно быстро двигающего сильными руками по воде. Очевидно, будучи способным пловцом, он вскоре достиг маленькой девочки при помощи стремительного течения воды. Она плакала и хватала ртом воздух у поверхности воды, отчаянно махая руками. Он подплыл к ней сзади, успешно схватил подмышками, и поплыл против сильного течения к берегу, пытаясь грести боком.

«Да! - воскликнул Питер торжествующе, размахивая руками в воздухе. – Джуди! Держись!»

В настоящее время Кенди не могла не вспомнить, как Альберт спас ее из водопада несколько лет назад. Тогда она была намного старше, чем эта девчушка, и текущая вода бежала еще быстрее. Она вспомнила, как запаниковала, когда проснулась и обнаружила, что лодка направляется в сторону водопада с большой скоростью. Когда лодка раскололась на куски после удара о валун, она была брошена в пороги, погружаясь дальше вниз, и вскоре Кенди потеряла сознание.

Он тогда тоже снял рубашку?

Она сразу покраснела, подумав это, зная, что не сможет узнать, пока он не восстановит память. И все же она задавалась вопросом, как много он вспомнит?

«Давайте! Пойдемте, встретим их!» - потребовал внимания Питер, подталкивая ее локтем.

К тому времени она увидела, что Альберт сумел добраться до берега и поднимался, держа Джуди левой рукой. Видимо еще не оправившись от трагедии, девочка громко плакала, подкашливая, маленькими руками плотно обернув шею своего героя. Кенди тогда положила руку на плечо Питера с ободряющим взглядом. Мальчик посмотрел на нее и спросил: «Как зовут вашего молодого человека?»

Пораженная грубостью, она положила руки на бедра: «Эй, мальчик, не должен ли ты спросить вначале, как меня зовут?»

С дерзкой улыбкой он уступил: «Хорошо. Как вас зовут?»

Она ответила, тихо вздохнув: «Кенди». Затем сразу подчеркнула решительно: «Послушай, Питер! Он не мой молодой человек!»

«Вы лжете!» - пришел откровенный ответ. Нахмурив брови, он сомневался в том, что она сказала. Он бросил вызов, указывая на холм: «Мы видели, как вы обнимались там долго!». Он подчеркнул слово «долго».

Она была настолько изумлена, что не знала, что сказать, и уставилась на мальчика с раскрытым ртом. По теплоте ушей она была уверена, что щеки ее пылают.

Правда… Мы стояли у края обрыва недавно… и он сказал «мы»… кто еще видел нас? Его сестра?

«Но… обнимать друг друга не обязательно означает, что…» Заикаясь, она искала нужные слова, чтобы сказать Питеру, что было неправильно судить таким образом, но она резко остановилась, когда услышала знакомый голос издалека. «Привет!»

Кенди посмотрела вверх, и небольшой вздох сорвался с ее губ, когда она увидела широкие плечи и удивительный торс Альберта, сверкающие на солнце от воды, когда он двигался к ним с сияющей улыбкой, неся Джуди левой рукой. Как и следовало ожидать, его брюки были полностью пропитаны, тяжелая ткань прильнула к мускулистым бедрам и казалась второй кожей.

Следующее что она знала, ее мысли побежали дико полностью против воли, и пульс уже ускорился. Чувствуя невероятный стыд за собственные реакции, она должна была отвести глаза, не желая смотреть, чтобы Альберт не увидел ее насквозь.

Конечно, это был не первый раз, когда она видела его с обнаженным торсом, но тогда на день рождения она только быстро взглянула на его мускулистую грудь. Она не считала тот случай, когда перевязывала его после нападения льва, потому что была настолько сосредоточена, профессионально ухаживая за пациентом с серьезными ранами. Вспомнив это, ей стало любопытно, остались ли шрамы на его груди, но она заставила себя не смотреть на него прямо, по крайней мере, не раньше, чем успокоится.

«Так могу я теперь узнать имя вашего молодого человека?» Серьезный вопрос Питера вывел ее из задумчивости, и по каким-то причинам она услышала свой рассеянный ответ: «Альберт».

«Понял, спасибо!»

«Подожди!» - закричала Кенди ошеломленная. Она не могла поверить, что на самом деле ответила на вопрос Питера на этот раз, признав, что Альберт был ее молодым человеком! Но мальчик проигнорировал крик и продолжал бежать к мужчине.

Она поспешно побежала вслед за ним на случай, если он скажет что-нибудь глупое Альберту. Когда Питер оказался рядом, он вскрикнул эмоционально, прижимаясь к его ногам: «Альберт, спасибо большое, что спасли Джуди! Я был так напуган!»

Тогда Кенди немного замедлилась, увидев, что Альберт, приседая, встретился с темно-карими глазами мальчика. Он ответил с яркой улыбкой: «Нет проблем, малыш, это наименьшее, что я мог сделать». Затем он прокомментировал мягко, повернув голову к девочке: «Значит, тебя зовут Джуди? Красивое имя!»

Маленькая девочка продолжала прижимать голову к его плечу, тихо всхлипывая, не говоря ни слова и еще сильнее обняв за шею. Он издал небольшой смешок и спросил мягко: «Скажи мне, Джуди, как зовут твоего брата?»

«Питер!» - ответил старший брат девочки с гордостью. Альберт не мог не усмехнуться, когда пожал маленькую руку: «Привет, Питер, приятно познакомиться».

Брат Джуди воскликнул с удивлением: «Ничего себе, Альберт! У вас такая большая рука!»

Блондин тогда поднял руку, чтобы потрепать каштановые волосы Питера нежно в ответ на замечание. Сердце Кенди плавилось, наблюдая, как нежен он был с маленькими детьми. Потом мальчик заметил что-то на его груди.

«Альберт, что это?» - спросил он немного обеспокоенно. Тогда мужчина сдвинул Джуди в правую сторону так, чтобы Питер мог видеть более ясно, и даже девочке в данный момент стало любопытно. Когда он собрался сказать детям, что это такое, Кенди присоединилась к ним, поздоровавшись: «Привет!»

Маленькая девочка, услышав ее, посмотрела вокруг, казалось бы, ища даму. Кенди шагнула вперед и представилась с веселой улыбкой: «Привет, Джуди, меня зовут Кенди».

Лицо малышки расплылось в улыбке, когда она увидела ее, но ничего не сказала.

Теперь Кенди тоже могла видеть рубцы, которые остались на груди Альберта. Еще раз она напомнила себе, сколько он заботился о ней, даже рисковал жизнью, защищая от вреда, так что она сказала Питеру голосом полным чувств: «Это шрамы».

«Шрамы?» - повторил неопределенно Питер.

«Да, эти следы – шрамы, - ответил Альберт. – Они кажутся тебе ужасными?»

«Нет, на самом деле нет», - был его быстрый ответ. Затем он смело посмотрел в глаза Альберту, говоря: «Но моя мама говорила, что только плохие парни имеют большие шрамы...» Он закончил осторожно, явно смущаясь.

Альберт рассмеялся, как только услышал, а Кенди стала сразу же защищать его: «Нет, Питер, его шрамы плоские и бледные, и позволь тебе сказать, я видела и похуже!»

Мальчик протянул руку и спросил Альберта с сомнением: «Могу ли я прикоснуться к ним?»

Усмехнувшись, большой парень жестом подтолкнул юнца к действиям. Тогда Питер положил маленькую ручку на его твердую грудь и нежно коснулся отметки.

Кенди тогда добавила: «Питер, угадай? На самом деле он получил их ото...» Но Альберт мгновенно прервал ее, схватив за руку и качая головой с серьезным выражением: «Кенди, я не хочу, чтобы дети знали. Они будут бояться».

Неожиданно она быстро одернула руку, отворачиваясь, чтобы скрыть покрасневшие щеки. Ее странная реакция несколько озадачила Альберта, но прежде чем он мог бы выяснить это, он услышал нытье Питера, просящего рассказать, откуда у него шрамы. Тем не менее, Альберт решил не говорить детям, и мальчик сдался раньше, чем ожидалось.

Тогда Альберт поднялся, чтобы обратить внимание на застенчивую девушку, которая настаивала на том, чтобы избегать прямого зрительного контакта с ним.

Наверно, она смущается смотреть на меня такого… но что еще я могу сделать?

На самом деле Кенди постепенно привыкала видеть Альберта полуголым, не чувствуя себя ужасно неловко при этом, но его простое прикосновение вызвало дрожь во всем ее теле и заставило сердце отчаянно биться, напоминая запрещенные фантазии в недавнем прошлом. Никогда в жизни ей не было так стыдно, и она просто не могла позволить ему узнать о ее внутреннем смятении.

Не обращая внимания на ее мысли, Альберт пытался отвлечь друга, прося о более насущном вопросе: «Кенди, я думаю, Джуди могла наглотаться воды. Что ты думаешь, мы должны делать?»

Его веский вопрос вернул ее к реальности. Она быстро взяла себя в руки и подошла к маленькой девочке. «Джуди, как ты? Чувствуешь боль здесь?» - спросила медсестра сладким голосом, указывая на грудь девочки, чтобы показать, где может болеть.

Девчушка робко улыбнулась, молча качая головой. К настоящему времени она уже перестала кашлять и, похоже, не имела каких-либо проблем с дыханием.

«Я думаю, что она в порядке…» - медсестра выразила свое мнение [1], тщательно избегая глаз Альберта. Но она была прервана предложением Питера: «Давайте немедленно отнесем ее к нашей маме!»

Альберт снова взъерошил волосы мальчика, посмеиваясь: «Хорошая мысль, Питер! Кстати, где она?»

«О, она просто пошла домой принести удочки для нас! На самом деле наш дом внизу по дороге!» - сказал Питер, указывая в сторону жилого района.

Осознав это, Альберт любезно сообщил другу о своем плане: «Кенди, давай вначале отведем детей домой, а потом я отвезу тебя обратно в «Счастливую клинику». Я уверен, что Доктор Мартин поймет».

Принуждая себя встретить его пристальный взгляд, она восприняла то, что всегда привлекало ее с тех пор, как они впервые встретились возле водопада – небо голубых глаз, которые пылали уверенностью и внимательностью. Затем она ответила мягко, ласково улыбнувшись: «Конечно, в первую очередь мы должны отвести их к маме».

«Идите за мной тогда!» - приказал мальчик и пошел вперед, прежде чем они имели возможность ответить.

«Минуточку, Питер!» - закричал Альберт. Мальчик остановился и развернулся, нахмурившись. В то время как Кенди слегка смутило его нетерпение, Альберт покачал головой забавляясь. Тогда он сказал: «Кенди, я снял рубашку, потому что полагал, что она может пригодиться позже. Джуди дрожит от холода, как я и думал».

Кенди полагала, что поняла его, поэтому спросила: «Так ты хочешь, чтобы я ее переодела?»

Он мягко согласился: «Это хорошая идея, чтобы переодеть ее во что-то сухое, но так как мы находимся рядом с ее домом, мы оставим это дело ее матери».

«Таким образом, просто накрыть ее тогда?» - спросила она.

«Как ты думаешь?» - ответил он вопросом на вопрос.

«Ну, это лучше, чем ничего!». Затем она обернула рубашку поверх маленькой девочки, как одеяло, и нежно сказала: «Джуди, это будет держать тебя в тепле какое-то время».

Малышка очаровательно улыбнулась в ответ, и Кенди предложила поднести ее: «Джуди, ты бы хотела, что бы я несла тебя?»

К ее удивлению, однако, девочка поспешно покачала головой, несомненно, не желая отпускать большого парня. Так как Кенди всегда была очень популярна среди маленьких детей, в этот раз она не могла не почувствовать поражение, и даже плечи у нее немного поникли. Тогда Альберт улыбнулся ей, его заботливые глаза мягко блестели: «Все в порядке, Кенди. Я уже мокрый и не хочу видеть твое красивое платье испорченным».

Ее сердце заколотилось и настроение улучшилось, зная, что он заметил. Она вспомнила, какой возбужденной была сегодня утром, желая выглядеть лучше и преподнести ему приятный сюрприз в ресторане. Она даже взяла все портреты, которые подарила Анна, и разложила их на кровати, чтобы смотреть на «него», пока выбирает красивое платье в шкафу.

Ее воспоминание прекратилось, когда она услышала тихий голос Альберта: «Хорошо, Джуди. Оставайся». Затем он обхватил свободную рукой поверх рубашки, чтобы Джуди не соскальзывала».

В этот момент малышка ошеломила их обоих, сказав низким голосом: «Спасибо».

Молодой человек мгновенно хихикнул: «Я и не знал, что ты можешь на самом деле разговаривать!» Услышав это, девочка стыдливо спрятала лицо в его плечо.

Кенди отчитала лучшего друга, дразня и качая головой неодобрительно: «Не говори так, Альберт!»

После обмена удивленными взглядами, они расхохотались весело. К их удовольствию Джуди вскоре присоединилась к ним.

Питер вернулся и нахмурил брови еще глубже. «Что смешного?» - спросил он подозрительно, интересуясь, не над ним ли смеялись. Тем не менее, их смех был настолько заразительным, что вскоре он хохотал вместе с ними, не зная почему. Спустя несколько мгновений он спросил вежливо на это раз: «Так мы можем идти?»

«Хорошо, Питер!» - ответил Альберт. Но Кенди спросила: «Как насчет твоей обуви, Альберт? Ты не хочешь надеть ее?»

«Это долгий путь, Питер?» - спросил Альберт, с неохотой хмурясь. Тогда мальчик ответил с тревогой: «Нет, недалеко, но ходить без обуви может быть весьма неудобно».

Кенди примкнула к Питеру на этот раз, говоря: «Альберт, я думаю, ты должен обуться. Ты не хочешь повредить ноги».

Альберт сдался. В конце концов, они начали идти за своим юным лидером, который высоко поднял голову, выглядя уверенным в себе. Затем Альберт спросил малышку: «Джуди, сколько тебе лет?»

«Четыре», - пробормотала она.

И Кенди последовательно спросила у ее брата: «А тебе?»

Он выпрямился и гордо ответил: «Мне семь лет уже. Я большой мальчик!»

Со сладкой улыбкой, играющей на губах, Кенди сказала: «Большой мальчик, могу сказать, что ты очень любишь свою сестру!»

Кивнув с гордостью, Питер подтвердил торжественно: «Это то, что старший брат должен делать!»

Его твердый ответ глубоко тронул сердце Кенди, и она неизбежно подумала, что Альберт все это время был ее защитником. Прогуливаясь бок о бок с ним, она украдкой бросила быстрый взгляд на своего товарища, его голубые глаза сверкали и влажная кожа сияла на солнце. Светлые волосы были мокрыми и растрепанными, но это не умаляло его привлекательности вообще. Ослепительное лицо было дружелюбным, показывая теплую улыбку на безупречных губах.

В то время как он приветливо разговаривал с детьми, ее мысли вернулись к той ночи, когда он поцеловал ее после объятий, говоря о том, что она одна, о ком он так заботится. Она все еще помнила момент, когда он бежал из квартиры, чувствуя вину за свои действия. Ей было так больно, словно часть ее ушла вместе с ним. С тех пор ей всегда не хватало его, и она всегда испытывала приподнятые чувства, когда получала его письма.

