-->
* Вход   * Регистрация * FAQ    * Поиск
Текущее время: 26 июн 2019, 18:22

Часовой пояс: UTC


cellspacing=/div
Квест для переводчиков №1 (Candy-Candy FS)
Модераторы: Citron-El, Матрена Филипповна, Malena
Начать новую тему Ответить на тему На страницу Пред.  1, 2, 3, 4
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 08 фев 2019, 20:10 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 119
*

Когда я взяла в руки газетную вырезку от Анни, эмоции нахлынули на меня лавиной, что я даже не смогла стоять.

Опустившись на пол, я смотрела на фотографию Терри. Перед глазами всё было размыто и, опасаясь намочить изображение слезами, я отодвинула вырезку. Однако мне показалось, что тем самым я сама оттолкнула Терри, и я сразу же крепко прижала фотографию к груди.

Я беру из шкатулки толстый конверт, в котором храню эту газетную вырезку. В течение долгого времени фотография сопровождала меня везде, куда бы я ни поехала, и поэтому она совсем потускнела, но мужественный образ Терри остался нетронутым и по сей день.

Терри стал актером, который оставил след на сцене, но я не была удивлена. Я помнила слова, которые он написал мне, прежде чем уехал, и я не забыла того восторга, с которым он читал и декламировал трагедии Шекспира в Шотландии.

В статье есть слова «невероятный выбор», но я была уверена, что даже его появления на прослушивании было достаточно, чтобы привлечь внимание всех присутствующих. Его глубокий голос, ни особенно резкий, ни особенно низкий, его улыбка, такая мягкая и сладкая, его смелость - способны потрясти любое сердце...

В статье не было никаких упоминаний имени Элеоноры Бейкер. Терри достиг такого высокого уровня за такое короткое время только благодаря обаянию и усердию.

Терренс Грэм. Я неоднократно повторяла это имя. Он отказался от семьи Гранчестер, чтобы начать собственный путь в одиночку. Я была очень рада за него.

Терренс Г. Гранчестер. Много раз я задавалась вопросом, что означает «Г.».

Наконец, я узнала, где он, и этого было достаточно, чтобы заставить меня поверить, что впереди у меня наметился светлый путь. Надежда вновь его увидеть превратилась в уверенность, и мне было любопытно, смогу ли я связаться с ним, если отправлю письмо в театральную труппу Стратфорд. В любом случае, труппа собиралась отправиться на гастроли, и, возможно, она также остановилась бы в Чикаго. Больше всего на свете я хотела как можно скорее сообщить ему, что вернулась в Америку, о чем он, вероятно, и не подозревал.

Может быть, я была глупой, но в ту минуту чувствовала себя на седьмом небе от счастья и была полна надежд и уверенности, что все будет хорошо. Я даже не представляла, какие повороты и трудности меня ждут.

Но... Я не хочу думать, что все было предопределено судьбой: я хочу верить, что все дороги мы выбрали сами. Это относится ко мне, к Терри... и к Стиру тоже...

На мгновение я закрываю глаза и пытаюсь успокоить взволнованное сердце.

Я вытаскиваю из конверта еще одну газетную вырезку: это статья, в которой отметили работу моей одноклассницы Фрэнни Гамильтон, медсестры Красного Креста.


Письмо к Фрэнни Гамильтон.

Дорогая Фрэнни!

Думаю, ты будешь удивлена, увидев так неожиданно от меня письмо. Мы так давно не виделись!

Я - Кендис; мы жили в одной и той же комнате в общежитии, пока учились в школе медсестер Мэри Джейн, и мы также поехали вместе в больницу Святого Иоанна.

Надеюсь, ты помнишь меня.

Я почувствовала необходимость написать тебе, так как вчера прочитала статью, в которой говорилось о твоей работе в Красном Кресте.

Я была так счастлива, что прочитала несколько раз! Я хотела хотя бы поздравить тебя, поэтому решилась взяться за перо.

Как мне стало тоскливо, когда я увидела тебя на фотографии... Я подумала, что ты совсем не изменилась: ты всегда выглядишь очень эффективным человеком. Увидев тебя такой, как раньше, я была счастлива.

Прошло много времени с тех пор, как наши пути разошлись. Я думала, что война скоро закончится, но оказалась не права. В течение всего этого времени ты много работала, чтобы стать медсестрой Красного Креста, и я не могу не восхищаться тобой.

Я до сих пор помню время, когда в больнице Святого Иоанна искали добровольцев. Ты сразу же решительно встала, а у меня не хватило смелости. У меня не было семьи, но я не могла смириться с мыслью потерять всё, и думала только о себе.

Позже, сожалея о таком поведении, я предложила занять твое место, но даже тогда ты была тверда и ответила, что не боишься умереть.

Да... Я помню, ты рассказала мне о своей семье. Ты сказала, что неважно есть у тебя семья или нет, если она не объединена, потому что в таком случае ты один в мире. Тогда, впервые, я почувствовала, что мы очень близки.

В то время у меня все еще был романтический взгляд на работу медсестры и жизнь на полях сражений. Мне стыдно за то, что я не проявила твердую решимость, как ты, и я по сей день сожалею о том, что расстраивала тебя своим поведением.

Обычно я со всеми слишком самоуверенна. Те, кто ценит эту часть меня, не имеют проблем, но есть и те, кто просто не может этого терпеть. Не задумываясь о твоих чувствах, я была дерзкой, и я была убеждена, что мы быстро подружимся. Однако люди по-разному живут, думают и выражают свое мнение...

Я многому научилась у тебя: серьезно относится к работе, соблюдать расписание, сохранять все в чистоте и порядке! Я говорю, что многому научилась, но, в конце концов, я все равно та же, что и всегда...

Фрэнни, я просто хотела сказать тебе, что есть кто-то, кто всегда восхищался тобой.

Ну... Я намеревалась написать тебе несколько строк благодарности, но, как можешь видеть, я все та же болтунья. Прости меня за такое длинное письмо.

Фрэнни, продолжай проявлять усердие в работе!

Я всегда буду молиться за то, чтобы у тебя все было хорошо.

Кендис.


Письмо к Кенди от Патти


Дорогая Кенди!

Как дела? Наконец, определена дата моего отъезда в Чикаго.

Я почти никогда не жила с родителями, но теперь, когда должна уехать одна в другую страну, мы все немного печальны.

Англия также вступила в войну, и часть меня думает, что правильнее было бы остаться... Но моя семья против.

Стир беспокоится и приглашает меня приехать как можно скорее... и я также хочу быть рядом с ним. И прежде всего ты тоже в Чикаго! Когда я об этом узнала, вдруг всё стало розовым! О, Кенди, я не могу дождаться, когда встречусь с тобой, чтобы о многом рассказать! Я также хотела бы поговорить с тобой о том, что Стир написал мне. Правда ли, что Альберта привезли в больницу, в которой ты работаешь? Я слышала, что он потерял память...

Здесь тоже появилась новость, что в Италии взорвался поезд. Кто бы мог подумать, что наш друг путешествовал именно в тех вагонах? Мы все были так уверены, что он в Африке... И я не могу поверить, что такого мягкого человека, как он, подозревают во взрыве!

Мне также сообщили, что в Италии Альберт скитался по сельским больницам и приютам для бродяг. Я не могу не верить, что именно Господь вел его к тебе. Я рада, что подозрения оказались необоснованными, но я также знаю, что он еще не восстановил память. Стир очень беспокоится о его состоянии.

Война действительно ужасна. Она разрушает узы, объединяющие людей, и наносит глубокие раны сердцам. Наверное, ты еще более потрясена, чем я. Отныне мы все вместе попытаемся помочь Альберту вернуть память!

Спасибо, что спросила о моей маленькой черепашке Хагли. Я хотела взять ее с собой, но, в конце концов, решила доверить заботу о ней зоопарку «Голубая река».

Я с нетерпением считаю дни, которые разделяют нас, пока мы не встретимся, и надеюсь, что война скоро закончится...

С большой любовью, твоя подруга Патти.


Письмо к доктору Фрэнку Кэмпбеллу из больницы Святого Иосифа

Дорогой доктор Фрэнк!

Огромное спасибо за ваше письмо и за книгу «Вводный курс в медицину», которую вы прислали, чтобы поздравить меня!

Полагаю, вы были очень удивлены, увидев, что мне удалось стать одной из первых на экзаменах, но когда я стараюсь, у меня могут быть отличные результаты! Я в полной мере буду добросовестно изучать книгу, которую вы мне прислали!

Из письма сестры Лейн я также узнала, что вы были так добры, что заехали в Дом Пони во время деловой поездки. Большое вам спасибо за это!

И вы так беспокоились о Мине, собаке, которую МакГрегор любил почти как дочь! С тех пор как она была под опекой Дома Пони, она заметно прибавила в весе, вы заметили?

Превосходная медсестра (т.е. я) предупреждала не давать ей слишком много пищи, чтобы сберечь здоровье, но... Видимо, мисс Пони просто не может устоять, когда Мина становится в позу и просит дать ей что-нибудь поесть. И подумать, что она всегда была такой строгой с детьми (и особенно со мной!)

Однако я пишу вам, чтобы попросить помощи. Вы когда-нибудь лечили пациентов с амнезией?

Человек, которому я обязана жизнью, внезапно потерял память и был госпитализирован в больницу Святого Иоанна. Я очень хочу, чтобы его как можно скорее вылечили, и готова сделать все, чтобы это произошло.

Пожалуйста, посоветуйте мне что-нибудь.

Ваша прекрасная ученица - медсестра Кенди.

P. S. Доктор Фрэнк, человек, о котором я вам написала, теперь лежит в больнице в палате номер 0. Определенно, он не сможет там получить надлежащую медицинскую помощь, поскольку, как вы знаете, эта палата для пациентов, у которых нет семьи или родственников. Мне грустно, и я злюсь, потому что ничего не могу с этим поделать.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 09 фев 2019, 15:01 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 119
*

В больнице Святого Иоанна палаты номер 0 больше не существует. Ее ликвидировал доктор Леонард, когда его повысили от заместителя директора до директора.

Когда Соединенные Штаты вступили в большой мировой конфликт, больница должна была восстановить свой истинный дух. Убеждения директрисы Мэри Джейн также жили в сердце этого человека: «Больница и больные не имеют границ, и наш долг - заботиться о людях».

Долгое время я считала его бесчувственным врачом. Когда я предложила заботиться об Альберте, пока он не поправится, доктор прогнал меня. Он был главным врачом, и его решение было абсолютно правильным: даже если он полностью понимал мои чувства, правила больницы должны были соблюдаться.

С другой стороны, я считаю, что благодаря его суровым словам я изо всех сил старалась сдать экзамены на медсестру. На самом деле именно он, даже до того, как стал директором, сказал мне, что немыслимо оставить пациента в руках ученицы.

Я так много раз убеждалась, как неправильно судить людей по их внешности, но даже сегодня постоянно совершаю эту ошибку. До сих пор человек, которого я люблю, всегда смеется над моей слабостью.

Альберт... В то время я даже не знала его полного имени. Он был просто Альбертом; мне больше ничего не нужно было знать. Необъяснимо, но одного его присутствия было достаточно, чтобы успокоить меня. Теперь я понимаю значение невидимой связи, которая объединяет нас.

Солнце начинает садиться, и тени растут на ковре. Точно так же в моем сердце начинает темнеть, когда я вспоминаю бесчисленные и печальные последовавшие события...

Невозможно продолжать смотреть на письма и газетные вырезки, поэтому я медленно закрываю шкатулку.

Внутри нее есть также письма Терри и статьи о нем. Я сохранила их все, как позитивные, так и труднопереносимые, поскольку все они были о нем.

А также там есть еще моя маленькая драгоценная музыкальная шкатулка...

Я глубоко дышу, пытаясь прийти в себя, и направляюсь в соседнюю комнату, используемую как кабинет.

На стенах комнаты размещены книги в кожаных переплетах с произведениями Шекспира, романами французской и английской литературы, медицинскими публикациями...

В одном углу вместо портретов висит несколько небольших фотографий в рамках. Особую ценность, по-моему, имеет снимок, на которой изображены Леганы, один из кланов семьи Эрдли, и их сотрудники.

Слушая высокомерную речь Элизы, я узнала, что ее семья управляет отелями и крупным туристическим бизнесом. При поддержке Эрдли, Леганы постепенно расширили деятельность. Холодный и умелый мистер Раймонд Леган и его сын Нил, ставший недобросовестным предпринимателем, нисколько не пострадали от финансового кризиса, а, напротив, вышли из него более сильными.

Фотография была сделана по случаю открытия самого элегантного из их отелей: Miami Resort Inn. Я никогда не ожидала, что меня пригласят. Даже если оставить Элизу в стороне, возможно ли, чтобы ее брат не возражал против этого?

Я помню, что в тот раз Нил делал все возможное, чтобы избегать меня, и я чувствовала странное ощущение. Наши взгляды встретились лишь на мгновение, и его глаза были чрезвычайно пронзительными. Я не могу забыть тот мрачный и резкий взгляд, в котором, казалось, скрывался глубокий и необычный блеск, которого не видно было в глазах Элизы.

Нил и Элиза. Я всегда считала брата и сестру одним существом, но в тот день я поняла, что у Нила были чувства, совершенно отличные от сестры. Было так очевидно, что он никогда не изменится.

В центре фотографии логично дядюшка Уильям (!), миссис Леган, Нил и Элиза. Дядюшка (!), смеясь, попросил меня встать рядом с ним, но я вежливо отказалась. Естественно, мне было намного комфортнее с моими дорогими Стюартом и Мэри. Рядом со мной, со смешным смущением на лице, стоит Джордж, который не хотел фотографироваться.

Тетушка Элрой не смогла присутствовать из-за проблем со здоровьем, и даже Арчи не приехал из-за внезапных дел, но я прекрасно знала, что он никогда и не собирался там быть.

Семья Леган... Вилла в Лейквуде, куда я приехала еще девочкой с надеждой в сердце, оставляя Дом Пони позади.

Бесчисленные слезы, пролитые в те дни, теперь яркая память.


Письмо к Саре Леган.

Уважаемая миссис Леган!

Надеюсь, что у вас все хорошо. Спасибо, что пригласили меня на открытие отеля Resort Inn. Благодаря вам у меня была возможность посетить великолепный отель и встретиться с людьми, которых я давно не видела.

Больше всего я хотела бы поблагодарить вас за то, что вы перед всей семьей опровергли слух о том, что я воровка. На самом деле это обвинение много лет бросало тень на мое сердце, и я могу вас заверить, что совершенно невиновна.

Когда я выразила благодарность, вы ответили мне, что просто повиновались приказу дядюшки Уильяма. Но даже если всё так и было, думаю, вам потребовалось много сил, чтобы произнести эти слова.

Пользуясь возможностью, я еще раз хочу поблагодарить вас и надеюсь, что количество ваших отелей будет расти.

Кендис У. Эрдли.


Письмо к Стюарту Люксу

Дорогой Стюарт!

Я бы никогда не подумала, что вы все еще работаете на Леганов! Я была уверена, что даже Мэри уже давно ушла! Как вы храбры... Вы сумели все выдержать, несмотря на то, как с вами обращались! Но теперь вы больше не личный шофер, а администратор в отеле Майами. Значит, Леганы внимательно следят за сотрудниками!

Вы вполне могли бы показаться в новой форме, но вместо этого приехали в той же одежде, что и в тот день, когда мы впервые встретились! Вы действительно любите пошутить! Кто бы мог сказать! Вы вернули меня в прошлое, и на мгновение я лишилась дыхания! Это был тот самый костюм, в котором вы приехали за мной в Дом Пони...

Знаете, в тот день я была на холме Пони, наблюдая за вашей машиной, когда она приближалась, поднимая облака пыли. Я была так счастлива, что кто-то приехал, чтобы забрать меня как приемную дочь! Тогда как я была охвачена восторгом, вы смотрели на меня с извиняющимся выражением, помните? Я поняла, что, хотя вы и были тихим человеком, вы пытались утешить меня всем своим существом, поэтому мне и удалось восстановить хорошее настроение.

