-->
* Вход   * Регистрация * FAQ    * Поиск
Текущее время: 26 июн 2019, 17:49

Часовой пояс: UTC


cellspacing=/div
Конфетница - творчество SilverStar по Candy-Candy
Модераторы: Citron-El, Матрена Филипповна, Malena
Начать новую тему Ответить на тему
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 18 июл 2015, 07:48 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
23 сен 2012, 14:23
Сообщений: 4867
Изображение


Список фанфиков :candy:

Минифанфик "Next to you/Рядом с тобой"
Драбблы: "Чайка", "Увлечение", "Маска", "Рога"
Драбблы: "Стрекоза", "Каприз", "Мемуары", "Провокация", "Стыд", "Фурор"
Новогодняя сказка "Три желания" (минифанфик)
Романтическая фантазия "Ледяной принц" (минифанфик, в соавторстве с Citron-EL)

_________________
They'll say, no one can see us, that we're estranged and all alone. They believe nothing can reach us and pull us out of the boundless gloom... They're wrong, yeah, baby, they're wrong... ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 18 июл 2015, 08:17 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
23 сен 2012, 14:23
Сообщений: 4867
Next to you/Рядом с тобой

Размер: мини
Рейтинг: PG
Жанр: мелодрама
Пэйринг: Кэнди/Арчи
Статус: Закончен

Шёл 1917 год. Соединённые Штаты Америки вступили в войну, и многие молодые американцы отправлялись на фронт. Не осталась в стороне и медсестра по имени Кэндис Уайт. Она никогда не была равнодушной, если у других людей происходило несчастье, а такая вещь, как война, — это всеобщая беда. Так что, наша юная Кэнди тоже отправилась на фронт, в Европу.
Нелегко там пришлось девушке, хоть и работала она не на поле боя, а в госпитале. Ежедневно привозили раненых, многие из которых находились в тяжелейшем состоянии. Операции, перевязки, уколы, бинты, кровь, крики, стоны… Нередко приходилось сталкиваться и со смертью — некоторые раненые просто не выживали…
Как бы тяжело ни приходилось, Кэнди усердно выполняла свою работу. И при этом у неё всегда находились добрые слова и улыбка для пациентов, — белокурая медсестра слыла всеобщей любимицей. И лишь в часы отдыха, когда Кэнди оставалась наедине с собой, она становилась грустной. Если сказать точнее, грустно ей было всегда, просто на людях она старалась выглядеть бодрой оптимисткой, чтобы и пациентов не расстраивать, и самой не падать духом.
А грустить было из-за чего… Ещё свежи были воспоминания о Терри. И пусть со временем чувства к молодому актёру притупились, всё же тот разрыв стал для Кэнди серьёзным эмоциональным потрясением, от которого она долго не могла оправиться.
Трагедией стала гибель на войне Алистера Корнуэлла, который был хорошим другом мисс Уайт. До сих пор не верилось, что этого весёлого и неутомимого изобретателя уже нет в живых…
Позже девушка узнала, что её старинный друг мистер Альберт является её опекуном, «стареньким дядюшкой Уильямом», а также тем самым «принцем с холма», встреча с которым так впечатлила маленькую Кэнди. А, спустя какое-то время, Альберт признался своей подопечной в чувствах, которые были отнюдь не отцовскими. Проще говоря, он сказал, что любит её и хочет, чтобы она стала его женой. Тут бы надо радоваться: настоящий принц из мечты предлагает тебе стать его принцессой! Но Кэнди не стала обманывать ни Альберта, ни саму себя. Да, Уильям Альберт Эндри был самым близким её другом, скорее даже братом. Но в качестве своего мужа Кэнди его не видела, поэтому ответила на предложение отказом. После этих объяснений молодым людям уже сложно было оставаться близкими друзьями, и их встречи становились всё более редкими. В итоге Кэнди попросила расторгнуть опекунский договор, да Альберт и сам пришёл к такому же решению.
Ещё одной проблемой был настойчивый ухажёр по имени Даниэль Леган. Несмотря на то, что возлюбленная дала ему от ворот поворот, Нил продолжал преследовать девушку, присылал ей дорогие подарки и роскошные букеты цветов, звал на свидания, приглашал в лучшие рестораны. Кэнди на все предложения отвечала неизменным отказом, подарки возвращала, а однажды, не выдержав, отправила горе-жениха «далеко и надолго» (вообще-то, не в её правилах было использовать «крепкие» выражения, но обычных слов Нил, казалось, не понимал).
Последней каплей стали события накануне отъезда Кэнди в Европу. Она решила попрощаться со своими друзьями: отправила письмо Патти и, перед тем как навестить приют Пони, встретилась с Альбертом, Арчи и Анни. Когда Кэнди сообщала друзьям о том, что собралась на фронт, она ожидала какой угодно реакции, но только не того, что произошло в дальнейшем. Альберт, нахмурившись, ушёл в себя, Анни, как обычно, разревелась, но вот Арчи… Младший брат погибшего Алистера Корнуэлла Арчибальд всегда отличался вспыльчивым характером, но тут его как с катушек сорвало, он просто рвал и метал. Он кричал, что война — это не забавное приключение, а огромная опасность. Что война — это бессмысленная бойня, на которой юным девушкам делать нечего. Что с него хватит гибели единственного брата. Что Кэнди поступает безрассудно, подвергая риску свою жизнь. В итоге он так разошёлся, что на очередное возражение девушки выдал явно необдуманную тираду:
— Кэнди, ты не понимаешь! Если с тобой что-то случится мы все просто не выдержим! Я не выдержу… Не хочу потерять тебя навсегда! Я люблю тебя!..
После этих слов на несколько секунд воцарилась гробовая тишина! Кэнди широко распахнула свои и без того большие глаза и от изумления приоткрыла рот. Альберт вышел из ступора и тоже ошарашено уставился на Арчи. Анни, резко побледнев, также смотрела на своего возлюбленного, не смея произнести ни слова. «Возлюбленный» же, кажется, сам обалдел, когда понял, что натворил, поэтому просто стоял, сжав кулаки, и смотрел куда-то вниз.
Первой тишину нарушила Анни, которая, громко зарыдав, побежала прочь. Кэнди, с укором взглянув на Арчи, как обычно, помчалась утешать свою подругу. Догнать Анни не составило труда, но вот слов утешения она слушать не стала, а, вытерев слёзы, гневно закричала:
— Я всегда опасалась, что ты отнимешь у меня моего Арчи! Ты всем вокруг вскружила голову! Я ненавижу тебя, Кэнди! Слышишь! Ненавижу! И не хочу тебя больше видеть! Уезжай скорее на свою войну! Элиза верно тогда сказала: ты всем приносишь одни несчастья!..
…Кэнди тряхнула головой, чтобы отойти от неприятных воспоминаний. Слова Арчи о любви к ней, и Анни — о ненависти до сих пор эхом звенели в голове. Ничего не поделаешь, слово, как говорится, не воробей… Что сказано, то сказано, и с этим надо жить дальше.
И Кэнди жила. Радовалась выздоровлению солдат. Радовалась, если приходили хорошие новости с фронта. Радовалась, когда присылали письма из Америки… Писали из дома Пони — Мисс Пони, сестра Рейн, из Флориды — Патти. Были письма и из Чикаго…

5 июня 1917 г.

Дорогая Кэнди!
С тех пор как ты уехала, мир вокруг изменился, потускнел. Я не вижу твоих сияющих глаз, не слышу радостного смеха…
Мы все здесь очень переживаем: как ты там? Я опасаюсь, зная твой характер, что ты, как обычно, полезешь в самую гущу событий. Прошу тебя, просто умоляю, не рискуй, не подвергай свою жизнь опасности. Помни о том, что ты очень молода, у тебя вся жизнь впереди. Заботиться о других — это замечательно. Но про себя забывать тоже нельзя! Поскорее возвращайся, мой солнечный лучик…
Знаешь, Кэнди, я не привык о чём-либо в жизни сожалеть. Но есть одна вещь, которую мне не стоило делать. Не должен я был навязывать тебе свои чувства. Мне захотелось, чтобы ты всегда была рядом, став моей женой. Но сделать тебе предложение было моей ошибкой. Ты ведь знаешь, большую часть своей жизни я провёл в уединении, рано остался сиротой, потерял любимую сестру. А в тебе я нашёл ту частичку тепла, которой мне так долго недоставало. И мне так не хотелось потерять это тепло…
И что получилось? Ты только отдалилась от меня. Я потерял твоё доверие и твою привязанность. Прости меня, моя милая Кэнди.
Мне очень хочется, чтобы мы были друзьями и общались, как и прежде. Но самое большое моё желание — чтобы ты поскорее вернулась невредимой с этой войны…
Крепко обнимаю тебя. Твой Альберт.
------------------------------------------------------------------------------------------

18 июня 1917 г.

Дорогой Альберт!
Тебе не за что просить прощения! И ты всегда будешь моим другом и просто близким человеком, ну разве может быть иначе? И не думай о плохом! Со мной всё будет в порядке!
Работы тут, конечно много, трудно приходится, но об этом забываешь, когда видишь мучения раненых. Вот им действительно тяжело…
Расскажи, как у вас дела? Как себя чувствует мадам Элрой? Как там Арчи? Мы ведь с ним так и не успели поговорить после того случая… Виделся ли ты с Анни? Она по-прежнему злится на меня?
Буду ждать ответ с нетерпением. А сейчас мне надо бежать на обход!
До свидания. Кэнди.
-----------------------------------------------------------------------------------------

Кэнди немного лукавила. Конечно, воспринимать Альберта как друга после его признания было трудно. Но, с другой стороны, ей по-настоящему не хватало его светлых улыбок и дружеского участия. Ведь не в первый раз происходит такое, что друзья признаются ей в любви. Арчи в колледже тоже… «Арчи… что же тогда на него нашло? Неужели он действительно любит меня? Неужели прятал свои чувства столько лет? А как же Анни? Я думала, что им хорошо друг с другом… Значит, я ошибалась?..».
-------------------------------------------------------------------------------------

13 июля 1917 г.