Она должна была признать, что тот короткий поцелуй, который она разделила с ним тогда, значительно разгадал ее. Он не только открыл ей глаза, показав Альберта в ином свете, но и заставил осознать, что он занимал особое место в ее сердце. Сначала она часто задавалась вопросом, почему она проводит большую часть свободного времени, вспоминая времена, которые они провели вместе, но, когда он вновь появился в ее квартире, неуверенности в чувствах к нему уже давно не было. Тем не менее, письмо, которое он передал в тот вечер, оставило чувство потери и разбитое сердце, неуверенность в том, что следует делать дальше.

К счастью, тот факт, что он взял ее с собой сегодня в это изумительное место и пообещал делить печали, возобновил надежду. То, как он крепко обнимал ее, когда она плакала из-за собственной слабости позже, убеждало, что он все еще любит ее, хотя может и не признавать этого.

Если бы не случайность, она бы уже закончила признание, сказав, что мисс Пони и сестра Мария были бы рады встретиться с человеком, которого их дочка любит и обожает.

В то же время она не могла не интересоваться, если бы кто-то заметил их сейчас, считал бы, что они одна семья? Она знала, что выглядит слишком молодо, чтобы быть матерью двоих детей, но ее щеки горели, размышляя о возможности создать семью с ним в ближайшем будущем, чтобы растить детей вместе.

Еще один день без улыбки твоей,
Проходит просто еще один день.
Я знаю, как много значит теперь,
Остаться здесь рядом и быть моей.

Время, проведенное порознь,
Укрепит нашу любовь.
Но это ранит так больно,
Я не могу больше терпеть.

Я хочу состариться вместе с тобой.
Я хочу умереть в твоих руках.
Я хочу состариться вмести с тобой.
Я хочу смотреть в твои глаза.
Разделяя каждый момент с тобой,
Я хочу быть здесь для тебя.
Я хочу состариться вместе с тобой.

Все приходит и уходит, я знаю,
Но малышка я верю,
Что-то горит между нами,
Что-то что все проясняет.

Я хочу состариться вместе с тобой.
Я хочу умереть в твоих руках.
Я хочу состариться вмести с тобой.
Я хочу смотреть в твои глаза.
Разделяя каждый момент с тобой,
Я хочу быть здесь для тебя.
Я хочу состариться вместе с тобой.
[2]

Затем она вернулась в настоящее и вдруг осознала, что Альберт только что упомянул ее имя, его вопрошающий взгляд упал на нее.

«Прости, что ты сказал?» - поспешно спросила она.

С широкой улыбкой Альберт заметил слегка: «Где ты сейчас была?»

Было, безусловно, не самое подходящее время, чтобы сказать ему, что у нее на уме. Кенди обнаружила, что он сопит, поэтому легко избежала вопроса, спрашивая: «Тебе холодно, Альберт».

С натянутой улыбкой он подтвердил, посмеиваясь: «Да, немного».

Она решила, что, должно быть, прохладный ветер заставил его чувствовать холод, несмотря на теплую погоду. Озабоченно она подалась вперед и положила руку ему на лоб, встав на цыпочки. Ласковые действия застали его врасплох, и он бессознательно сделал шаг назад, запинаясь: «Кенди… все в порядке…»

«Что не так со мной, я просто проверила твою температуру?» - тихо спросила она уязвленно. В самом деле, с точки зрения стороннего наблюдателя можно было бы подумать, что у них интимный момент. Потому что Альберт уже заметил, что мама детей шла к ним, и не хотел, чтобы она неправильно истолковала их отношения с Кенди.

Его напряженная реакция заставила белокурую девушку понять, что рядом еще кто-то есть. Она резко обернулась и увидела примечательную молодую женщину, которой, вероятно, было около 25 лет. Чувствуя струйки неловкости, Кенди интересовалась, видела ли эта женщина то, что она только что сделала. Как только женщина узнала юного лидера, она выпустила удочки и с ужасом обхватила лицо руками. Питер побежал к ней, зовя: «Мама!» Она схватила его на руки и воскликнула взволнованным и смущенным голосом: «Питер, что случилось?»

Джуди обернулась, услышав голос матери, протянув к ней ручонки. Из-за этого рубашка Альберта упала, но, проигнорировав это, он передал девочку матери, которая взяла ее на руки без дальнейших проволочек и осыпала поцелуями личико.

Глаза Кенди стали влажными, она позавидовала, как Джуди любовно обняла маму, чего она никогда не испытывала в жизни. Затем услышала разговор Альберта с молодой женщиной: «Мадам, Джуди упала в реку и могла наглотаться воды».

Та сразу же ответила сожалеющим тоном: «Это полностью моя вина! Я не должна была оставлять их одних…». Потом она резко остановилась, как будто что-то ей выстрелило в голову, что, во-первых, она должна была бы поблагодарить молодого мужчину, стоящего напротив. Несмотря на то, что она не могла игнорировать шрамы на его груди, судя по мокрой внешности, она поняла, что он спас Джуди из реки. Затем она выразила благодарность с поклоном: «Большое спасибо за помощь! Меня зовут Софи Дженкинс».

«Не стоит, миссис Дженкинс. Я рад, что теперь она в безопасности, - ответил Альберт чистосердечно и, кивая в сторону ее сына, добавил. - Думаю, что Питер может рассказать вам, как Джуди оказалась в реке».

Из-за уверенного тона Кенди полагала, что он уже знал, как все случилось. Он мог бы расспросить Питера раньше, когда ее разум блуждал, но он позволил Питеру самому рассказывать, зная, что мальчик был бы более рад это сделать.

Как и ожидалось, Питер заговорил охотно, хотя выглядел и печально: «Мама, вместо того чтобы сидеть и ждать тебя, Джуди и я гонялись друг за другом вдоль берега. Я думаю, что она как-то поскользнулась и упала в реку». Он затих до шепота, опуская лицо от стыда.

Миссис Дженкинс пробормотала, выражая смесь вины и облегчения: «Я обещаю, что не оставлю вас одних снова. Ваш отец будет расстроен, когда узнает». Затем, затягивая руки, мать прижала Джуди еще ближе. Когда все они думали, что Питер закончил, он продолжил свой рассказ: «Я был в ужасе, но помните, что мы видели двоих на холме, обнимающихся друг с другом раньше, мама? Так что я подумал, возможно, что они еще рядом».

Кенди и Альберт бесконтрольно обменялись неловким взглядом, слушая доклад Питера. Когда их глаза встретились, они беспомощно покраснели, одновременно отворачиваясь. Излишне говорить, что Питер не сказал Альберту об этой части, иначе тот не позволил бы ему рассказывать.

Минуту спустя Альберт выпустил нервный смех: «Простите, миссис Дженкинс. Я забыл представиться. Меня зовут Альберт…»

Прежде чем он смог представить Кенди, мать Питера нетерпеливо прервала его с настойчивостью в голосе, как будто вдруг вспомнила что-то важное: «Простите, что перебиваю, Альберт, но я видела, что ваша девушка проверяла вам лоб раньше. Вы не хорошо себя чувствуете?»

Кенди онемела, услышав это. «Нет…» - возразила она слабо, сильно краснея, но Альберт был быстрее. Он откашлялся, чтобы подчеркнуть свою точку зрения громко и ясно: «Миссис Дженкинс, Кенди и я просто друзья!» После короткой паузы он посмотрел на ее ошеломленное лицо и добавил: «И спасибо за беспокойство. Я думаю, что в порядке». После этого он быстро нагнулся, чтобы поднять рубашку, пытаясь скрыть огорчение.

Как будто текущая ситуация не была достаточно плоха для Кенди, к ее ужасу Питер не отступил и возразил: «Но, Альберт, она сказала мне, что вы ее молодой человек!»

Кенди задохнулась от резкого вдоха и, не теряя ни минуты, отрешилась громко, отчаянно махая руками: «Питер! Это было недоразумение!»

Как раз перед тем как это произошло, Альберт притворялся, что занят тем, что стряхивает грязь с рубашки, но как только услышал замечание Питера, его руки замерли, а расширенные глаза смотрели на свекольно-красное лицо Кенди в полном неверии.

Попав в такую ужасно неловкую ситуацию, Кенди хотела провалить на месте. Она уставилась на ноги, хорошо понимая, что Альберт все еще недоверчиво смотрит на нее.

Наступила полная тишина. То, что Питер только что сказал, вывело Альберта из равновесия, и он почесал голову, пытаясь понять, как мальчик мог неправильно истолковать слова Кенди. Тем не менее, он вскоре решил не останавливаться на этом больше, поскольку любой мог видеть, что у Кенди был не очень веселый момент в настоящее время. Собравшись, он задумался о том, как облегчить напряжение и отвлечь мальчика.

Он положил мокрую рубашку через плечо, закрыв часть мускулистой плоти. Затем, наклонившись немного, он сказал: «Питер, ты должен поблагодарить Кенди. Именно она хотела подойти к реке, поэтому я последовал за ней. В противном случае мы бы ушли до произошедшего инцидента».

Мальчик не колеблясь подошел к ней и с благодарностью сказал: «Спасибо, Кенди!» Однако когда она попыталась взять себя в руки, чтобы ответить, мальчик хлопнул обвинительный вопрос и нахмурился: «Но почему вы не сказали Альберту правду?»

«Что ты имеешь в виду?» - Кенди больше не могла контролировать громкость голоса, смущаясь с каждой минутой. Мальчик доставлял ей трудности с момента встречи! «Я говорю правду!»

К настоящему времени миссис Дженкинс выяснила, что происходит между молодыми людьми, поэтому тяжело положила руку на плечо сына и сказала: «Остынь, Питер, мы должны верить их словам. В конце концов, Альберт спас нашу маленькую Джуди, не так ли?»

«Мама…» - запротестовал Питер в ворчливом тоне, но мать остановила его, качая головой неодобрительно.

Затем она взглянула на девушку и извинилась: «Мне очень жаль, мисс Кенди. Я не должна была делать предположений». Кенди удалось робко улыбнуться в ответ.

Женщина повернулась к молодому человеку снова выразить благодарность: «Альберт, я никогда не смогу отблагодарить вас за спасение Джуди. Простите меня, я должна была спросить раньше. Не хотите ли пойти к нам, чтобы согреться? Я могу приготовить горячие напитки и закуски для вас и Кенди».

К этому времени Кенди успокоилась и подумала, что это хорошая идея, потому что она волновалась, как бы Альберт не простудился, но он вежливо отказался от любезного предложения молодой женщины, говоря: «Спасибо за гостеприимство, миссис Дженкинс, но я должен отвезти Кенди обратно на работу».

«Работу? – миссис Дженкинс мгновенно просияла, смотря на Кенди с нескрываемым восхищением. – А чем вы занимаетесь?»

Она приветливо ответила: «Я медсестра, работаю у врача в клинике, расположенной на окраине Чикаго».

Молодая мать воскликнула с нежностью: «Медсестра? Это здорово! И вы прошли весь это путь из Чикаго? Я всегда хотела отвезти Питера и Джуди туда однажды!»

Кенди ответила, ее изумрудные глаза оживились: «Хорошая идея! Я уверена, что они были бы рады увидеть город!»

Альберт затем предложил: «Миссис Дженкинс, может быть, однажды мы сможем приехать сюда снова и забрать детей для осмотра достопримечательностей?»

Их мать была вне себя от радости, услышав это: «Замечательно! Я уверена, что их отец это наверняка одобрит».

Затем она с энтузиазмом указала на дом недалеко от них: «Вы видите тот коричневый маленький дом внизу? Это наше скромное жилье, и вы оба можете посетить нас в любое время!»

«Спасибо, миссис Дженкинс! Мы рады будем снова приехать!» - ответил Альберт тепло. Тем не менее, он считал, что пора уходить, поэтому сказал: «Но я думаю, мы действительно должны идти». Молодая мать осторожно опустила дочь вниз и пожала им руки с благодарностью.

Кенди затем обернулась к ней: «Прежде чем я забуду, миссис Дженкинс, пожалуйста, понаблюдайте за Джуди, если вдруг у нее появятся следующие симптомы: постоянный кашель, боль в груди, спутанность сознания или крайняя усталость, то отведите ее немедленно к врачу».

Миссис Дженкинс поблагодарила сразу: «Спасибо, Кенди. Я буду иметь это в виду».

Альберт затем присел, чтобы посмотреть в глаза мальчика: «Питер, ты храбрый брат, и убедись, что делаешь все возможное, чтобы защитить младшую сестру, хорошо?». Питер почтительно согласился с поклоном и обнял Альберта.

Когда Питер отпустил его, Джуди подбежала к своему герою и обвила руками шею. Потом она прошептала: «Спасибо, Альберт!» На что он ответил бодро: «Всегда, пожалуйста!»

Сразу же после этого она быстро чмокнула его в щеку и целомудренно бросилась обратно к матери.

Альберт не ожидал такого и, встав, радостно заявил: «Этот день надо запомнить! Я только что получил поцелуй от прекрасной принцессы!»

Хотя Кенди не могла избавиться от ощущения, что немного ревнует, когда дети выказывали свою любовь, в то же время она была очень рада за Альберта. Как будто Питер мог читать ее мысли, он подошел к ней справа в этот момент и посмотрел вверх: «Кенди, я должен поблагодарить вас тоже!»

Она наклонилась немного, чтобы обнять его, и сказала: «Всегда, пожалуйста, Питер!» Потом она также подошла к Джуди и покачала ей ручонку: «Джуди, прими горячую ванну, когда придешь домой, и я уверена, что почувствуешь себя намного лучше в ближайшее время!»

Малышка вернула яркую улыбку и спросила с надеждой в глазах: «А мы скоро увидимся?»

Кенди не была уверена, когда они приедут вновь, и умоляюще посмотрела на Альберта. Тогда он ответил: «Мы постараемся организовать все как можно скорее, Джуди».

Белокурая пара продолжала прощаться с семьей Дженкинс, пока шла вверх по склону. Когда Питер был уверен, что они были вне приделов слышимости, то задал вопрос, который все еще беспокоил его с серьезным взглядом: «Мама, почему они лгут?»

Миссис Дженкинс ответила тихим, ласковым голосом: «Нет, они не лгут. Ты поймешь, когда вырастишь».

«Только не это снова!» - надулся он, скрестив руки на груди.

Молодая мать знала, что сын был раздражен тем, что она опять использовала этот повод про взрослый мир, но она предпочла бы хранить молчание, чем объяснять такой сложный вопрос семилетнему ребенку.

= О= О =О =

По дороге вверх по склону Альберт и Кенди болтали о детях, о том, что они оба унаследовали карие глаза и каштановые волосы от матери.

«Кенди, я полагаю, однажды ты станешь очень хорошей мамой!» - чистосердечно признался Альберт.

Она ответила с любовью: «Как и ты, Альберт».

«В самом деле?» - он выглядел удивленным. «Я тоже буду хорошей мамой? Великолепно…» - фыркнул он насмешливо, расчесывая мокрые волосы в стороны, глядя на Кенди.

«Альберт, ты невероятен! - Кенди дала ему фальшиво предупреждающий взгляд. – Конечно, я имела в виду, что однажды ты станешь любящим отцом!»

С легкой улыбкой он неожиданно сменил тонко тему: «Говоря о том, мне интересно, чем занимается мистер Дженкинс и как он выглядит».

Кенди тогда в шутку заметила: «Ну, я не знаю, но у меня есть ощущение, что он выглядит как взрослая копия Питера».