Но, встретив Элизу, я была весьма потрясена! Я никогда не забуду разочарование, которое испытала тогда. Но, возможно, именно это переживание дало мне силы и позволило переносить удары, которые преподносила жизнь.

Однако, если я смогла вынести дни, проведенные в этом доме, то благодаря вашей доброте.

Я все еще помню то утро, когда меня пытались отправить на работу в Мексику. В утреннем тумане, сдерживая слезы, вы, Мэри, Даг и мистер Уитмен, собрались, чтобы попрощаться со мной.

Сколько времени прошло с тех пор... Все мы преодолели бурные волны войны, и нам удалось вновь встретиться. Я не могу быть счастливее! Знаете, со мной тоже многое случилось. Вернувшись в Чикаго, я хотела немедленно пойти поприветствовать вас, но мне было очень трудно представить себя в доме Леганов... Я рада, что присутствовала на открытии отеля, и у меня была возможность поздороваться также с Мэри.

Когда я извинилась на приеме за то, что назвала вас просто Стюартом, учитывая нашу разницу в возрасте, и предложила исправить ошибку, вы начали смеяться и сказали, что все в порядке. Как видите, в этом письме я добросовестно следую вашим указаниям. Даже Мэри рассмеялась надо мной, потому что я все еще думала об этом. Поэтому, дорогой Стюарт, пожалуйста, не забудьте обещание, которое дали: в следующий раз, когда я приеду в отель без ведома миссис Леган, я ожидаю особого отношения!

Кенди.


Письмо к Мэри Дарси

Дорогая Мэри!

Когда я увидела, как вы отдаете приказы во время открытия с той же энергией, которая вас всегда характеризовала, мне показалось, что я вернулась в прошлое.

Главная горничная дома Леганов! Без вас, казалось, ничего не работает! Вы рассмеялись и сказали, что практически были хозяйкой дома, но вы и Стюарт должны получить официальное признание: Леганы ужасно обращаются с людьми.

Значит, Даг ушел с работы и открыл пекарню? Когда я услышала, что она называется «Обжора», то тоже проголодалась! В следующий раз надеюсь неожиданно навестить его.

О, Мэри, мне было так весело слушать ваши рассказы! Не могу поверить, что, когда Нил решил обручиться со мной, вы положили слабительное ему в чай! Просто вспоминая об этом, я хочу смеяться! Но даже это на него не подействовало! Я была так тронута, когда вы сказали мне, что никак не можете успокоиться по этому поводу.

Даже когда меня отправили ухаживать за лошадьми, вы всегда что-то тайком давали мне, а Даг приносил свежеиспеченный хлеб... Вот почему я вовсе не хочу, чтобы вы думали, что ничем не помогли мне! Если мне и понравилось жить на конюшне, то только благодаря вам! Подушка из лоскутов, что вы сшили для меня, позволила мне спокойно спать, и я этого никогда не забуду.

Говорят, что если у Нила до сих пор нет подруги, то это все вина моего проклятия. Это так похоже на Элизу, что хочется смеяться... Теперь я волшебница?

Было так приятно увидеть вас снова, и я с нетерпением жду того дня, когда мы сможем вновь поговорить!

В следующий раз, когда поеду в главный особняк Эрдли в Чикаго, я дам вам знать (в тайне).

Спасибо, что дали мне адрес мистера Уитмена! Я немедленно напишу ему!

Кенди.


Письмо к Джейкобу Уитмену.

Дорогой мистер Уитмен!

Я даже не знаю с чего начать...

Я - Кенди! Прошло очень много времени, но я всегда помнила о вас, Мэри и всех остальных.

Некоторое время назад меня пригласили на открытие отеля Леганов в Майами. Вы удивлены, узнав, что я получила от них официальное приглашение, не так ли?

Этот случай дал мне возможность снова увидеть Мэри и Стюарта.

Именно Мэри рассказала мне о вашем переезде в Калифорнию и дала адрес. Тем не менее, я просто не могла решиться взяться за перо... Воспоминания до сих пор слишком сильны... Думаю, вы можете меня понять.

Дорогой мистер Уитмен, я хочу поблагодарить вас за то, что ухаживали за розовым садом с такой же преданностью. Даже дядюшка Уильям сообщил мне о вашей доброте.

Мне было грустно узнать, что виллу в Лейквуде оставили и теперь больше не используют. Но когда я узнала о том, что каждый раз приходя туда, вы заботились о проветривании помещений и следили за огромным садом, я была сильно растрогана. Я действительно благодарю вас от всего сердца.

Я посетила Лейквуд после долгого отсутствия, и все там было по-прежнему. Ворота в розах, каменный вход и водные врата... а затем лес...

Знаете, куда бы я ни отправилась, образ деревьев и розового сада никогда не покидает меня. Мне всегда было интересно, цветут ли еще розы «Прекрасная Кенди», и когда я узнала, что каждую весну они возвращаются к жизни, даже увеличиваясь в количестве, испытала очень сильные эмоции.

С того дня как я покинула Лейквуд, так много всего произошло.

Полагаю, вы уже слышали о Стире. Есть такие болезненные события, что не могут стать воспоминаниями.

Возможно, три входа все еще ждут возвращения владельцев.

Сейчас я вернулась в свой родной город, рядом с которым находится дом Пони, и работаю медсестрой в «Счастливой клинике» доктора Мартина. Конечно, я также помогаю в приюте, и мои дни весьма заняты.

Мистер Уитмен, вы должны знать, что во время моего визита в Лейквуд я попросила дать мне куст «Прекрасной Кенди». Я намерена усердно разводить эти розы возле Дома Пони. Я немного улучшилась в садоводстве, серьезно! Представьте, теперь я могу отличить сорняки от цветов!

Думаю, что даже в солнечной Калифорнии, в окружении любви детей и внуков, вы продолжаете выращивать цветы. В надежде, что когда-нибудь мы встретимся, я желаю вам всего наилучшего.

Кенди.


Письмо к Джорджу Виллерcу

Дорогой Джордж!

Я рада узнать, что вы поправляетесь после гриппа. Такой человек, как вы, не может болеть! Я бы не хотела, чтобы вы подхватили сильный вирус на открытии отеля Леганов! Во всяком случае, даже дядюшка Уильям, зная, как вы редко болеете, очень волнуется.

Вы мой герой в сияющих доспехах, мой Белый Рыцарь (что идеально подходит для девушки, чья фамилия Уайт, вам не кажется?), сильный человек, на которого я всегда могу рассчитывать! Вы всегда должны быть здоровы! Каждый раз, когда я была в беде, вы приходили мне на помощь, но я считаю, что до сих пор никогда не благодарила вас должным образом.

Письма, которые вы мне присылали, всегда содержали только серьезные и официальные послания от дядюшки, и, только получая их, я сразу начинала волноваться. Однако теперь я знаю, почему вы так строго вели себя и чуть ли не хочу смеяться. Вы, верно, пытались остановить мои вопросы, не так ли?

Я всегда просила вас рассказать мне что-нибудь о дядюшке; я только и делала, что просила об этом, и очень хотела встретиться с ним. Но вы никогда не давали мне даже малейшей подсказки! Вы действительно заслуживаете доверия! Теперь я понимаю, почему говорят, что дом Эрдли был бы ничем без Джорджа!

Все мы всегда верили, что дядюшка Уильям был старым и больным! Я также была убеждена, что он был своего рода столетним отшельником, который едва мог дышать, но его разум был все еще совершенно ясен! Вернее, это было то, во что вы хотели, чтобы я верила!

Теперь, когда тайна раскрыта, я намеренно обращаюсь к нему так, как будто он очень старый человек и никогда не перестаю называть дядюшкой, и он уже не знает, что делать, чтобы заставить меня простить его. Это небольшая месть, на которую я имею право, не так ли?

Дорогой Джордж, я помню нашу первую встречу, как будто это было вчера. Я никогда не забуду поездку в Мексику, страну, где мне пришлось бы жить и работать.

Внезапно кто-то, зажав рот, похитил меня! Я сражалась изо всех сил, но вы не расстроились (думаю, что я немного поцарапала вас... также прошу простить меня за то, что укусила вам руку).

Однако позже вы уверили меня, что не хотели причинять боль. Необъяснимо, но ваш теплый и искренний голос утихомирил меня. Даже ваши чистые глаза меня успокоили, и я была уверена, что вы не можете быть плохим человеком. То, что произошло потом, даже сейчас мне кажется сном, и воспоминания об этом очень расплывчаты. Я не могла поверить, что меня приняли в семью Эрдли, но я была еще более в восторге от идеи, что снова увижу Энтони, Стира и Арчи. Я не могла сдержать радость.

А позже... даже, несмотря на то, что вы так молчаливы, одного слова, сказанного вами, было достаточно, чтобы заставить меня поехать в Англию. Пожалуйста, научите меня, как вы это делаете! Как вы мотивируете сердца людей без разговоров? Я говорю в сто раз больше, чем вы, но дети в Доме Пони не слушаются меня.

Ну, сейчас я бы сказала, что пришло время измерить вашу температуру. Что ж? Если она опустилась, вы можете продолжить чтение! Дядюшка Уильям любезно сказал, что нет лучшего лекарства, чем моя болтовня, так что вот увидите, она также принесет пользу и вам!

Дорогой Джордж, вы никогда не раскрывали мне ничего о дядюшке, но, напротив, он довольно разговорчив и рассказал мне многое о вас.

Я узнала, что вы тоже сирота (это заставило меня чувствовать себя еще ближе к вам), и что, хотя мне и кажется это невозможным, вы были очень проблемным ребенком, по крайней мере до тех пор пока не встретили Уильяма К. Эрдли, предыдущего главу семьи. Какая замечательная случайность! Во время поездки во Францию его чемодан с важными документами попытались украсть... И вот как вы познакомились! Может быть, мистер Эрдли увидел что-то в ваших глазах и, вместо того чтобы разгневаться, взял вас с собой и привез в Америку. Он действительно самый достойный предшественник Эрдли, которого я когда-либо знала. Он был не только здравомыслящим в делах, но и знал, как правильно ценить людей.

Этот человек дал вам образование (в котором, конечно же, вы достигли отличных успехов!), воспитал вас и любил как сына. Вы ответили взаимностью и превзошли все его ожидания. Затем, незадолго до его внезапной кончины во время работы, он доверил вам любимого сына - Уильяма А. Эрдли.

О, Джордж, не сердитесь на дядюшку за то, что он слишком много рассказал: бывает, что люди с возрастом становятся слишком болтливыми! Конечно, шучу...

Пока он рассказывал мне всё это, его глаза были влажными. Он сказал, что вы были рядом с ним с самого детства, что вы всегда принимали участие в нем, и что вы тот человек, на которого он всегда может положиться. Дядюшка также признался, что именно благодаря вашему присутствию он мог вести свободную жизнь, которую хотел. Он сожалел, что вызвал у вас столько беспокойства... и он прав.

Я очень хорошо представляю вашу боль, когда вы узнали, что он исчез. Внезапно от вас перестали поступать сообщения... И когда я думаю, что не писала дядюшке о том, что со мной происходит, чтобы не волновать, я просто хочу смеяться. Но такой серьезный человек, как я, никогда бы не рассказал никому, что обязан жизнью незнакомцу, который жил в лесу Лейквуда и без разрешения занимал домик Эрдли!

И вы, конечно, не могли себе представить, что я сама заботилась о нем! Жизнь - на самом деле удивительна!

Когда меня пытались заставить обручиться с Нилом, вы, символ верности, впервые ослушались приказа дядюшки. Никогда не забуду выражение муки, которое отразилось у вас на лице, но вы были так добры, что открыли мне место, где я смогла бы с ним встретиться. Он был там, в Лейквуде. Я искренне благодарна вам! Теперь вы понимаете, почему я называю вас Белым Рыцарем?

Надеюсь, когда-нибудь отплатить вам за все, что вы для меня сделали. Если бы мы были ближе, я бы заботилась о вас, не оставляя в покое ни на минуту. (И не говорите, что чувствуете облегчение! Возможно, я так не выгляжу, но я замечательная медсестра!)

Забыла: вы приняли лекарства? Советую вам, по крайней мере, пока вы больны, не думать о работе и отдыхать как можно больше!

Что вы говорите? С таким длинным письмом я не позволила вам нормально отдохнуть? Вы правы! Ну, мне лучше остановиться. В следующий раз, когда мы увидимся, я попрошу вас отведать отличный кусок сырного пирога, который приготовлю своими руками. Теперь отдыхайте, и пусть ваши сны будут прекрасны.

Кенди.


Последний раз редактировалось Nynaeve 09 фев 2019, 15:21, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 09 фев 2019, 15:03 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 119
*

В полутемном кабинете я перевожу взгляд с фотографии празднования открытия отеля семьи Леган на маленькую черно-белую фотокарточку в почерневшей серебряной рамке. На фотографии все выглядит немного расплывчатым, и складывается впечатление, что она на самом деле из другого мира. Перед нами своего рода самодельный самолет. Арчи, Анни, Патти... - все выглядят счастливыми. Даже я посередине, единственная в шлеме, от души смеюсь.

Эта фотография была сделана незадолго до первого полета самолета Стира. Все отказались (даже Патти!), и осталось только мне предложить себя добровольцем вместе с создателем. Не хватает только Стира, художника картины.

Изображение нечеткое именно потому, что камера была также построена моим другом. Из устройства вышло много фотографий, и все они не в фокусе. Арчи заметил: «Изобретения моего брата всё те же...» Позже, с красными глазами, он дал мне фотографию.

Как и предвиделось, двигатель самолета взорвался в воздухе, и нам пришлось спрыгнуть с парашютами, подготовленными для любой случайности, но Стир не казался удивленным и даже утверждал, что все произошло именно так, как и ожидалось. И думать, что я ему доверяла, хотя и не совсем, и согласилась сопровождать...

Я помню, что в то время война становилась все более и более жестокой, но на окраине Чикаго была еще мирная обстановка.

Глядя на фотографию Стира, на которой он сам отсутствует, мне кажется, что я вижу мир его глазами. В тот день он был самым взволнованным из всех.

Мне все еще интересно, принял ли он уже тогда решение вступить в армию добровольцем. Фотография, итак нечеткая, стала еще более расплывчатой.

Я помню тот яркий, солнечный день. Мы увидели с неба, хотя и только на мгновение, огромную собственность Эрдли, окруженную красивой сельской местностью. Спокойно летевшая птица, завидев нас, испугалась и внезапно изменила курс, заставляя смеяться. Через мгновение двигатель покинул нас.

Я отвожу глаза от фотографии, чувствуя дрожь в кончиках пальцев.

Кажется, что на этой фотографии я самая счастливая из всех, и именно это я и не могу себе простить. В тот день я ни в малейшей степени не смогла ощутить волнение в сердце Стира; Я была слишком поглощена собой. Я беспокоилась за Альберта, но, прежде всего, я была счастлива из-за того, что снова смогу увидеть Терри. Да, скоро я снова увижу его!

Терренс Грэм был выбран на главную мужскую роль в «Ромео и Джульетте», в то время как женская роль была отдана красивой актрисе Сюзанне Марлоу. Журналистские сплетни уже начали намекать, что между ними есть отношения, но это меня не беспокоило, потому что я была уверена в чувствах Терри.

Когда он приехал в Чикаго на благотворительный показ пьесы «Король Лир», мы бегали друг за другом, не имея возможности встретиться. Чтобы увидеть его, я оставила ночное дежурство, чтобы посмотреть спектакль, и такое поведение, конечно, недостойно медсестры. В то же время он ждал меня у входа в больницу до рассвета. Когда мы поняли, как все произошло, наши чувства стали более очевидными. Мне не нужно было объяснять причины, подтолкнувшие меня обратно в Америку; Терри уже все знал.