Привет, Кэнди!
Рад, что ты на меня не сердишься.
Тётушка в порядке, хотя недавно ей пришлось изрядно понервничать. Тут вот какая история произошла. Нил, как только узнал, что ты в качестве медсестры уехала на фронт, просто взбесился. Он тут же стал кричать, что тоже поедет на войну, найдёт тебя там, вернёт на родину, сделает своей женой… Ну и всё в таком духе! Угомонить его было невозможно! Наверное, он действительно сейчас служил бы где-нибудь на просторах Франции, но, к счастью, у него есть заботливые матушка и сестрица. В общем, им благодаря связям удалось устроить так, что, проходя медосмотр, Нил был признан не годным к службе. Ты не представляешь, как же он злился! Но сейчас, вроде бы, немного успокоился…
Кэнди, я тут подумал… Наверное, как только война закончится, я отправлюсь в новое путешествие: в Африку, а может даже и Австралию… В Чикаго мне душно…
Пиши почаще, если будет такая возможность! И береги себя!
Твой друг Альберт.
P.S. Что касается Арчи и Анни, я встречался с ними обоими. Думаю, они лучше сами тебе напишут, они попросили дать твой адрес.
---------------------------------------------------------------------------------------

(Альберт не стал упоминать в своём письме, что не только Леганы, но и он сам обладает неплохими связями. Уильям Альберт Эндри постарался сделать всё возможное, чтобы его бывшая подопечная мисс Кэндис Уайт работала в наиболее безопасном военном госпитале и чтобы её не отправляли в «горячие» точки.)
-----------------------------------------------------------------------------------------

16 июля 1917 г.

Здравствуй, Кэнди.
Не удивляйся, что я знаю твой адрес. Мне его дал мистер Альберт.
Как у тебя дела? Наверное, ты очень много работаешь, а работа у тебя тяжёлая…
Я долго не решалась написать тебе… Я такая глупая!..
Прости меня, Кэнди! Я тебе наговорила тогда сгоряча столько всего ненужного, неправильного! Это ведь неправда, что я тебя ненавижу. Это совсем не так! И как только у меня язык повернулся…
Ты всегда была для меня верной подругой, моей сестрёнкой. А я… Я столько раз тебя предавала. И ты всегда прощала меня, что бы ни случалось…
Кэнди, ты ведь знаешь, как я люблю Арчи! И я не хочу его потерять! Когда я услышала его признание в любви тебе, мир вокруг меня вдруг рухнул!
А мне он не признавался в любви ни разу… Ни разу не посмотрел влюблёнными глазами… Ни разу не поцеловал… Не говоря уже о том, чтобы сделать меня своей женой…
Я много думала: почему так происходит? И вот он, ответ: Арчи любит тебя, Кэнди! И уже так давно…
Сначала я обвиняла во всём тебя, что это ты его околдовала и он совсем потерял голову. Но потом я поняла, что твоей вины тут нет. Ты же специально его в себя не влюбляла, правда ведь? Ты выбирала Энтони, потом Терри, а Арчи для тебя всегда оставался просто другом.
Проблема в том, что я не понимаю, кем являюсь для Арчи… и понимает ли это он сам?
С тех пор как ты уехала, мы с ним не виделись. Вернее, он приезжал, но я к нему так и не вышла. Он присылает цветы, записки, но я их даже не читаю. Я боюсь, Кэнди… Боюсь, что он скажет, что между нами всё кончено.
А было ли это «всё»?
Боюсь, что он попросит простить его, и я, конечно же, прощу. И всё будет, как прежде. Но только я не хочу, как прежде. Мне хочется любить и быть любимой, но сможет ли Арчи дать мне всё это? Я не уверена…
Ладно, Кэнди, я и так уже, наверное, утомила тебя своими жалобами.
Прости меня ещё раз, если сможешь…
Анни Брайтон.
------------------------------------------------------------------------------------------

4 августа 2017 г.

Моя дорогая Анни!
Я совсем не держу на тебя зла. Я понимаю, что ты тогда наговорила всяких вещей сгоряча. Поначалу я немного злилась, что ты так несправедлива ко мне. Но потом я поразмыслила и сделала вывод, что в тебе говорил сиюминутный гнев. А в гневе все мы способны наговорить разных гадостей.
И правда, какая ты глупая девчонка! Конечно, у вас с Арчи всё наладится! Тебе надо обязательно с ним поговорить. Уверена, на самом деле он любит тебя, просто ещё не умеет толком выразить свои чувства. Не отвергай его, Анни!
Мисс Пони и мисс Рейн писали мне, что ты недавно приезжала в приют. Навещай их почаще, им ведь наверняка нужна какая-нибудь помощь. А я пока далеко, так что возлагаю все надежды на тебя, Анни!
У нас тут каждый день привозят новых раненых, некоторые очень тяжёлые… Со многими солдатами мы подружились, да и среди персонала у меня много новых приятелей! Все они очень славные!
Я рада, что ты мне написала. Пиши ещё обязательно!
Целую. Твоя сестрёнка Кэнди.
------------------------------------------------------------------------------------------

26 июля 1917 г.

Привет, Кэнди!
Как жизнь? Альберт рассказывал, что ты целыми днями занимаешься пациентами? Но ты не забывай, что тут, в Америке тоже есть раненые, которым нужна помощь. Да, Кэнди, ты ранила меня прямо в сердце своим отъездом!.. Разве с друзьями так поступают, м? Давай-ка, возвращайся поскорее домой. Мы тут тебя заждались!
Можешь меня поздравить: я поступил в университет, буду изучать политологию. Хочу знать всю эту политическую кухню изнутри, хочу понять, зачем устраиваются эти нелепые войны, на которые отправляются красивые молодые девушки и лучшие умы Америки.
Ты не поверишь, но мой «дражайший» кузен Нил тоже пробовал поступить в университет. И знаешь, какую специальность он выбрал? Медицину! Ты представляешь: Нил — врач! Вот умора! Поступить ему не удалось, так он записался на какие-то курсы. Подозреваю, в медики он решил податься, чтобы быть поближе к тебе. Думаю, он ненормальный. И уж я точно больше не позволю ему докучать тебе.
Мадам Элрой недавно заявила, что «Уильям сделал правильное решение, расторгнув опекунский договор с этой ужасной девчонкой. Какой был бы позор, если бы в газетах появилась информация о том, что приёмная дочь Эндри отправилась на войну». В одном с тётушкой я точно могу согласиться: тебе не надо было ехать туда! Возвращайся, Кэнди!
Арчи.
----------------------------------------------------------------------------------------
Прочитав это письмо, Кэнди, с одной стороны, вздохнула с облегчением: если Арчи называет себя её другом, значит, те слова любви были сказаны от отчаяния, сгоряча. Но, с другой стороны, девушка немного злилась, ведь в письме ни слова не было сказано про Анни.
«Наверное. Это не моё дело. Не стоит вмешиваться. Анни и Арчи сами разберутся в своих отношениях. Главное, чтобы Арчи не наделал глупостей. Да и Анни тоже…».
Если послание Арчи было в несколько шутливом тоне, то Кэнди ответила ему со всей серьёзностью.
----------------------------------------------------------------------------------------

11 августа 1917 г.

Здравствуй, Арчи!
У меня всё в порядке, ты напрасно волнуешься.
Неужели ты и правда считаешь, что можно вот так просто всё бросить и уехать домой? Это ведь не игры, а военная служба. Я не собираюсь дезертировать. Но даже если бы и была возможность уехать, я бы всё равно осталась здесь. Я сделала свой выбор и теперь не могу отступить от намеченного пути. И потом, здесь я сейчас нужнее, чем в Америке.
Чего ты так напустился на Нила? Почему считаешь его ненормальным? Разве плохо, что у человека есть стремление в жизни? Я рада, что Нил решил получить хорошее образование. За это его можно только уважать.
Поздравляю тебя с поступлением! Я не сомневалась, что у тебя всё получится. Ты молодец!
Это замечательно, что у мадам Элрой больше не будет из-за меня проблем. Всё-таки хорошо, что Альберт — больше не мой опекун.
И напоследок, о главном: о вас с Анни! Знаешь, Арчи, ты меня страшно разозлил! Зачем ты тогда кричал, что любишь меня? И неужели нужно было, чтобы это услышала Анни?! Она тебя так любит! Ты не должен больше её так расстраивать! Надеюсь, вы с ней помиритесь или уже помирились.
Береги Анни, не смей её обижать!
Кэндис Уайт.
---------------------------------------------------------------------------------------

_________________
They'll say, no one can see us, that we're estranged and all alone. They believe nothing can reach us and pull us out of the boundless gloom... They're wrong, yeah, baby, they're wrong... ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 18 июл 2015, 08:17 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
23 сен 2012, 14:23
Сообщений: 4867
11 августа 1917 г.

Привет, Альберт!
Прости, что долго не отвечала на твоё письмо. Последние недели выдались очень непростыми. Порой хватало сил только добраться до кровати и опустить голову на подушку…
Отправляясь на фронт, я не думала, что всё будет так трагично и так тяжело. Иногда хочется зажмуриться, закрыть руками уши, убежать… Лишь бы не слышать стонов и не видеть мучений наших пациентов. Но я должна быть сильной! Если мы, доктора и медсёстры, станем отчаиваться и впадать в панику, то кто поможет этим несчастным?..
Я очень соскучилась по тебе, по Дому Пони, по всем друзьям. Вы все так далеко…
Путешествие… Как здорово! Я бы тоже хотела побывать в далёкой прекрасной стране, где нет войны, где можно наслаждаться природой и тишиной…
Извини меня, это письмо получилось грустным… В следующий раз напишу весёлое!
Обнимаю. Кэнди.
---------------------------------------------------------------------------------------

5 сентября 1917 г.