Она передразнила выражение лица Питера сразу после этого, и в унисон они оба рухнули от смеха. Они, несомненно, прекрасно провели время вместе, что им обоим так не хватало, и, казалось, отношения были действительно восстановлены.

Когда они подошли в машине, Альберт стал открывать дверь для Кенди, подтрунивая: «Мисс Кендис, скажи, пожалуйста, почему я всегда в конечном итоге мокрый каждый раз, когда с тобой в этом автомобиле?»

«Понятия не имею!» - ответила она с лукавой улыбкой. Затем быстро подразнила себя: «Может быть, прогулки со мной приносят тебе несчастье?»

«Несчастье?» - спросил Альберт, поднимая бровь скептически. Потом он вдруг чихнул. «Прости!» Затем вновь чихнул.

«Ох! Я думаю, что ты действительно простудился, Альберт!». Она быстро извлекла носовой платок из кармана и сказала: «Вот возьми! Я думаю, что тебе он нужен больше, чем мне сейчас».

Альберт взял его и чихнул снова. Затем она добродушно спросила: «Есть ли у тебя что-нибудь еще в машине, чтобы согреться?»

«На самом деле есть!» Он подошел к задней части автомобиля, бросил мокрую рубашку на сиденье и надел куртку. Когда он одевался, Кенди упрекала его немного: «Знаешь, ты должен был принять предложение и согреться у миссис Дженкинс или даже позаимствовать у нее рубашку мужа».

Застегивая куртку, чтобы согреться, он согласился с напускной серьезностью: «Да, мисс Кендис! В следующий раз, когда я буду с тобой снова, я удостоверюсь, что взял запасную одежду на всякий случай».

Как ни старалась, Кенди не смогла придумать быстро ответ. Со смешанными чувствами она не была уверена, должна ли быть встревожена подтрунивающим замечанием или радоваться тому, что он явно имел планы съездить куда-нибудь с ней в ближайшее время.

Не дожидаясь ответа, Альберт мягко спросил: «Кстати, Кенди, ты должно быть голодна, не так ли?» Затем он подошел к заднему сиденью снова и вернулся с пакетом печенья.

Конечно, она хотела есть. Половины бутерброда было мало, но когда она проверила содержимое, она покачала головой, отказываясь: «Тут не так много, и я уверена, что ты проголодался тоже, Альберт».

Он знал, что она, добрая душа, всегда ставит других перед собой. С приглашающей улыбкой он сказал: «Не беспокойся, Кенди. Давай опять поделимся?»

Тронутая его добротой, она больше не могла устоять перед искушением. Она с удовольствием взяла два из пакета и протянула одно ему. Это не заняло много времени, чтобы проглотить их все.

«Ты испек печенье сам, Альберт?»

Покраснев, он кивнул.

«Не удивительно! Они были такими вкусными!» - воскликнула она с откровенностью.

«Спасибо, но как ты сказала, мне следовало испечь побольше. Хорошо, в следующий раз я вспомню об этом». Затем он вернулся к пассажирскому месту и придержал дверь для нее: «Кенди, мы обязательно должны ехать. Доктор Мартин, должно быть, уже беспокоиться о нас».

Поездка обратно в клинику была исключительно тихой, они оба потерялись в мыслях, и только двигатель шумел. Кенди, казалось, вглядывалась в окружающий пейзаж, но на самом деле расстраивалась. Она не могла поверить, что их время вместе подошло к концу, и она уже скучала по нему. Перед тем как Альберт съехал, она всегда с нетерпением ожидала возвращения домой после долгого рабочего дня, потому что знала, что он будет там и ждет ее. Так как он ушел, квартира стала невыносимо пустой, и почти каждый уголок напоминал о нем. Хотя сегодня он не раз говорил, что они встретятся снова, она размышляла, спросить ли его, когда это произойдет. Она боялась, что его ответ будет неопределенным, и это омрачит ее еще больше.

С другой стороны, чем больше Альберт размышлял о событиях, произошедших сегодня, тем больше он убеждался, что у Кенди возникли особые чувства к нему, о чем он старался не мечтать с той ночи, когда съехал. Во-первых, он чувствовал, что слезы, которые она пролила после раздела бутерброда, как-то связаны с ним. После этого, она сравнила его со своей первой любовью, принцем с Холма, и даже хотела познакомить его с приемными матерями! К сожалению, все, что она собиралась ему сказать, было прервано из-за происшествия, к тому же он почти забыл об этом потом, пока не услышал, как Питер утверждал, что Кенди сказала ему, что он ее молодой человек. Хотя позже увидел, что это было чистое недоразумение, он был совершенно уверен, что ее отношение к нему изменилось.

Краем глаза Альберт быстро взглянул на Кенди, размышляя, была ли она угрюмой из-за него. Тем не менее, он не хотел попасть в ловушку ложных надежд снова, поэтому он умирал от желания выяснить истинную причину, почему она хотела, чтобы он поехал в дом Пони с ней. Теперь, когда они были уже близко к городу, он решил сделать что-то, чтобы подтвердить свои подозрения.

Когда они прибыли на крупный перекресток, он остановил машину перед пешеходами. «Кенди, Питер и Джуди напомнили тебе о детях из дома Пони?» - спросил он, умело направляя разговор к нужной теме.

«О да! - согласилась она, встречая его ищущие голубые глаза. – Они очаровательны, не так ли? В частности, Питер напомнил мне мальчика по имени Джимми. Но у Питера и Джуди есть любящая мать». Она затихла.

Тогда Альберт без предупреждения положил большую теплую ладонь ей на руку, пытаясь успокоить: «Кенди, но у тебя есть мисс Пони и сестра Мария».

Нет сомнений в том, что он точно понял смысл за ее словами, и она была глубоко тронута. То, как он держал руку, заставляло ее чувствовать себя любимой и желанной, в результате чего она невольно вновь покраснела, но на сей раз не отдернула руку. Именно тогда мужчина, которого она любила, пристально посмотрел на нее немигающим взором и глубоким голосом произнес: «И у тебя есть я».

Она была эмоционально взволнована его лаконичными, но ласковыми словами. Ее щеки стали горячими, и сердце забилось сильнее.

Что он хочет сказать? То, что он у меня есть, как лучший друг или брат? Может быть… может, возможно, он имеет в виду нечто большее?

Она не могла не потупить взор, не в силах держать его пронизывающий взгляд. В глубине души она изо всех сил старалась возобновить исповедь, и секунды тикали, пока она собиралась с силами.

Их недолгое молчание прервал громкий гудок позади, когда перекресток освободился, и Альберт неохотно отпустил ее руку и перевел внимание обратно на вождение. К сожалению, шумный двигатель разубедил Кенди, и она полагала, что это не очень романтично сказать о своих чувствах в шумной обстановке. Тогда новая идея пришла ей в голову.

«Альберт, я думаю, мисс Пони и сестра Мария хотели бы встретиться с мужественным человеком, который спас их дочь из водопада».

Очевидно, это было не то, что она хотела сказать ему, прежде чем произошел инцидент с Джуди, но он старательно скрывал разочарование. Чтобы облегчить ей настроение, он бегло взглянул на нее и поиздевался над собой: «Я знаю. С пиратом с окладистой бородой и в темных очках».

Хихикая по-девичьи, она произнесла: «Альберт, я так испугалась, когда впервые увидела твое лицо, что закричала…»

Он сделал вид, что неистово гогочет в качестве ответа.

Не обращая внимания на его притворство, она пошла дальше и продолжила монолог, вспоминая: «Я не знаю, как надолго потеряла сознание, но когда пришла в себя, была уже полночь, и ты сидел у камина, готовя горячий суп и бутерброды для нас».

«Камин? Так что мы были в доме?» - спросил он, глядя на дорогу.

«Да. Это был горный домик, принадлежащий семье Эндри, и полагаю, что ты прокрался в этот пустой дом, чтобы позаботиться о больных животных».

«Правда. Ты говорила мне, что я был бездомным и, мол, сирота…» - сказал он беспечно, как будто говорил о ком-то еще. – И как давно это было, Кенди?»

«Мне было около тринадцати тогда, так значит около четырех лет назад», - ответила она задумчиво.

Впервые Кенди описала спасение в деталях. Прежде она только упоминала что-то по крупицам, и Альберт полагал, что это каким-то образом вызвано тем, что случилось с Джуди сегодня.

«Почему ты доверилась мужчине, который выглядел как пират тогда?» - этот вопрос всегда был у него на уме, но просто не было возможности задать его.

«Я не знаю… - пробормотала она, пожав плечами. – Я как-то успокоилась, когда услышала твой нежный голос, который не соответствовал страшному внешнему виду».

Альберт саркастически заметил: «Спасибо, принцесса Кенди!»

Удивившись, она воскликнула: «Альберт! Ты знаешь, что на самом деле назвал меня принцессой Кенди тогда?»

«Я? Интересно…» От наклона его губ было ясно, что он шутил.

К настоящему времени они достигли парка и отсюда могли дойти до «Счастливой клиники». Альберт выбрал тихий уголок, чтобы припарковать машину, где было не особо многолюдно.

Он выключил зажигание, но ни одному из них не хотелось выходить. Затем он посмотрел ей прямо в мерцающие глаза с серьезным лицом: «Кенди, ты до сих пор не сказала мне, почему именно ты доверилась подозрительно выглядящему парню. Во всяком случае, пока я не забыл, пожалуйста, имей в виду, что ты не должна доверять незнакомым людям так легко, особенно если этот незнакомец мужчина».

Она сразу же начала защищать себя, но не так, как хотелось бы: «Но как только ты снял темные очки, ты выглядел намного лучше! Ты больше не выглядел как пират!»

Она не могла забыть свою реакцию, когда впервые увидела его нежные глаза красивого голубого оттенка, как утреннее озеро. Эти глаза пленили ее, и она не боялась больше.

Но Альберт мог сказать, что она до сих пор не понимала реальную опасность доверять незнакомцам. Пытаясь вбить хоть какой-то смысл в ее голову, он сказал прозаичным тоном: «Мужчина остается мужчиной, хорошо он выглядит или нет. Тебе просто повезло, что это был я».

Она одарила его чистейшим взглядом. Затем он любезно добавил: «Ты знаешь, внешность может быть обманчива».

К настоящему времени Альберт посчитал, что достаточно читал лекции Кенди, и он должен действительно отвести ее обратно в клинику. Но когда он собирался открыть дверь, то услышал тихий голос: «Альберт, но ты только что рисковал жизнью, чтобы спасти меня из водопада…насколько плох ты мог быть?»

Он подавил желание закатить глаза на ее упрямство. Выдыхая глубоко, он ответил терпеливо: «Кенди, я говорю о чужих вообще, а не только обо мне».

Затем она опустила голову, по-видимому, погрузившись в глубокие мысли.

Он подозревал, что ни мисс Пони, ни сестра Мария не научили ее тому, насколько опасными могут быть мужчины. Тем не менее, зная, что она была молода и невинна, у него был внутренний спор, сколько он должен рассказать. Просто когда он подбирал соответствующие слова, чтобы пояснить свою точку зрения, он услышал шепот: «Ты знаешь, когда я впервые открыла глаза, то лежала в постели, накрытая теплым одеялом в твоей старой рубашке?»

«Подожди! - сказал он, недоверчиво смотря на нее, потому что не был уверен, что услышал правильно. - Ты была одета в мою рубашку?» Он повторил ее слова, сдерживая эмоции, чтобы самому успокоиться.

Она кивнула, устремив глаза на свои колени: «Я думаю, что ты сушил мою одежду у камина».

Альберт почувствовал, как будто вся кровь отхлынула от его головы. Тем не менее, он сумел спросить: «Почему ты не рассказывала мне об этом раньше?»

С трудом глядя ему в глаза, она прошептала: «Это было слишком неловко…»

Со всеми видами эмоций, взбунтовавшимися на лице, он сглотнул и снова откашлялся. Потом нервно спросил: «Ты рассердилась, что я переодел тебя?»

По неизвестным причинам она сознательно решила не отвечать ему непосредственно: «А ты как думаешь?»

Если бы она знала, что ее случайный ответ вопросом на вопрос вызовет поразительный поворот событий, она ответила бы ему прямо. Она совсем не рассердилась. К сожалению, уже было слишком поздно. Услышав вопрос, он ужаснулся, а затем последовало долгое испуганное молчание.

На самом деле воспоминание Кенди об инциденте у водопада так сильно поразило Альберта, что он уже не мог смотреть ей прямо в глаза. Он откинулся на спинку сиденья, вздыхая под чудовищностью своей вины. Он едва мог поверить, что просто, когда собирался сказать ей, что мужчины могут легко воспользоваться женщиной силой, он сам мог быть одним из таких мужчин. Альберт сильно изводил себя убийственными фактами против него – он переодел ее, пока она была без сознания и беззащитна, когда они были совсем одни в заброшенном домике. Что волновало его больше всего, так это то, что он не может узнать приставал ли он к ней на самом деле, пока его память не вернется.

Потом что-то осенило его. Он содрогнулся от мысли - кто на земле будет носить темные очки в помещении в ночное время? Один только этот факт показывал, что он был человеком с подозрительным прошлым. Знакомое чувство презрения к себе мгновенно вернулось назад в его сознание, напоминая о темных часах в палате номер 0, где почти все презирали и отвергали его. Но все, что произошло в горном домике, могло быть гораздо хуже, и он никогда не чувствовал себя так отвратительно.

Среди этой тишины Кенди могла видеть, как презрение постепенно заливает его черты, и лицо становится все бледнее и бледнее. Было страшно чувствовать, что Альберт настолько глубоко потерян в болезненных мыслях. Он опустился на сиденье ошеломленный, глядя в пространство.

Ее сердце билось все быстрее и быстрее, страх проникал сквозь нее, и она больше не могла терпеть эту смертельную тишину. Она хотела заговорить, но ее сердце упало, услышав, как он бормочет: «О Боже… Что же мне делать? Каким человеком я был?»

Кенди поняла, что зашла слишком далеко, она не хотела намекать Альберту, что он сделал нечто аморальное. Затем следующее, что он сказал, пронзило ей сердце: «Может быть, меня следовало арестовать… Я ведь был преступником… возможно, даже чудовищем…» Закрыв лицо от стыда, его безжизненный голос становился все ниже и ниже.

То, как он отреагировал на весь инцидент, существенно потрясло ее, и она чрезвычайно сожалела, что ее слова сломили ее возлюбленного. Запаниковав, она не задумываясь схватила его за руки и отдернула их от лица, заставляя взглянуть на нее. На грани слез, она серьезно заявила: «Я так сожалею, Альберт. Нет, я совсем не сердилась. Ты меня слышишь?»

Он бегло взглянул на нее, его черты затуманились. Он не был уверен, во что больше верить, ощущая боль внутри. Когда она поняла, что его дух выбит, она ослабила хватку с горячими слезами, текущими по щекам. Отчаявшись, она обняла его и уткнулась лицом в шею, громко плача. Когда ее слезы начали течь по его коже, его тело напряглось в ответ, вместо того чтобы возвратить объятия.

«Альберт, ты меня пугаешь…» - всхлипнула Кенди приглушенно. Ей никогда прежде не было так страшно, даже тогда, когда он думал о смерти в больнице. Затем она обняла его еще крепче, но его напряженные руки были по-прежнему по швам. Утешало только то, что он не оттолкнул ее.