Позже я попыталась ему написать, направляя письма в театральную труппу, но почти ни одно не дошло до него. Вернее, их не доставили.

Причиной была Сюзанна Марлоу. В то время гнев, который я испытывала к ней, почти заставлял меня плакать, но теперь думаю, что могу понять, что она чувствовала. Когда вы любите кого-то от всего сердца, ваши чувства не могут оставаться ясными.

«Ромео и Джульетта». Сразу вспоминался майский фестиваль. Терри пообещал пригласить меня на представление, заверив меня, что он также учел билеты на поезд. Я не могла быть счастливее и увереннее, что на этот раз увижу его. Я просто не могла думать ни о чем другом. Когда я добралась до первого утреннего поезда в Нью-Йорк, как ни странно, появился Стир, чтобы проститься со мной. Я помню его образ на платформе в утреннем тумане... Это последнее воспоминание о нем.

Именно там он подарил мне музыкальную шкатулку, способную играть такую замечательную мелодию. Сколько раз ее музыка утешала меня...

Я кусаю губы, пытаясь сдержать слезы, и спешу обратно в гостиную.

Инкрустированная шкатулка все еще стоит на столе. Я еще раз открываю ее и беру в руки маленький предмет, «Счастливую музыкальную шкатулку Кенди», которую Стир сделал для меня.


Письмо к Кенди от Арчибальда Корнуэлла

Дорогая Кенди!

Я был очень рад получить от тебя письмо. В данное время есть только один человек, с которым я могу свободно говорить о брате, и этот человек ты.

Как я хотел бы кричать изо всех сил, что был глупцом! Конечно, ты единственная, кто способен понять такой упрек с моей стороны.

Наши родители прибывают в унынии и только и рыдают о смерти Алистера. Они продолжают повторять, что должны были жить с нами еще много лет. Даже тетушка Элрой, кажется, не прикасалась к еде в течение нескольких дней.

Как мог Стир сделать такое со всеми нами? И потом, что я могу сказать Патти? Если бы он заботился о ней, то никогда бы не пошел на войну. Неужели он не вернулся в Чикаго, чтобы избежать конфликта?

У нас разница в возрасте всего лишь два года, и я всегда был уверен, что знаю все о моем единственном брате, но теперь обнаружил, что вообще его не знал. Всякий раз, когда он пытался поговорить о войне, я не обращал внимания, но теперь знаю, что должен был выслушать его.

С малых лет он никогда не любил соперничать. Без сомнения, Энтони был спокойным мальчиком, но поскольку мы были ровесниками, у меня была возможность с ним сражаться, чего никогда не было со Стиром. Теперь я понимаю, как глупо было мне с Энтони верить, что мы единственные, кто унаследовал весь пыл Эрдли. Мы считали Стира слишком спокойным, но среди всех нас он, вероятно, был самым безупречным и способным к большим выходкам.

Но почему он пошел добровольцем? Америка даже не вступила в войну...

Знаешь, Кенди, благодаря твоему письму, думаю, что кое-что понял о нем. Вероятно, Стир не мог оставаться здесь в комфорте, в то время как в мире многие молодые люди, подобные ему, воевали. Может быть, это из-за того, что ты сказала: он на самом деле верил, что сможет распространить с неба «вирус мира».

Как бы то ни было, я остался один.

Энтони потерял мать, когда был маленьким, и мы провели много времени вместе. Мы втроем выросли рядом друг с другом, играя и сражаясь, как хорошие братья.

Стир был образцовым старшим братом и, несомненно, даже если бы мы не были связаны, я любил бы его как друга. В один миг я потерял и брата, и друга.

О, Кенди, как сильно я скучаю по Лейквуду, месту, где мы познакомились. В те дни жизнь Энтони и Стира была такой яркой. То же самое можно сказать и о моей...

Мисс Пони права: мы продолжаем жить, идя по дороге, полной поворотов. Это не значит, что в конце нет места для надежды.

Стир конечно же ни о чем не жалел. Если ты так говоришь, я тоже буду в это верить.

Мои мысли еще не совсем ясны, но я начинаю понимать, что хочу делать в жизни. Отныне я серьезно посвящу себя учебе: как член семьи Эрдли, у меня есть работа, которая ждет меня. Я сделаю все возможное, за Энтони и Стира тоже.

Анни приходит каждый день навестить меня, потому что беспокоится. Она не заставляет меня говорить о чем-то особом, и мне близка ее деликатность. Честно говоря, я очень ценю такое внимание с ее стороны.

Кенди, я оставляю тебя ответственной за Патти. Когда война закончится, мы все встретимся в Лейквуде, чтобы увековечить память о Стире!

Перестань беспокоиться обо мне и больше думай о себе! Знаешь, я видел тебя немного похудевшей (разве ты не рада этому?)

Всегда заботься о себе, хорошо?

Арчибальд Корнуэлл.


Письмо к Кендис Уайт Эрдли от Рольфа Бофмана

Дорогая мисс Кендис!

Я нахожусь в зоне боевых действий и боюсь, что получил ваше письмо с опозданием. Я могу только надеяться, что мой ответ дойдет до вас, возлагая это на Божью милость.

Если быть искренним, то говорить об Алистире Корнуэлле для меня очень болезненно. Он был ценным и отличным подчиненным. В армии мы также все называли его Стир, и думаю, вам будет не трудно поверить, что все его очень любили. В таких условиях его улыбка, такая сияющая и чистая, несомненно, была большим утешением для многих его товарищей, включая меня самого.

Он считал себя великим изобретателем, но чаще всего его творения были источником смеха. Вот вам несколько примеров: как-то раз он разработал устройство, чтобы выкачать воду из трубы, в которую играли, чтобы будить солдат, а в другой раз, во время летных тренировок, ему удалось нарисовать радугу на небе.

Однако его способности к полетам и обслуживанию самолета были велики, настолько, что это заставляло меня задаваться вопросом, где он приобрел все эти знания. Мне только жаль, что у меня не было возможности похвалить его хотя бы раз.

Вероятно, Алистер Корнуэлл был человеком, очень далеким от реальностей войны.

Прежде чем я прочил ваше письмо, я не знал, что у него была девушка, и что она носила очки. Но теперь я понимаю, почему он нарисовал очки на своем самолете. Стир ушел с возлюбленной, исчезнув в заходящем солнце.

Особенно сейчас, когда его нет, полагаю, трудно понять чувства, которые подталкивают кого-то добровольно идти на поле боя и встретиться лицом к лицу со смертью, но есть то, от чего человек не может отвернуться. Я думаю, что борьба была как молитва для него. Согласно полученным донесениям, его самолет был сбит после напряженной битвы в небе. Кажется, была возможность победить врага, но Алистер Корнуэлл решил пожертвовать собой.

Война жестока и бесчеловечна. Конечно, он знал об этом.

Мне сообщили, что его самолет, не спеша, словно погрузился в солнце. Хочу, чтобы вы знали, что в тот день вечернее небо было освещено впечатляюще дивным и нежным светом, которого я никогда не видел с тех пор, как приехал во Францию.

С надеждой на то, что война скоро закончится, я продолжу отдавать свои силы союзным странам. Я каждый день молюсь о том, чтобы душа Алистера Корнуэлла покоилась с миром и чтобы его семья обрела покой.

Рольф Бофман.


Письмо к Кенди от Патти

Моя дорогая Кенди!

Спасибо! Тысячи и тысячи благодарностей! Спасибо!

Я ходила в дом Корнуэллов, и Арчи дал мне прочитать письмо капитана Бофмана. Я перечитывала его снова и снова, но каждый раз слезы затуманивали глаза, мешая мне читать. Мне пришлось высморкаться, я хотела плакать и улыбаться одновременно... Арчи пошутил, что у меня много дел.

Мать Стира никогда не оставляет это письмо, поэтому Арчи дал мне копию. Это заставило меня вновь расплакаться.

Кенди, знаешь, что почерк Стира похож на Арчи? С другой стороны, они ведь братья...

Тебе больше не нужно беспокоиться обо мне. С тех пор, как ты дала мне пощечину сквозь слезы, мое душевное состояние, кажется, немного успокоилось. Ты, конечно, сильно ударила меня! Мне больно...

В то время я действительно думала последовать за Стиром. Он записался в армию, ничего никому не сказав. Если бы я знала, то всеми силами попыталась бы его остановить, но он ничего не сказал даже мне... Поэтому я была уверена, что он никогда меня не любил, и я чувствовала себя очень грустной и расстроенной...

Я любила его! Я действительно любила его и считала женихом... Тогда я потеряла всю уверенность в чувстве, которое нас объединяло, и не могла этого вынести.

Однако письмо капитана очистило все сомнения. Я поняла, что даже когда люди живы, бывают случаи, когда они вынуждены расстаться... Но, может быть, ты знаешь это лучше, чем я...

Он мертв, и я должна принять это. Я его никогда не забуду, но, к сожалению, мы больше никогда не увидимся...

Насколько ты сильная, Кенди. Я воспользуюсь твоим примером и стану сильнее. Я думаю, что и в «Счастливой клинике», на новой работе, твои дни очень заняты. Но ты уверена, что доктор Мартин хороший врач? Сможет ли Альберт поправиться в руках такого доктора, который кажется алкоголиком, и только и играет в проволочные головоломки. Ты хотя бы получаешь зарплату, достойную так называться?

Мы с Анни беспокоимся о тебе. Наша подруга, кажется, немного сердится и говорит, что, по крайней мере, в таких случаях, тебе бы следовало воспользоваться помощью семьи Эрдли.

Дорогая Кенди, видимо, Америка тоже собирается вступить в войну.

На следующей неделе моя мать приедет в Чикаго. Ей нужны материалы для работы, но, возможно, она и папа поселятся здесь. Вероятно, я покину дом Уинстонов, семьи, в которой я оставалась до сих пор, и перееду жить к ним.

Стир познакомил меня с мистером и миссис Уинстон, они отдаленно связаны с Эрдли. Они всегда говорят о нем, и это нелегко для меня, но мысль покинуть этот удобный и элегантный дом меня немного огорчает.

Когда у тебя будет выходной, мы с Анни хотим приготовить пирог с курицей и навестить тебя в доме «Магнолия». Альберт недавно высоко оценил его.

Чуть не забыла: я попросила маму пойти в зоопарк «Голубая река» и привезти мне фотографии Хагли. Возможно, если бы Альберт увидел их, то смог бы что-нибудь вспомнить... Надеюсь скоро увидеть тебя.

Со всей дружбой, Патти.


Письмо к Кенди от Анни

Дорогая Кенди!

Небо серое, как будто в любое время начнется дождь.

Я всегда ненавидела такие дни. Они заставляют меня чувствовать тревогу. В подобные дни, когда мы жили в Доме Пони, ты всегда вела себя как старшая сестра и читала мне счастливые книжки с картинками.

В последний раз, когда мы с Патти принесли тебе приготовленный нами куриный пирог, ты даже не смогла его доесть, и это меня насторожило. Ты так раньше гордилась, что его вкус становится похож на тот, что делает мисс Пони... Обычно ты съедала даже мою долю, но вместо этого...

Мы с Патти знаем, что твои проблемы не ограничиваются Альбертом.

Смерть Стира... Нет слов, чтобы описать, что это значит для всех нас. У меня никогда не было особо возможностей поговорить с ним, но благодаря отношениям с Арчи я всегда чувствовала, что он был близок мне. Я также знаю, что он постоянно поддерживал нас.

Всякий раз, когда думаю о Патти, я действительно не знаю, что делать. Мне достаточно представить, что я нахожусь на ее месте и потеряла Арчи, чтобы понять ее боль. Она делает все возможное, чтобы продолжать жить дальше, и я очень восхищаюсь ею.

Однако, если я решилась написать тебе сегодня, то речь пойдет не о ней. Я очень беспокоюсь о тебе.

Я знаю, что ты не хочешь, чтобы я спрашивала, поэтому воздержусь от этого, но я понимаю, что ты чувствуешь, Кенди. Я знаю, как тяжело тебе было расстаться с Терри.

Ужасно даже просто вспоминать, как ты выглядела в тот снежный день. Ты так быстро вернулась из Нью-Йорка и была так опустошена... Не из-за гриппа у тебя была высокая температура, не так ли?

Уезжая, ты так радовалась, что воссоединишься с Терри, а когда вернулась, ты спокойно сказала, что приехала раньше, потому что из-за ряда обстоятельств вы решили больше никогда не видеть друг друга. Но я чувствовала, как ты прилагаешь огромные усилия, произнося эти слова, и мне было очень грустно за тебя.

Нас с тобой бросили в один и тот же день, и мы выросли вместе, Кенди. Думаю, я могу понять тебя лучше, чем любой другой человек, так же как и ты можешь читать в моем сердце!

С того дня я начала искать информацию в газетах и журналах, даже в сплетнях о знаменитостях. Поэтому думаю, что я поняла более или менее то, что происходит.

Во время репетиции одна из ламп сцены упала на Сюзанну Марлоу, из-за чего она получила серьезные травмы и проведет остаток жизни в инвалидном кресле. Все это произошло потому, что она бросилась на Терри, пытаясь спасти его...

Но я не верю ни единому слову о предполагаемом романе между ними! Из того что пишут, кажется, что она пожертвовала собой вместо него, но она, конечно же, не думала ни в малейшей степени подвергать себя такому большому риску!

Думаю, могу представить, как страдает Терри и что он чувствует себя ответственным за травмы девушки. Она должна отказаться от многообещающей карьеры актрисы. Конечно, Терри небезразлично, иначе бы ты никогда не влюбилась в него.

Но я злюсь, Кенди! Очень, очень злюсь! Я не могу представить, что бы было, если бы Арчи был на месте Терри. Я бы никогда бы не отказалась от него, даже если бы Сюзанна встала между нами, никогда!

Честно говоря, я думаю, Арчи все еще любит тебя. Тебе не нужно это отрицать; он также является открытой книгой для меня. Несмотря на то, что знаю об этом, я все равно никогда не смогу отказаться от него. Да, я даже ненавидела тебя за это. Однако, понемногу, я чувствую, что Арчи начинает замечать меня.

Но ты, Кенди, почему ты сразу вернулась и так легко оставила Терри? Наверняка, ты знаешь, что произошло дальше... Ходят даже слухи о помолвке, но прежде всего, говорят, что Терри выступает ужасно. Есть только негативные отзывы. Его игра лишена энергии, и кажется, что даже театральная труппа скоро от него откажется не в силах больше поддерживать. Страдания Терри зашли так далеко, и я не могу простить Сюзанну, которая, несмотря ни на что, держит его привязанным к себе!

Ты всегда была готова выслушать все мои проблемы. Тогда почему ты не можешь довериться мне? Прошу тебя, не отказывайся от Терри, как будто он был никем для тебя! Я не могу это принять!

Я не умею хорошо говорить, но я также не могу оставаться в стороне, и именно поэтому написала письмо.

Я молюсь каждый день за тебя и Альберта. Молюсь, чтобы в следующий раз, когда увижу тебя, ты снова будешь той же Кенди, которой всегда и была, полной жизни!

Анни.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 09 фев 2019, 15:06 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 119
*

Получив письмо от Анни, я не могла сдержать слез. Я была счастлива чувствовать такую близость с ней.

Я продолжала вести себя с обычной жизнерадостностью, но подруга хорошо ощущала мое истинное настроение. На самом деле, всякий раз, когда оставалась одна, я бесконечно рыдала. Меня злило мое собственное поведение, но независимо от того, сколько слез я пролила, мои глаза казались фонтаном, которому не суждено высохнуть.

Я могла только думать о том, что никогда больше не увижу Стира и также никогда не увижу Терри.

В то время Анни знала не все о Сюзанне Марлоу. На самом деле я поняла, что девушка любит Терри больше, чем жизнь.

Сюзанна была неплохим человеком.