Здравствуй, Кэнди!
Что это значит: «напрасно волнуешься»?! Ты ведь отправилась не на увеселительную прогулку, сама же написала! Да будь у меня возможность, я бы сам приехал, сгрёб в тебя в охапку и вернул домой!!!
И с каких это пор ты защищаешь Нила? Вот уж не подумал бы… Может, вы ещё и подружитесь? Или вообще, ты выйдешь за него замуж? А что, отличная пара: военная медсестра и недоучившийся хирург! Ха-ха! Днём вы спорите на темы разных болезней, а вечером, вместо ужина, кидаетесь друг в друга пустыми тарелками!
Кэнди, ты пишешь, что я разозлил тебя. А меня злит твоё отношение к сложившейся ситуации! Да, я несправедливо обошёлся с Анни, при ней мне нужно было сдерживаться. Но с ней мы уже объяснились…
А обо всём остальном я ни капли не сожалею. Я всего лишь сказал тебе правду! Сказал то, что держу в себе уже несколько лет…
Вообще-то, я хотел поговорить с тобой, глядя в твои глаза. Но раз уж другого выхода нет, выскажу всё в письме.
Ты всегда мне нравилась, ещё с самой первой встречи. И чем больше мы общались, тем сильнее я в тебя влюблялся. Тогда это было, можно сказать, детское чувство. Я вообще в то время был совсем не серьёзным. Тогда ты из нас троих выбрала Энтони, и я отступил. Я видел, как ты счастлива, и знал, что ты очень дорога Энтони. Но он, к несчастью, погиб…
В колледже появился этот британский сноб Грандчестер и сразу завоевал твоё внимание. До сих пор не понимаю, что ты в нём нашла?!
А потом появилась Анни, и ты, добрая душа, сделала всё возможное, чтобы нас с ней сблизить. Да, Анни мне всегда была симпатична. А тут, узнав, что она безумно в меня влюблена, я подумал: «Как это здорово, когда тебя ценят, когда ты кому-то нужен». И я надеялся, что смогу разлюбить тебя и стать счастливым с Анни. Но этого не произошло… Как я ни старался, ты не выходила у меня из головы.
Да ты ни у кого не выходишь ни из головы, ни из сердца! И мой бедный брат Стир был в тебя влюблён! И Альберт всегда смотрит на тебя с нескрываемой нежностью! И даже Нил сходит по тебе с ума! Почему?? Хотя, что за вопрос. По-другому и быть не может, ведь ты лучшая девушка на Земле!.. Но меня злит такое внимание к тебе, ведь я хочу, чтобы ты была моей! Только моей… Я не могу, находясь рядом с тобой, видеть, как ты даришь свои чувства кому-то другому!
Выговорился, и стало легче… Бумага, говорят, всё стерпит… Правда, мне немного страшно отправлять тебе это письмо: ещё сочтёшь меня безумным. А я ведь и правда без ума… от тебя, Кэнди.
Арчибальд.
-----------------------------------------------------------------------------------

Прочитав это письмо, Кэнди рассердилась. «Зачем Арчи пишет мне такие вещи? Да ещё эти дурацкие шуточки насчёт Нила…». И она решила не отвечать ему. По крайней мере, пока.
А через какое-то время пришла весточка от Анни.
------------------------------------------------------------------------------------

27 сентября 1917 г.

Привет, моя дорогая подружка!
Я так рада, что ты меня простила!
Что у тебя нового? Как здоровье? Я волнуюсь, что ты, с твоим непоседливым характером, будешь искать приключений. Пожалуйста, будь осторожна, береги себя!
Ты не представляешь, как мне сейчас тебя не хватает…
Ну, вот, как всегда, я думаю только о себе, а ведь тебе, Кэнди, сейчас приходится гораздо тяжелее. Но я не могу молчать, не могу не рассказать тебе…
Мы наконец-то поговорили с Арчи. Ох, Кэнди, не зря я избегала встреч с ним. Сначала он просил прощения за то, что несправедливо обидел меня. Потом говорил о том, какая я замечательная, как дорога ему. И смотрел при этом так тепло, так ласково… И нежно улыбался… Я уже размечталась, что, вот, сейчас он скажет, что любит меня. Что прижмёт меня к своему сердцу! А он… Он сказал: «Я не могу обманывать тебя и напрасно давать надежду. Ты замечательная, но я люблю тебя… только как сестру. Прости, но мы не останемся вместе, это будет несправедливо по отношению к тебе. Надеюсь, что ты обретёшь своё счастье с другим человеком, который будет по-настоящему тебя достоин».
Кэнди, сначала я плакала… Три дня пролежала в своей комнате, никуда не выходила, ни с кем не разговаривала. А потом мне стало всё равно. Полное безразличие. Я машинально выполняла какие-то действия, куда-то ходила, произносила дежурные фразы.
А в один прекрасный день я решила съездить в наш дорогой Дом Пони. Я провела там несколько дней, гуляла по местам нашего детства, играла с детишками — они просто чудесные. Я поговорила по душам с мисс Рейн и мисс Пони. Они убеждали меня, что я молодая, красивая и что непременно найду своё счастье.
Именно в Доме Пони я поняла, что действительно могу быть счастлива. И мне не нужно, чтобы любимый человек был рядом со мной только из жалости. Я верю, что встречу человека, которого полюблю, и это будет взаимно. И того же желаю тебе, Кэнди. Ты заслуживаешь этого, как никто другой.
Пиши мне! Твоя Анни.
----------------------------------------------------------------------------------

12 октября 1917 г.

Моя милая Анни!
Как жаль, что нам приходится общаться вот так, урывками. Я очень по тебе соскучилась. Так хочется собрать вместе всех друзей, веселиться и не думать о всяких невзгодах…
Во время обхода я часто беседую с пациентами. Мы рассказываем друг другу забавные истории из жизни, вспоминаем о мирной жизни на родине. Я заметила, что после таких задушевных бесед раненые быстрее поправляются. Ведь человеческое тепло и весёлый смех — отличные лекари! И ты, Анни, всегда об этом помни. Не зря же тебе стало так хорошо в нашем приюте Пони — общение с мисс Пони, сестрой Рейн и ребятишками помогло тебе встряхнуться и с оптимизмом посмотреть вокруг себя. Так держать! У тебя обязательно всё будет хорошо!
Мне очень жаль, что у вас с Арчи всё так вышло… Но я верю, что ты действительно встретишь хорошего человека, и вы полюбите друг друга.
Анни, в прошлый раз ты писала мне, что причина прохладного отношения к тебе Арчи — его любовь ко мне. Неужели ты, правда, так думаешь? А я в это не верю! Это какая-то блажь…
Расскажи, как ты проводишь сейчас время? С кем общаешься?
Жду скорого ответа. Кэнди.
-----------------------------------------------------------------------------

29 сентября 1917 г.

Приветствую тебя, моя милая девочка!
Охх, не нравится мне то, что ты пишешь. Я не хочу, чтобы ты переутомлялась и подвергала опасности своё здоровье. Ты ведь, наверняка, помимо своей взваливаешь на себя и чужую работу. Ведь это так, признайся! Я же тебя знаю!
Будешь хорошо себя вести, я возьму тебя с собой в путешествие! Потихоньку начинаю к нему готовиться. Всё-таки выбрал Австралию!
У тётушки появилась навязчивая идея: ей хочется непременно меня женить. Вовсю подыскивает мне невесту. «Глава семейства Эндри не может оставаться холостяком!». Эх, тётушка, ещё не знает, что глава семьи предпочитает не светские приёмы, а беготню наперегонки с кенгуру, ха-ха!
Ну что, Кэнди, поедешь со мной? Будешь там соревноваться с коалами: кто быстрее залезет на дерево! Ну и профессиональный медик в путешествии не будет лишним. Я на тебя рассчитываю!
Пока-пока! Твой друг Альберт.
-------------------------------------------------------------------------------

24 октября 1917 г.

Здравствуй, Кэнди.
Да, очень жаль, что мы далеко друг от друга…
Я в основном сижу дома. Читаю книги, вышиваю, недавно связала шарф и, решив, что он тебе подойдёт, решили отправить его тебе бандеролью вместе с письмом. Осень в самом разгаре, холодно, а шарфик будет тебя согревать. Ну как, нравится?
Наверное, когда-нибудь я встречу свою любовь. Хочется в это верить. Но пока я чувствую, что мне надо побыть одной. Я уже привыкаю к тому, что Арчи нет рядом.
Да, Кэнди, я уверена, что Арчи искренне любит тебя, как ни тяжело мне это признавать. Тяжело, потому что ты не ответишь ему взаимностью. Не хочется, чтобы он страдал… А, может, он всё-таки тебе небезразличен? Подумай, Кэнди, ты ведь не будешь всю жизнь мучиться из-за разлуки с Терри? Ты хочешь выйти замуж, создать семью?
Прости, мне не стоило, наверное, задавать тебе все эти вопросы, и я просто лезу не в своё дело… Но я стала часто задумываться о таких вещах…
А что ты думаешь по этому поводу?
Анни.
--------------------------------------------------------------------------------

10 ноября 1917 г.

Альберт, привет!
Коалы, говоришь? А что, очень заманчиво! Давненько я не практиковалась в древолазании, хи-хи!
Если честно, я думаю, тебе рановато ещё жениться! Солидному господину, главе большого семейства, уважаемому финансисту не пристало с рюкзаком наперевес гонять несчастных кенгурушек!
А теперь о серьёзном. Альберт, у меня к тебе большая просьба: присмотри за Анни! Вы ведь прекрасно ладите. Я просто боюсь, как бы после расставания с Арчи она совсем не впала в депрессию. Пожалуйста, не оставляй её одну. Сходите куда-нибудь вместе, хорошо?
На тебя вся надежда!
Целую. Кэнди.
-------------------------------------------------------------------------------------

11 ноября 1917 г.