Долгое время спустя, когда ее плач медленно стих, Альберт смело отодвинул ее. «Кенди, я ужасно извиняюсь за то, что случилось тогда. Кто знает? Я, возможно, обесчестил тебя», - сказал он удрученно.

«Нет!» - запричитала она, трясущимся голосом. Сразу выпрямившись, она отметила, что его глаза были закрыты в гневе. Боль была очевидна в его голосе, и, видимо, ему было совестно за то, чего он не совершал.

В ней росло раздражение от того, что он с упорством воображал худший сценарий. Стремясь держать голос под контролем, она сделала глубокий успокаивающий вдох. Затем твердо сказала: «Поверь, я вовсе не сердилась и абсолютно уверена, что ты ни сделал ничего неприличного в отношении меня».

Он выразил сомнения, не в силах сдержать тоску в голосе: «Откуда ты знаешь? Ты была без сознания, Кенди!»

Она вытерла слезы и подняла опухшие глаза. «Альберт», - начала она серьезно, ее изумрудные глаза были задумчивы, когда она смотрела на него. Они молчали, глядя друг на друга.

Затем она заговорила еще ласковее с убеждением: «Я просто знала. Я доверяла тебе».

Он наконец потерял терпение: «Видишь, Кенди? В этом как раз и проблема. Ты была ослеплена…»

Прежде чем Альберт смог закончить, Кенди вдруг сжала его лицо руками и поцеловала медленно и долго в щеку, что полностью застало его врасплох. Отстранившись, она убрала руки с его лица, нежно улыбаясь и не отрывая глаз. Он выглядел загипнотизированным, его глаза расширились, а лицо еще больше покраснело.

Кенди не знала, что только что овладело ей, но нисколько не жалела, что поцеловала его, если бы это каким-то образом уверило его в том, что она всегда доверяла ему с тех пор, как они встретились в горном домике. Затем она сказала теплым и ласковым голосом, соединившись с ним взглядом: «Альберт, я обязана тебе жизнью и никогда этого не забуду». [3]

К ее огорчению атмосфера мгновенно разлетелась, когда Кенди услышала какие-то шаги сзади. Она обернулась и, увидев доктора Мартина, стоящего недалеко от них, издала громкий вздох, выглядя более смущенной, чем когда-либо.

На самом деле врач беспокоился о них и не знал, что Альберт был за рулем сегодня. Он бродил по парку, пытаясь найти их, и вскоре наткнулся на сцену, в которой, как ему показалось, он не очень-то приветствовался. Когда он собирался оставить их в покое, его заметили.

«Ой, извините! Просто представьте, что меня здесь не было, и, пожалуйста, продолжайте!» Затем он быстро убежал.

Увидев, что врач уходит все дальше и дальше, она закричала: «Доктор Мартин!»

Кенди поспешно сама открыла пассажирскую дверь. Она вскочила на ноги и бросилась за ним, но через несколько секунд передумала и вернулась. Она посмотрела Альберту в глаза и сказал: «Я бы сказала тебе об этом раньше, но забыла. На самом деле ты отвез меня обратно к Леганам на лодке утром после проведенной ночи вместе в горном домике. Ты был джентльменом и не прикасался ко мне вообще».

Альберт застыл на месте, все еще не полностью оправившись от шока. Затем Кенди быстро его обняла, советуя, как заботливая мать: «Убедись, что примешь горячий душ, когда вернешься домой и согреешься. Береги себя, Альберт! Я лучше вернусь на работу».

Судя по тону ее голоса, она ничуть не беспокоилась по поводу поцелуя, как будто ничего не произошло между ними.

Наконец он очнулся от транса и понял, что совершенно забыл сообщить ей о своем плане на вечер. «Кенди!» - повысил он голос и быстро вышел из машины, но она уже скрылась из виду, оставив его одного.
Примечания автора:

Я хотела бы поблагодарить EnakaT, потому что она вдохновила меня своими мыслями о сцене у водопада. Как она отменила, в реальной жизни мы не должны доверять незнакомым людям так легко, даже если они хорошо выглядят. В случае Кенди, она доверилась Альберту так легко, даже если и была напугана его внешним видом вначале. Ни манга, ни роман «Кенди Кенди: финальная история» не дают нам причин в явном виде, поэтому я думаю, что могла бы попытаться объяснить это в своей истории. Приветствую любые мнения по этому поводу.

Пожалуйста, обратите внимание, что я не спасатель, так что очень благодарна Gosia Kin, которая поделилась знаниями со мной. Да, одежда замедляет нас, когда мы плывем, но она не утопит нас, если не носить ничего запутывающего ноги, что мешает им двигаться. То есть в одежде можно плавать, но это просто занимает больше времен и затрачивает больше сил. Если кто-либо из вас до сих пор считает, что сцена спасения не имеет никакого смысла, пожалуйста, дайте мне знать. Спасибо.

Сноски:

[1] Благодарю Gosia Kin за предоставленные ссылки на «симптомы сухого утопления». В сухом (асфиктическом) утоплении, некоторое количество воды или любой жидкости присутствует в легких, что приводит к неспособности поглощать кислород из вдыхаемого воздуха. В большинстве случаев сухого утопления, когда человек находится в воде в течение значительного периода времени, очень малое количество жидкости обнаруживается в легких во время аутопсии.

[2] Песня «Я хочу состариться с тобой» Вестлайфа действительно отражает желание Кенди провести остаток своей жизни вместе с Альбертом. ("I Wanna Grow Old With You" by Westlife). Обратите внимание, что стихотворение показано не полностью. Вы можете посмотреть замечательное видео на YouTube, сделанное PCRdeAndrew под названием «Я хочу состариться с тобой», которое содержит много красивых изображений из манги.

[3] Рассказ Кенди о событиях в горном домике основан на романе «Кенди-Кенди: финальная история», том 1, стр. 141-149 с подзаголовком «Сцена у водопада». То, что произошло рядом с водопадом в ККФИ отличается от того, что было в манге, но это лучше подходит для моей истории, поэтому я решила принять эту версию.


Последний раз редактировалось Nynaeve 23 окт 2017, 06:17, всего редактировалось 2 раз(а).

Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 21 июл 2017, 20:00 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 65
Примечание: Эта глава в основном базируется на манге.

Подтверждение: Я благодарна Trastuspies AR, которая помогла мне сравнить свою версию манги (французскую) с моей.

-Ms Puddle

Глава 11: Амулет.

Кенди говорила Альберту еще ласковее с убеждением: «Я просто знала. Я доверяла тебе».

Он наконец потерял терпение: «Видишь, Кенди? В этом как раз и проблема. Ты была ослеплена…»

Прежде чем Альберт успел закончить, он почувствовал пару рук на лице и осознал, что произошло нечто похожее на чудо. Он почувствовал ее влажные губы на щеке и на долю секунды подумал, я сплю?

Но прикосновение ее рук и губ говорили ему, что это реально. Он закрыл глаза, чувствуя трепет внутри, вдыхая ее запах. Ее лицо было так близко, что дыхание согревало щеки, и свободные локоны золотых волос щекотали нос. Излишне говорить, что он был больше, чем шокирован, и его внутренняя суматоха мгновенно сменилась замешательством и упоением, причем последнее, к счастью, перевесило.

Кенди отклонилась, он открыл глаза и увидел, что она смотрит прямо на него, говоря: «Альберт, ты спас мою жизнь, и я этого никогда не забуду».

Он был полностью покорен ее поцелуем, ласковой улыбкой, нежным голосом и пристальным взглядом. Кроме того, ее слова, казалось, несли большее значение, чем просто благодарность. Разбитый, со смешанными эмоциями он не знал, как реагировать. Вся эта ситуация была осложнена внезапным появлением доктора Мартина, и так же, как он и думал, Кенди побежала за врачом. Но вернувшись, сказала, что он отвез ее обратно к Леганам на лодке утром, проведя ночь вместе в горном домике, и был джентльменом.

Тот факт, что он не прикасался к ней вообще, когда она пришла в сознание в горном домике, действительно утешил и успокоил нервы. Это значительно помогло ему постепенно отогнать тревожные и разрушительные мысли из головы. Возможно, он не был столь уж отвратительным, как представлял.

Однако ее спокойный тон, которым она советовала позаботиться о себе, несколько смутил его, как будто никакого поцелуя никогда не случалось. В конце концов, это был не целомудренный поцелуй, который можно было бы дать брату или просто другу. Он знал, что в данный момент лучше не называть это любовью, но, тем не менее, это был поцелуй чувств. Кроме того, это, похоже, подтверждало его подозрения, что ее чувства к нему превзошли обычную дружбу.

Без сомнения, Альберт был так потерян в созерцании, что, казалось, застыл, как каменная статуя, и даже не заметил, что Кенди ушла, даже когда она повернулась несколько раз, чтобы помахать на прощание. Позже его размышления резко оборвались, когда он понял, что забыл сообщить, что собирался приготовить ужин в ее квартире, чтобы они могли насладиться едой вместе, как в старые добрые времена.

Он быстро вышел из машины и позвал ее, но обнаружил, что она исчезла. Он пытался бежать так быстро, как мог, чтобы поймать ее, прежде чем она вернется на работу, но не мог достичь нормальной скорости из-за мокрой обуви и влажных брюк. Наконец он пришел в клинику и был встречен у двери доктором Мартином.

«Посмотрите, кто здесь? Герой!» - воскликнул врач с преувеличением, ухмыляясь ему.

Явно смущенный теплым приемом, Альберт умолял: «Пожалуйста, доктор Мартин, прошу вас не говорите больше об этом». Затем он посмотрел вокруг клиники в поисках Кенди. Только тогда Пуппи подбежала к его ногам. Альберт осторожно поднял ее, нежно гладя с яркой улыбкой.

Конечно, врач знал, что Альберт был здесь не из-за него, поэтому поиздевался над ним, ухмыляясь: «Если ты ищешь свою возлюбленную, то ее сейчас здесь нет».

Это было удивительно. Ему потребовалась минута, прежде чем он понял, что Кенди была здесь, чтобы объяснить, почему они ушли так надолго, потому что доктор только что назвал его героем. Ему потребовалось еще больше времени, чтобы понять, что доктор назвал Кенди его возлюбленной.

Покраснев, он мягко ответил: «Доктор Мартин, это не то, что вы подумали. Мы до сих пор только друзья».

«Да, конечно! – врач отклонил насмешливо и захихикал. – Друзья не целуют друг друга, Альберт».

Будучи честно смущенным, он спросил без промедления, нахмурив брови: «Что вы имеете в виду?»

«Помните, что я был там, молодой человек?» Брови доктора Мартина двигались вверх вниз, дразня.

Только тогда Альберт понял, что врач неправильно истолковал. С того места где он стоял, можно было подумать, что они целовались.

Щеки его покраснели, как яблоко, при этой мысли, и он слегка повысил голос, чтобы поправить доктора с неотложностью в тоне и непроницаемым лицом: «Доктор Мартин, вы не так поняли!»

«Это как?» Врач поднял скептически бровь, бормоча что-то почти не слышно: «…но я видел руки на его лице…»

Доктор сомневался, но вскоре решил поверить Альберту.

Почему бы ему скрывать это от меня? В конце концов, я был их посредником в течение некоторого времени.

Потом он оправился, вздохнув: «Ну что ж... я почти хотел отпраздновать вместе с вами бутылочкой виски! Будь уверен, что я ничего не сказал об этом Кенди, прежде чем отослал ее».

Альберт был доволен, что Кенди не подозревала о недоразумении. Затем, чтобы отвлечь доктора, он поспешно сменил тему, спросив: «Вы снова ее отослали? Зачем?»

«Разве я не говорил, что сегодня она рассеянна? Я отправил ее до полудня купить дезинфицирующие средства для клиники, но она вернулась с пустыми руками», - с глубоким вздохом закончил доктор.

«Я тоже виноват, - защищал ее Альберт смягчившимся голосом. - Я должен был напомнить ей, прежде чем уехать...»

Похлопав его по плечу, врач продолжил за него: «... и вы ушли надолго». Затем он подразнил Альберта, шутя: «Но она сейчас выглядела счастливее, чем утром».

В это мгновение Альберт чихнул и быстро использовал это, чтобы оправдаться: «Простите меня, доктор Мартин. Мне лучше отправиться домой, чтобы переодеться до того, как моя простуда ухудшится. Я планирую поужинать с Кенди вечером и, конечно, не хочу все испортить. Пожалуйста, не говори ей об этом, потому что я хочу сделать сюрприз.

Врач, посмеиваясь, согласился: «Не беспокойся. Твоя тайна со мной в безопасности!»

Затем Альберт попрощался с доктором, взяв с собой Пуппи. Как только он вернулся домой, было большим облегчением избавиться от влажных ботинок и брюк. Принимая душ, он вспомнил, как Джуди дрожала от холода в промокшей одежде, даже когда была обмотана рубашкой. Он не удивился бы, если бы то же самое случилось с Кенди много лет назад в горном домике. Возможно, она была права, что у него действительно не было злых намерений. Вероятно, у него не было выбора, кроме как переодеть ее во что-то сухое и держать в тепле.

Хотя он все еще испытывал остаточное чувство вины, он решил больше не останавливаться на этих негативных мыслях. Бессмысленно вникать во что-то, что не имело ответа, подрывая его самооценку. Когда к нему однажды вернется память, он, возможно, вспомнит подробности; если он действительно был растлителем детей, он сначала даст знать Кенди, а затем позволит себя арестовать. Пока он решил оставить этот вопрос.

После горячего душа Альберт почувствовал себя отдохнувшим, радуясь, что прислушался к совету своей медсестры. Он надел куртку, чтобы держать себя в тепле более чем обычно. Постирав грязную одежду и положив обувь сушиться, он надел длинные сапоги. Покинув свою квартиру, он направился к Кенди. По пути туда прекрасное солнечное голубое небо еще больше оживило его настроение. Припарковав машину возле ее жилого дома, он направился к ближайшему магазину за продуктами. Он точно знал, что Кенди любит поесть, и узнал новые рецепты в ресторане. На самом деле, когда он был у нее непосредственно перед свадебной репетицией Даниеля, и понял, что его приходу будут рады в любое время, он уже собирался приготовить пир в честь того, что они снова будут близкими друзьями. Поспешив, он наконец добрался до магазина и увидел там мистера Гибсона.

«Давненько не виделись, молодой человек!» - воскликнул он, увидев Альберта и похлопав теплой, тяжелой рукой ему по плечу.

«Как дела, мистер Гибсон?» - вежливо вернул он ответ. А затем добавил: «Как Анна в Нью-Йорке? У нее все хорошо?»

«Хорошо... У меня хорошо, и у нее хорошо! На самом деле у меня есть письмо от нее для тебя», - ответил мистер Гибсон с сердечной улыбкой.

Альберт был немного испуган: «Письмо для меня? Здесь?»

«Да, мы только что получили его! Считай, что тебе повезло, Альберт! Иди, делай покупки, пока я принесу его», - сказал мистер Гибсон, поспешно уходя.

Высокий молодой человек начал собирать продукты с полок, пока ждал мистера Гибсона, и вскоре тот вернулся с письмом в руке.

«Вот, возьми, Альберт. Скажи, почему я не видел тебя здесь последние несколько недель? Я почти подумал, что ты уехал!»