В тот день, когда я пошла к ней в больницу, шел снег. Терри даже не сообщил мне о том, что произошло, и я была уверена, что ее физическое состояние не вызывает опасений.

Я узнала о ней прямо в театре. Я почувствовала что-то странное, потому что знала, что роль Джульетты должна была играть именно Сюзанна. Затем, в вестибюле, я услышала, как люди говорили о ней и о несчастном случае, в котором она получила серьезные травмы, пытаясь защитить Терри. Согласно их словам, в результате случившегося она вынуждала его объявить официально о помолвке. Полностью потрясенная, я потеряла сознание.

Я тоже ее ненавидела. Мне казалось невероятно неправильным пытаться удержать Терри такими трюками, и я дрожала от ярости.

Я приехала туда, чтобы посмотреть, как Терри играет главную роль, но игра стала последним, о чем я думала, поэтому я отправилась прямо в больницу Святого Иакова, куда, как я узнала, была госпитализирована Сюзанна. Шел снег, и была очень холодная ночь.

Наконец мне удалось снова увидеть Терри. До этого, когда его театральная труппа провела ночь в Чикаго, я пыталась найти его в гостинице, где он остановился, но Сюзанна отослала меня. Я знала, что она скрывала письма, которые я ему присылала, и была настроена убедиться, что она больше никогда не окажется между нами.

Я решила поговорить с ней прямо, но потом обнаружила, что ее состояние было гораздо серьезнее, чем я думала, и даже любовь, которую она испытывала к Терри, была намного глубже, чем я полагала.

Сказав, что само ее существование будет только обузой для нас, Сюзанна даже попыталась спрыгнуть с крыши больницы в ту снежную ночь. Если бы я не остановила ее, она несомненно бы сделала это.

В одно мгновение я поняла, что все потеряно.

Терри был там, на крыше, потрясенный. После окончания спектакля мы все объединились под непрекращающимся снегом. Не говоря ни слова, он взял на руки опустошенную плачущую девушку. Я все еще помню выражение, полное боли, на лице Терри... Не в силах этого вынести, я опустила голову.

Именно тогда я приняла решение: я должна отказаться от него. Я должна была сделать это, чтобы не причинять ему больше страданий. Сюзанна и я. Как я могла сравнивать силу любви, которую мы обе чувствовали к одному и тому же молодому человеку? Я бы хотела кричать, что тоже его любила... но ни Терри, ни я никогда бы не смогли забыть о ней. В одно мгновение я поняла, что, если бы мы отказались от нее, никто из нас никогда не смог бы стать счастливым. Я просто хотела уйти. Уйти как можно скорее.

В ту ночь мы с Терри обменялись только парой слов. Пока я пересекала порог больницы, готовая уйти, он неожиданно догнал меня и внезапно крепко обнял сзади.

- Пожалуйста... давай побудем вот так... немного дольше...

Его голос... Этот глубокий голос, который я так любила. Я никогда не желала так сильно, чтобы время остановилось. Я помню холод от его слез на шее. И... Тепло той груди, что все еще бьется внутри меня.

Музыкальная шкатулка продолжает играть.

В то туманное утро, когда я уезжала в Нью-Йорк, Стир отдал мне «Счастливую музыкальную шкатулку Кенди» и сказал: «Каждый раз, когда ты будешь открывать шкатулку, ты будешь становиться чуточку счастливее».

Ты был прав, Стир: в ту снежную ночь ты спас меня. Без этой спокойной и счастливой музыки я бы даже не смогла вернуться в Чикаго.

С того дня, каждый раз, когда мне было грустно, я слушала мелодию шкатулки, пока однажды она не сломалась. Я была очень подавлена, и мне казалось, что я потеряла последнее, что помогало объединиться с другом, но через некоторое время ОН легко починил ее. С той поры я всегда боялась, что она вновь сломается, поэтому хранила в безопасном месте.

Прошло так много времени с тех пор, как я последний раз слушала эту мягкую музыку, название которой даже не знаю. Возможно, именно Стир сочинил ее. Я опираюсь на стул и в восторге слушаю, как она начинает играть. Я не хочу ничего вспоминать; я просто хочу слушать мелодию, которая заставляет мое сердце дрожать. Однако постепенно ноты становятся медленнее, пока полностью не затихают.

Внезапно я поворачиваю взгляд на портрет, выглядывающий из инкрустированной шкатулки. Я не могу не улыбнуться и протягиваю руку, чтобы взять его.

Это портрет Альберта, нарисованный доктором Мартином. Он его сделал, когда мой друг внезапно исчез, и мы все начали его искать. Я тоже пыталась нарисовать его, но у меня получилось слишком по-детски и совсем не похоже.

Однако, позже, портрет особенно оценил дядюшка Уильям и повесил на стену в своем кабинете. Похоже, даже Джордж, несмотря на характер, с предельной серьезностью сказал, что это «бесценный шедевр».

Когда Альберта выписали из палаты номер 0 больницы Святого Иоанна, я стала жить вместе с ним.

Из-за такого решения меня уволили, но это не волновало меня, потому что я обещала быть рядом с ним, пока он не поправится.

Это то, чего я хотела, и я никогда бы не подумала, что однажды он неожиданно исчезнет, не сказав мне ни слова, все еще без памяти и в неустойчивом физическом состоянии.

Когда Альберт ушел, я начала искать его повсюду, не имея ни малейшего представления о том, куда бы он мог пойти. Бывали дни, когда меня угнетало глубокое чувство тоски.

Владелец дома «Магнолия» сообщил мне, что видел, как он тайно разговаривал с подозрительным мужчиной, одетым в черное. Привратница, миссис Глория, даже подозревала его в связях с мафией, поэтому ему пришлось уйти от меня.

Однако я никогда не верила этим слухам.

Мы с Альбертом обещали делиться всем, хорошим и плохим. Именно он это предложил. Я могла говорить с ним о чем угодно: о Терри, Сюзанне... о том, о чем я не признавалась даже Анни. Точно так же я была уверена, что он будет делиться всем со мной, но...
Я действительно волновалась, что с ним могло случиться что-то плохое. Уходя, он оставил мне большую сумму денег, чтобы извиниться за «неприятности», которые, как он был уверен, вызвал у меня, но на самом деле это было последнее слово, которое я бы использовала. Кроме того, я не знала, откуда взялись эти деньги.

Сколько бессонных ночей полных беспокойства я провела, не зная, где он... Когда мы встретились, многие сомнения прояснились в одно мгновение, но, в любом случае, я рассердилась. Я помню, как кричала на него:

- Я так волновалась, что мне показалось, будто внезапно состарилась!

А он ответил, смеясь:

- Я бы предпочел, чтобы ты выглядела немного постарше, чтобы тебя не принимали за мою младшую сестру.

Однако он сказал это очень серьезно, но затем прикрыл глаза, как будто смеялся надо мной.

Альберт всегда очень хорошо сбивал меня с толку.

Мы жили вместе, притворяясь братом и сестрой.

В то время я задавалась вопросом, была ли наша жизнь похожа на обычную семью, но, вероятно, это было не так. Я не знаю, как объяснить, но в глубине души я знала, что он был кем-то особенным. Интересно, что он думал об этом...

Он действительно несносный человек...


Письмо к Кенди от Арчи

Дорогая Кенди!

Я спешу, поэтому оставляю записку под дверью. Я слышал тревожные слухи. Будь осторожна с Нилом Леганом. С детства он всегда был склонен к интригам, и не стоит его недооценивать. Не говоря уже о том, что на этот раз я считаю, что его намерения серьезны.

Он не тот, кто сдается, и ты должна быть настороже!

Мы также делаем все, чтобы найти Альберта, поэтому постарайся не слишком беспокоиться.

С приветом, Арчи.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 09 фев 2019, 15:11 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 119
*

До сих пор не могу поверить, что Нил Леган хотел жениться на мне.

Арчи утверждал, что его намерения серьезные, но это просто невозможно: он, как и его сестра Элиза, всем сердцем презирали мое происхождение. И это не могло измениться только потому, что меня приняла семья Эрдли, и доказательством было неизменное отношение ко мне тетушки Элрой.

Вероятно, Нил был раздосадован тем, что я не потакала его желаниям. Он пригрозил всем вокруг, что, если я не приму его предложение, он пойдет добровольцем в армию.

Когда я услышала, что помолвка была приказом дядюшки Уильяма, я совершенно расстроилась. Больше чем гнев, меня переполняла глубокая печаль: я не была марионеткой на ниточке! Неужели дядюшка был просто эксцентричным стариком, богатым джентльменом, готовым играть жизнью людей?

Однако я должна быть благодарна Нилу. Если бы не его прихоть, Джордж никогда бы не ослушался приказа дядюшки Уильяма! Помимо того, что он спас меня, он раскрыл, где можно найти дядюшку.

Конечно, в жизни меня ждет еще много замечательных сюрпризов, но я не верю, что самое удивительное событие, когда-либо случившееся со мной, будет легко смещено с пьедестала. В Лейквуде я наконец смогла встретиться с дядюшкой Уильямом! И вот так я обнаружила, что Уильям А. Эрдли был не кто иной, как Альберт...


Письмо к доктору Дональду Мартину

Дорогой доктор Мартин!

Я могу только догадываться, как теперь, когда меня нет, вы сильно скучаете по присутствию такой прекрасной медсестры, как я! Вы, конечно, упрекаете себя за то, что не были добрее к ней, когда работали вместе. Но никогда не поздно! Как раз скоро Рождество... Шучу, конечно... хотя я вполне серьезно! (Вы упали со стула, верно? Я ясновидящая!)

В любом случае, я очень рада, что мои предчувствия оправдались! Я была уверена, что, когда вы преодолеете проблемы с алкоголем, пациенты будут массово появляться у ваших дверей! Потому что вы лучший врач Чикаго (это ваши слова)!

Даже Уильям Эрдли полностью признает ваши великие способности. Человек с таким важным именем, очевидно, Альберт, которому вы оказали медицинскую помощь.

Вы доктор единственный, кто сказал, что к Альберту скоро вернется память. С другой стороны, в больнице Святого Иоанна он был помещен в ужасную палату номер 0, и, конечно же, не получал должного ухода.

Также вы были единственным, кто согласился помочь без каких-либо предрассудков или предубеждений совершенно незнакомому человеку без гроша в кармане и даже подозреваемого во взрыве бомбы.

Поэтому, кроме поздравлений, я шлю вам мою искреннюю благодарность!

Что вы сказали, доктор Мартин? Вы хотите бутылку первоклассного виски в качестве награды? Ни за что! Вы закончили с алкоголем!

Знаю, что только и высмеиваю вас, но я действительно скучаю по тем дням, когда работала рядом с вами. Всегда казалось, что вы только и играете в проволочные головоломки, но на самом деле я многому научилась у вас, и теперь, в Доме Пони, применяю все знания на практике!

Поэтому, во имя большого доверия, которое я питаю к вам, прошу вас принять предложение Альберта.

Он очень благодарен за то, что вы сделали для нас: вы протянули нам руку помощи, когда у нас были тяжелые времена. Пока Альберт возвращался из ресторана, где мыл посуду, он попал в автомобильную аварию, и его отвезли в «Счастливую клинику». Вы не только быстро позаботились о нем, но и сделали несколько осмотров бесплатно...

Меня уволили из больницы Святого Иоанна, и вы сразу же наняли меня. Полагаю, вы это сделали, потому что увидели, какой искусной медсестрой я была, не правда ли?

Тем не менее, доктор, хотя вы и считаетесь лучшим врачом Чикаго, ваш талант тратиться впустую, пока вы настаиваете на том, чтобы работать в клинике, которая похожа на свинарник (простите за откровенность, но так оно и есть!). В ней нет даже операционной или комнаты для приема лекарств!

Если я так настойчиво пытаюсь убедить вас, то это потому, что хочу, чтобы вы спокойно приняли предложение Альберта и разрешили построить новую клинику! Если вы не хотите обременять его, то можете возвращать часть суммы каждый месяц, когда ваша деятельность в новой клинике пойдет полным ходом.

Всем нужен такой врач, как вы, доктор Мартин.

Пожалуйста, рассмотрите предложение серьезно!

Кенди.

P. S. Осталось девятнадцать дней до Рождества!


Письмо к доктору Дональду Мартину

Дорогой доктор Мартин!

Я благодарю вас за множество подарков, которые вы нам прислали! На самом деле... я просто надеялась, что вы это сделаете.

Вы снова упали со стула, не так ли?

Вы даже отправили небольшие гостинцы детям... Но настоящим подарком для меня был ваш восторженный ответ. Мисс Пони, сестра Лейн и я со слезами на глазах прочитали письмо, в котором вы написали, что рады принять предложение при условии, что «Новая счастливая клиника» доктора Мартина будет построена здесь, а не в Чикаго.

Замечательно! Значит, вы помните мой рассказ о том, что в нашей деревне нет даже врача, не говоря уже о больнице! И подумать, что вы в то время были алкоголиком...

Жители и поселенцы умирали из-за того, что медицинская помощь приходила слишком поздно, дети и старики уходили из жизни, даже не увидев врача... Я выросла, слушая бесчисленные истории, подобные этим. Если бы у меня был более восприимчивый ум, я бы начала изучать медицину даже сегодня, но я уверена, что быть медсестрой у меня получается лучше (вы думаете, что я совершенно права, не так ли?)

Я хочу сказать вам, что Альберт также с восторгом отнесся к вашему предложению.

Надеюсь, однажды я смогу снова работать с вами.

В отдельном пакете я отправила вам несколько новых головоломок.

Счастливого Рождества!

Кенди, прыгающая от счастья.


Письмо к Винсенту Брауну

Уважаемый мистер Браун!

Спасибо за красивую рождественскую открытку, которую вы мне прислали. Я сразу же поставила ее на камин.

Как вы знаете, мне не разрешили присутствовать на похоронах Стира, но я все же была там, оставаясь вне церкви. Не могу забыть радость, которую испытала, когда встретила вас там. Мне всегда было интересно, кто отец Энтони. К сожалению, мне также не разрешили присутствовать на похоронах вашего сына, и, возможно, поэтому, даже сегодня, я иногда не могу поверить, что Энтони и Стир покинули нас.

В последнее время, в домах Эрдли как в Чикаго, так и в Лейквуде, у меня была возможность спокойно поговорить с портретами Розмари, мамы Энтони. Есть очень много ее фотографий!

Я использую слово «поговорить», потому что это гораздо ближе к реальности, чем просто полюбоваться картинами.

Меня всегда поражает сходство между матерью и сыном, а также с младшим братом, дядюшкой Уильямом Альбертом. Мне сказали, что они были очень близки как брат и сестра.

Дядюшка Уильям Альберт с большим уважением относится к вам, мистер Браун, как будто вы его старший брат. Он рассказывает с большой ностальгией о времени, когда вы жили вместе.

Я искренне надеюсь, что вы приедете навестить нас в Чикаго, и я была бы по-настоящему счастлива, если бы однажды, во время цветения роз, мы вместе бы пошли к воротам в розах в Лейквуде. Мне бы очень хотелось поговорить с вами!

Я молюсь за ваше здоровье и за то, чтобы ваши морские путешествия были спокойными.

Кендис У. Эрдли.


Письмо к привратнице дома «Магнолия» Глории Бандог

Уважаемая Глория!

Давно не виделись! Большое вам спасибо за любезное письмо, которое вы мне прислали, и я прошу прощения за то, что не отправила вам ранее мою благодарность.

Надеюсь, что все в Доме «Магнолия» находятся в добром здравии!

Уверяю вас, что мне с Альбертом на самом деле было приятно жить у вас! Так что прошу вас, не обвинять себя, думая, что вы нас выгнали!