Дорогая Анни!
Во-первых, спасибо тебе за шарфик! Он такой тёплый, мягкий, уютный! У нас тут и правда похолодало, так что твой подарок пришёлся весьма кстати!
Во-вторых, ты что, Анни, теперь хочешь сосватать мне Арчи?! Этого ещё только не хватало… Даже не хочу это обсуждать.
В-третьих, конечно, я думала о замужестве. Чувствую, что пока к этому не готова. Да и не до женихов мне сейчас…
Ладно, Анни, давай не будем о грустном! Побегу к своим пациентам, сегодня привезли много раненых.
В следующий раз постараюсь написать побольше.
Пока. Твоя Кэнди.
-----------------------------------------------------------------------------------------

Во время очередного обхода Кэнди, как обычно, весело болтала со своими подопечными, слушала их истории, помогала некоторым из них писать послания родным. Девушка слушала, и ей постепенно становилось очень грустно. Всех дома кто-то ждал: матери, сёстры, жёны, невесты, дочери и сыновья… А Кэнди… Своей семьи она не имела. Конечно, были друзья, был Альберт, заменивший ей старшего брата. Но вдруг безумно захотелось, чтобы у неё был кто-то очень близкий, как никто другой. Не просто друг, кто-то гораздо более интимный… Чтобы прижаться к его груди, чтобы он гладил твои волосы, нежно целовал…
Вспомнился Терри… Но он — уже часть прошлого. А жить надо настоящим…
Арчи… Милый друг Арчи. Он всегда был рыцарем для Кэнди, всегда был где-то рядом, хотя и на расстоянии. Умный, красивый, добрый, забавный… «А ведь ты всегда мне нравился, Арчи. Ты меня тогда так смутил, при первой встрече. Поцеловал мне руку, назвал котёнком… А все мои мысли были только о Принце… А в колледже ты почти уже признался мне в любви. Но тогда я была увлечена Терри… Арчи, ты всегда был рядом со мной и любил меня, а я этого не замечала…».
Кэнди подумала о том, что надо бы всё-таки ответить на письмо Арчибальда. Но она не знала, с чего начать и какой тон должен быть у письма. Решение пришло на следующий день, когда юная медсестра получила очередное письмо от своего друга.
----------------------------------------------------------------------------------

3 ноября 1917 г.

Дорогая Кэнди!
Я так и не получил ответ на своё письмо. Я начал волноваться, что с тобой случилось что-нибудь ужасное, но меня успокоил Альберт, сказав, что письма от тебя приходят, и всё в порядке. Тогда я решил, что тут два варианта: либо моё предыдущее послание до тебя не дошло, либо дошло, но ты почему-то обиделась и не стала мне отвечать.
Наверное, я был резковат в предыдущем письме. Извини, если чем-то обидел. Но от своих слов я не отказываюсь.
А может, ты мне просто не веришь?
Надеюсь, ситуация прояснится.
Арчи.
-------------------------------------------------------------------------------

20 ноября 1917 г.

Здравствуй, милый Арчи!
Действительно, я получила твоё сентябрьское письмо и, прочитав его, очень рассердилась. Но сейчас, подумав, понимаю, что сердится не на что.
Я верю тебе, Арчи. И в ответ скажу: ты мне нравишься, ты мне очень дорог. Но о любви сейчас я говорить не могу. Мне нужно время, чтобы понять саму себя. И, как ты сам верно писал, мне нужно видеть твои глаза. Поговорим при встрече, хорошо? Надеюсь, она состоится уже скоро.
Кэнди.
-------------------------------------------------------------------------------

Кэнди тогда не знала, что до их с Арчи встречи ещё далеко…
А пока они просто переписывались. Стараясь больше не поднимать тему любви, Арчи писал подружке о своей учёбе в университете, рассказывал смешные истории, присылал фотографии и симпатичные открытки. Кэнди рассказывала о буднях в госпитале, пересказывала некоторые истории своих пациентов. Эта переписка очень поддерживала её и помогала не падать духом, когда становилось совсем тяжко вдали от родины и близких людей.
Накануне рождества Анни написала, что у неё появился ухажёр, но только имя его раскрывать не торопилась.
А в в марте Кэнди умудрилась подхватить воспаление лёгких. Около месяца бедной девушке пришлось проваляться на больничной койке. Особенно тяжёлыми оказались первые две недели. Температура за сорок, лихорадочный бред… Ей потом говорили, что в бреду она как-то раз произнесла оно имя: вроде бы, «Арчи». Жизнь висела на волоске, но Кэнди всё же удалось выкарабкаться. Приходилось соблюдать постельный режим. Зато, когда Кэнди немного пришла в себя, ей принесли весьма жизнерадостное письмо от Анни.
------------------------------------------------------------------------------

21 марта 1918 г.

Милая моя сестрёнка Кэнди!
Спешу поделиться своей радостью! Я — невеста! Я ещё никогда не была такой счастливой! Наконец-то я узнала, что это такое, когда тебя по-настоящему любят!
Правда, мы ещё не назначили день свадьбы. Я очень хочу дождаться твоего приезда, чтобы ты была подружкой невесты? Ты согласна, Кэнди!
Как твои дела?
Скорее бы ты уже приехала…
Анни пока-ещё-Брайтон.
----------------------------------------------------------------------------------------

17 апреля 1918 г.

Милая Анни! Я за тебя очень-очень рада. Но подружкой на твоей свадьбе быть не соглашусь, до тех пор, пока не узнаю, кто жених!
Спешу тебя обрадовать: со свадьбой вам тянуть не придётся, потому что скоро я, наверное, вернусь домой. Я тут приболела немного, и мне намекнули, что больной персонал в госпитале не нужен. Буду надеяться, что скоро всех вас увижу и крепко обниму.
Кэнди.
---------------------------------------------------------------------------------------

В самом конце апреля Кэнди действительно отправили домой, восстанавливать силы после болезни, — уж очень она пока была слаба.
Первым делом девушка отправилась в Дом Пони. Как бы ни хотелось увидеть друзей, сначала нужно было как следует отдохнуть, чем Кэнди и занималась. Дней пять она просто отсыпалась и бездельничала, потом потихоньку стала помогать мисс Пони и сестре Марии по хозяйству.
Приближался день рождения Кэнди, ей должно было исполниться двадцать лет. Накануне Кэнди заметила, что у её дорогих мам подозрительно хитрые лица. А утром 7 мая возле своей кровати Кэнди нашла коробку, в которой оказалось простое, но очень симпатичное платье — белое с тёмно-зелёной окантовкой. Умывшись и причесавшись, Кэнди примерила обновку и вышла на улицу, чтобы найти мисс Пони и мисс Рэйн и поблагодарить их за подарок. На улице именинницу окружили ребятишки и принялись наперебой поздравлять! Немного смущённая Кэнди увидела на лужайке столы, на которые сестра Мария ставила тарелки и стаканы, а мисс Пони – вазочки с цветами.
— Для кого всё это, мисс Пони!
— Конечно для тебя, дорогая. И потом, надо куда-то усадить гостей, ты так не считаешь?
— Гостей?
И тут послышался знакомый мужской голос:
— Конечно! Мы так и не дождались твоего приглашения и решили заявиться без спроса!
Из-за угла дома вышли друзья: Альберт, Анни. Арчи и даже Патти с каким-то юношей!
И тут началось: дружеские объятия, море радостных слёз, рассказы наперебой. Между прочим, Кэнди узнала много интересных новостей.
Патти встретила новую любовь — молодого человека по имени Роберт, или Робби, как она его чаще всего называла.
Альберт собрался-таки жениться.
Невестой Алберта оказалась… скромница и тихоня Анни. Вот так, уже не в первый раз, она заняла место Кэнди. Впрочем, всех это вполне устраивало.
Арчи… Нет, никаких новостей он не сообщал. Он и Кэнди немного боялись смотреть друг на друга. Одно дело — говорить о своих чувствах в письмах, и совсем другое — беседовать с глазу на глаз.
Наконец, был готов праздничный обед. Да-да, обед, потому что завтрак Кэнди благополучно проспала. Все расселись за столами, весело болтали друг с другом, поздравляли Кэнди и Анни с днём рождения, а Кэнди — ещё и с возвращением домой.
Кэнди сидела напротив Арчи, и они периодически бросали друг на друга смущённые взгляды. Девушка, наконец-то не выдержала, извинилась перед гостями, и вышла из-за стола, чтобы немного прогуляться. Минут пять Арчи беспокойно ёрзал на стуле, но потом вскочил со своего месте, также извинился и отправился, по его словам, освежиться. Проницательный Альберт хотел было его остановить, так как догадывался, что его племянник отправляется искать Кэнди, но потом махнул рукой: «Не буду вмешиваться, сами разберутся», и приобнял сидевшую рядом, счастливую Анни.
Арчи нашёл свою возлюбленную на холме Пони (а где же ещё?!). Подошёл сзади, слегка обнял за плечи. Девушка не оборачивалась. Тогда он осторожно провёл тыльной стороной ладони по её щеке, спустившись к шее. Кэнди молчала. Тогда молодой человек развернул её к себе и увидел… счастливую улыбку и сияющие зелёные глаза. Некоторое время Кэнди и Арчи смотрели друг на друга, а потом, поддавшись единому порыву, страстно поцеловались…
— Арчи, знаешь… Никогда бы не подумала, что ты можешь быть таким нежным…
— Ох, Кэнди, боюсь, ты ещё многого обо мне не знаешь!..
— Как интересно! — девушка весело рассмеялась.
А потом, взявшись за руки, счастливая парочка побежала по склону холма, по зелёной лужайке, в сторону озера.
Впереди ещё было столько неизведанного…

_________________
They'll say, no one can see us, that we're estranged and all alone. They believe nothing can reach us and pull us out of the boundless gloom... They're wrong, yeah, baby, they're wrong... ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 18 июл 2015, 08:20 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
23 сен 2012, 14:23
Сообщений: 4867
Драбблы