«Хм…» Альберт заколебался, но кивнул ему впоследствии, говоря: «Я больше не живу с сестрой».

Мистер Гибсон был сильно озадачен известием. Нахмурившись, он с беспокойством спросил: «Что-то случилось? Сестра в порядке?»

Молодой человек испустил мягкий вздох и сказал: «У нее все хорошо, спасибо. На самом деле я ужинаю с ней сегодня вечером».

Владелец магазина смотрел на него недоверчиво, но решил не вмешиваться в его личную жизнь. Он похлопал еще раз Альберта по плечу и сказал: «Хорошо, если тебе что-нибудь понадобиться, пожалуйста, дай мне знать, ладно?» Затем он пошел в заднюю часть магазина.

Когда Альберт вернулся в квартиру Кенди, в момент, когда он открыл дверь, нежные воспоминания затопили его разум, так как это место было его домом в течение длительного времени. Когда он отпустил Пуппи, она почувствовала себя тоже как дома, и точно знала, что хотела сделать. С противоречивыми чувствами он вспоминал, что ходил в магазин за продуктами каждый день после работы и готовил ужин, ожидая возвращения Кенди с работы. За последние несколько недель после того как он съехал, он часто задумывался, как она справляется в его отсутствие. В письмах она упоминала, что скучает по нему и Пуппи.

Ему было не легко приспособиться. Он чувствовал себя настолько потерянным без нее и ненавидел одиночество, которое окутывало его время от времени. Он предпочел есть на кухне ресторана в шумной обстановке, работая долгие часы почти каждый день, чтобы свести к минимуму вероятность принятия пищи одному. К счастью, позже он стал немного занят свадьбой Даниеля, что к тому времени, когда приходил домой, уже слишком уставал, чтобы думать. Тем не менее, он часто мечтал о ней, особенно о беззаботных моментах, которые они делили друг с другом.

Поставив покупки на стол, он задумчиво осмотрелся на кухне, и обнаружил, что почти все до сих пор было там же, где и раньше, но его кружки больше не было рядом с ее. Вместо нее он увидел небольшой сложенный листок бумаги с его именем, написанным сверху. Медленно развернув, он начал читать.

«Дорогой Альберт,

Я так рада, что ты наконец-то здесь!

Если ты ищешь кружку, то посмотри внизу этого шкафа. Я положила ее в сумку вместе с пижамой и бритвой, которую ты давно потерял. Пожалуйста, не стесняйся забрать их, но знай, что не обязан этого делать. Ты всегда можешь вернуться. Это твой дом тоже.

Скучаю, Кенди».


Ее короткая записка чрезвычайно тронула его. Затем он наклонился, чтобы проверить низ шкафа, и действительно, все было аккуратно размещено внутри сумки. Рядом он заметил большой пакет продуктов, который купил накануне репетиции, и к его удивлению она не съела так много, как предполагалось.

От ностальгии глаза стали влажными, когда он смутно вспомнил, что она упоминала об этих предметах в письмах и сказала, что он может зайти в любое время, чтобы забрать их. Он подумал, тосковала ли она так же, как он скучал по ней. Бумага выглядела изношенной, как будто ее складывали и разворачивали снова и снова. Он мог практически представить выражение разочарования, когда она возвращалась домой, найдя записку нетронутой.

Тем не менее, хоть он и скучал по ее обществу, но чтобы защитить ее имя, он решил не рисковать и не жить вместе с ней, если они не поженятся. Да, она простила его, но теперь их отношения перестали быть платоническими, потому что она знала о его чувствах, несмотря на то, что по его письму можно было бы предположить, что он хотел для нее быть только близким другом или старшим братом.

Закрыв глаза, он глубоко вздохнул. Он полагал, что мог бы привести в порядок ее квартиру, так как было слишком рано, чтобы начинать готовить. Он все время делал за нее все домашние дела и не возражал против этого. Вымыв посуду в раковине, он прошел в гостиную и увидел свою записку, оставленную на столе после свадебного приема прошлой ночью. Подняв взгляд, он рассмеялся, увидев, как ее одежда разбросана на нижней двухъярусной кровати. Покачав головой, он вошел в спальню и взял ее, чтобы положить обратно в шкаф, но вскоре что-то привлекло его внимание.

Он был поражен, увидев собственный портрет. Его сердце забилось, и слегка трясущимися руками он поднял его и увидел подпись Анны в углу. Он был очень впечатлен ее талантом и изумился, как она могла захватить его выражение и особенности до таких деталей. Неизбежно, тот шокирующий момент с ней в парке всплыл в голове.

Вытащив себя из мыслей, он продолжал убирать остальную одежду Кенди на место. Но к его удивлению он находил все больше и больше своих портретов. Как и ожидалось, все они были нарисованы Анной. Аккуратно сложив рисунки в стопку на столе, он подумал:

Как Кенди получила их от Анны? И почему они под одеждой на кровати?

С этими вопросами Альберт наконец вспомнил, что у него есть письмо Анны. По дороге на кухню, чтобы взять его, он почувствовал, что его пульс ускоряется, как в нем усиливается надежда. Портреты, казалось, означают, что Кенди хотела видеть его. Вместе с тем, что случилось сегодня, он был почти уверен, что она влюбилась в него.

Тем не менее, он быстро сдержал вспыхнувшую надежду, борясь с волнением, шевелящимся в груди. Вспоминая их разговор в машине, когда он сказал ей, что кроме мисс Пони и сестры Мария у нее есть он, Альберт должен был признать, что разочаровался от того, что она не сказала ни слова. Другими словами, она не ответила так, как он хотел бы, хотя, казалось, она глубоко тронута его словами.

С легкой нерешительностью он залез в сумку, чтобы достать письмо Анны, задаваясь вопросом, что она скажет.

«Дорогой Альберт,

Как дела? Ты все еще сердишься на меня?

Мне очень хорошо в Нью-Йорке, и я встретила много известных актеров и актрис на Бродвее, потому что моя работа состоит в том, чтобы писать афиши для их новых пьес.

Ты знаешь, что более чем подходишь, чтоб быть одним из них? Я уверена, что твой красивый внешний вид и высокая импозантная фигура произведут хорошее впечатление здесь. Может быть, когда-нибудь ты рассмотришь эту идею, когда устанешь от приготовления пищи на кухне в ресторане?

Я думаю, ты, вероятно, не знаешь, что я разговаривала с Кенди о тебе пару раз (да, за твоей спиной). Я сказала ей, что хотела бы попробовать тебя забыть, оставив Чикаго. Ну, пока я с треском провалилась. Я начала встречаться с некоторыми молодыми людьми здесь, чтобы попытаться заставить любовь к тебе уйти... но это только заставляет меня больше тосковать по тебе.

Я говорила себе много раз, что не буду беспокоить тебя своими письмами, поэтому написала только Кенди. Я уверена, что она должна была уже получить его к тому времени, когда ты читаешь это. Однако вскоре после того, как послала ей письмо, я не могла сдерживать себя больше, но в то же время я как бы играю с судьбой, послав его в магазин отца. Я знаю, что он, может быть, передаст тебе, а, может, и нет.

Как тебе нравятся мои рисунки или ты не видел их еще? Я дала Кенди немало твоих портретов, и я даже нарисовала ее, прежде чем покинуть Чикаго. К сожалению, я не смогла, кажется, правильно передать ее глаза.

Альберт, я никогда не забуду свой первый поцелуй. Пожелай мне удачи, чтобы найти кого-то, кого я полюблю, а он будет любить меня. Как насчет тебя? Я забыла спросить, знает ли счастливица о твоих чувствах. Если нет, я желаю тебе всего наилучшего.

Искренне твоя, Анна.

PS: Пожалуйста, не стесняйся читать мое письмо Кенди. Она все знает».


Альберт был более чем охвачен благоговейным страхом после прочтения этого честного, но умопомрачительного письма Анны. Что она имела в виду, когда писала, что Кенди все знает? Его мысли путались, когда он пытался собрать воедино то, что они могли бы обсуждать о нем за его спиной.

Мог ли он предположить, что Кенди знала о чувствах Анны и даже о том, что она обманом поцеловала его? Если это так, как вышло, что она ничего не говорила ему все это время?

…это доказывает, что ты не так важен для нее, как хотелось бы… ты еще раз предался ложной надежде, что она влюбилась в тебя…

Думал Альберт удрученно. Конечно, он хорошо знал, что такое ложная надежда. Такая надежда, бесплодная и разочаровывающая, несколько разрушила их дружбу. Но как он мог объяснить его портреты на кровати? Куда она положила свой портрет? Как насчет ее затяжного поцелуя в щеку? Он не мог отрицать нежности в ее слезящихся глазах, когда она смотрела на него после. Это убеждало его, что теперь она относилась к нему с более чем братской привязанностью.

По-видимому, он больше не мог держать путаницу внутри, поэтому становился все более и более нетерпеливым, чтобы увидеть ее снова. Он решил урегулировать этот вопрос сегодня с ней раз и навсегда. Если она в конечном итоге оттолкнет его, пусть так и будет. Размышляя над различными способами, с помощью которых мог бы узнать правду, он решил, что самое лучшее непосредственно поговорить с ней, потому что устал играть в угадывающие игры. В то же время, однако, он предостерег себя строго, что не должен вообще ничего ожидать.

Затем он понял, что время поджимает, поэтому положил письмо Анны обратно в пакет и начал работать на кухне. Прошло много времени с тех пор, как он в последний раз готовил себе полноценную еду. Тем не менее, он знал, что у него это хорошо получается, поэтому готовка не заняла слишком много времени. Вскоре ее любимый суп был почти готов. Затем он проверил часы и посчитал, что Кенди должна вернуться в любую минуту.

Желая сделать ей сюрприз, он выключил печку, чтобы было все тихо. Потом сел за обеденный стол с Пуппи и стал пить чай из своей кружки. Несмотря на теплый свет заката, проливающийся через окно, он начал чувствовать легкую головную боль. Наклонившись вперед на локтях, он помассировал виски, интересуясь, было ли это вызвано холодом или это был знак, что он, может быть, вспомнит что-то из прошлого.

Но головная боль было не то, что волновало сейчас. Тот факт, что Кенди не было до сих пор дома, беспокоил его. Альберт ходил неприкаянный по гостиной, размышляя, стоит ли ему пойти и забрать ее из клиники.

Может быть, доктор Мартин хотел, чтобы она подольше осталась, чтобы компенсировать свое время сегодня?

Но в ближайшее время он исключил эту возможность, потому что врач знал, что он ждет Кенди у нее дома. В конце концов, он решил предпринять какие-нибудь шаги, а не тянуть волынку. Таким образом, он оставил записку, написав:

«Дорогая Кенди,

Я забыл тебе сказать, что планировал поужинать с тобой в этот вечер, но я ждал-ждал, а ты до сих пор не обнаружилась. Если ты увидишь эту записку, я все еще могу искать тебя, но, пожалуйста, оставайся дома. Я вернусь, чтобы проверить еще раз.

Альберт.

PS: Если ты голодна, пожалуйста, поешь и не жди меня».


Он положил записку на кухонный стол возле супа, чтобы она могла обнаружить ее сразу же, как вернется домой. Затем он поднял Пуппи и направился в «Счастливую клинику» пешком, в надежде встретить ее на пути. Солнце уже садилось за горизонт, окрашивая небо ярко-розовым и оранжевым.

Однако к тому времени как прибыл в клинику, он испытал шок, когда доктор сказал ему, что Кенди недавно ушла.

«Доктор Мартин, она ничего не говорила, куда собирается пойти?» - с тревогой спросил Альберт.

Озабоченно подняв седую бровь, доктор покачал головой и ответил: «Нет. Она просто поблагодарила меня за то, что позволил ей сделать перерыв в полдень. Конечно, я не сказал ей, что ты ждешь ее дома».

В то же время Альберт заставил себя успокоиться, чтобы подумать логически о том, что делать дальше, пытаясь мыслить позитивно.

У Кенди могли быть свои планы на этот вечер… она просто нам не сказала…

Затем он увидел детей, играющих прямо за пределами клиники, поэтому попросил доктора Мартина помочь поговорить с ними на всякий случай. Тогда врач подошел к маленькой девочке, спрашивая: «Ты помнишь мою медсестру Кенди?»

Она кивнула врачу, показывая беззубую улыбку: «Да, она очень хорошая и всегда веселая».

«Были ли вы ребята, здесь, когда она покинула клинику?» - сразу стал допрашивать врач.

Ни один из них не видел ее, к сожалению. Когда Альберт постепенно терял оптимизм, он услышал голос над головой: «Я видел ее».

Они все посмотрели вверх и увидели подростка, свободно сидящего на ветке дерева. Он лениво сказал: «Я видел, что она уезжала с незнакомцем».

«Незнакомцем? Что ты имеешь в виду?» - сразу же спросил Альберт, пытаясь выровнять голос, хотя и чувствовал, что желудок сжался в тревоге.

Мальчик посмотрел вскользь вниз и сказал: «Я никогда не видел этого человека в этом районе. Как еще можно относиться к человеку, которого не знаешь?»

Альберт решил не спорить с подростком. Принимая желаемого за действительное, он подозревал, что незнакомцем, может быть, Арчи. Поэтому он вежливо спросил: «У него были длинные или короткие волосы?»

Мальчик покачал головой: «Я не помню и не обращал особого внимания».

Альберт медленно терял терпение, потому что подросток совсем не хотел сотрудничать, но вдруг он неожиданно добавил: «Я видел, как она села в машину, и они поехали туда». Мальчик слегка наклонил голову, показывая направление.

Спасибо, это важно знать…» - с благодарностью сказал Альберт, глядя вверх. Насколько он знал, этот путь ведет не к городу, так куда человек повез Кенди?

«Ты не помнишь его автомобиль? Какого цвета или марки?» Альберт не хотел еще сдаваться.

Мальчик пожал плечами и ответил: «Я на самом деле не глядел на них. Хотя, вы знаете, теперь я думаю, что у незнакомца были короткие волосы».

«Спасибо, еще раз за помощь», - искренне сказал Альберт. Он мог, по крайней мере, смело исключить, что Кенди уехала с Арчи, но это вызывало еще большую тревогу. Кто был этот человек? Знала ли она его?

«Альберт, это может быть не так плохо, как ты думаешь. Возможно, Кенди знает его?» Доктор хотел утешить его, так как он был явно в растерянности, не имея ни малейшего представления, как действовать дальше.

Закусив губу, Альберт нервно взглянул на него: «Доктор Мартин, она, вероятно, уже дома, и я для начала пойду туда, чтобы убедиться в этом».

Затем услышал обеспокоенный голос доктора Мартина: «Что если ее нет дома? Что ты собираешься делать?»

Тяжело вздохнув, Альберт сказал решительно: «Если это так, я буду искать ее, поехав в том направлении».

«Но это как искать иголку в стоге сена? Ты уверен, Альберт?» - сказал врач, подняв брови, углубляя морщины на лбу.

«Я знаю… - признался Альберт неохотно. – Я не совсем понял свой план, но у меня нервное ощущение, что она в опасности, и я не могу просто сидеть и ничего не делать».

«Хорошо, пусть Бог благословит вас обоих», - вздохнул доктор Мартин, отступая. – Но прежде чем идти, позвольте мне дать тебе кое-что». Затем врач бросился обратно в клинику. Альберт не имел ни малейшего представления о том, что врач имел в виду, но он все равно последовал за ним. Затем доктор вернулся с пальто в руке: «Альберт, это может пригодиться. Ты никогда не знаешь».