Это была вина Альберта. Я бы тоже его заподозрила, если бы увидела, как он выходит из задней двери чикагского банка (в сопровождении подозрительного мужчины в дорогом костюме), или если бы увидела его в роскошной машине! При таких обстоятельствах было бы нормально думать, что он связан с мафией. Все мы считали, что он потерял память, и знали, что он моет посуду в ресторане. Мы даже были убеждены, что он бродяга...

Я могу представить, как вы были потрясены, когда обнаружили его истинную личность в газете «Экспресс новости Чикаго». То же самое случилось и со мной.

Альберт - человек, которому я обязана жизнью, поэтому мне пришлось вмешаться, когда я узнала, что он потерял память (хотя я знаю, что он восстановил ее позже и даже не сказал мне), и ему некуда было идти.

Это я должна извиниться перед вами за то, что заставляла вас думать, что он мой брат.

Альберт всегда очень занят, но он сказал мне, что при первой возможности хотел бы приехать поблагодарить вас.

Я вернулась в родной город и работаю медсестрой.

Пожалуйста, передавайте привет всем в доме «Магнолия».

Не забывайте заботиться о себе!

Кенди.


Письмо к тетушке Элрой

Уважаемая тетушка Элрой!

Надеюсь, что у вас все хорошо. Пожалуйста, простите меня за то, что взяла на себя смелость написать вам, и надеюсь, что это не побеспокоит вас.

Я чувствовала необходимость поблагодарить вас за то, что разрешили мне присутствовать на встрече в Лейквуде, посвященной памяти Стира.

Я также хотела бы сказать вам, что доктор Леонард, директор больницы Святого Иоанна, способный и очень чуткий врач, вопреки тому, каким может казаться. Уверена, что он самый подходящий человек, чтобы занять должность нового врача семьи Эрдли, и сможет следить за ней наилучшим образом.

Думаю, что дядюшка Уильям обладает необычайной способностью читать сердца людей (прошу прощения за то, что так выразилась).

Надеюсь, что вашу невралгию можно облегчить.

Кендис.


Письмо к Арчибальду Корнуэллу

Дорогой Арчи!

Привык ли ты к новой жизни?

Твое решение начать учиться в Массачусетском университете, также было большой неожиданностью для Анни, но теперь она оправилась, твердо убежденная, что ты следуешь своей мечте.

Она стала намного сильнее, не так ли? Она даже прислала мне замечательное письмо, в котором сказала, что, ожидая твоего возвращения, постарается изо всех сил найти свой путь.

Война наконец закончилась, но мир все еще находится в хаосе. Невозможно стереть страх, который висит над всеми, но мы должны жить дальше!

Надеюсь, встреча в Лейквуде в честь Стира отчасти помогла тебе, Арчи. Но я также знаю, каких сил тебе стоило вернуться на виллу, где ты, Стир и Энтони провели много времени, еще до моего появления.

Дядюшка Уильям сказал: «Каждый раз, видя Арчибальда, я всегда нахожу его все более и более зрелым, и это меня радует».

Несомненно, эти слова имеют совершенно другое значение, учитывая, что именно Альберт произнес их!

Альберт и дядюшка Уильям... Даже сейчас я до сих пор не могу поверить, что это один и тот же человек.

Я помню, ты смотрел, широко открыв глаза, и все время показывал на него пальцем, не в силах вымолвить ни слова! Я имею в виду то время, когда ты узнал, что Альберт был дядюшкой Уильямом. Ты бы видел выражение на своем лице! Я помню тот взгляд… Арчи, помнишь, сколько раз ты просил меня объяснить всю ситуацию? Девять! Включая последующий лепет и разговоры с самим собой.

Смешно представить, какие удивленные лица были бы у Энтони и Стира, если бы они были еще с нами.

Лишь очень немногие члены семьи знали секрет дядюшки. Меня восхищает их осторожность и сплоченность. Если бы я была на их месте, совершенно уверена, что не смогла бы так себя вести. Без сомнения, я бы сразу все выдала. (Что ты сказал, Арчи? Что я абсолютно права?) На самом деле, если Уильям А. Эрдли - молодой Альберт (а он выглядит даже еще моложе своего возраста), независимо от того, хороший ли он предприниматель, его внешний вид не очень соответствует его обязанностям и занимаемой роли.

Как глава семьи Эрдли, Альберт сейчас очень занят. Настолько, что у него мало времени, чтобы спокойно поговорить со мной. Однако, несмотря на это, он приехал в Лейквуд. Там даже Патти, всегда такая спокойная, спросила его, почему он скрывал от нас свою личность.

Патти... даже она, когда ее жизни пришлось пойти по непредвиденному пути, обнаружила, что хочет делать: когда окончит чикагский университет, она станет учительницей! Арчи, вы все начали идти своим путем! Я так счастлива!

Сейчас Дом Пони находится в процессе перестройки и расширения. Мистер Картрайт, землевладелец, продал нам землю по выгодной цене, а мисс Пони и сестра Лейн очень счастливы: теперь они могут спокойно продолжать заботиться о детях!

Все это произошло благодаря дядюшке Уильяму. Он очень серьезно относится к Дому Пони. Тем не менее, воспитательницы категорически отвергают чрезмерную помощь, не желая слишком пользоваться его добротой.

Когда мы говорим об этом, я всегда начинаю говорить официальным тоном, и каждый раз Альберт начинает сердиться... Но знаешь, Арчи, я ничего не могу с собой поделать: я не могу не думать, что вся эта поддержка исходит от дядюшки Уильяма, а не от Альберта, который когда-то был похож на бородатого пирата.

В новом доме Пони будут комнаты для гостей, поэтому, Арчи, приезжай к нам! Конечно, привози с собой Анни!

Дорогой Арчи, береги себя и приложи максимум усилий к учебе!

Я не могу дождаться, чтобы вновь увидеть тебя.

Кенди.


Письмо к тетушке Элрой

Дорогая тетушка Элрой!

Даже в этой деревне, покрытой снегом в течение долгого времени, наконец-то наступила весна, и птицы снова начали петь. Вскоре всё снова расцветет, и Дом Пони будет окружен венчиками всевозможных цветов.

Я рада узнать, что вы в добром здравии. После долгих размышлений я набралась смелости и решила написать вам. Я прошу вас, будьте так добры и дочитайте до конца.

Я хотела бы поговорить с вами об Арчибальде Корнуэлле и Анни Брайтон.

Я очень хорошо знаю, что вы разозлитесь, сказав, что это меня не касается, но мне нужно, чтобы вы меня выслушали.

Они любят друг друга в течение очень долгого времени. Анни уже любила Арчи, прежде чем он переехал в Лейквуд, и она продолжала сохранять это чувство, оставаясь всегда рядом с ним и нежно поддерживая. Со временем Арчи также стал отвечать взаимностью, и за все это время я была свидетелем, как они путешествуют вместе.

Прошу вас, тетушка, отнеситесь благосклонно к искреннему чувству, которое их объединяет!

Я получила печальное письмо от Арчи, в котором он рассказывает, что вы, мистер и миссис Корнуэлл и все члены семьи Эрдли возражают против их помолвки. Полагаю, что одной из причин такой враждебности является происхождение Анни, поскольку она выросла в одном и том же приюте, что и я.

Нас оставили, и, как бы мы этого не желали, мы никогда не узнаем, кто привел нас в этот мир. Я убеждена, что наши родители были вынуждены так поступить, но их решение не является нашей виной.

Мисс Пони, женщина, которая нас воспитала, всегда считала то, что случилось с нами, «маленькой небрежностью Бога». Семья, в которой мы рождаемся, зависит от маленькой ошибки Бога, но мы не должны огорчаться или злиться по этому поводу. Мисс Пони также утверждает, что не имеет значения, откуда мы родом: важно только то, что покидая этот мир, мы чувствуем, что прожили полную жизнь».

Возможно, начало нашей жизни было неудачно по сравнению с другими людьми. Но сегодня я невероятно счастлива. Кроме того, в отличие от меня, Анни удочерила семья Брайтон, когда она была маленькой девочкой, и, как вы прекрасно знаете, ее любили и воспитывали, как настоящую дочь.

Я не могу отрицать, что положение семьи Анни уступает Эрдли, и также недавно стало известно, что у Брайтонов значительные долги. Однако мистер и миссис Брайтон заявили, что не собираются причинять вам никаких проблем, и самого Арчи не волнуют такие вопросы.

Дядюшка Уильям уже благословил их, и у них нет больше причин сомневаться в том, что их мечта станет реальностью, но Арчи надеется получить искреннее согласие родителей и семьи Эрдли.

Пожалуйста, тетушка, благословите союз двух молодых людей, которые так любят друг друга. Умоляю вас! Уверена, что, как только они получат ваше согласие, даже мистер и миссис Корнуэлл передумают.

Тетушка, спасибо, что прочли такое длинное письмо до конца! Ни Арчи, ни Анни не знают, что я написала вам, и, конечно, то же самое касается и дядюшки.

Прошу вас простить меня за мое вмешательство, но еще раз прошу вас проявить великодушие по отношению к молодой паре.

Я молюсь за то, чтобы вы всегда были в добром здравии.

Кендис У. Эрдли.


Письмо к Алистеру Корнуэллу

Дорогой Стир!

У меня отличные новости! Дата помолвки Арчи и Анни наконец назначена!

Тетушка Элрой и Леганы (особенно Элиза и Нил!) из тени выступали против помолвки, пытаясь склонить к этому всю семью. Но в итоге семья согласилась, благодаря силе убеждения главы: дядюшка Уильям благословил их от всего сердца.

По-видимому, дядюшка вначале не ожидал такого противостояния с тетушкой и другими членами семьи; напротив, он надеялся, что все легко решиться. Поскольку сам дядюшка не считает, что происхождение имеет значение, поэтому он просто не может быть в хороших отношениях с остальными членами семьи Эрдли.

Одна из причин, безусловно, связана со мной. Я думаю, что мое удочерение без чьего-либо согласия, по-прежнему является глубокой раной для тетушки и всех остальных. Я сожалею обо всем этом.

Но ты уже все знаешь, не так ли, Стир? Также ты знаешь, что Арчи со вздохом сказал: «Как я хочу, чтобы Стир был здесь...»

Конечно! Наверняка ты тоже знаешь об истинной личности Альберта!

С тех пор как ты отправился в долгое путешествие, так много всего произошло. Все время я размышляла над тем, что бы ты подумал, и неосознанно начала писать тебе письма в сердце, как прямо сейчас и делаю...

Разговаривая с тобой, я чувствую себя спокойнее и, необъяснимо, но мне почти кажется, что я получаю от тебя ответ. Может быть, ты придумал почтовую службу на небесах?

С того дня, как я получила приглашение на помолвку Арчи и Анни, я не могу не чувствовать себя счастливой, и думаю, что ты единственный, с кем я могу поделиться этим счастьем!

«А как же я?» - много раз спрашивал меня дядюшка Уильям, принимая вид Альберта (хотя он и сам Альберт). Я также хотела бы поделиться с ним своими чувствами, но ничего не могу с собой поделать: только ты, Стир, можешь это понять.

Стир, ты наблюдал как за Арчи, так и за Анни гораздо дольше, чем я, и мне интересно, как бы ты был счастлив... И кто знает, какое невероятное изобретение ты разработал бы для торжества... Думая об этом, я просто начинаю смеяться. Еще есть время до свадьбы, но Анни с радостью станет твоей будущей невесткой!

Сначала мистер и миссис Корнуэлл были против, но, похоже, на них повлияла тетушка. И теперь они относятся к Анни с большей добротой.

Знаешь, ты очень похож на своего отца. Он разговаривает так же как ты, и даже когда говорит серьезно, кажется, что он шутит... Я не знала, что ему также нравилось что-либо ломать и с радостью восстанавливать. Вот почему Патти в одно и то же время чувствует грусть и облегчение всякий раз, когда видит его.

О, Стир... Я очень рада известию о помолвке Анни, но, с другой стороны, я чувствую такую большую боль, когда думаю о Патти... Но я уверена, что ты всегда рядом, чтобы следить за ней!

Сейчас Патти стремится стать учительницей и полностью увлечена этим. Она даже завела черепаху, которую назвала Хагли два! Конечно, она лучше всех знает, как ты надеешься увидеть ее счастливой.

Хочешь знать, счастлива ли я? Конечно, да! В конце концов, у меня есть «Счастливая музыкальная шкатулка Кенди». Она так необыкновенно воздействует на меня; ты действительно невероятный изобретатель!

Помолвка Анни и Арчи состоится в Лейквуде. Именно Арчи тайно мне рассказал об этом. Они планируют войти через твои водные врата и оставить всех без слов. Ты ведь поможешь нам убедиться, что все работает, не так ли?

Я обязательно буду искать тебя на солнце и, конечно же, Энтони тоже...

В тот день, пожалуйста, благослови Арчи и Анни очень нежным ветерком.

Письмо от твоей Кенди!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 09 фев 2019, 15:14 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 119
*

Из инкрустированной шкатулки я вынимаю великолепную белую карточку с кружевным узором - приглашение на помолвку Арчи и Анни. Цвет остался нетронутым, и я опять переживаю глубокие эмоции, которые испытала в тот день, когда ее получила.

Позже была великолепная свадьба. Но такая теплая помолвка в Лейквуде проснулась среди моих многочисленных воспоминаний, и слезы начали течь без остановки.

Лейквуд был весь в цветах, Анни в простом платье из шифона цвета аквамарина, казалось, сияла почти ослепительным светом. Моя подруга была прекрасна и уверенна в себе. Конечно, то же самое можно сказать и об Арчи.

Синее небо, слепящее глаза, аромат цветов... Я вдруг заметила, что дует особенно мягкий ветерок.

Я знаю, что могу написать письмо Стиру в сердце, когда захочу, но в то время я не могла сделать это для Энтони.

Чистый свет Лейквуда, запах леса, сияние озера, а затем аромат роз... мне казалось, что во всех этих элементах была часть него.

Среди этих деревьев Энтони повернулся, чтобы улыбнуться мне, и его время остановилось навсегда.

Иногда я думаю, что бы случилось, если бы он не умер.

Вероятно, все бы мы остались в Лейквуде, и никто бы не поехал учиться в Англию. Да... Мы никогда бы не уехали, и я бы никогда не встретила Терренса. Когда-то я даже думала, что сам Энтони привел Терренса на мой путь... По крайней мере, тогда бы я могла понять все страдания тех дней.

Глубоко вздохнув, я осторожно касаюсь бледно-розового конверта, который также хранится внутри шкатулки. От него по-прежнему исходит нежный сладкий аромат духов.

В нем письмо от Элеоноры Бейкер, а также билет на театральное представление...

Осеннее представление театральной труппы Стратфорд

ГАМЛЕТ

Режиссер: Роберт Хатуэй

В главных ролях: Терренс Грэм


Элеонора Бейкер любезно отправила мне это приглашение, но я его не приняла.


Письмо к Элеоноре Бейкер

Дорогая мисс Бейкер!

Большое спасибо за ваше письмо и приглашение.

Вы даже не представляете, сколько времени я любовалась билетом на спектакль «Гамлет».

Я уже знала об этой постановке из газет и журналов. Я всегда стараюсь избегать новостей о Терренсе, но необъяснимо всегда получаю их.

Прошло много времени с тех пор, как мы разговаривали в Рокстоуне.

Я случайно приехала в тот город, чтобы найти исчезнувшего друга, который очень помог мне. Я бы никогда не подумала, что Терри играет в небольшом театре провинциального городка, присоединившись к труппе передвижных актеров... Я не могу выразить словами удивление и боль, которые испытала в ту минуту.

Я читала в газетах, что выступления Терри стали менее эффективными, в результате чего его уволили из театральной труппы Стратфорд. Однако я не могла в это поверить... Я пыталась убедить себя, что это были только слухи.

Наконец Терри был там, перед моими глазами... Мне хотелось броситься на эту жалкую и полуразрушенную сцену и, сквозь слезы, сильно ударить его. Я бы хотела спросить его, какая польза от той ночи, когда мы расстались? Но я не могла этого сделать. Однако, возможно, произошло чудо, и голос моего сердца дотянулся до него.