Чайка

Двое сидели на берегу озера. Над водой кружила одинокая белая птица. Дул ветер, на небе постепенно собирались хмурые тучи — погода явно портилась.
— Кенди, ну зачем тебе туда ехать? Это же очень опасно! Подумай: чего ради ты подвергаешь свою жизнь такому риску?! Америка ведь даже не участвует в этой войне…
— Мистер Альберт, как вы не понимаете?! Люди нуждаются в помощи независимо от того, в какой стране они живут, какой у них цвет кожи, на каком языке они говорят. А если я действительно могу помочь, то…
— Теперь я понимаю, зачем ты так уговаривала расторгнуть опекунский договор… Чтобы я не смог помешать тебе осуществить задуманное. Я ведь теперь не могу запретить тебе ехать на фронт.
— О, нет, не говорите так… Просто… я не хочу доставлять никому хлопот: на вам, ни тётушке Элрой, ни кому-то другому…
Альберт молчал. Он задумчиво смотрел куда-то вдаль.
— Мистер Альберт, вы обиделись?
— Нет, Кенди. — отвечал молодой человек, всё так же направив свой взгляд в сторону озера. — Наверное, такая судьба, и ты всё правильно делаешь. Это твоё преимущество – ты всегда делаешь то, что хочешь, что считаешь нужным и важным… Это твоё преимущество — свобода выбора. А знаешь, чего я хочу?
— Чего?
— Чтобы и у меня тоже была свобода выбора. И не только… Посмотри на эту птицу. Она летит, куда вздумается. Она не думает о долге, об обязанностях. Ей не нужны деньги: достаточно поймать рыбу — и вот, она сыта. А я зависим. От своего положения. От богатого наследства Эндри. Да ещё и тётушка намерена меня во что бы то ни стало женить. Зачем мне это?..
— Но ведь птицы тоже строят гнездо, выводят птенцов. Разве это не их долг и обязанность?
— Верно. Но птицы находят себе пару. А я всю жизнь буду один. Потому что никому я не нужен.
— Неправда… Я…
— Правда. Ведь даже девушка, которую я полюбил всем сердцем, с которой хотел связать свою жизнь… Она уезжает на войну…
Кенди смотрела на Альберта, а из её широко распахнутых глаз текли слёзы. В это же время стал накрапывать дождь. А птица всё летала над озером…

Увлечение

— Арчи!
— Ой! Тьфу-ты, напугал… Из-за тебя палец, вот, уколол! Чего тебе?
— Арчи. Давай поиграем! Мне скучно.
— Это твои проблемы, Нил.
— Хм. Не знал. Что ты занимаешься шитьём, совсем как девчонка!
— Что-о?! Зато я могу тебя поколотить, как мальчишка. Мало не покажется! — Арчи, размахивая кулаками, двинулся на собеседника. Тот поспешно ретировался:
— Всё ухожу-ухожу… Вот… Все чем-то заняты, никто не хочет поиграть со мной! Арчи, словно девочка, иголкой орудует. Стир, как обычно, какую-то ерунду мастерит. Этот глупый сопляк Энтони вечно возится со своими дурацкими розами. Даже Элизы нет, ускакала куда-то на своей лошади. А мне ску-у-учно!
Нил продолжал идти и бубнить себе под нос, пока не наткнулся на большую раскидистую липу.
— Вот, понаставили тут деревьев! Пройти нельзя! И зачем они только нужны! Разве что для того, чтобы по ним всякие обезьяны лазили! — с этими словами Нил стал взбираться на дерево, но потерпел неудачу — первый же тонкий сучок проломился под его тяжестью!
Потирая ушибленный зад и ругая на чём свет стоит деревья, обезьян, своих кузенов, Нил вдруг обнаружил, что корень дерева причудливо изгибается, образуя подобие маленькой пещеры. Его это заинтересовало.
Маленькая пещера выглядела, как вход в домик, трава, росшая рядом, напоминала декоративный кустарник. Из маленьких камушков Нил сделал подобие садовой мебели, скамеек. Песком посыпал воображаемую дорожку в саду. Он уже собрался поселить в домике игрушечных человечков, как услышал голос Элизы:
— Нил, ты где?
Бросив своё сооружение, мальчик побежал к сестре. Та ему поведала:
— Ты представляешь, завтра должна приехать та девчонка, которую отец решил взять мне в компаньонки! Надо устроить ей «тёплый» приём! Ты мне поможешь, братец?
— Конечно! Повеселимся на славу, хе-хе!
Вот так любимым занятием Нила стали издёвки над Кенди. А ведь из него мог получиться неплохой дизайнер ландшафта…

Маска

Семейство N являлось одним из богатейших и влиятельнейших в Америке. На совершеннолетие их единственной дочери они закатили шикарный костюмированный бал, куда пригласили не только самые состоятельные семьи, но и представителей богемы — известных и модных художников, музыкантов, актёров. Среди прочих, конечно же, были приглашены Уильям Альберт Эндри и его приёмная дочь Кэндис.
Кэнди не очень-то хотелось посещать столь пышное мероприятие, но она не могла отказать своему другу и опекуну сопровождать его. Да и сколько можно грустить? Иногда нужно и развеяться…
…Кэнди в костюме феи-бабочки меланхолично прохаживалась по роскошному залу и даже не замечала, что один молодой человек уже полчаса внимательно за ней наблюдает.
Но вот, объявили танцы — вальс. Кэнди, услышав любимую мелодию, немного оживилась, подняла голову и увидела приближающегося к ней незнакомца. В приглашающем жесте он подал девушке руку. Та вначале хотела вежливо отказаться, но, подумав секунду, всё же согласилась — а почему бы и нет?
Незнакомец вёл её уверенно, и было что-то знакомое в том, как он нежно держит её руку и обнимает за талию. Костюм в духе средневековья, длинные светло-русые волосы, собранные сзади в хвост, лицо закрыто — определённо, она его не знает. Но глаза… Такой глубокий синий цвет и такой проникновенный взгляд! На мгновение Кэнди показалось, что она вальсирует с Терри. Но нет, это невозможно. Терри сейчас должен быть в Нью-Йорке, с Сюзанной…
Танец закончился, и молодой человек, вежливо поклонившись своей партнёрше, поспешил выйти из зала. В просторном прохладном коридоре он наконец-то мог перевести дух, хоть немного унять бешено бьющееся сердце и снять наконец-то ненавистный жаркий парик! А в это время любопытная Кенди, решившая проследить за таинственным незнакомцем, увидела, как этот блондин становится шатеном.
— Терри!
Парень резко обернулся и встал, как вкопанный. Перед собой он увидел девушку из своих грёз, хрупкого мотылька, который вот-вот заплачет.
— Здравствуй, Кэнди, — он наконец-то открыл своё лицо. — Рад тебя видеть. Вот, пришлось стать лицедеем на этом сборище надутых индюков и пустых жеманниц. Но я получил заслуженную награду: свой танец мне подарила самая прекрасная леди. Ну же, Кэнди… Не надо плакать. Я сейчас уйду и больше не побеспокою тебя, обещаю.
Он уже почти развернулся, чтобы уйти, как вдруг раздался чуть слышный шёпот:
— Терри… Не уходи…
Секунда — и Кэнди уже рыдает на груди у ошеломлённого Терри. А он, не веря своему счастью, бережно перебирает её кудряшки и шепчет:
— Ну же, перестань реветь. А то эти солёные потоки смоют все твои веснушки!
Кэнди улыбнулась сквозь слёзы и пробормотала:
— Какой же ты глупый…
— Да, я и правда глупец, раз допустил наше с тобой расставание. Но теперь, если ты действительно этого хочешь, я ни за что тебя не покину.
Терри слегка приподнял личико Кэнди за подбородок и, глядя в её глаза, произнёс то, что она так хотела услышать:
— Я люблю тебя, моя фея с веснушками…
В ответ Кэнди просто ещё крепче прижалась к нему. А на пол с тихим стуком упал ставший ненужным предмет…

Рога

Нил Леган нервно расхаживал взад-вперёд по комнате, расшвыривая ногой попадающиеся на пути стулья. В руке он сжимал клочок бумаги — записку, которую сегодня обронила его жена, выходя из дома. В ней значилось: «Миссис Леган, жду вас сегодня у себя дома. Вы мне очень нужны. Это срочно! У.Э.».
— У.Э. Кто бы это мог быть? — рассуждал Нил. Тут его внезапно осенило: «Ой, нет! Только не Уильям Эндри! Этот подлец! Один раз он уже помог этому актёришке увести мою первую невесту, а теперь сам позарился на мою жену! Ну-у-у нет! Этого я не допущу».
Действительно, такая история имела место быть. Когда Кэндис Уайт отменила помолвку с Нилом, он путём невероятных уловок, ухищрений, уговоров и ухаживаний умудрился добиться того, чтобы Кэнди всё-таки стала его невестой. Но всё испортил дядюшка Уильям, который устроил так, что Кэнди встретилась со своим бывшим парнем, актёром Терренсом Грандчестером, и тут же выскочила за него замуж, как-то позабыв про слово, данное ему, Нилу. Однако Нил долго не горевал и вскорости встретил новую любовь, которая, по иронии судьбы, оказалась одной из подруг Кэнди. И завоевать её оказалась ещё труднее — настолько она была холодна и неприступна. Но Нил не был бы Нилом, если бы не растопил сердце этой ледяной принцессы…
Однако сейчас всё рушилось… Уильям Эндри вновь встал на пути Даниэля Легана.
Сжав кулаки, Нил распахнул дверь и выскочил из дома. Он стремглав понёсся по улице, по дороге едва не сбив какого-то мужчину. Вслед ему понеслось:
— Смотри по сторонам, ты, олень!
Нил остановился, переводя дыхание и почёсывая голову, видимо, в поисках того, что роднило бы его с этим парнокопытным. «Действительно, что это я, — думал ревнивый муж — Надо немного успокоиться». Он последовал недавнему совету, посмотрел вокруг и… увидел шагающую по улицу жену!
— Вот ты мне где попалась!
— А в чём дело? Что случилось?
— Что случилось?! — кипятился Нил! — случилось то, что я прочитал вот ЭТО!
Нил потряс смятой запиской перед носом жены. Та оставалась невозмутимой:
— И что?
— Как это что?! Ты где шлялась?! Посещала своего любовника, Уильяма Эндри?! — с этим словами Нил схватил жену за плечи.
Фленни (а это было именно она) уверенным движением освободилась от его хватки и отчеканила своим фирменным ледяным тоном:
— Нил, ты — идиот. Ты прекрасно знаешь, что я работаю на кафедре в медицинском институте и помогаю своему руководителю в его исследованиях. И зовут его Уилсон Эверли. Ему 75 лет. По-твоему, он может быть моим любовником?
— И правда, я забыл совсем… Профессор Эверли…
— Эх ты, олень! — Фленни вскинула голову и уверенной походкой направилась в сторону дома. Нил, почёсывая голову, поплёлся за ней, на ходу придумывая слова извинения…