Альберт искренне поблагодарил доктора за вдумчивость и помчался обратно к дому Кенди так быстро, как мог, держа Пуппи крепко в руках. Он попытался проглотить комок в горле, когда взлетел вверх по лестнице в квартиру, но открыв дверь, к его ужасу ее нигде не было видно. Не задумываясь он быстро открыл один из шкафов и взял пакет с продуктами с собой. Бросившись к своей машине, он искренне молился, что Кенди будет в безопасности, и он сможет каким-то образом найти ее.

Он продолжал движение в нужном направлении, которое медленно вывело его из города в сторону пригородных районов. По краям длинной извилистой дороги едва ли можно было встретить жилье, только холмы и деревья, и это беспокоило его больше всего. Почему Кенди отправилась в пустынное место с мужчиной? И кто он?

Вскоре он обнаружил, что едет вдоль огромного, но мирного озера, но он был абсолютно не в настроении восхищаться прекрасной луной, отражающейся в воде, и смотреть на звезды, ярко сияющие в ясном ночном небе. Он понятия не имел, куда едет, но ужасная мысль о том, что Кенди в опасности, все больше тревожила его, заставляя напрягаться. Его руки бессознательно так крепко держали руль, что пальцы побелели, а правая нога вдавила педаль газа в пол, выжимая предел из бедной старой машины, чтобы бежать с максимальной скоростью.

Фары становились все тусклее и тусклее, и за короткое время они полностью погасли. Альберт не мог ехать без них в темноте, но прежде чем успел среагировать, рулевое колесо уже не могло управлять автомобилем, который так сильно трясся, что казалось готов развалиться в любую секунду. Инстинкт подсказал ему покинуть машину прямо сейчас, поэтому он быстро схватил Пуппи и без промедления выпрыгнул из машины.

Едва успев сбежать, Альберт был в полном шоке, увидев, как машина свалилась с холма, и колеса оторвались одно за другим. Озадаченный тем, как Даниель отреагирует на то, что его старой машине пришел конец, он мог, по крайней мере, поблагодарить Бога за то, что они с Пуппи в безопасности. Но что делать дальше? Без машины он больше не может искать Кенди в такой отдаленной области. Тяжело дыша, он понял, что покрылся холодным потом, и его головная боль усилилась.

Что делать, если Кенди уже дома? Она, вероятно, прочитала мою записку и может беспокоиться… но я не могу вернуться туда без автомобиля.

Альберт застегнул куртку туже, чтобы согреться от прохладного вечернего ветра. Туман начал сходить с озера, и он вернулся к машине, чтобы захватить с собой пальто на случай, если оно понадобиться Кенди. Теперь ей должно быть холодно, если она не в помещении.

Но какова вероятность того, что она здесь? Может быть, она развлекается у кого-то? Если это так, что я здесь делаю?

Будучи обескураженным и измученным от долгого дня, он почувствовал, что отказался от бесцельных поисков, но через секунду прекрасное лицо Кенди появилось в сознании. Тот факт, что она отчаянно искала его всюду, когда он покинул больницу, дал ему силы, в которых он крайне сейчас нуждался. Если она могла это сделать, заботясь о нем, он мог бы сделать то же самое, если не больше. Крошечный голос внутри него вселял мысль, что она где-то в опасности, и он не мог вынести мысли, что она могла пострадать. Он содрогнулся от думы, если кто-то действительно причиняет ей боль, он не простит себя за то, что даже не попытался помочь.

Нельзя терять ни минуты! Я уже здесь и мог бы продолжать идти несмотря ни на что.

Он положил Пуппи себе на плечо и продолжил двигаться в том же направлении пешком, не имея ни малейшего представления, где она может быть. Он чувствовал панику, поэтому продолжал серьезно молиться.

О Боже, пожалуйста, отведи меня к Кенди и предохрани ее от вреда.

Всюду было тихо кроме редких звуков крыльев птиц. Затем он увидел лес недалеко впереди и поспешил к деревьям, не зная почему. Прямо на опушке леса он услышал громкий гудок совы, что неизбежно вызвало жуткое чувство. Он собрался войти в лес, и как только глаза привыкли к тусклому свету, он узнал знакомый силуэт поблизости. С учащенным пульсом он осторожно подошел к нему, чтобы не ошибиться, едва двигаясь, когда приближался. Сидя спиной к нему, девушка наконец осознала его присутствие и быстро развернулась. Когда его взгляд встретился с ее широко открытыми глазами, она пялилась на него, как будто только что увидела призрак. В то же время он пришел в ужас, увидев, что ее платье слегка потрепано, лицо частично размазано грязью, и одно колено ободрано. Но независимо от того, что случилось с ней, он испытал более чем облегчение, что в конце концов нашел ее.

С озабоченностью Альберт нежно позвал ее. Кенди, казалось, проснулась от изумления, услышав его голос, и ее лицо мгновенно стало сияющим. Она бросилась к нему, снова и снова повторяя его имя. Явно вне себя от радости, он также сделал большой шаг вперед, чтобы приблизиться. Глядя друг на друга, он прошептал: «Кенди, я искал тебя везде». Она быстро извинилась: «Мне очень жаль, Альберт. Ты, должно быть, беспокоился...» Затем она опустила голову от стыда.

Ничего не говоря, Альберт крепко обхватил ее, что она взвизгнула, когда он оторвал ее от земли и закружил. Прекратив вращение, он прижал ее голову к своей груди. «Кенди, теперь ты в безопасности... и это все, что имеет для меня значение...» Не владея словами, чтобы передать эмоции, его дрожащий голос затих. Два близких друга продолжали стоять под звездным небом долгое время в тишине, прижимаясь друг к другу.

Кенди была действительно тронута словами Альберта, поэтому она наслаждалась моментом близости. С закрытыми глазами она могла слышать его ровное сердцебиение очень четко, и этот ритм всегда мог ее успокоить. Вспоминая то, что с ней случилось, она чувствовала себя более защищенной и взлелеянной, чем когда-либо, будучи снова в его объятиях.

Несколько мгновений спустя Альберт неохотно отпустил ее. Из любопытства она спросила: «Как ты сюда попал? Ты не мог найти меня пешком...»

Он кивнул, улыбаясь смущенно: «Ты права, Кенди, я приехал на машине».

Тогда она осмотрелась, видимо, ища машину, и он сказал, что автомобиль уже разбился. Она очень удивилась, услышав это, и, когда он повел ее туда, объяснил, как она развалилась по пути.

«Кенди, я сожалею, что не смогу отвезти тебя домой сегодня. Без машины нам придется остаться здесь на ночь, и надеюсь, мы сможем завтра как-то вернуться в Чикаго».

«Все в порядке, Альберт. Пока ты будешь со мной, я не буду бояться», - ответила Кенди от всего сердца. В этот момент он увидел, как она слегка дрожит от холода. Не сказав больше ни слова, он аккуратно накинул пальто ей на плечи, которое было слишком велико для ее маленькой фигурки. «Помнишь его, Кенди?»

Она пыталась вспомнить, качая головой. Вдруг широко открыв глаза, она воскликнула: «О, его мы позаимствовали у доктора Мартина после нападения льва?»

Он кивнул, улыбаясь, и любезно спросил: «Ты еще не ела, Кенди?» Ее живот ответил на это урчанием. Смеясь, он сказал девушке, лицо которой порозовело: «Вообще-то, я тоже!» Тогда он отправился к разбитой машине, чтобы взять пакет с едой, который привез с собой.

«Какой ты заботливый, Альберт! - воскликнула она с восторгом. - Это продукты, которые ты купил для меня, не так ли?» Он кивнул, слегка улыбнувшись.

«Значит, ты ходил домой... я имею в виду... в мой дом, чтобы забрать их?» - недоверчиво спросила она.

«Да, я расскажу тебе почему чуть позже», - ответил он, все еще улыбаясь.

Потом они нашли хорошее место, чтобы присесть на траву на берегу озера и насладиться «ужином». Альберт рассказал о своем первоначальном плане – провести с ней вечер, и как он узнал от подростка, куда она поехала от «Счастливой клиники».

«Прости, мне ужасно жаль, Альберт. Я понятия не имела, что испортила твой план… какая неприятность…» - сказала она с раскаянием, ее скорбный голос становился все ниже и ниже.

Его улыбка исчезла, и он посчитал, что сейчас подходящее время. «Так, Кенди». Он сделал паузу, чтобы взять ее за руку, взглянув вопросительно. «Что случилось?» - тихо спросил он абсолютно без упрека.

В одно мгновение она надулась, закусив нижнюю губу. Расстроено взглянув на него, ее щеки покраснели немного, как будто она упрекала себя. Она была более чем готова к его лекции, и знала, что заслужила ее, особенно после сегодняшнего разговора о недоверии к чужим. Тем не менее, он выглядел таким добрым и прощающим сейчас, даже не придав себе суровый вид.

После нескольких минут молчания она заговорила с промелькнувшим раздражением, теребя нервно пальто: «Кто-то обманул меня… сказал, что Терри в Чикаго и ждет меня…»

Услышав это, Альберт был ошеломлен, бессознательно сжав ее руку, его сердце упало. Но он быстро спрятал свои чувства. Терри? Она ушла с мужчиной, чтобы увидеть Терри?

Не сознавая его боли, она продолжала с гневом в голосе: «Но там меня ждал этот гнусный Нил!»

Пораженный тем, что Кенди проделала весь этот путь, чтобы увидеться с Терри, он едва мог ее слушать. Он был уверен, что единственная причина, по которой ее так легко обманул Нил, заключалась в том, что она все еще очень любит Терри и очень беспокоится о его благополучии.

О Боже! Я не могу поверить, что это происходит снова… разочароваться, когда у меня вновь появилась надежда… но, по крайней мере, это избавило меня от того, что я оказался бы глупцом, спрашивая, один ли я сейчас в ее сердце …

Пока что, настолько насколько он хотел бы утешить уязвленного друга, он не мог реагировать сдержанно. Сначала ему пришлось разобраться со своими разбитыми надеждами и противоречивыми эмоциями. Он бросил на неё взгляд, она начала тихо плакать, поджав губы в презрении, вероятно, вспоминая, что случилось. Он заставил себя дышать спокойно, размышляя, как утешить ее. Тогда без предупреждения Кенди бросилась вперед, чтобы снова укрыться в его объятиях, крича с тоской: «Нил, я не прощу его за то, что он сделал со мной...» Она замолчала, энергично качая головой.

«Кенди…» Альберт задумчиво сложил руки вокруг ее нежных плеч, воображая, что Нил мог сделать с ней. Потом он вспомнил свою реакцию, когда нашел ее в лесу. Нил пытался обесчестить ее? Кенди смогла сбежать?

Задаваясь вопросами, у него перехватило дыхание, и сердце безумно колотилось в груди, осознав, что могло случиться, прежде чем он нашел ее, но не осмелился спросить об этом сейчас. Увидев, что ее платье не разорвано, он немного успокоился, но ее возбужденного состояния было достаточно, чтобы разбить ему сердце. После некоторой внутренней борьбы он многозначительно посмотрел на девушку, которую обнимал. С глазами полными жалости он прочистил горло и сказал: «Нил жалок... кажется, он не знает других способов любить...»

Подняв голову, Кенди взглянула на Альберта с беззащитным выражением, слезы все еще сохранялись на ее румяных щеках. Когда он увидел ее глаза, полные слез, его сердце переполнилось состраданием. Любовь к ней побудила его к тому, что он чувствовал, что признается в своих чувствах прямо в эту минуту, независимо от того, что сделал с ней Нил. Их лица были близко друг к другу в этот волшебный момент, он мог бы легко преодолеть разрыв и поцеловать ее.

Но наклонившись, он отчитал себя строго в одно мгновение. Он не мог повторить ошибку еще раз, если ценил свое здравомыслие, особенно, что было очевидно, что ее сердце все еще принадлежит Терри. Тем не менее, он не смог удержаться и целомудренно поцеловал ее в лоб, говоря: «Это амулет, чтобы забыть обо всем плохом».

Как только губы коснулись шелковистой гладкой кожи, Альберт должен был мягко отодвинуть Кенди, чтобы обуздать свои чувства. Однако он отметил заметное изменение в ее лице. Она казалась испуганной, ее щеки покраснели, но он увидел, как улыбка посмеивается в уголках ее губ. Он не догадывался, что она была немного разочарована тем, что он только быстро поцеловал ее в лоб. Именно тогда он заметил ее подвески. Не удержавшись, он подобрал их, чтобы рассмотреть поближе.

«Кенди… это…» - спросил Альберт, заинтересовавшись странным значком. Я видел это раньше? Выглядит знакомо…

Хотя Кенди рассказывала Альберту много раз о принце с Холма, она никогда не показывала ему брошку. Но вместо того чтобы сказать ему прямо, она игриво ответила, ее глаза сияли озорством: «Это мои амулеты, чтобы отгонять злых духов!»

Он осознал, что она использовала слово «амулет» для обозначения подвесок, как и он поцелуй, поэтому сверкнул взглядом, подтрунивая: «Кенди, так как ты носишь эти невероятные вещи с собой, ты должна чувствовать себя в безопасности в любое время!»

Неожиданно он чихнул. Она быстро подвинулась, чтобы сесть рядом с ним, предлагая разделить половину пальто с ним. Недолго думая, он вежливо отказался: «Нет, спасибо, Кенди». Она понятия не имела, что он не хотел уступать соблазну делить с ней пальто всю ночь.

«Тебе это нужно больше, чем мне. Я приехал за тобой, но мне жаль, что мы, в конце концов, оказались в такой ситуации…» - сказал он с сожалением.

«Нет, Альберт, - прервала она его сразу, размахивая руками. – Я очень рада, что ты приехал за мной». Затем вдумчивый взгляд появился в ее пленительных глазах. Она указала на свой лоб с широкой улыбкой, и ее мерцающие глаза остановились на нем: «Я должна поблагодарить тебя. Твой амулет тоже эффективно работает!»

Он улыбнулся с сияющим лицом в ответ, а Пуппи терлась об руки. Он не ожидал, что она будет снова упоминать его «амулет», но, казалось, она искренне удовлетворена им, поэтому заметил с ликованием: «Приятно слышать!»

Она немного переместилась и, не сказав ни слова, прильнула к его плечу, как будто это было так естественно для нее. Конечно, он не возражал против того, чтобы она склонилась ближе.

Альберт... всякий раз, когда мне грустно или я в беде, ты всегда рядом со мной…

Не обращая внимания на ее мысли, он считал, что она, должно быть, устала сейчас, поэтому попросил Пуппи быть спокойной. Потом услышал, как она сказала: «Альберт, это пальто очень удобное и теплое. Спасибо».

Она звучала устало и сонливо, ее черты смягчились. С нежной улыбкой он мягко сказал: «Спи спокойно, Кенди».

Она прижалась еще ближе, ее дыхание стало медленнее и глубже. В конце концов, ее голова упала ему на руку, когда она заснула. Волна нежности захлестнула его, зная, что она доверяет ему без утайки, и это значительно помогло ему отбросить остаток сомнений, что он был преступником в прошлом. Все еще считая абсурдным, что он носил темные очки в ночное время, когда впервые появился перед ней много лет назад, как если бы он скрывался от кого-то, но это не беспокоило его столь сильно, как раньше.

