-->
* Вход   * Регистрация * FAQ    * Поиск
Текущее время: 26 мар 2019, 03:52

Часовой пояс: UTC


cellspacing=/div
Реальные прототипы литературных персонажей (статьи)
Модераторы: Citron-El, Матрена Филипповна, Malena, Afina
Начать новую тему Ответить на тему
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 02 июн 2015, 11:04 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10689
rolleyes*

_________________
Дерево надежды, стой прямо! ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 02 июн 2015, 12:07 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10689
Пиноккио. Карло Каллоди ( 1826—1890)

Изображение

«Приключения Пиноккио. История деревянной куклы» (1883)
Рисунок Энрико Мацанти — первая иллюстрация книги

Начало поисков.

Поиски реального прототипа Пиноккио начались в 2001 году, когда группа американских археологов из Бостона проводила раскопки во Флоренции. Однажды американцы решили отправиться на прогулку. Проходя через тенистое церковное кладбище, они обнаружили захоронение некоего Лоренцини (1826-1890 гг.). На могильной плите было указано, что он известен под псевдонимом Карло Коллоди и что это автор знаменитой во всем мире сказочной повести «Приключения Пиноккио».

В печали постояв на могиле знаменитого писателя, археологи продолжили свой путь. Они сделали десяток шагов, и один из ученых окликнул остальных:

– Смотрите, какое смешное совпадение, совсем рядом с прахом Коллоди покоится Пиноккио!

На могильной плите Пиноккио Санчеса значилось, что он появился на свет в 1790 году, а не стало его в 1834-м. Значит, взрослый Пиноккио Санчес теоретически мог общаться с ребенком Лоренцини. Так неужели у деревянного героя знаменитой детской сказки был настоящий прототип?

Эта загадка показалась археологам настолько интересной и важной, что они, в ущерб основной работе, приступили к расследованию. Но ниточки, за которую можно было бы ухватиться, не находилось. Американцы решили, что надо или прекратить бесполезные поиски, или добиться от итальянских властей разрешения на эксгумацию Санчеса. В ответ на запрос археологов итальянцы поинтересовались: а каким образом останки тела Пиноккио помогут установить истину? Внятно объяснить это археологи были не способны, ведь слово «интуиция» для чиновников любой страны – пустой звук. Однако право на эксгумацию ученые в конце концов получили. Тело извлекли из могилы и подвергли экспертизе.

Деревянный прототип.

Интуиция американцев не подвела. Оказалось, что предполагаемый прототип деревянного человечка и сам оказался в значительной степени… деревянным. По крайней мере, вместо ног у него были деревянные протезы, а на месте носа красовалась деревянная вставка. На одном из полуразвалившихся протезов обнаружилось клеймо с инициалами мастера Карло Бестульджи.

Теперь дела у археологов пошли веселее. Во-первых, у них самих появился стимул для дальнейших поисков истины, а во-вторых, находку оценили и итальянцы, которые теперь с благодарностью помогали исследователям. Руководство Флоренции было заинтересовано в том, чтобы в списке туристических приманок появился очередной, да еще и такой необычный пункт. Совместными американо-итальянскими усилиями удалось найти церковные записи, в которых рассказывалось о Пиноккио.

Судьба солдата.

Могила Пиноккио, как и положено – с длинным «носом». Оказывается, Пиноккио был карликом. Но это не помешало призвать его в армию, где Санчес отслужил 15 лет. Малый рост не освобождал Пиноккио от тягот солдатских будней. Однажды во время учений в горах, когда другие воины легко перепрыгивали препятствия, коротконогий Санчес сорвался со скалы, переломав себе нижние конечности и раздробив нос.

Пиноккио выжил, но лишился обеих ног. Кроме того, вместо носовой перегородки у бывшего солдата красовалась теперь деревянная вставка. Замечательный мастер Карло Бестульджи еще больше «одеревянил» его, изготовив протезы. По возвращении Санчеса из армии никого из родных у него уже не осталось. Пиноккио научился мастерски пользоваться протезами, но работать все равно не мог. Полученные при демобилизации деньги кончились, и теперь Пиноккио голодал. Сердобольные соседи его подкармливали, но и сами они не всегда могли похвастаться достатком. Поэтому иногда несчастный ложился спать на пустой желудок.

И вот однажды Санчес отправился на рынок, где надеялся вымолить у торговок хоть какую-нибудь еду. Там его заметил хозяин одного из балаганов. Он сразу решил, что карлик, да еще и инвалид, может оказаться в его делах очень полезным. Хозяин пообещал Пиноккио, что если тот овладеет несколькими нехитрыми трюками, то он возьмет его к себе на работу. Пиноккио с радостью на это согласился. С тех пор он выступал на ярмарках и в балаганах и до самой смерти больше не голодал. А смерть маленького человечка наступила не в результате тяжелого заболевания, а из-за того, что Санчес совершил серьезную ошибку во время исполнения одного из своих трюков и разбился.