По правде говоря, внезапно показалось, что Терри вернулся к жизни, и на мгновение я увидела, что в нем засиял старый свет. В эту минуту у меня появилась уверенность, что он снова сможет встать на ноги.

Я так хотела увидеть его снова... но не так...

Покинув театр, я смутилась и не знала, что делать. Тогда вы подошли поговорить со мной. Вы были очень добры ко мне, хотя мы встречались только один раз.

Терренс Грэм - прирожденный актер! Он не мог довольствоваться сценой и игрой такого уровня! Но вы знаете это лучше, чем кто-либо другой, мисс Бейкер.

В ту ночь я поняла, что вы всегда беспокоились о нем и осторожно наблюдали. Зная, что у Терри есть настоящая мать, я была счастлива. То, что мы встретились в таком месте, даже заставило меня думать, что нас подталкивает таинственная сила.
Я не удивилась, узнав, что Терри вернулся в Стратфорд и получил не что иное, как роль Гамлета.

Тем не менее, я вынуждена отказаться от вашего сердечного приглашения, мисс Бейкер.

Мне бы очень хотелось увидеть его игру, но я боюсь. Если я увижу спектакль, то наверняка захочу встретиться с ним и обменяться хотя бы словом.

А я должна держать обещание, которое дала Сюзанне Марлоу. Я поклялась, что больше никогда не увижу Терри.

Думаю, что Терри идеально подходит, чтобы играть Гамлета. Как и ожидают критики, это, безусловно, будет большой успех.

Прошу вас простить меня, мисс Бейкер. Я очень ценю то, что вы сделали. Просто взглянув на это приглашение, я вижу его на сцене и слышу восторженные крики и бесконечные аплодисменты публики.

Я сохраню этот билет на память.

Мисс Бейкер, я буду с нетерпением ждать вашего следующего фильма, и надеюсь, что у вас всегда все будет хорошо.

Кенди У. Эрдли.


Письмо к Терренсу Грэму

Дорогой Терри!

Каждый раз, когда я мысленно разговариваю с тобой, мое сердце, кажется, превращается в спелый горький абрикос, готовый упасть на землю при самом маленьком дуновении ветра. В эти минуты я почти боюсь дышать.

Поздравляю с большим успехом «Гамлета!»

Из-за большого спроса, было одно выступление за другим, не так ли? Я прочитала несколько статей с восторженными отзывами: «Гамлет, которого мы всегда хотели видеть! Игра, которая превосходит все ожидания! Гамлет Терренса приедет и в Англию!»

Даже дядюшка Уильям теперь может легко говорит о тебе. Сначала он старался избегать этой темы, даже скрывал журналы, содержащие статьи, связанные с тобой. Вопреки его намерениям, это заставило меня страдать, и я чувствую облегчение, что теперь мы можем вести себя более естественно.

Знаешь, Терри... Дядюшка Уильям (сюрприз) - Альберт!

Ты можешь в это поверить? Это такая ужасная история, не так ли? И подумать, что я даже общалась с ним в Лондоне! Не говоря уже о том, что, покинув колледж Святого Павла, я отправила дядюшке Уильяму дневник, в котором описала, ничего не скрывая, все мои чувства.

Другими словами Альберт хорошо знает, почти так же, как и я, что я чувствовала к тебе. Он знает, как мы встретились друг с другом, и как понемногу... Короче говоря, он знает обо всем. Я даже представить себе не могу, как он реагировал при чтении моих страниц... Представь, но мы еще не говорили на эту тему.

К счастью, Альберт не посвятил себя актерскому мастерству; у него блестящее непроницаемое лицо! Он мог бы стать твоим величайшим соперником на сцене.

Когда к нему вернулась память, он не признался сразу... На сегодняшний день еще есть множество тайн, которые можно раскрыть. Однако, несмотря ни на что, Альберт действительно спас меня. Возможно, именно его присутствие рядом со мной, помогло мне справиться.

Ты не знаешь, сколько приключений мне пришлось пережить, пока я не добралась до Америки и не нашла тебя снова. Мне так хотелось рассказать тебе все спокойно, но, в конце концов, у меня не было возможности. Я знаю, что большинство писем, которые я отправляла, не дошли до тебя... Но ты часто писал мне... несмотря на занятость.

Адресатом всегда был Тарзан в Веснушках... Мне бы хотелось получать более романтичные сообщения вместо колких шуток, но я всегда была уверена, что знала, что у тебя на сердце. Даже между шутками твои слова всегда были полны тепла и заботы. Спасибо, Терри...

По сей день, я храню все твои письма, но не могу их читать.

Я также знаю, что ты приезжал в Дом Пони, но в то время я путешествовала безбилетным пассажиром на борту корабля. Когда воспитательницы рассказали мне о твоем посещении, я испытала сильную досаду. Если бы только я смогла вернуться немного раньше в Америку... Если бы ты приехал позже...

То же самое произошло и в Чикаго. Мы продолжали бегать друг за другом, но так и не смогли встретиться. Однако в те времена я все еще полагала, что у нас еще много времени, чтобы быть вместе, и мы наверстаем все, что потеряли.

В ту ночь в Нью-Йорке было холодно, но падающий снег, казалось, излучал тепло, возможно потому, что я чувствовала на спине тепло твоей груди.

Помню, ты сказал: «Будь счастлива, иначе я не прощу тебя...»

Терри, я счастлива, и надеюсь, что ты тоже счастлив.

«Сюзанна поддержала любовью возвращение Терренса». Да, я также читала статьи подобного рода.

Сюзанна - замечательный человек. Прежде всего, она замечательна потому, что продолжает любить тебя больше всего на свете. И ты, выбрав ее, тоже прекрасен.

Конечно, я никогда не отправлю это письмо, я знаю это очень хорошо. Но я так довольна твоими успехами, что не могла не написать.

Терри... не забывай, что в американской глубинке есть преданная поклонница Терренса Грэма. Не забывай, что, когда ты выходишь на сцену, я аплодирую тебе изо всех сил.

Тарзан в веснушках.

PS: Терри... Я любила тебя.


Последний раз редактировалось Nynaeve 09 фев 2019, 15:16, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 09 фев 2019, 15:16 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 119
*

Я поворачиваю глаза к белому конверту. Он единственный внутри шкатулки, который, кажется, окружен ледяным ореолом.

Я прочитала его содержимое только один раз, но отчетливо помню каждое слово.

Это первое и последнее письмо, которое я получила от Сюзанны Марлоу.


Письмо к Кендис Уайт Эрдли от Сюзанны Марлоу

Дорогая Кендис!

Надеюсь, ты благополучно вернулась в Чикаго.

Пожалуйста, прости меня за то, что бросила тебя так быстро и в таком состоянии души. Я знала, что Терренс чувствует к тебе, но, несмотря на это, не могла его потерять.

Я помню, что мы также встречались в Чикаго по случаю благотворительного выступления. Однажды ночью ты посетила наш отель, чтобы увидеть Терри. Я не могла выдержать ни твоих сверкающих глаз, ни того, что он думал только о тебе. Я бы сделала все, чтобы он забыл тебя. По сравнению с его потерей, инвалидность для меня ничего не значит...

Прошу, прости меня. С тех пор как я полюбила Терри, я становлюсь все более и более алчной.

С детства я мечтала стать актрисой и, чтобы достичь этого, от многого отказалась. Однако теперь... мое единственное желание - быть с Терри и никогда не покидать его. Я очень хорошо знаю, насколько эгоистично такое поведение.

В ту ночь я не могла перестать просить прощения и плакать. Тогда он сказал мне:

- Я останусь с тобой... навсегда...

Он произнес эти слова шепотом, наблюдая за снегом за окном, но в то же время всё было прекрасно слышно. Я чувствовала, что его душа идет за тобой, но, несмотря ни на что, я цеплялась за его слова.

Как я могу возместить столько доброты? Всё что я могу сделать, это просить у тебя прощения в сердце и любить его за нас двоих. Терри - моя жизнь. Кендис, я бесконечно благодарна тебе за то, что вернула мне жизнь и надежду на будущее.

Я молюсь, чтобы ты тоже нашла счастье.

Сюзанна Марлоу.

*

Прошло много лет с тех пор, как я прочитала статью о смерти Сюзанны. Я прочитала ее только раз, но слова по сей день в моем сознании.

Сюзанна мертва... В тот миг я упала на диван, словно лишилась сил. Я задыхалась и не могла перестать плакать. В газете была фотография улыбающейся Сюзанны в инвалидном кресле. В статье говорилось, что она работала рассказчиком и даже писала пьесы, некоторые из которых были поставлены. Ее отношения с Терренсом Грэмом были хорошо известны. Он все время жил с ней и поддерживал, пока она боролась с болезнью. Однако их помолвка так и не привела к браку.

Терренс не сделал никаких заявлений.


Письмо к Кенди от Т. Г.

Кенди,

Как ты?

С тех пор прошел год... По истечении этого времени я пообещал себе написать тебе, но затем прошло еще шесть месяцев, пока я колебался.

Однако теперь я собрался с духом и решил отправить тебе письмо.

Для меня ничего не изменилось.

Не знаю, прочтешь ли ты когда-нибудь эти строки, но я хотел, чтобы ты хотя бы знала.

Т. Г.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 10 фев 2019, 08:01 
Не в сети

Зарегистрирован:
20 май 2017, 11:58
Сообщений: 119
Эпилог

Письмо к дядюшке Уильяму.

Дорогой дядюшка Уильям!

Под каким небом вы путешествуете на этот раз?

Я бы никогда не подумала, что от главы семьи Эрдли требуются такие обязательства.

Я хочу поблагодарить вас от всего сердца за то, что посетили Дом Пони. Я знаю, что вы начинаете новое дело и поэтому у вас сейчас особенно напряженный период.

И... Мне кажется, что я все еще сплю.

Принц Холма - Альберт.

Как это возможно...?

Значит... дядюшка Уильям - Принц Холма!

Ой! Я все еще дрожу от удивления и волнения.

Когда вы признались, сразу же пришел Джордж и забрал вас, и в мгновение ока вы снова исчезли с холма Пони. Может быть, поэтому все это и кажется нереальным. Я словно парю в воздухе. Я никогда не забывала Принца Холма.

Не думаю, что сегодня смогу спать.

Кенди.


Письмо к Кендис Уайт Эрдли от Уильяма Альберта Эрдли

Дорогая мисс Кендис Уайт Эрдли!

Я с благодарностью прочитал ваше письмо. Мне было очень жаль, что пришлось немедленно уйти, когда я открыл такую важную истину. Опять же, примите мои искренние извинения, что мое внезапное признание удивило вас.

Шучу, Кенди! Если я на самом деле так напишу, ты, несомненно, будешь недовольно дуться, не так ли! Поэтому, можешь писать мне также весело, как мы всегда общались.

Это нормально, что ты злишься. Я скрывал от тебя свою личность и настоящее имя - Уильям А. Эрдли.

Я не буду оправдываться, но хочу, чтобы ты знала, что я сомневался, правильно ли поступаю.

Все что я хотел, это просто молча втайне заботиться о тебе. Кто бы мог подумать, что это ты так позаботишься об «Альберте»? (Как в дешевом романе!)

По этой причине я терпеливо отношусь, не протестуя, к тому, что ты так официально зовешь меня дядюшкой Уильямом и иногда относишься ко мне как к старику.

Я знал, что снова удивлю тебя, но был еще один секрет, который нужно было раскрыть. По возможности, я хотел рассказать тебе его в то же время года, когда мы впервые встретились на холме Пони. Может быть, я чувствовал, что смогу вернуться к своему старому «я», тогда еще юному мальчику.

Кенди, ты сразу все поняла. Мне было достаточно увидеть, как твое лицо залилось слезами, чтобы почувствовать, что тебе все стало ясно.

Я хотел остаться, чтобы все как следует объяснить, но нас прервали. Джордж всегда вмешивается не во время. Но я не исчез; ты даже проводила меня до машины, помнишь?

Сейчас для меня главное работа, о чем я раньше никогда не беспокоился и оставлял другим. Я хотел бы снова встретиться с тобой, но какое-то время не смогу себе этого позволить.

Кенди, я с нетерпением жду от тебя писем. И на этот раз хочу, что бы они были в твоем обычном стиле.

Всегда заботься о себе. Передавай привет мисс Пони, сестре Лейн и детям.

Уильям Альберт Эрдли.


Письмо к Принцу Холма

Хотя меня и просили писать в обычном стиле, но я не могу не волноваться, когда пишу Принцу Холма! Ну, хорошо, сделаю глубокий вздох...

Дорогой Принц Холма!

Спасибо, что ответил так быстро!

Человек по имени Уильям Альберт Эрдли никогда не перестает меня удивлять! Мое слабое сердце больше не выдержит таких откровений!

А не называть ли мне его отныне «Принц-дядюшка». По крайней мере, ему придется терпеть это!

Однако должна признать, что способ, которым дядюшка раскрыл мне правду, был замечательным! Мы были на холме Пони, где я впервые встретила Принца. Ясное голубое небо и запах травы были точно такими же, как в то время.

Когда без предупреждения в Доме Пони появился дядюшка Уильям, я почувствовала странное волнение. Воспитательницы в панике сразу же предложили приготовить чай с печеньем, но я просто стояла там, застыв на месте.

Дядюшка выглядел как-то иначе… как будто был мальчиком...

Хотя я иногда и дразню его дядюшкой и обращаюсь с ним, как со стариком, на самом деле он кажется моложе своего возраста.

Только, в ту минуту... сказать, что он выглядел моложе, не совсем правильно... Я не могу объяснить... В любом случае, чувствуя, что он выглядел по-другому, по какой-то причине мое сердце забилось быстрее.

Отказавшись от предложенного чая, дядюшка серьезно сказал: «Кенди, давай пойдем на холм Пони...» Получив такое приглашение, я заметила внутри меня смутное предчувствие, что что-то должно случиться, но я бы никогда и не смогла представить, что на самом деле произойдет. На холме дядюшка некоторое время молчал, а затем повернулся ко мне лицом, как будто принял решение, и со смущенной улыбкой сказал:

«Кенди... тебе не кажется, что пришло время вернуть мне брошь?»

Время мгновенно повернулось вспять.

Я снова увидела себя маленькой девочкой, плачущей на холме.

Принц Холма был там, перед моими глазами, и улыбался мне.

Не в силах ничего с этим поделать, я заплакала, и между слезами сразу же сказала: «Значит... я гораздо симпатичнее, когда улыбаюсь?»

С влажными глазами ты ответил: «Теперь ты прекрасна, даже когда плачешь, малышка». Да, это был голос Принца... Он был немного хриплым, но, несомненно, это был его голос! Тот голос, который всегда был рядом со мной, и который я всегда слышала, но никогда ничего не осознавала...

Но теперь я поняла, почему этот голос всегда мог успокоить мое сердце. Точно так же я поняла причину, по которой дядюшка казался мне другим. Человек, который внезапно появился в Доме Пони, был не дядюшкой Уильямом, а Принцем Холма.

Я не могла перестать плакать, но на этот раз это были слезы счастья.

Принц, ты ужасен! В доме «Магнолия» я показывала тебе мою драгоценную брошь и даже много раз рассказывала о тебе! Если я правильно помню, кто-то, под именем Альберт, просто слушал... Интересно, тогда память уже вернулась к нему. Нужно воспользоваться возможностью и задать как можно больше вопросов!

Ты молча продолжал смотреть на меня с нежностью, пока я не перестала плакать. На холме дул ветер, и было приятно чувствовать его на влажных щеках. Я не могла поверить, что под этим голубым небом Принц Холма был рядом со мной... Я была очарована.