Через некоторое время даже Пуппи уснула у него на коленях, но он отказывался даже задремать, считая, что обязан стоять на страже. Слушая стрекотание сверчков, он сорвал несколько травинок и закрутил их между пальцами, чтобы скоротать время. К сожалению, его головная боль становилась невыносимой, и он даже начал чувствовать лихорадку. Он потер виски, и услышал разговор Кенди во сне: «Терри…»

Он взъерошил светлые волосы, сокрушенно посмеиваясь.

Я должен оставить ее в покое и вернуться позже... уважать ее личную жизнь, даже когда она говорит во сне...

Когда он попытался отодвинуться от нее незаметно, не нарушая сна, она продолжила свой ропот: «...возвращайся на Бродвей... следуй за мечтой...»

Услышав, что она, кажется, просит Терри вернуться в Нью-Йорк, Альберт не мог не остаться, хотя его совесть отругала его, что она могла раскрыть свою тайну во сне. Потом он услышал: «Я сдержала обещание… я счастлива…»

Пока он вел дискуссию с совестью, он был рад это услышать, хотя и не знал, что сделало ее счастливой. Затем она пробормотала: «… с Альбертом…»

Он был ошарашен, и его сердце мгновенно ускорилось.

Кенди подразумевает, что она счастлива сейчас со мной? Может я переутомился или сбит с толку?

С комком в горле и слезами на глазах он не мог поверить, что услышал что-то из глубины ее души. Для него это был большой шаг в их отношениях, и он понял со стыдом, что пришел к неправильным выводам, недопонимая Кенди. Она пришла, чтобы встретиться с Терри, вероятно, потому что хотела сказать ему, чтобы он вернулся на Бродвей осуществить свою мечту, и что теперь она счастлива и без него.

Кенди… давай откроемся друг другу… без страха причинить боль или быть отвергнутыми…

Он мог только пожелать, чтобы они могли сесть и поговорить, когда вернутся в город. Он сидел, глядя в густую, почти осязаемую темноту, его разум медленно опустел. Стараясь изо всех сил бороться с сонливостью, на него нахлынула огромная волна усталости. В конце концов, это был долгий насыщенный день. Ритмичное биение сна Кенди убаюкало его, и их дыхание постепенно стало синхронным. Шепот листьев доходил до него, как колыбельная, и веки опускались, закрывались, трепетали и снова закрывались. Вскоре он тоже спал.

Через несколько часов наступило утро. Небо прояснилось, и первый проблеск солнца осветил окрестности. Вскоре Кенди проснулась. Протерев глаза и зевнув, она вдруг обнаружила, что спала рядом с Альбертом, используя его грудь в качестве подушки. Он еще спал, развалившись на траве. Пуппи тоже была в сказочном мире, свернувшись калачиком рядом с ней.

Мгновенно она почувствовала, как ее щеки потеплели, и сердце забилось сильнее, потому что они практически спали вместе всю ночь. Она поспешно села и заметила, как утренняя роса опустилась на его волосы и одежду, словно крошечные шарики жемчуга. Красивые утренние лучи солнца постепенно поднимали окружавший туман, и сверкающее голубое озеро явилось пред ней.

С нежными чувствами она смотрела на него, человека, который завоевал ее сердце, думая, что у него глаза такого же цвета как это озеро.

Именно тогда, даже будучи одетой в пальто, Кенди стало зябко из-за ветра с озера, поэтому Альберт тем более должен был замерзнуть, но потом она вспомнила, что его тело казалось теплым, может быть, слишком теплым. В то же время она заметила, что он выглядит очень бледным.

Без колебаний она проверила его температуру. Похоже, у него была лихорадка, и лоб был горячим. Она в панике встала, не зная, что делать дальше.
Примечания автора:

Эта глава основана на еще одной из моих любимых сцен в манге. Те читатели, которые знакомы с ней, могли заметить, что я немного изменила ее, чтобы соответствовать моей истории, но я старалась изо всех сил оставаться верной исходной версии.

Обратите внимание, что в англоязычной версии манги вообще не используется слово «амулет». Я думаю, что это печально, потому что и моя версия, и французская использовали это слово для поцелуя Альберта в лоб Кенди, а она также использовала это слово, чтобы обозначить брошку принца и крест мисс Пони.


Последний раз редактировалось Nynaeve 24 окт 2017, 06:13, всего редактировалось 2 раз(а).

Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 23 июл 2017, 19:14 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 65
Глава 12: Дома.

Альберт казался таким, спокойным, поэтому у Кенди не было бы сердца, если бы она потревожила его сон. И все же она хотела проверить еще раз, действительно ли у него температура.

Она осторожно опустилась на колени рядом со спящим телом, наблюдая за мягким вздыманием и падением его груди. Обычно он не сопел, но делал это теперь из-за заложенного носа. Его спящий вид напомнил ей о первом дне в палате номер 0, когда он лежал в постели без сознания. До этого она знала только то, что у него пара ярких голубых глаз, и не знала, что на самом деле он был красивым мужчиной со светлыми волосами, потому что у него была густая борода, а также более темные волосы и он закрывал глаза большими солнечными очками большую часть времени.

Прямо сейчас он тоже выглядел бледным, но во сне он был еще красивее. Его лоб был частично скрыт прядью волнистых волос. Утренняя тень щетины покрывала подбородок и нижнюю часть щек, заставляя выглядеть мужественно, а не неопрятно. Несмотря на то, что они жили под одной крышей в течение нескольких месяцев, так как он рано вставал, а ей нравилось поспать, она редко видела его с ночной щетиной. Поэтому для того, чтобы прогнать эти забавные размышления, она приказала себе заняться делом.

Нависая над ним, она легонько убрала волосы с его лица. Но как только она положила ладонь на его лоб, он проснулся, уставившись на нее с замешательством, отраженным в широких глазах.

Полностью изумленная она ахнула и быстро отдернула руку, как будто только что коснулась чего-то горячего. Так как ее голова закрывала его от солнца, как только она переместилась, он сразу вздернул руку, чтобы оградить глаза от яркого света, щурясь одновременно.

Она выпалила: «Ой, извини!»

В замешательстве он пробормотал: «Кенди… что ты делала?» Его голос звучал хрипло, и, очевидно, его простуда была хуже, чем прежде. Затем он слегка приподнялся на локтях. Мигнув еще несколько раз, его глаза, казалось, наконец приспособились к яркому солнцу.

Она бросила на него быстрый взгляд с горящими щеками от смущения и заметила: «Альберт, я думаю, у тебя температура».

Чувствуя себя немного слабым, он прочистил горло и ответил: «Разве?» Затем у него начался кашель. Он быстро развернулся, чтобы не кашлять прямо на друга.

Кенди сказала извиняющимся тоном: «Альберт, если бы я не последовала за тем человеком... Твоя простуда ухудшилась только потому, что...»

«Поверь мне, - прервал он ее на полуслове, повернувшись с улыбкой. - Я на самом деле сейчас не очень плохо себя чувствую, и моя головная боль тоже прошла, но...» Его голос затих, когда он вздохнул и серьезно посмотрел ей в глаза. «Кенди, пожалуйста, пообещай мне, что в следующий раз не будешь доверяться незнакомцам».

Она опустила голову от стыда. «Мне очень жаль. Когда я услышал имя Терри, я потеряла разум и подумала, что можно безопасно пойти с мужчиной...» [1]

Полагая, что она уже усвоила урок, Альберт решил не сверлить ее больше. Он похлопал ее по плечу и с улыбкой сказал: «Кенди, смотри! Еще один прекрасный, ясный день без единого облачка».

С одной стороны, она была рада, что он изменил тему, но, с другой, она действительно желала, чтобы он спросил, почему она хотела встретиться с Терри. Вчера вечером она была слишком взволнована, чтобы заметить его реакцию, когда сказала, что последовала за незнакомцем только потому, что тот сказал, что Терри ждет ее. До сих пор Альберт не задал ни единого вопроса об этом, как будто предполагал, что она все еще любит Терри. Он не расспрашивал и о том, что произошло, когда она была с Нилом, что очень беспокоило ее, потому что казалось, что он хотел вообще избежать этой темы.

Она решила, что должна сообщить подробности позже. В настоящее время деревья вокруг шелестели на ветру, и она замерзла.

«Альберт, тебе должно быть холодно... - сказала Кенди с озабоченным видом. - Твои волосы и одежда слегка влажные от утренней росы. Хочешь, я поделюсь пальто?» Говоря это, она снимала пальто и была более чем готова разделить его с ним.

Он быстро помог одеть ей его обратно с легкой улыбкой: «Нет, Кенди, пусть пальто будет у тебя. Думаю, я справлюсь». В это время Пуппи, проснувшись, подбежала к нему, поэтому он наклонился, чтобы погладить ее мех с нежностью.

«Ты уверен?» - спросила Кенди недоверчиво, немного нахмурившись, что портило ее черты.

«Да, абсолютно…» Его голос затих, когда он снова закашлялся. Позже он встал на ноги, говоря: «Давай посмотрим, есть тут кто-нибудь, чтобы помочь нам».

Он приглашающе протянул руку Кенди, и она, поняв, что ему нужно, охотно дала ему свою руку. Когда он мягко потянул ее вверх, она случайно поскользнулась на мокрой траве и практически упала на него. Это полностью застало его врасплох, но он успел схватить ее за плечи, чтобы помочь сохранить равновесие, пока она держалась за его предплечья. Стабилизировавшись, они выпустили друг друга, смеясь над своей неуклюжестью.

Закончив смеяться, Альберт нежно сказал: «Я почти забыл о манерах». Он прочистил горло и поздоровался: «Доброе утро, Кенди. Как чудесно видеть тебя первым делом с утра».

«Доброе утро, Альберт!» - ответила она весело. Она не могла не согласиться. Видеть его каждое утро было для нее чем-то, что она принимала как должное, пока он не ушел.

В то время как она потягивалась и зевала, он изучал ее, пока она не видела. Хотя ее золотистые волосы были совершенно перепутаны после ночи, она выглядела беззаботно красивой под солнцем, круглые изумрудные глаза обрамляли густые ресницы, кожа была мягкой, щеки розовыми и губы чувственными.

Заметив, что он был необычайно тих, она взглянула на него и встретилась с ним взглядом. Она чуть не подпрыгнула от удивления, когда он смотрел на нее потрясенно.

«Альберт, ты в порядке?» - раздался ее тихий голос, пробуждая его от краткой задумчивости.

Он быстро ответил: «Мне очень жаль. Мой ум немного блуждал».

Когда она обдумывала, где его ум мог быть только что, она услышала его глубокий голос: «Кенди, ты хочешь исправить свою прическу?»

«О да! У меня должно быть ужасный беспорядок на голове…» Она заставила себя смотреть ему в глаза, краснея.

Без промедления Кенди ослабила одну из лент. Но то, что произошло дальше, поразило ее. Альберт нежно взял ленточку из ее рук и помог сделать то же самое с другой, позволяя белокурым вьющимся волосам упасть каскадом, как водопад, по нежным плечам. Вид волос, превратившихся в массу расплавленного золота под солнцем, заворожил его, и он больше не мог оторвать глаз.

В то время как его небесно-голубые глаза задержались на ней, широко и не мигая, он пробормотал: «Ты прекрасно выглядишь, Кенди».

«В самом деле?» - прошептала она, розовый румянец побежал вниз к ее шее, и сердце заколотилось в груди.

«Да…» - пробормотал Альберт и немного покраснел тоже.

Кенди стыдливо отвернулась, не в силах удерживать его взгляд. Она была довольно удивлена комплиментом, потому что, вне всякого сомнения, знала, что ее волосы в настоящее время выглядели ужасно, и она чувствовала себя запачканной, проведя ночь на открытом воздухе. Но на самом деле ее волосы были опущены вниз, как ему и нравилось. Кроме того, он мечтал пробежаться пальцами по этим свободным локонам, рассыпанным по плечам.

К сожалению, романтический момент был испорчен мужским голосом издалека: «Здравствуйте! Вам нужна помощь?»

В мгновение ока Альберт закричал изо всех сил: «Да! Мы подойдем сейчас!»

Несмотря на то, что она немного была разочарована, что ее время с Альбертом резко прервали, Кенди помолилась своим сладким голосом, закрыв глаза и сложив руки: «О, спасибо, Боже, что послал кого-то к нам!»

Затем он заговорил с волнением: «Быстрее, Кенди! Пойдем!» Он быстро положил ее ленты в карман и взял сумку с едой, которая в основном была съедена к настоящему времени.

«Давай, Пуппи, пошли!» Убедившись, что они ничего не забыли, Альберт взял Кенди за руку, как будто это было что-то очень естественное для него. На самом деле ей понравилось, конечно, и они взбежали по холму вместе в приподнятом настроении. Вскоре они заметили мужчину средних лет, который осматривал их разбитую машину. Было очевидно, что он шофер, потому что был одет в униформу с соответствующей фуражкой.

Подойдя, Альберт с восхищением воскликнул: «Сэр, спасибо, что пришли нам на помощь!» Он с энтузиазмом обменялся рукопожатием с этим человеком и продолжил: «Я Альберт, а это моя сестра Кенди. Мы провели ночь под открытым небом, ожидая рассвета». Конечно, Кенди понимала, почему Альберт называл ее сестрой.

«Меня зовут Симпсон», - усмехнулся мужчина. И они оба ответили более-менее в унисон: «Доброе утро, мистер Симпсон».

Тогда шофер сказал им, что работает на одну богатую семью в этом районе, и должен забрать гостей на железнодорожной станции Чикаго. Когда он проезжал мимо, то случайно заметил разбитую машину, поэтому решил остановиться на случай, если кому-то понадобится помощь. Излишне говорить, что и Альберт, и Кенди были в восторге, услышав это, и Альберт спросил, сможет ли он отвезти их обратно в город.

«Конечно, пожалуйста, пойдемте со мной». Мистер Симпсон любезно привел их к очень изящно выглядящему автомобилю на другой стороне дороги. Альберт открыл заднюю дверь для Кенди, а сам с Пуппи сел на пассажирское сиденье рядом с мистером Симпсоном.

На обратном пути Альберт, иногда кашляя, объяснял мистеру Симпсону, как его машина сломалась прошлой ночью, и попросил посоветовать, что с ней делать. Симпсон предложил связаться с некоторыми автомобильными гаражами. Приближаясь к окраине Чикаго, он спросил, где их высадить. Поскольку Кенди беспокоилась о здоровье Альберта, она указала мистеру Симпсону район, в котором находилась «Счастливая клиника».

Прибыв в парк, Альберт и Кенди вышли из машины и выразили благодарность. К счастью их грязная одежда не оставила пятен на сиденьях. Пожав им руки, мистер Симпсон отправился на вокзал.

«Альберт, пойдем теперь к доктору Мартину», - с беспокойством взывала Кенди. Он уступил и пошел с ней в клинику. Так как было раннее утро, они, казалось, одни в парке, где было очень тихо за исключением птичьего чириканья. Они согласились сначала проверить, спит ли еще доктор. Если так, они просто пойдут домой, не потревожив его.

На удивление, к тому времени как они добрались до входной двери, доктор уже наслаждался завтраком. Увидев белокурую пару в окне, он быстро открыл дверь, приветствуя их.