_________________
They'll say, no one can see us, that we're estranged and all alone. They believe nothing can reach us and pull us out of the boundless gloom... They're wrong, yeah, baby, they're wrong... ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 18 июл 2015, 08:24 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
23 сен 2012, 14:23
Сообщений: 4867
Стрекоза

Они лежали на мягкой травке спинами кверху, опираясь на локти, и болтали.
— Кэнди, а ты никогда не задумывалась, что людей можно сравнивать с насекомыми.
— Ты что имеешь в виду?
— Ну, порой букашки напоминают по виду некоторых личностей. Вот, смотри, видишь этого большого серого жука.
— Фу, какой страшный.
— Ага, прямо как сестра Грей!
Кэнди прыснула в кулачок:
— Терри. Как тебе не стыдно говорить такие вещи про нашу наставницу!.. Ой, а вот эта стайка муравьёв — как будто мальчики из колледжа Святого Павла высыпали на прогулку в своей чёрной форме, — и Кэнди снова захихикала.
— Погоди, мы сейчас и девочек найдём. Так… О, видишь божью коровку. Она такая же толстенькая и неуклюжая, как твоя подруга Патриция.
— Терри, если ты ещё раз назовёшь Патти толстушкой, я тебя поколочу! Она вовсе не такая!
— Ладно, ладно, я молчу, — ответил Терри, еле сдерживая смех.
— Интересно, а с кем бы ты сравнил себя?
— Я — конечно же, махаон, яркий и красивый!
— Угу, а ещё — очень скромный!
— Кэнди, тс-с! Смотри, а вот и твой прототип. Не спугни…
Девушка зачарованно разглядывала насекомое, на которое ей указывал Терри: изящное тонкое тельце, огромные глаза и сияющие крылышки.
— Какая она красивая!
— Прямо как ты, только веснушек не хватает, — произнося эти слова вкрадчивым шёпотом, Грандчестер уже было приподнял руку, чтобы потихоньку обнять девушку за талию, как вдруг она вскочила с места и с криками: «Стой! Я хочу получше тебя разглядеть», — побежала в сторону реки.
«А ещё ты такая же непоседливая…», — подумал оставшийся в одиночестве Терри.

Каприз

Элизабет Эндри сидела на пуфе и с досадой выдёргивала перья из новой шляпки. А ведь всё начиналось так хорошо…

Вчера прошёл торжественный приём у Эндри, на который были приглашены самые успешные бизнесмены Чикаго, а также лучшие представители науки и искусства. Уильям Альберт Эндри затеял грандиозный проект, для которого необходимо привлечь партнёров — ради этого и затевалось торжество.
Целью его жены Элизабет было привлечь к себе внимание прессы, чтобы наутро в газетах написали, какая она красивая, модная и яркая и как хорошо подходит своему мужу – эксцентричному мистеру Эндри.
Ради этого она купила дорогущее обтягивающее платье из чёрного шёлка с провокационной длиной юбки. Она готова была, как истинная леди, провести весь вечер на неудобных высоченных каблуках. Целый час ей делали невероятный макияж. В конце концов, она решилась отрезать свои прекрасные локоны и покрасить волосы — теперь Элиза стала эффектной брюнеткой с короткой стрижкой. Всё это для того, чтобы соответствовать ультрамодным тенденциям. Но усилия пропали даром: на приём Элиза не пошла.
Они с мужем уже практически были готовы были выходить к гостям, как вдруг Элиза задала вопрос:
— Послушай, совсем забыла спросить. А Кэнди тоже там будет?
— Конечно, я не мог её не пригласить.
— Не-е-ет… Альберт… Как ты мог позвать туда это посмешище!
— Перестань так говорить о ней!
— А ты прекрати её защищать! У неё ужасные манеры, она совсем не умеет одеваться. А если она ещё и накрутит на голове свои ужасные хвосты! И вообще, она меня бесит! Если она будет вертеться рядом, я просто не смогу чувствовать себя спокойно и наслаждаться вечером!
— Не говори глупостей!
— Ах, так! Тогда я вообще никуда не пойду. А ты там пляши на цыпочках рядом со своей дорогой Кэнди! Ненавижу!..

Так было вчера. А сегодня Элиза продолжала рвать перья из шляпки. А свежие газеты она уже разорвала на кусочки. В них написали и о великолепном приёме Эндри, и о самой красивой и модной леди на этом вечере — миссис Кэндис Грандчестер…

Мемуары

— «Вос-по-ми-на-ни-я о слад-кой кон-фет-ке…». Пап, а ты тоже любишь сладкое? — спросил маленький мальчик.
— Люблю, люблю… Эдди, дай-ка сюда эту тетрадку. Сколько раз тебе говорить: не трогай бумаги на моём столе! Иди, играй в своих солдатиков…
Ребёнок убежал, а его отец любовно провёл ладонью по обложке тетради, затем запер кабинет на ключ и принялся перечитывать свои записи.
«…В тот день я приехал к ней домой с букетом цветов и сказал, что хочу на ней жениться. Глупая девчонка… Другая радовалась бы на её месте, а она… Хорошо ещё, что она всё-таки не стала меня обливать водой…».
«…В день помолвки она пришла не одна, а с этим бродягой, который оказался тем самым дядькой Эндри. Он сказал, что не станет выдавать за меня замуж свою приёмную дочь. Но я не собирался отступать и всё равно решил завоевать Кенди. А злобному дядьке — отомстить…».
«…Лучшие сорта шоколада из Европы, свежая малина — на рождество, изысканные букеты… Бог мой! Я даже начал писать стихи! Но на глупую неотёсанную девчонку из приюта всё это не произвело никакого впечатления! Тоже мне, принцесса!.. Да нет, она не принцесса. Она — моя сладкая королева…».
«…Я убедился, что королева из моих грёз — действительно сладкая! Я попробовал, какие её губы на вкус! Еле уговорил её на совместный ужин в ресторане. Пара бокалов игристого сделали своё дело. Она пожаловалась на головокружение и попросила проводить её домой. Мы шли через парк, Кенди слегка покачнулась в мою сторону и тут же оказалась в моих объятиях. Пользуясь моментом, я её поцеловал! Ну и пусть щека потом долго горела от пощёчины! Зато…».
«…Дядька Эндри пригрозил, что если я буду продолжать преследовать Кенди, он сделает всё возможное, чтобы отправить меня от неё подальше, в Мексику, например. Вот скотина!..».
«…Я решил: чтобы завоевать Кенди, надо, вызвать её ревность! Дейзи Дилман поможет мне в этом! Она, конечно, ужасно скучная особа, но ради дела можно и потерпеть…».
«…Спиртное до добра не доводит. Надо же было потерять бдительность и оказаться в одной постели с… В общем, пришлось жениться…».
Чтение прервали стук в дверь и женский голос:
— Дорогой, уже пора ужинать!
Даниэль Леган про себя подумал: «Провалиться бы тебе!», но вслух ответил елейным голосом:
— Да, Дейзи. Сейчас приду, только с бумагами закончу.
И он открыл очередную чистую страницу…

Провокация

Терренс Грандчестер сидел на крыше театра — своём излюбленном месте — и думал. Мысли его были о Сюзанне Марлоу, вернее, о том, как с ней помягче расстаться. Или, скорее: что нужно сделать, чтобы Сюзанна сама его бросила?
Он пропадал на неопределённое время, не давал о себе знать, но, вернувшись, видел её преданные глаза, полные счастливых слёз.
Он надрался виски в баре и в таком состоянии пришёл в гости к мисс Марлоу. Та не только не прогнала Терри, но ещё и оставила его на ночь в своём доме, чтобы он не возвращался ночью пьяным к себе в квартиру.
Однажды Терри (опять же, нетрезвый) из-за какой-то мелочи устроил скандал, но Сюзанна не только не обиделась, но ещё и стала его успокаивать и — самое скверное — даже начала гладить по волосам в знак утешения. Это стало последней каплей…
Терри думал. Что бы он ни вытворял, нежная Сюзи всё ему прощала. Ну не бить же её, в самом-то деле! И по своей инициативе он не может с ней порвать: как же, нельзя предавать того, кто спас тебе жизнь ценой своего здоровья. Да ещё и мамаша Марлоу постоянно намекает на свадьбу…
И тут у Терренса возникла идея! Как всё просто! Именно это он и скажет Сюзанне при следующей встрече…

***
— Сюзанна, я не могу на тебе жениться. Прости, но я тебя не люблю…
Молчание. Напряжённое ожидание. Хрупкая белокурая девушка смотрит в пол. Но вот, она поднимает свои голубые глаза, в них блестят слёзы. И тихий ответ:
— Это не страшно, Терри… Зато я люблю тебя. Моя любовь к тебе так сильна, что её хватит на двоих, поверь…
Тяжёлый вздох… Попытка не удалась…