Но внезапно с подножия холма я услышала звук рога Джорджа и вернулась к реальности. О! Я мечтаю встретиться с тобой снова, чтобы задать тебе столько вопросов! Я хотела бы знать, что ты делал там в тот день и почему внезапно исчез... Итак, почему? Но я наверстаю упущенное при следующей встрече. Теперь у меня так много всего, чего можно с нетерпением ждать!

Меняя тему, скоро май, и холм Пони будет весь в цветах. Так что за день приближается? Точно: день рождения определенного человека (и я говорю это громко)!

Что ж, дорогой Принц Холма, теперь я наложу на тебя заклятие!

Ала хела бла бла гела гола бууум!

В тот день ты приедешь в дом Пони, чтобы увидеть девушку, которая прекрасна и когда плачет, и когда улыбается! И подарком будет твой отпуск: ты проведешь с ней много времени и о многом поговоришь! Волшебство сработает... Я жду!

Кенди.


Письмо к маленькой волшебнице Кенди от Альберта

Дорогая Кенди!

Не нужно произносить такое странное заклинание: я очень хорошо помню день рождения определенного человека! Кстати, я уже некоторое время искал для тебя подарок. Я хотел бы, чтобы подарок - плод моего пота и слез, привел бы тебя в полный восторг!

Поэтому, пожалуйста, прости меня, если у твоей магии не будет никакого эффекта. Я сам, больше, чем кто-либо, хотел бы взять отпуск, но Джордж с большой строгостью утверждает, что я уже достаточно отдохнул на всю оставшуюся жизнь. И он совершенно прав.

Не сердись, Кенди. Почему бы тебе не приехать в Чикаго?

Анни тоже хотела бы отпраздновать свой день рождения, и если бы ты приехала, мне было бы легче найти свободное время.

Когда преодолеешь разочарование и решить принять мое предложение, я немедленно отправлю машину забрать тебя. Конечно, я хотел бы, чтобы все в Доме Пони также присутствовали.

Конечно, праздник, организованный в приюте, был бы более красивым, но я думаю, что Чикаго тоже не так плох. У малышей могла бы быть интересная образовательная поездка, и я также хотел бы убедиться, что воспитательницы смогут немного отдохнуть.

Итак, ты все еще расстроена? Однако, когда ты получишь мой подарок, уверен, лучезарно улыбнешься мне!

Тем не менее, думаю, что твоя магия частично сработала. С тех пор как получил письмо, я только и делаю, что размышляю о прошлом.

Ты спросила, что я делал в тот день на холме Пони в шотландском костюме. Ты должна знать, что мне с детства строго запрещалось не только свободно выходить на улицу, но и появляться на публике.

Как ты уже имела возможность узнать, я был просто ребенком, когда оказался в роли главы семьи Эрдли. Есть сложные причины, которые привели меня к этой ситуации: на самом деле для Эрдли самое главное - кровная связь. Мой отец, Уильям К. Эрдли, был прекрасным деловым человеком и возглавлял семью с юных лет. Его внезапная смерть вызвала большую нестабильность, и в то время не было никого, кроме меня, ребенка в возрасте восьми лет, который мог бы стать его преемником. Роль главы семьи передается от Уильяма к Уильяму, по прямой линии. Тетушке Элрой, старшей сестре моего отца, и старейшинам семьи пришлось тщательно обдумывать то, что они будут делать, потому что был еще один член семьи Эрдли, который стремился занять мое место.

Нет, тебе не нужно знать подробностей тех внутренних конфликтов; теперь уже все разрешилось навсегда.

Так или иначе, старейшины решили доверить мне роль главы семьи и взять на себя ответственность за все, пока я не выросту. Следуя хорошо продуманному плану, они позаботились о том, чтобы в семье и даже в деловом мире были распространены слухи, что Уильям А. Эрдли был эксцентричным человеком, но чрезвычайно опытным в работе. К счастью, семья была очень большой, и лишь очень немногие знали правду. С другой стороны, люди, слушая одну и ту же историю, в итоге начинают в нее верить. Результаты плана были действительно пугающими. Со временем воспоминания обо мне исчезли из памяти моих молодых родственников, с которыми я провел детство. Я даже не знаю, как это произошло. Я был своего рода марионеткой, и мне было очень одиноко.

Моей единственной компанией были сдержанные слуги и частные преподаватели, тщательно отобранные и специализирующиеся по предметам, начиная от делового администрирования и заканчивая правом. Таким образом, я рос в окружении суровых взрослых. Пока моя сестра Розмари была рядом, я мог спокойно переносить все. Она была единственной, кто мог понять меня, единственной, кто понимал и беспокоился о моей ситуации и украденной личности. Затем, к сожалению, она тоже оставила меня.

О, Кенди... В семье моей матери многие женщины умирали молодыми. Та же участь постигла и мою маму, которая скончалась сразу после моего рождения. Так что моя сестра, намного старше меня, была для меня второй матерью.

В тот день... когда я встретил тебя, плачущую маленькую девочку, я сбежал из дома. Не смейся: сбежать на целый день - это все равно сбежать!

Я помню, что в доме Эрдли в Лейквуде был праздник, и, как всегда, мне запретили покидать свою комнату. В таких случаях, как правило, Джордж старался отвезти меня в какое-нибудь отдаленное место, но в тот день у него, вероятно, не было времени.

Запертый в своей большой комнате, я погрузился в учебу. Снаружи был слышен смех детей и звуки волынок. Я был уверен, что смогу сыграть лучше всех, но единственными людьми, которые меня слушали, была тетушка Элрой, которая хвалила меня, сохраняя мрачное лицо, и невыразительный Джордж. У меня даже не было друзей моего возраста.

Чем больше я слушал музыку, тем более невыносимой казалась ситуация, и я надел шотландский костюм. На самом деле это обычный костюм молодых Эрдли для официальных мероприятий.

Казалось, что присутствует не так много важных людей, как на праздниках в Чикаго, и меня никто не заметит, если я буду так одет.

Но я был сразу же обнаружен одним из старейшин, и тетя Элрой строго отругала меня, сказав, что мне нужно понять мое положение. Я чувствовал ярость, которую раньше никогда не испытывал.

Я знал, что мне осталось сопротивляться не так долго, так как скоро я должен был уехать в университет, в Англию, далеко от всех. Мысль о возможности освободиться от этой удушающей жизни утешала меня, но казалось, что этот день никогда не наступит. К тому же, кто-то вскоре все равно последовал бы присматривать за мной даже в Англию. Я задавался вопросом, как долго меня будут продолжать так изолировать...

Кто я на самом деле? Мне было семнадцать лет, но у меня вообще не было никакой свободы. Казалось, что только мое имя живет собственной жизнью, в то время как я продолжаю ненормальное существование.

Я убежал из дома. Я уже умел хорошо водить, поэтому взял машину. Я знал, что не останусь незамеченным в такой одежде, но чувствовал себя таким подавленным, что больше ни о чем не беспокоился. У меня даже не было с собой денег.

Это был первый раз, когда я чувствовал себя таким свободным.

«И что с того? Я Уильям Альберт Эрдли! Что вы от меня хотите?»

Возможно, я кричал эти слова, пока был за рулем. Я ехал бесцельно.

Не знаю, почему я остановился и решил подняться на этот холм. Возможно, я сделал это, потому что его высота и размеры полностью отражали образ моего холма.

Когда я лежал на траве, небо казалось мне необъятным, и я как будто погрузился в его голубой цвет. Красивые белые облака медленно плыли, подгоняемые ветром. Я завидовал их свободе.

Пока я был в прострации, внезапно облака разошлись в разных направлениях. Одни присоединились к другим облакам, остальные совсем исчезли. В это мгновение, Кенди, я вздрогнул. Даже облака были не свободны: каждому из них приходилось сталкиваться с судьбой. Ведомые ветром, даже они были вынуждены идти в неожиданных направлениях. Так почему же они продолжали путешествовать с таким спокойствием?

Я начал думать о семье: отце, матери, сестре и Джордже, всегда готовом следовать за мной, как тень. Затем я подумал о тетушке Элрой, суровой женщине, которая, однако, пыталась защитить меня любой ценой.

Я понял, что, куда бы я ни пошел, я всегда буду Эрдли. Я хотел быть свободным, но я не мог отказаться от семьи. Однако я больше не собирался позволять кому-то руководить моей жизнью. Я хотел принимать собственные решения и выбирать своей головой.

При этой мысли мне внезапно стало легче. Именно тогда я увидел маленькую девочку, которая бежала на холм со скоростью пули и с гримасой на лице. Да, Кенди: это была ты. Я хорошо помню, как ты старалась не плакать. Я понял, что ты ждала, чтобы остаться в одиночестве на холме, чтобы сделать это.

Твой образ поразил меня до глубины души. Знаешь, Кенди, это был первый раз, когда я увидел и услышал, как кто-то плачет так свободно и искренне. И это был первый раз, когда я восхищался такой замечательной улыбкой.

Я не мог не поговорить с тобой. Если я внезапно и исчез в тот день, то только из-за Джорджа. Я видел, как он поднимается на холм и сбежал с другой стороны вниз, быстро, как ветер.

Наверно, ты этого не заметила, потому что показывала мне что-то у подножия холма, громко рассказывая. Однако Джордж был гораздо быстрее и сразу поймал меня. Я был удивлен, увидев его лицо все в слезах. Трудно смотреть в глаза тому, кто плачет, даже если он не говорит ни слова. Единственный раз, когда я видел, как Джордж плачет, это когда умерла моя сестра.

На том холме я открыл для себя, как должен жить. И я никогда не забывал ту маленькую девочку. Вот почему я сразу узнал тебя, когда спас после падения с вершины водопада. На шее у тебя были крест и моя брошь.

С другой стороны, ты не сильно изменилась с нашей первой встречи (не сердись). Когда ты рассказала мне о себе, я почувствовал желание сделать тебя счастливой. Я хотел, чтобы девочка перед моими глазами нашла счастье; и я был уверен, что смогу помочь. Мое письмо уже стало слишком длинным. Не работа ли это твоего волшебства?
Я буду ждать тебя в Чикаго.

Альберт.

P.S. Кенди, я могу вытерпеть все, что угодно, но не могла бы ты прекратить называть меня Принц Холма? У меня от этого мурашки бегают...


Письмо к Альберту

Спасибо, мистер Альберт.

Я намочила слезами ваше письмо.

Я больше никогда не буду называть вас «дядюшкой». Вам больше никогда не придется это терпеть.

Теперь я чувствую, что вы стали еще мне ближе.

Конечно, все в Доме Пони, включая меня, с радостью принимают ваше приглашение!

Не могу дождаться, когда увижу вас снова в Чикаго!

Плакса - Кенди.


Письмо к Альберту

Мистер Альберт! Мистер Альберт! Мистер Альберт!

Что вы сказали? Что очень хорошо слышите, и поэтому не нужно так кричать? Дело в том, что я так счастлива, что не могу не повторять ваше имя снова и снова... Спасибо, мистер Альберт!

Мне кажется, что на день рождения я одна получил все подарки, предназначенные для всех девушек мира! Я не могу перестать думать об огромной комнате, которая была полностью обновлена в мятно зеленых тонах специально для меня! Деревянная мебель ручной работы, такая приятная на ощупь... и на запах! И подумать, что я была бы счастлива, как всегда, остаться в гостевой комнате. Теперь я хочу часто приезжать в особняк Чикаго.

Когда я увидела все эти подарки на столе, я просто не знала, какой из них открыть первым. Но на этом все не закончилось! Я была убеждена, что плодом вашего пота и слез была именно та отремонтированная спальня! Напротив, подарок, появившийся передо мной, буквально лишил меня дыхания! Спасибо, мистер Альберт!

Я никогда не смогла бы себе представить, что вы приобретете Клеопатру и Цезаря! Когда они вошли в сад, я не могла поверить своим глазам. Это были лошади, за которыми я ухаживала в доме Леганов, животные, с которыми я засыпала и просыпалась утром. Даже когда меня удочерили, я тайком ходила на конюшню Леганов и, узнав, что лошадей продали отдельно, чувствовала себя очень подавленной. Цезарь и Клеопатра были очень взаимно привязаны, и я чувствовала, насколько они заботились друг о друге. Как они могли их разделить? Я не могла простить ни Леганов, ни поведения Нила и Элизы: эти двое интересуются чем-то только на время, а затем, когда пресыщаются, совершенно забывают. Несомненно, даже прихоть Нила, желающего обручиться со мной, была чем-то подобным! То, что произошло, было так неприятно!

На самом деле лошади постарели, но не потеряли элегантности, соответствующей породе. Больше всего меня тронуло то, что они помнили меня. Они соревновались, чтобы вытереть слезы, текущие по моему лицу. Позже мы подготовили их к перевозке в дом Пони... О, мистер Альберт, вы просто хотите заставить меня плакать снова и снова, не так ли?

Дети с энтузиазмом отнеслись к идее заботиться о них. В окрестностях есть ферма Картрайт, и, конечно же, Цезарь и Клеопатра могут спокойно провести старость на холме Пони.

Мисс Пони и сестра Лейн рады, что провели замечательный праздник. Они говорят, что не знают, как отплатить вам, и уверена, вы скоро получите от них длинное благодарственное письмо! Кажется, мисс Пони не была в большом городе уже более двадцати лет! А сестра Лейн призналась мне с восторгом, что видит особняк Эрдли во сне. Ей все еще любопытно, было ли это все на самом деле.

То же самое случилось и с детьми. Они только и делают, что разговаривают о Чикаго, и я всегда говорю, что они должны вести себя хорошо, если хотят вернуться туда когда-нибудь. Всякий раз, когда я серьезно так предупреждаю, они быстро начинают слушаться.

По этому случаю я также смогла вновь увидеть Арчи, Анни и Патти после такой долгой разлуки. Но, похоже, потом мое волшебство исчезло. У меня было очень мало времени, чтобы поговорить с вами.

Мистер Альберт, мне кажется, вы очень заняты... И я боюсь за ваше здоровье. Даже доктор Мартин говорил вам не переутомляться, не так ли? Интересно, может ли амнезия вернуться… Мне бы не хотелось вновь пережить это.

Я помню те дни неопределенности, но в тоже время и спокойствия в доме «Магнолия». У нас не было денег, но мы так хорошо проводили время... Я никогда не забуду, когда вы попросили меня разделить с вами всё, хорошее и плохое. Я хотела, чтобы вы скорее поправились, но, с другой стороны, наша совместная жизнь, как брата и сестры, не казалась такой уж плохой... Ну, теперь я ваша приемная дочь! Может, я должна называть вас... отцом?

Кстати, когда к вам вернулась память? В следующий раз я также хотела бы, чтобы вы рассказали мне о своей жизни в Африке...

Интересно, когда мы увидимся...

Ваша прекрасная приемная дочь.


Краткая записка к Кенди от Альберта

Дорогая Кенди!

Позволь выразить недовольство. Ты ведь обещала?

«Отец» и «прекрасная приемная дочь» говоришь? Что ты имеешь в виду?

Да, это правда, ты прекрасна... Возможно, я тебя разозлил, и, конечно, нельзя отрицать, что ты моя приемная дочь. На самом деле я забыл об этом. Я еще молод, одинок, однако у меня уже есть дочь… Это удивляет даже меня.

«Приемная дочь» звучит невыносимо для меня. Даже если этого не видно, я чувствительный. (Не смейся!)

Теперь я направляюсь в Сан-Паулу. Я напишу тебе снова, когда приеду. Пожалуйста, скажи мисс Пони и сестре Лейн, что я сделал только то, что должен был сделать хороший приемный отец. Приемный отец? О нет! Я сам это сказал...

Пожалуйста, береги себя и передавай привет детям!

Альберт.


Письмо к, возможно, самой прекрасной Кенди от Берта

Дорогая Кенди!

Сейчас я в отеле в Сан-Паулу. После двух ночи, наконец, я один. Не волнуйся, у меня все в порядке. Мне очень нравится работать в эти дни. Недаром в моих жилах течет кровь моего отца Уильяма.