«Доброе утро! – сказал он с огромным облегчением, крепко обняв каждого из них. - Альберт, так ты нашел Кенди, не так ли?»

«Да...» - пробормотал он себе под нос, стараясь не показывать смущение, но не особо удачно. В конце концов, они только что провели ночь вместе, и это было не то, чем можно гордиться. Тем не менее, Альберт помог Кенди снять пальто, и они сели вместе с доктором.

«Будете кофе? Думаю, у меня хватит для вас обоих, и оно еще горячее», - предложил доктор.

Они кивнули ему охотно. Пока они расправлялись с едой, оставшейся в сумке, чтобы пополнить желудки, Альберт начал описывать, что с ним случилось с тех пор, как он вчера покинул клинику и как они смогли вернуться сюда с помощью шофера, случайно проезжавшего мимо.

Доктор тяжело вздохнул, наливая себе еще чашку кофе. «Я едва мог спать прошлой ночью... Я так беспокоился за вас...»

Кенди тут же поднялась со стула и низко поклонилась, чтобы извиниться: «Мне очень жаль, доктор Мартин и Альберт. Это все моя вина».

Альберт протянул руку, чтобы похлопать Кенди по плечу. Она слабо улыбнулась ему и медленно опустилась на стул.

Обратившись к молодому человеку, доктор любезно предложил: «Альберт, мне кажется, что твоя простуда стала намного хуже. Хочешь, чтобы я осмотрел тебя?»

Кенди ответила с неотложностью в голосе: «Пожалуйста, доктор Мартин».

Доктор громко захохотал, прежде чем, посмеиваясь, ответил: «Хорошо, я сделаю это только ради тебя, Кенди». Ее лицо сразу же порозовело, и она была не способна придумать ответ.

Пока врач тщательно осматривал Альберта, Кенди тайно наблюдала за своим героем, убирая посуду и чашки со стола. Альберт, вероятно, чувствовал это, так как его голова повернулась в ее сторону. Когда их глаза встретились, она быстро отвела взгляд и поспешила на кухню, унося посуду.

Через некоторое время врач сказал: «Это просто простуда, Альберт. Ты должен перенести ее легко и, пару дней отдохнув, почувствуешь себя лучше. Небольшая температура, скорее всего, пройдет самостоятельно, но кашель может длиться немного дольше».

Затем Кенди вернулась и присоединилась к ним. После мимолетного взгляда на нее, врач сказал Альберту: «Моя медсестра должна знать, как позаботиться о тебе, молодой человек».

Для нее это было слишком хорошо, чтобы быть правдой, поэтому она осторожно спросила: «Доктор Мартин, вы говорите, что позволите мне взять выходной сегодня?»

Альберт хотел возразить, что был более чем способен позаботиться о себе дома сам, но прежде чем у него появился шанс, врач подтвердил: «Да, дорогая! Я могу справиться со всем сегодня один». Затем он повернулся к Альберту и сказал: «Не забывай пить много жидкости эти несколько дней и отдыхай столько, сколько можешь. В любом случая это нехорошая идея работать на кухне».

Затем доктор практически вытолкнул их за дверь, сказав: «Пришло время вам пойти домой и отдохнуть».

Альберт решил не спорить и подумал про себя, что, как только он сопроводит Кенди домой, сам отправится к себе отдыхать. «Подожди, Кенди, у меня есть кое-что для тебя, прежде чем ты уйдешь».

Пока они были озадачены этим заявлением, доктор Мартин вернулся с толстым конвертом в руке. «Кенди, возьми это или можешь вернуть сама Альберту. Пожалуйста, имейте в виду, это клиника, а не банк».

Некоторое время они смотрели друг на друга. Оба признали, что это были деньги, которые Альберт хотел отдать Кенди некоторое время назад, но она отказалась их принять, поэтому они оставались в клинике с тех пор. Она поблагодарила доктора и положила конверт в карман, про себя подумав, что вернет его Альберту позже. После этого они вежливо пожелали доктору хорошего дня и ушли.

По дороге к ее дому через парк вокруг еще было не так много народу, и дети еще не вышли на улицу. Кенди начала с нетерпением планировать день Альберта: «Тебе повезло, что ты оставил пижаму и старую бритву у меня». С яркой улыбкой она продолжала: «Если хочешь, можешь даже принять душ сначала, прежде чем отдыхать, потому что я недавно купила новый набор полотенец...»

«Кенди…» - колебался он. Только тогда она поняла, что он перестал идти за ней и остался стоять, смотря на нее с виноватой улыбкой. Ей не потребовалось много времени, чтобы понять, что он имел в виду. Она тихо спросила с разочарованием, пересекающим ее лицо: «Ты не пойдешь домой со мной, не так ли?»

На секунду Альберт посмотрел на нее. Затем его извиняющаяся улыбка превратилась в хмурый взгляд, когда он произнес следующие слова: «Кенди, твой дом больше не мой дом».

Он увидел, что ее глаза расширились, прежде чем она медленно покачала головой, задумчиво поджав губы, глядя на него секунду или две. Он хотел бы проводить с ней время, например, ужинать, но спать на этой двухъярусной кровати было совершенно другим делом. Он знал, что, как только он нарушит свое правило, ему будет легче снова это сделать в следующий раз.

«Ты знаешь, что можешь отдохнуть у меня дома», - сказала она, пытаясь казаться позитивной.

«Спасибо за предложение, - сердечно отказался он, прежде чем добавил. – Мне очень жаль, Кенди».

Затем с умоляющим выражением, наполняющим глаза, она упорствовала: «Альберт, пожалуйста, позволь мне позаботиться о тебе только сегодня».

Он с трудом сглотнул и продолжил говорить терпеливо: «Тебе тоже нужно отдохнуть. Когда я отведу тебя домой, я зайду в ресторан «Parkview» [2], чтобы взять больничный. Это мне как раз по пути домой».

Она смотрела на него непонимающе. «Почему?» - уныло спросила она, делая паузу, пытаясь понять причины его нежелания. Это напомнило ей время, когда она выследила его в Национальном парке Чикаго, пытаясь уговорить заботиться о нем до выздоровления. По совпадению сегодня он выглядел почти также, даже в той же одежде!

Он засопел, вытащил платок и вытер нос. «У меня просто простуда, и я могу позаботиться о себе сам», - сказал он прозаичным тоном. Словно тело хотело подчеркнуть его мысль, он внезапно начал чихать, а затем кашлять. Впоследствии он пробормотал, дыша через заложенный нос: «Видишь, ты легко можешь заразиться».

«Я не против!» - решительно возразила она. Но тут же пожалела об этом. Смягчив голос, она подошла ближе к нему и, осторожно потянув его за руку, сказала: «Альберт, ты болен из-за меня…»

В конце концов что-то осенило ее. Она полагала, что он, вероятно, не понял, почему она хотела видеть Терри вчера вечером. Если это было так, то она не хотела еще сдаваться. Пока он был готов пойти к ней домой, она могла не торопиться, чтобы объяснить ему все это.

«Кенди…» Он не мог мгновение говорить, как будто был глубоко тронут ее добротой. Разговаривая сам с собой, его челюсть напряглась и кулаки сжались. Это было действительно заманчиво, но совесть велела ему оставить ее, чем раньше, тем лучше, прежде чем он изменит свое мнение. Когда он снова заговорил, его голос стал более глубоким и хриплым: «Я обещаю встретиться с тобой, как только почувствую себя лучше».

Не зная, когда именно увидит его вновь, она хотела убедить его в обратном, но поняла, что в настоящее время он, видимо, не сдвинется с места. Напряженное выражение постепенно сменялось унылым.

«Хорошо, я уважаю твое желание, Альберт», - произнесла она ранено. Повернувшись к нему спиной, она побежала, что полностью застало его врасплох. Как будто под влиянием невидимой силы, он немедленно погнался за ней, крича: «Кенди, куда ты идешь?»

Пытаясь контролировать дрожащий голос, она ответила ему: «Я иду домой». Она не смотрела на него, чтобы он не увидел, как слезы наворачиваются на ее глаза.

Хотя он был уверен, что принял правильное решение не оставаться у нее дома, ее чувства заметно страдали из-за этого. Кроме того, она двигалась в неправильном направлении. С прыгающей Пуппи рядом, Альберту не составило труда догнать Кенди в середине ее бесцельного бега, когда она чуть не врезалась в дерево.

Она замерла с широкими, недоверчивыми глазами, когда почувствовала, как его рука обрушилась на ее плечо сзади. Он обнял ее защитно, прижимая ее спину к своей груди и положив подбородок ей на голову. Они были так близко, что практически могли слышать сердцебиение и прерывистое дыхание после бега друг друга.

Он продолжали стоять молча. Альберт раньше обнимал Кенди много раз, но никогда не держал ее так, как сейчас. Чувствуя странную смесь волнения и возрастающей напряженности, она сходила с ума от интереса, что было у него на уме. В то же время ее щеки жарко горели, и сердце колотилось о ребра.

«Альберт?» - спросил ее вопрошающий голос через некоторое время, когда она решила не ждать, пока он заговорит.

Будучи больным, он знал, что должен держаться на расстоянии, но ничего не мог с собой поделать. Дело в том, то, что она хотела заботиться о нем сегодня, было достаточно хорошим показателем того, что она желала его компанию, и он не нуждался в другой уверенности от нее. Кроме того, он больше не мог сдерживать чувства внутри, после того как подслушал, что она сказала прошлой ночью во сне о том, что счастлива с ним.

Затем он перенес щеку ближе к ее золотым локонам, держа голову чуть выше сгиба ее шеи, и спросил хриплым голосом: «Ты не возражаешь?»

«Нет…» Она не могла бы среагировать быстрее. Она положила дрожащие руки на его, не смея пошевелить головой, потому что чувствовала его теплое дыхание на волосах.

Ощутив, как золотистые пряди щекочут лицо, он вдохнул ее сладкий аромат, прежде чем сказать то, что было сокрыто в его сердце: «Кенди… я не был полностью честен, когда писал тебе письмо…»

Она не упустила дрожание в его голосе и услышала, как повторяет за ним автоматически: «Письмо…»

Она никогда не забудет опустошения, когда подумала, что потеряла Альберта, прочитав его письмо, и отчаянно хотела обсудить это с ним с тех пор. Слезы, которые она подавляла, покатились по щекам, поскольку это было то мгновение, которого она так ждала.

Несколько слезинок приземлились ему на руки, поэтому он прижал ее к себе ближе. «Ты плачешь... я могу продолжить, Кенди?» - тихо спросил он.

Она поспешно кивнула в знак согласия, сдерживаясь изо всех сил. Он продолжил вскоре: «Когда я сказал, что хотел бы начать новую жизнь… и быть твоим близким другом или братом снова… это было, потому что я думал, что ты никогда не увидишь меня в ином свете…»

Альберта затих, и она не могла решить, сказать ему, что запомнила каждое слово его письма или сообщить, что он ошибся, делая это предположение. Затем к ее изумлению он медленно ослабил объятие и начал убирать ее блестящие светлые кудри с шеи. Было трудно дышать, сердце заколотилось еще сильнее, так как обнаженная шея была так чувствительна к его прикосновениям.

Он чувствовал, что она подается, что придавало ему сил, в которых он так нуждался сейчас. Отстранив волосы, он наклонился, чтобы положить подбородок на ее плечо, почти прикоснувшись щекой к шее, и снова обнял за плечи. Затем он сказал едва слышным голосом: «Но когда я вчера увидел свои портреты в твоей спальне, те, что нарисовала Анна... это дало мне большую надежду…»

Портреты! Я забыла положить их обратно в ящик, прежде чем ушла из дома вчера…

Зная, что он косвенно обнаружил ее чувства к нему, ее уже и так ослабленные ноги стали отказывать, становясь шаткими. Он, вероятно, мог бы сказать, что произошло, и, сложив руки на плечах, осторожно развернул ее так, чтобы они могли теперь встретиться друг с другом взглядом. Она быстро опустила глаза, чтобы избежать зрительного контакта, и волна застенчивости перелилась через край на ее лице.

Ее стыдливое молчание только поощряло его больше. Он устремил глаза на нее, терпеливо взывая дрожащим голосом: «Кенди?»

Когда она открыла глаза, чтобы встретить его пристальный взгляд, то почувствовала, что близка к обмороку. Все что она могла сейчас сделать, это ухватиться за его предплечья, прижимаясь к ним плотно. В конце концов, он признался: «Ты никогда не оставляла моих мыслей, даже когда мы были порознь...»

Он сделал паузу, чтобы собраться с мужеством, в то же время любовно рассматривая обожаемое лицо. Ее прекрасные глаза блестели из-за слез, угрожающих выплеснуться. Вдохнув, он возобновил признание решительным голосом, не отрывая проникающего взгляда ни на секунду: «…моя любовь к тебе глубокая и искренняя».

Услышав это, Кенди охватили эмоции. Она кинулась на него, обняла за талию и начала сильно плакать на его груди, бормоча его имя снова и снова между рыданиями, как будто хотела снять стресс, который накапливался в ней с тех пор, как он съехал. Хотя то, что сейчас происходило, казалось нереальным, она прекрасно понимала, что это не сон.

Ее слезы намочили его рубашку, но Альберт только сильнее сжал руки, закрыв глаза из-за горячих слез, которые жгли его. После нескольких месяцев тоски и любви на расстоянии, он почувствовал восторг от того, что наконец признался в любви вслух, что освободило его от бремени хранить ее в тайне. То, как она отреагировала на признание, заверило его, что ее чувства к нему больше не братские, и что теперь она по-настоящему любит его.

Слушая его ровное сердцебиение и вдыхая знакомый запах, ощущение безопасности и защиты было настолько сильным, что Кенди почувствовала, что наконец вернулась домой. Не было ничего лучшего, чем быть в его объятиях, зная наверняка, что он ее любит. Постепенно рыдания истощились, и она полагала, что настала ее очередь рассказать ему свою сторону истории. «Альберт, помнишь, что я спешила, когда ты пришел, чтобы доставить письмо?»

«Ах, да… но ты отрицала это», - тихо ответил он.

После короткой паузы она слегка отстранилась от него, чтобы посмотреть в глаза. С легкой улыбкой она начала: «Я действительно спешила увидеть тебя... но ты неожиданно появился сам...»

Недоумевая, он недоверчиво спросил: «Ты спешила увидеть меня? Почему?»

Потому что я наконец поняла, почему мое стремление к тебе поглотило каждую мысль... и я хотела сказать тебе как можно скорее...

Она изо всех сил пыталась встретить его вопросительный взгляд, путаясь в словах, чтобы описать свои сокровенные мысли. И все больше нервничала; она просто не могла вымолвить ни слова.

Впоследствии вместо этого она пробормотала: «Потому что... мне не хватало тебя... очень...»

Альберт был действительно тронут пылкими словами. Несмотря на то, что Кенди ничего о своей любви не сказала, он был доволен услышать, как она говорит, что скучала по нему. Проведя рукой по ее щеке и смахнув светлые волосы с лица, он сказал: «Я хотел увидеть тебя тоже, Кенди. Но я все равно не понимаю. Зачем было так спешить?»

Наблюдая за его мерцающими голубыми глазами, смотрящими на нее испытывающе, она взяла себя в руки,