Стыд

— Нил, ты в этом уверен? Ты не ошибся?
— Да точно тебе говорю! Не сойти мне с этого места!
— Пр-рекрасно! Пойдём со мной скорее к тёте Элрой! Надо застать этих голубков на месте преступления!
— Но Элиза… Тётка уже легла спать, да и все остальные тоже!
— Ничего, сейчас как раз самый подходящий момент, другой возможности может и не представиться. Мы должны отомстить этой потаскушке Кенди! — с этим словами Элиза выскочила из своей комнаты и побежала к спальне мадам Элрой. Нил уныло поплёлся за ней.
— Тётушка, откройте, пожалуйста, скорее, — Элиза уже барабанила в дверь.
— Элиза, что произошло? Что ты тут делаешь в такой час?
— Тётушка, дело не терпит отлагательств. Представляете, Нил видел, как мистер Уильям целовался с этой несносной Кенди, а потом они вместе пошли в его спальню!
— Что-то?! — глаза тётки Элрой расширились и метали гневные молнии.
— Идёмте скорее, надо застать их на месте!
— Да что эта девчонка себе позволяет?! Со своим приёмным отцом!! Идём, Элиза…
И вот, Элрой, Элиза и Нил пришли к комнате Альберта. Сюда же прибежали разбуженные шумом Анни и Арчи, которые так же, как и Лэганы, гостили в особняке Эндри.
Пожилая мадам постучала в дверь:
— Уильям, открой.
Дверь отворилась, из неё выглянула взлохмаченная голова главы клана Эндри:
— В чём дело?
— Где Кендис?
— Хм, а почему вы спрашиваете? Зачем это она вам на ночь глядя понадобилась?
— Уильям, только не надо отпираться? Она ведь в твоей комнате?
Альберт посмотрел через плечо:
— А… Да, действительно, — и улыбнулся самой невинной улыбкой, на какую только был способен. — И что?
— Как что?! — окончательно рассвирипела мадам Элрой.
— Интер-ресно, — тут уже подала голос Элиза, — юная леди в поздний час целуется со своим приёмным отцом. А после этого спокойно идёт к нему в спальню… Попахивает скандалом, разве не так, мистер Эндри? — девушка, скрестив руки, смотрела на Альберта и злорадно ухмылялась.
— Я бы сказал, что здесь попахивает злобой и завистью… Но, во-первых, юная мисс, перед вами я отчитываться не обязан.
Элиза при этих словах встала руки в боки. Альберт посмотрел на неё и усмехнулся. Он продолжал:
— Во-вторых, чтобы успокоить присутствующих, скажу следующее: где же, как не в моей спальне, должна находиться ночью моя законная жена? Ах, тётя, не падайте в обморок. Сегодня мы с Кенди в тайне ото всех поженились. Подробности потом… Ну, а в-третьих… Мисс Элиза, запахните, пожалуйста, халат….
Девушка опустила взгляд на свой халатик и с ужасом поняла, что тот раскрылся, а ночной сорочки под ним нет — только голое тело. Элиза покраснела, как рак, до корней волос и сломя голову побежала прочь под общий смех и улюлюканье.
Что ж, лучшего коварная мисс Лэган и не заслуживала.=))))

Фурор

Фееричная, яркая, смелая, необычная девушка.
Невероятная. Умеющая делать мир светлее.
Совершающая чудеса. Радующая своим смехом!
Дарящая окружающим улыбки. Очень красивая.
Незабываемая Кэнди Уайт! Волшебная! Романтичная…

_________________
They'll say, no one can see us, that we're estranged and all alone. They believe nothing can reach us and pull us out of the boundless gloom... They're wrong, yeah, baby, they're wrong... ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 18 июл 2015, 08:26 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
23 сен 2012, 14:23
Сообщений: 4867
Новогодняя сказка «Три желания»

Размер: мини
Рейтинг: G
Жанр: сказка/мелодрама

Пришла зима, снег припорошил улицы, дома, деревья. Начиналась предпраздничная суета, жители городка готовились к Рождеству: покупали и заворачивали в блестящие обёртки подарки, выбирали украшения для ёлки, придумывали развлечения. Но были три девушки — три подруги — которые не принимали участия в этих приготовлениях, им не хотелось ничего праздновать. А причина тому была вот какая: война закончилась, но не все солдаты вернулись домой. Так, друг первой из девушек, Стир Корнуэлл, во время боевого полёта был подбит немецким лётчиком и погиб. Жених второй подруги, Арчи Корнуэлл, последовал примеру своего брата и тоже отправился на фронт, но, увы, пропал без вести. А третья девушка из газет узнала, что юноша, которого она любила, известный актёр, бросив всё, также стал солдатом. И о дальнейшей его судьбе ничего не сообщалось…
Общее горе ещё больше сплотило трёх неразлучных подруг — Патти, Анни и Кэнди. Они жили втроём в небольшом домике, совсем недалеко от приюта Пони. Вместе вели нехитрое хозяйство, вместе помогали мисс Пони и сестре Марии, вместе же сидели по вечерам и тихонько грустили – каждая о своём и, в тоже время, об одном и том же.
И вот, уже был конец декабря, оставалось два дня до Рождества, а в доме девушек до сих пор не было ни наряженной ёлки, ни других украшений. Они были словно три отшельницы.
Как обычно, вечером они сидели в комнате: Анни вышивала очередную салфетку, Патти растапливала камин, а Кэнди просто смотрела в окошко на падающий снег. Погода сегодня выдалась суровая: мороз, пурга, порывистый ветер — не хотелось и носа высовывать на улицу.
Вдруг раздался стук в дверь. Подруги переглянулись: кто же это мог быть? Открыв дверь, они увидели на пороге какого-то дряхлого, сгорбленного старичка со спутанной бородой и в видавших виды лохмотьях. Он дрожал от холода и нетерпеливо переминался с ноги на ногу.
— Што ли впуштите? — раздался его скрипучий голос.
— Д-да, входите, пожалуйста, — девушки растерянно посмотрели друг на друга и расступились, пропуская незваного гостя. Тот неожиданно резво для своего возраста направился к растопленному камину и начал греть руки, даже не снимая рукавиц.
Подруги так и стояли у двери, не зная, что сказать. Наконец, Кэнди нарушила тишину:
— Простите, можно узнать, как вас зовут? И как получилось, что вы, хм… гуляете в такую скверную погоду в такой, м-м-м… лёгкой одежде? И как вы вообще здесь оказались?
— Э-э-э, милая, шлишком много вопрошов. Впрошем, я тебе отвечу, ты мне нравишша. — прошамкал старикашка. — Только вот шогреюсь, а то жуб на жуб не попадает.
— Да, да, конечно! — девушки засуетлись: Патти принесла ещё дров, Анни побежала на кухню греть кофе, а Кэнди участливо предложила свою медицинскую помощь:
— Вы можете заболеть, давайте я вас осмотрю, только снимите, пожалуйста, одежду.
— Нет, нет, милая, шпашибо жа жаботу. Шо мной всё будет отлишно.
Спустя какое-то время старичок и правда отогрелся, попил кофейку, после чего весело подмигнул приютившим его девушкам.
— Ну што ш. Вы вше такие хорошие. Надо ваш отблагодарить. Жнаете, кто я такой?
Девчонки в ответ только пожали плечами.
— Ох-хо-хо, — чуть закашлялся дедок. — Я волшебник, жимний дух.
— Как Санта Клаус? — вырвалось у Анни.
— Э нет, милая, ты не путай! Шанта — неплохой парень, но я — не он. Я делаю наштоящие шудеша! И вот за то, што вы меня приютили, не выгнали, я исполню ваши желания — по одному от каждой.
Девчонки в который уже раз за вечер переглянулись и уже хотели было рассмеяться, но волшебник жестом остановил их:
— Я не шучу, у меня вшо шерьёжно. Пишите ваши шамые жаветные желания на бумажках и кладите их в мою шляпу. Только пишите то, шего хотите больше вшего на швете. А уж жа мной дело не поштоит!
«Сумасшедший», — читалось на лицах Анни и Патти, но Кэнди непринуждённо открыла шкафчик и достала письменные принадлежности:
— Патти, Анни, этот добрый волшебник хочет нам сделать подарок к Рождеству, не обижайте его своим отказом…
…Три девушки быстро нацарапали на бумажках свои желания и отдали их старичку. Он изучил бумажные клочки, похмыкал, улыбнулся в седые длинные усы, после чего нацепил на голову шляпу и сказал:
— Теперь ждите Рождештва и ишполнения желаний. Но только одно ушловие: украште дом, нарядитесь в крашивие платья, накройте на стол, а то што это жа праждник?
Затем он помахал им рукой и вышел из гостеприимного домика, закрыв за собой дверь. Кэнди хотела было его остановить, мол, куда он в такую погоду, распахнула дверь, но старичка уже и след простыл, как будто он растворился в падающем снеге…

И вот, настало время праздника. Девчонки действительно хорошо к нему подготовились и решили отметить, несмотря на грустные мысли. Патти уже разрезала пирог, как вдруг в дверь постучали. Со словами: «Наверное, это опять волшебник», она открыла дверь… да так и замерла на пороге. Медленно она развернула бледное лицо к подругам и уже начала падать в обморок, но её подхватили крепкие руки одного из гостей. Увидев, кто пришёл, Анни чуть было не последовала примеру Патти, но второй гость успел сжать её в своих объятьях. Это вернулись с войны Стир и Арчи! Чудо действительно произошло, и желания Патти и Анни исполнились!
…Спустя какое-то время, оправившись от первого шока, вся компания весело праздновала рождество, и решено было пойти во двор запускать фейерверки — очередное изобретение Стира. Однако Кэнди, сославшись на усталость, осталась дома. На самом деле, хоть она и радовалась возвращению друзей и счастью подруг, ей в глубине души было очень грустно и хотелось немного побыть одной. Однако это ей не удалось: довольно скоро снова раздался стук. Кенди решила, что это друзья всё-таки решили вытащить её на улицу и, недолго думая, распахнула дверь. На пороге стоял тот самый старичок-волшебник.
— Ждравштвуй, Кэнди! Шастливого тебе Рождештва!
— Спасибо! Заходите, пожалуйста.
— Шпашибо, милая… Ну што, хороший я волшебник? Я ведь исполнил ваши желания, хе-хе! Шкажу по шекрету: твоё желание мне понравилось больше вшех. Твои подруги мечтали вернуть швоих вожлюбленных, и только ты загадала што-то не для шебя лично. Эхе-хех, это ж надо было написать: хочу, штобы мои дружья были щаштливы…
— Но это правда. Тогда и я буду счастлива…
— Нет-нет-нет, кхе-кхе… Ты должна загадать што-то для шебя лично. Ты мне ошень нравишся, поэтому я сделаю исклюшение и выполню ещё одно твоё желание. Жагадывай, только подумай хорошенько…
Кэнди помолчала с минуту, а потом промолвила:
— Если сегодня и правда ночь чудес, то я хочу, чтобы Терри Грандчестер тоже вернулся с войны – живым и невредимым…
— Ох-х, детошка, непроштую ты жадала жадачку. Впрошем… Жакрой глаза и сосчитай до двенадцати.
— Один-два-три-четыре-пять-шесть-семь-восемь-девять-десять-одиннадцать-двенадцать.
— С Рождеством, мой ангел с веснушками!..