Я рад, что тебе понравился твой день рождения, и мне кажется, что праздник тоже удался! Мне жаль, что пришлось рано уйти.

Полагаю, теперь Цезарь и Клеопатра отдыхают на холме Пони. Они действительно красивая пара, и приятно видеть, насколько они близки. Мне бы хотелось, чтобы ты увидела их радость, когда они вновь нашли друг друга. Нет никакой разницы между животными и людьми. Наоборот, возможно животные более чистые существа, они никогда не предают.

Мне пришлось оставить Пуппи в Африке, и я дорого заплатил за это. В последней ветеринарной клинике, в которой я работал, Пуппи очень любили, поэтому я подумал, что, возможно, это самое лучшее место для нее. Позже мне сообщили, что она умерла от старости. Кенди, помолись, чтобы она покоилась с миром. Когда память вернулась, я был счастлив, что Пуппи не было со мной во время взрыва поезда в Италии. Однако, увидев Цезаря и Клеопатру, мое сердце сжалось: даже рискуя умереть в той железнодорожной катастрофе, возможно, Пуппи предпочла бы уйти со мной.

Не хочу этого говорить, но не я нашел твоих любимых лошадей... Это все благодаря Джорджу. Я действительно восхищен его способностями. И начинаю понимать, почему ты называешь его «Белый рыцарь». Однако даже ему трудно было меня найти, когда никто не знал, что со мной случилось.

Ты спрашиваешь, когда я восстановил память? Думаю, что это произошло, когда меня привезли в клинику доктора Мартина после автомобильной аварии. До этого я видел только несколько образов мимолетными вспышками. Но после этого случая, я был на работе, да, там где мне разрешили мыть посуду. У меня ужасно заболела голова, и я потерял сознание. Очнувшись, я был снова самим собой, Альбертом…. Или скорее Уильямом Альбертом Эрдли.

Я должен был сказать тебе сразу, но не мог. Я до сих пор жалею об этом. Кенди, мне тоже так не хотелось уходить от той сердечной жизни, что мы разделяли. Я хорошо знал, что потеряю свободу раз и навсегда, как только вернусь к Эрдли и возглавлю семью, и больше не будет возможности избежать ответственности. И я прекрасно знал, что мое желание слишком эгоистично.

Мое безрассудное поведение заставило беспокоиться многих людей, но если я и смог вести жизнь, которую хотел, то только благодаря Эрдли и преданности, которую Джордж проявлял ко мне.

Кенди, хочу, чтобы ты знала, что я не просто беззаботно путешествовал по всему миру. Я поехал в Англию, чтобы следить за подготовкой нового делового проекта, который мы планировали начать там. Но видимо мы были связаны невидимыми нитями, о которых ты мне всегда говорила, поэтому я смог случайно встретить тебя.

Уладив дела, а также радуясь, что снова увидел тебя спокойной в Лондоне, я решил покинуть зоопарк «Голубая река» и отправиться в Африку, туда, куда всегда мечтал попасть.

Однако, куда бы я ни поехал, я был защищен Эрдли, так что у меня никогда не было никаких проблем с жильем и работой. Мог ли я что-то сделать сам? Эта мысль все время мучила меня. Благодаря поездке в Африку я мог бы проверить себя. Именно из-за того, что решил попытаться жить, не полагаясь ни на кого, я разорвал контакты с Джорджем.

Тревожное предчувствие войны витало и над Африкой. И возможно именно эта обстановка и подтолкнула меня. Дела Эрдли были стабильными; и я думал, что не будет проблем, если исчезну на некоторое время. Какой эгоизм! Я хорошо знал с самого начала, что многие будут страдать из-за меня. Теперь мне очень стыдно за свою незрелость.

Возможно, авария, в которую я попал, это именно то, что я заслужил. В поезде был шпион. Неудивительно, что меня заподозрили, так как я был без документов и в грязной одежде.

Чи-ка-го.

Одно слово. Название города, сохранившееся в памяти, спасло меня и вернуло к тебе.

Думаю, что я стал более религиозным, чем раньше.

Если бы кто-то в лагере по доброте не отправил меня обратно в Чикаго... и если бы я не смог встретиться с тобой...

Кенди, в то время я был всего лишь подозрительным человеком без памяти и личности. Но ты не оставила меня. Ты не покинула меня, даже когда тебя уволили из больницы. «Память обязательно вернется», - утешала ты меня, сохраняя мой дух.

Однажды я спас тебя, но ты... Я никогда не смогу тебя отблагодарить. Но в будущем я хочу выяснить, в чем твое счастье. Я обязательно возьму отпуск и приеду к тебе, когда вернусь в Чикаго.

Берт.


Письмо к Альберту

Дорогой мистер Альберт!

Когда вы вернетесь из Сан-Паулу и приедете навестить меня в Дом Пони? Если вы на самом деле так мне благодарны, то я надеюсь, что вы скоро будете снова со мной.

Но «Берт»? Вас так звали? Как мило!

И это все на сегодня. Я просто хочу встретиться и поговорить обо всем лично.

Ваша, возможно, слишком краткая, Кенди.


Письмо к Уильяму Альберту Эрдли, Берту

Малыш Берт, ты все еще работаешь?

Как всегда, я вернулась из «Счастливой клиники» доктора Мартина и уложила детей спать.

Малыш Берт... Я очень рада, что ты доверил мне это имя! Так тебя звала сестра Розмари, мама Энтони. Только она использовала это имя… Но теперь я могу звать тебя так.

Сегодня я хочу поговорить с обновленной душой. За несколько часов, которые мы провели в Лейквуде, я чувствую, что что-то внутри меня возродилось.

Опять же, твои внезапные визиты не подходит для моего слабого сердца, но я привыкаю к ним, и, значит, становлюсь сильнее. Это относится и к мисс Пони, и сестре Лейн.

Поездка в Лейквуд была замечательной!

«Люпины или скорее голубые шляпки, черноглазые Сюзанны, рудбекии, дикая морковь…» Дорога была окружена множеством цветов, и ты был так удивлен, когда я прошептала все их имена. Спасибо, что восхищался со мной!

Какой сладкий ветер дул в машину через широко открытые окна! Я была очарована шотландской народной песней, которую ты напевал во время вождения.

Когда мне было 13 лет, я ехала к Леганам по этой же самой дороге, ведущей к Лейквуду, разочарованная, потому что не могла быть «приемной дочерью», но с сердцем, наполненным надеждой на предстоящую новую жизнь.

Боже мой, я не могла поверить, что теперь еду с Принцем Холма (прости, обещаю, что больше никогда не скажу этого), и с дядюшкой Уильямом (это тоже в последний раз!) Представляешь, как глубоко я была тронута, малыш Берт!

В доме Леганов никого не было. Оставив машину у особняка Эрдли, мы обошли окрестности и посетили по очереди трое врат.

Я уже несколько раз возвращалась Лейквуд, но это был первый раз, когда мы приехали вместе. Во время нашей прогулки меня охватило столь много противоречивых чувств, что я даже не могла говорить. Я видела, что то же самое случилось с тобой.

Стир и Энтони. Воспоминания о тех, кого мы больше никогда не увидим, снова вспыхнули в моем сердце. Полагаю, что это место для тебя имеет огромное значение и у тебя должно быть намного больше воспоминаний о Лейквуде, поскольку оно связано с твоим отцом, матерью, которую ты знаешь только по портретам, и с сестрой Розмари Браун.

Я хотела посетить лес. Тот лес, где умер Энтони, упав с лошади.

Луга, окруженные дикими розами, были заполнены цветущими колокольчиками. Послеполуденное мерцающее солнце, казалось, рисовало границу между этой жизнью и вечностью... Все было так красиво, что я заплакала.

Да... та охота на лис. Если бы не та охота, устроенной в честь моего представления в качестве приемной дочери, Энтони не умер бы таким молодым.

«Это была моя вина... Из-за меня Энтони...» - начала плакать я.

Тогда ты нежно обнял меня: «Это я тебя удочерил... и это я заказал охоту на лис».

Твой голос, полный боли, проник в мое сердце, заставляя понять, что ты то же все время страдал и обвинял себя. Мне жаль, что я так сильно рыдала на твоей груди, что испортила красивую рубашку.

На самом деле - это правда, никто не может знать, что ждет нас за поворотом.

Никто не виноват... С тех пор, как я это осознала, я чувствую, что возродилась. Спасибо, мистер Альберт!

А потом мы пошли в комнату… ту самую, где я узнала, кто ты на самом деле. На столе был мой дневник. Ты хотел вернуть его мне...

«Потому что... он важен для тебя», - пробормотал ты очень тихо, глядя в окно.

Да, дневник полон заметок о Терри. Я также была обеспокоена по поводу дневника. И я даже часто размышляла над тем, что бы с ним сделала.

Дневник теперь у меня, но я его так и не открыла. Я собираюсь вернуть его тебе, точно так же, как ты отдал назад мне свою брошь, которую я когда-то тебе вернула.

Как жестоко, но в то же время красиво проходит время. Я не знаю, что произойдет в мире в ближайшие дни. Но я верю, что все прекрасные воспоминания живут в наших сердцах. И именно благодаря ним, мы можем преодолеть любые беды.

Я очень благодарна родителям за то, что оставили меня в Доме Пони. Благодаря этому я смогла встретиться с тобой! И это я никогда не смогу отблагодарить тебя.

Да, мистер Альберт, в этом и есть мое счастье.

Ах, не думаю, что смогу снова сегодня заснуть. Но, мне очень хочется, чтобы малыш Берт увидел самые чудесные сны.

С любовью и благодарностью, Кенди.


Письмо к Энтони Брауну.

Дорогой Энтони!

Я вспоминаю о тебе очень часто, но до сих пор не могла тебе написать. Это немного больно... Это первое письмо, которое я пишу только в моем сердце.

Надеюсь, ты уже встретился со Стиром и мамой.

Знаешь, Энтони, я ездила в Лейквуд. Угадай, с кем? Ах, пока задавала вопрос, я поняла, что ты никогда не встречался с Альбертом. Стир и Арчи познакомились с ним только в Лондоне.

Если бы ты когда-либо встретился с Альбертом... то смог бы увидеть его сходство с твоей мамой Розмари. На самом деле Альберт оказался дядюшкой Уильямом... и младшим братом Розмари. Ты, должно быть, удивлен, Энтони.

Помнишь, я рассказывала тебе о Принце Холма и что вы очень похожи. Представь мое удивление, когда я обнаружила, что Принц Холма тоже Альберт. Перед смертью ты вспомнил о мальчике, это был твой дядя. Неудивительно, что вы похожи. Теперь ты можешь понять, почему я спутала тебя с ним на мгновение у ворот в розах.

У тебя и Альберта песчаные светлые волосы. Интересно, если бы у Альберта был такой цвет волос при первой встрече, я бы что-нибудь почувствовала?

Но когда я встретила его много лет спустя, он имел каштановые волосы. Не говоря уже о том, что у него были густая борода и подозрительные темные очки; он выглядел далеко не так, как ты. Но оглядываясь назад, я вижу, что у вас обоих одинаковый цвет глаз: голубой, как утреннее небо.

Судя по тому, что он рассказал мне, в детстве у него были светлые волосы, но с годами стали темнее. За время путешествий по пустыне тон еще больше усилился, но после аварии и различных превратностей судьбы, с которыми ему пришлось столкнуться, волосы вернулись к первоначальному цвету.

В Лейквуде я впервые побывала в зале памяти Эрдли, и там с восхищением смогла полюбоваться портретами предков семьи. Картина, на которой изображена Розмари, является самой красивой, которую я когда-либо видела. Ты был еще ребенком, и твоя мама счастливо улыбалась, держа тебя на руках. Я не могла сдержать слез. Ты был по-настоящему милым.

Я помню, как однажды ты рассказал мне о маме и доверил ее слова: «Цветы умирают и рождаются вновь еще прекраснее. Люди умирают и возрождаются еще прекраснее в сердцах тех, кто остался».

Когда я процитировала Альберту эту фразу, он долго молчал. Затем он рассказал мне историю брака сестры с твоим отцом Винсентом Брауном. Он доверил мне, что они столкнулись с сильным сопротивлением со стороны семьи из-за их разного социального положения, но сестра никогда не уступала. Она сказала, что счастье зависит не от денег или родословной, а от возможности жить с любимым человеком. Она была готова в любое время отказаться от фамилии Эрдли, если не сможет жить, так как хочет.

Розмари была нежным человеком, но в ней была такая сила. Энтони, ты тоже был таким. Нежным, но сильным. Интересно, если бы ты был жив, каким бы человеком стал.

Энтони, в моем сердце до сих пор живет твоя последняя улыбка. Когда ты так внезапно ушел, мне было так больно, что я ненавидела себя за то, что дышу. Было невыносимо думать, что без тебя солнце продолжает вставать и садиться. Я ненавидела себя за то, что чувствую голод и жажду.

Я была уверена, что никогда больше никого так сильно не полюблю, как тебя. Но потом… Энтони, ты знаешь, что случилось, не так ли? В Лондоне я глубоко привязалась к человеку, очень похожему на тебя. Вернее только на краткое мгновение мне показалось, что он выглядел, как ты, но, вероятно, вы совершенно разные.

Благодаря нему, я узнала, что любовь принимает различные формы, и однажды утраченное, никогда не вернется. Мы больше не сможем найти тех, кто покинул этот мир. Я не могла принять такую простую истину...

Теперь… я также знаю, что даже если люди еще живы, существуют обстоятельства, при которых судьба не позволяет им быть вместе.

Накапливая встречи и разлуки, мы продолжаем жить. И все же, если человек все еще жив, есть место для надежды. Твоя последняя улыбка придает мне силы, и я знаю, ты простил меня за все.

Спасибо, Энтони... Я была счастлива встретиться с тобой.

Ты, Стир и все те, кого я встретила на своем пути, все воспоминания, будь то печальные или счастливые, являются пищей для моего сердца и души, и я буду жить той жизнью, которой хочу жить, оставаясь сама собой.

Кто знает, что принесет рассвет? Не знаю, почему, но какая бы судьба мне ни уготована, я с нетерпением жду ее.

Энтони, я знаю, что в этом мире мы больше не сможем увидеться. Но когда однажды мы вновь встретимся, я хочу быть человеком, которым можно гордиться. Вот почему я буду смотреть вперед, и продолжать жить, как и обещала, с улыбкой!

Энтони... Пожалуйста, продолжай следить за мной.

Из времени, когда цветет «Прекрасная Кенди»,

Кенди.


*

Солнце уже давно исчезло. Закат залил голубым светом комнату, и во мраке кончики моих пальцев кажутся белыми.

Постепенно я возвращаю воспоминания в инкрустированную шкатулку. Прошло много времени, все, что я потеряла, все, что мне удалось достичь.

Я научилась справляться с судьбой. С ее светом и тенью. Судьба не только бросает тень, но и излучает ослепительный свет.

Как говорит мисс Пони, мы не знаем, что нас ждет за поворотом. Даже если вы вынуждены терпеть такую сильную боль, что она разрывает сердце, вы не должны бояться двигаться вперед, и тогда на следующем повороте у вас непременно будут прекрасные и захватывающие встречи. Я убеждена.

Сидя в кресле, я жду, пока воспоминания не улягутся и не остынут в шкатулке. В полумраке я слегка вздыхаю.

В комнате внезапно загорелся свет.

- Кенди, что ты делаешь в темноте?

Я слышу этот нежный голос, который всегда заставляет мое сердце сильнее биться. ОН здесь, у двери, смотрит на меня с улыбкой, которую я так люблю. Не могу поверить, что не услышала звука его машины.

- Добро пожаловать домой! – восклицаю я дрожащим голосом.

Наслаждаясь счастьем от возможности произнести эти слова, я встаю и бегу в его распростертые объятия.

КОНЕЦ


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему На страницу Пред.  1, 2, 3, 4


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  

Яндекс.Метрика