И все же, несмотря на имя и «деревянность» Пиноккио, еще нельзя было безоговорочно утверждать, что Санчес – прототип знаменитого сказочного мальчика. В цепи этих доказательств явно не хватало последнего звена. Но больше никаких документов, в которых упоминался бы Пиноккио, найти не удавалось.

Несостоявшийся священник.

Тогда исследователи решили внимательней присмотреться к личности автора Карло Лоренцини-Коллоди. И мать, и отец Карло прислуживали в одном из флорентийских домов. Работали они очень много, ведь им нужно было содержать десятерых детей. Своего старшего сына Карло родители отдали учиться в семинарию. Окончив это учебное заведение, юный Лоренцини священником так и не стал. Он начал писать статьи и рассказы для газет и журналов. Когда понял, что может зарабатывать этим, начал издавать собственный сатирический журнал. В 1850 году выпустил роман, отзывы о котором были очень неодобрительными. Понимая, что на его фамилию у критиков теперь долго будет аллергия, Лоренцини решил взять псевдоним Коллоди. Так называлось селение, в котором родилась его мать. Популярность пришла к Карло в 1856 году, когда вышел из печати его роман «Пар». Но мировой знаменитостью Коллоди стал после написания им «Приключений Пиноккио».

Умер Карло Коллоди во Флоренции.

Произошло это печальное событие 26 октября 1890 года. Похоронили писателя на кладбище при церкви Сан-Миниато-аль-Монте. Именно там американские археологи и обнаружили две могилы, о которых шла речь в начале этого повествования.

Сюрприз.

Карло Коллоди, автор сказки «Приключения Пиноккио»Американцы начали досконально изучать жизнь и работы Коллоди. Дошло до рукописей, писем и других оставшихся после него бумаг. Но никакого намека на знакомство с самим Пиноккио, или хотя бы с его судьбой, найдено не было.
Ученые решили поискать потомков тех, от кого писатель получал корреспонденцию. Кто знает, возможно, он излагал кому-то эту волнующую его информацию.

Однажды в гостиницу к американцам пришел корреспондент местной газеты, который предложил написать статью о прототипе Пиноккио. Ученые согласились поговорить с журналистом, но попросили его ничего пока не публиковать. Они обещали, если их поиски увенчаются успехом, сообщить ему об этом первому. Журналист дал слово их просьбу выполнить, и все же через три дня статья в газете появилась.
У проштрафившегося корреспондента еще и хватило наглости через некоторое время заявиться в гостиничный номер исследователей.

При этом итальянец ничуть не был смущен, а наоборот, широко улыбался:
– Уверен, вы немедленно смените гнев на милость. Ведь я к вам с сюрпризом, да еще и с каким!

Журналист извлек из кармана письмо, которое немедленно зачитал:

«Я потомок кузины Карло Лоренцини. В нашем роду не принято уничтожать письма, потому что мы считаем их истинной документальной историей. Сохранилась и почта, которую присылал Коллоди. Прочитав статью, я понял – то, что ученые ищут, находится у меня.
Я человек пожилой, самому мне выбираться из дома трудно, а потому жду их у себя дома. Передайте им, пожалуйста, мое письмо».

Доказательства.

На это приглашение археологи отозвались немедленно. Увы, от нужного им письма остался только пожелтевший обрывок. Но зато какой: «…оя дорогая кузина, ты спрашиваешь меня о ближайших планах. В прошлом послании я сообщал тебе об этом несчастном и очень мужественном человеке – Пиноккио Санчесе. Очень хочу о нем написать. Сначала думал сотворить серьезный роман. Но почему-то начал делать сказку для детей. Почему сказку, сам не пойму. Ведь жизнь Пиноккио была трагичной, а не сказочной. Во что это в конце концов выльется, не знаю.
Кстати, ты обеща…»
Что обещала кузина своему брату, исследователи так и не узнали. Но в руках у ученых было нечто гораздо более интересное – подтверждение их гипотезы. Оставалось последнее – сделать анализ бумаги и сверить почерк с сохранившимися рукописями писателя. Анализ показал: бумага, на которой написано послание, – современница Карло Коллоди, и письмо, несомненно, начертано его рукой. Теперь уже ни у кого не было сомнений: да, действительно, многострадальный Пиноккио Санчес и есть прототип одного из самых популярных на нашей планете литературных героев.

источник

Комментарии скептика.

Я не нашла официальных источников на зарубежных сайтах, подтверждающих эту историю: никаких фотографий, газетных статей, документов, которыми обычно щедро делятся с публикой в подобных случаях. Закрадывается подозрение, что если бы американцы действительно сделали такое открытие, то поспешили бы сообщить об этом миру. Автор этой статьи, например, указывает, что о "настоящем Пиноккио" говорят только на русском. Он навел справки через американского специалиста по детской литературе и её знакомых в Италии. Его вывод: что ж, у деревянного мальчика и Пиноккио Санчеса точно есть кое-что общее. Они оба стремились стать "настоящим мальчиком". :;=): Мой вывод: даже если реальный прототип Пиноккио - это выдумка, то бесспорно любопытная, раз её уже начали переводить на другие языки.