…На улице взрывались фейерверки, слышался смех Ании, Патти, Арчи и Стира. А Кэнди и Терри, стояли, обнявшись, посреди комнаты, не желая отпускать друг друга. Под их ногами лежали лохмотья, парик и бутафорская борода…

_________________
They'll say, no one can see us, that we're estranged and all alone. They believe nothing can reach us and pull us out of the boundless gloom... They're wrong, yeah, baby, they're wrong... ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 18 июл 2015, 08:30 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
23 сен 2012, 14:23
Сообщений: 4867
Романтическая фантазия «Ледяной принц»
(в соавторстве с Citron-EL)

Размер: мини
Рейтинг: G
Жанр: комедия/мелодрама

Новогодний бал у Эндри…
Хозяева и гости веселятся, танцуют, разбрасывают конфетти. И только Кэнди бежит по коридору, сжимая в руке записку. В ней значится: «Балкон. Поторопись, леди Эндри, иначе будешь лечить обморожение». Без подписи. Да и к чему подпись, если автор записки и так известен.
«Несносный тип! Что же ему понадобилось от меня, да ещё на балконе?..».
И вот, знакомые портьеры, знакомая стеклянная дверь, а за ней…
— О Боже…, — вырвалось у Кэнди, и она поспешила распахнуть створку. На балконе стояла ледяная статуя. Веки сомкнуты, пряди волос причудливо изогнулись и застыли, словно узоры на морозном стекле. Голова, лицо, плечи — всё усыпано мелкими снежинками. Красиво и… жутко!
— Э-эльвин… К-как же это? — Кэнди растерянно провела по воротнику пиджака статуи. Заледеневший человек не пошевелился. — Ну же, что с тобой, очнись!
Статуя не реагировала.
— Эльвин! — девушка уже почти кричала. — Прошу тебя, оживи! — с этими словами она обхватила тёплыми ладошками его лицо. Очень холодное, но мягкое на ощупь.
Эльвендорк приоткрыл один глаз.
— Нельзя…, - сказал он безжизненным голосом. - Нельзя, леди Эндри, так набрасываться на людей с воплями. Впрочем, мне понравилась та часть, где ты отчаянно умоляешь меня - оттаять… Продолжай.
Эффект был потрясающий: Кэнди вскрикнула, отскочила в сторону и испуганно прикрыла рот ладошкой.
— Я догадывался, что ты никудышная медсестра, но это…, - Эльвендорк пожал плечами, вызвав маленькую метель вокруг себя. - Ты хотя бы попробуй мыслить логически! Для начала вспомни, что сегодня маскарад, а потом взгляни на свои руки.
Кэнди машинально посмотрела на свои пальцы: они были покрыты бледно-серебристой краской. Ну, конечно же, грим! И как она сразу не догадалась! В контрасте с мертвенной бледностью загримированного Эльвендорка лицо Кенди стало пунцово-красным от гнева.
— Ты… Что за дурацкие шуточки!
Шуточки? - взгляд Эльвендорка и без этого грима не мог быть более холодным и вместе с тем пронзительным. – У тебя есть минута, леди Эндри, чтобы предотвратить первую стадию обморожения. И только один способ сделать это так, чтобы я простил тебя за опоздание. Ну, ты знаешь, это наша милая, почти семейная традиция – ночь, улица, балкон, твои губы на моих…

Кэнди скрестила руки на груди и мрачно посмотрела на Хайверхилла исподлобья.
— Ты снова за старое, да?
— Да, — Эльвендорк ей улыбнулся.
Он улыбнулся ей, и что-то рухнуло у неё внутри . Смотреть ему в глаза было все равно, что нестись по очень крутому снежному склону - страшно… И захватывающе - до дрожи в коленях.
— Ну, что ж, старушка, - произнес Эльвендорк, окинув её пылающее лицо насмешливым взглядом. - Подруга юности моей… Выпьем с горя: где же кружка? Сердцу будет веселей.
Словно по мановению волшебной палочки, юноша ловким движением выудил откуда-то бутылку шампанского. Между тонкими пальцами второй руки он зажал два бокала.
— Еще один приятный способ предотвратить обморожение, - пояснил он с усмешкой.
Кэнди в ответ только покачала головой, демонстративно отвернулась и стала дёргать дверную ручку, намереваясь покинуть «ледяную статую». Однако это ей не удалось - ручка после нескольких неуклюжих движений отломалась.
Эльвендорк рассмеялся:
— Браво, леди Эндри! Ты только что превратила возможность в неизбежность.
Кэнди чуть не плакала:
— Ну почему у меня всё происходит ВОТ ТАК?!
— А не надо делать столько резких движений, - произнес Эльвендорк насмешливо, но мягко. - Я же предупреждал, чтобы ты была осторожнее с дверями и … ты что? Ты дрожишь? Тебе холодно?
Это правда. Кенди дрожала. Но, кажется, не только потому, что её платье из тонкого золотистого шелка почти не грело. Просто ей казалось, что она ходит по очень тонкому льду, и от каждого её неосторожного шага или слова по нему расползаются трещины.
Эльвендорк слегка приобнял за плечи стоящую к нему спиной девушку:
— Я, конечно, мог бы защищать тебя от простуды, пока смерть от голода и холода не разлучит нас, но поскольку люди скоро выйдут на улицу взрывать фейерверки… Тебе нечего бояться.
«Неправда», - подумала Кенди, слабо улыбнувшись. Её собственное сердце предательски колотилось - то ли от того, что Эльвендорк стоял к ней так близко, то ли потому, что она снова чувствовала его руки на своих плечах. Нотки беспокойства в его самоуверенном тоне смешили её, как будто она уже выпила шампанского. В особняке играла музыка, и ей снова хотелось танцевать.
— Красиво, — вздохнул молодой человек, расправив фигурные складки на рукавах её платья, - но, похоже, мне все-таки придётся применить третий способ согревания.
Он снова проделал едва уловимые манипуляции, и на плечи Кэнди легло что-то тёплое и очень мягкое, отчего сразу стало очень уютно.
— Как приятно…, - невольно восхитилась девушка. - Что это?
— Это горные козы, обитающие в районах Тибета, - шепнул Эльвендорк , закутывая её плотнее.
— А-а, кашемир! — Кэнди рассмеялась, так что облачка пара окружили её лицо. – Ладно, - решилась она. – Наливай! - и снова рассмеялась, увидев изумление на лице Эльвендорка.
И снова её посетило это головокружительное ощущение, будто она стремительно летит вниз по гладкому белоснежному склону на санях, счастливая и свободная, как в детстве, когда в её сердце еще не было страха - упасть...
Кенди танцующей походкой прошла к балюстраде. Блестящий в свете звезд и огней зимний парк казался усыпанным алмазной крошкой. С лёгким хлопком бутылка была открыта, шампанское с еле слышным шипением разлито по фужерам…
— С Новым годом, леди Эндри.
— С Новым годом, Эльвин.
Два бокала звонко стукнулись ободками.
— Кстати, — глотнув шампанского, поинтересовался юноша. — Мой подарок - уже на тебе… А что ты мне подаришь?
Кэнди немного растерялась:
— Ну-у, я даже не знаю. А что ты хочешь?
— Всё того же, милая леди Эндри, - он ухмыльнулся, - согреться!
Кенди секунду подумала, а потом хитро улыбнулась …
Её губы мягко коснулись щеки Ледяного Принца…
И окрасились в серебряный цвет…

_________________
They'll say, no one can see us, that we're estranged and all alone. They believe nothing can reach us and pull us out of the boundless gloom... They're wrong, yeah, baby, they're wrong... ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 29 июл 2015, 16:03 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
08 дек 2013, 17:49
Сообщений: 3170
Откуда: Самара
И почему я так долго сюда шла? :echin:

SilverStar, "Три желания" - отличный рассказ, от него так и веет морозом и Рождеством.
Элиза, выдергивающая перья из шляпы, Кенди, кричащая что-то стрекозе, рогатый Нил и тяжело вздыхающий Терри мне покорили. Отлично :bra_vo:

_________________
Я не ветер, я не солнце, я - любовь.
Я исчезну, чтоб вернуться...


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 29 июл 2015, 17:55 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
23 сен 2012, 14:23
Сообщений: 4867
Матрена Филипповна, спасибо! :reverans:
Матрена Филипповна писал(а):
И почему я так долго сюда шла?

Наверное потому что я только недавно загрузила тему)) Драбблы из конкурсов, были выложены на КК-форуме, как и всё остальное.

_________________
They'll say, no one can see us, that we're estranged and all alone. They believe nothing can reach us and pull us out of the boundless gloom... They're wrong, yeah, baby, they're wrong... ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 29 июл 2015, 17:56 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
08 дек 2013, 17:49
Сообщений: 3170
Откуда: Самара
SilverStar, 10 дней, как выложила, а я только сегодня заметила)))

_________________
Я не ветер, я не солнце, я - любовь.
Я исчезну, чтоб вернуться...


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  

Яндекс.Метрика