_________________
Дерево надежды, стой прямо! ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 02 июн 2015, 12:54 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10689
Еще одна сомнительная, но любопытная версия, которую выдают за в официальную в интернетах.

Буратино. А. Н. Толстой (1882 -1945)

Изображение Изображение Изображение
«Золотой ключик, или Приключения Буратино» (1936) Первый художник-иллюстратор сказки - друг Толстого художник-сатирик Бронислав Малаховский. Он увидел Буратино в черно-белых тонах и таким нарисовал его. До 1956 года Буратино носил белый колпак, как описано у автора в главе "На Буратино нападают разбойники".


Версия происхождения персонажей.

На самом деле "Буратино" - это довольно злобная и едкая пародия на современных Толстому деятелей советской культуры. В образе Пьеро жестоко осмеян (с намеками и на творчество, и на личную жизнь) Александр Блок. Карабаса-Барабас - Всеволод Мейерхольд (и его «кукольный театр»), Дуремар - помощник Мейерхольда, носивший псевдоним Вольдемар Люсциниус. И даже сам образ золотого ключа - из поэзии Блока (правда, у того он серебряный). Сбежавшую из театра "самую красивую куклу" в жизни звали не Мальвиной, а Марией. Она была не только самой красивой актрисой Художественного театра, но вообще считалась в свое время одной из наиболее красивых женщин России. Впрочем, мнения современников в отношении М.Ф.Андреевой были полярными - вплоть до основанной на имени характеристики, данной Мальвине М.С.Петровским. Она действительно сбежала и из театра, и от мужа... На Капри - вместе с Горьким... Именно Максим Горький, скорее всего, и был выведен Толстым под именем Буратино.

Театр имени Буратино, на дне, с характерным и всеми легко узнаваемым молниеобразным зигзагом на занавесе. МХАТ имени... Буратино? Незадолго до создания "Золотого ключика" этому театру как раз было присвоено имя Горького, пьесой которого "На дне" и началось победоносное шествие театра в мире культуры. Действительно, Алексей Максимович в поэзии не разбирался, о чем сам признавался не раз; и некоторых поэтов "активно не любил", если пользоваться характеристикой, которую дала ему Н.Я.Мандельштам. Правда, на итальянской сосне в период великих событий он не отсиживался: вилла Иль Сорито в пригороде Неаполя все-таки предоставляла для этого больше удобств, хотя сосны там, разумеется, были.

Лживый сценарий Буратино... Он появился как раз в период, связанный с возвращением Горького из Италии. Это - не те его "Итальянские сказки", а уже самые настоящие советские, прославляющие и репрессивный режим, и "самого лучшего друга всех детей". Из него сделали живую легенду, эдакого неприкасаемого идола... Действительно, за пародирование Блока Толстому нечего было опасаться, а вот сатиру на "народного учителя" следовало упрятать в тексте поглубже, не то самого автора могли упрятать... Впрочем, в пьесе "Золотой ключик", написанной в 1938 году, Толстой все-таки не удержался, вложил в уста Буратино высказывание: "Мой папа хочет сделать из меня народного учителя".

1.Изображение 2.Изображение 3.Изображение 4.Изображение

1. Александр Блок
2. Всеволод Мейерхольд
3. Мария Андреева
4. Максим Горький с Марией Андреевой и ее сыном, 1905 год.



Подробнее:
1. "Буратино: народный учитель Страны Дураков" П. Маслак
2. «Что отпирает "Золотой ключик"?» Мирон Петровский
3. "Как Буратино стал советским архетипом и что из этого вышло?" Сергей Курий (две предыдущие статьи рассматриваются)

_________________
Дерево надежды, стой прямо! ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 04 июн 2015, 09:16 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
08 дек 2013, 17:49
Сообщений: 3124
Откуда: Самара
Эрих Мария Ремарк (1898-1970) «Триумфальная арка»

Героиня - Жоан Маду. Прототип – Марлен Дитрих.

Изображение Изображение Изображение

Марлеен Дитрих (27 декабря 1901, Берлин — 6 мая 1992, Париж) — немецкая и американская актриса, секс-символ и певица, создавшая один из совершенных кинематографических женских образов.

1923 года вышла замуж за администратора кинопроизводства Рудольфа Зибера (1897 г.р.), работавшего у Джо Мэя. Они познакомились на съёмках фильма Трагедия любви, где Дитрих играла одну из эпизодических ролей. В декабре 1924 года у них родилась дочь Мария. В 1925 году Марлен возобновила работу в театре и кино. В 1928 году прошли первые записи песен на пластинки вместе с ансамблем ревю «Это витает в воздухе».

Дитрих осталась в истории и как популярная певица. Её контральто с выразительным тембром привлекало поклонников во все времена.

Марлен Дитрих оказала яркое, незабываемое влияние на моду, кино, стиль и женское сознание. Она представляла собой шокирующий тип прекрасной и обаятельной женщины, одновременно порочной и невинной, вызывающе сексуальной и неприступной. Несмотря на то, что Марлен Дитрих не была величайшей в мире актрисой, певицей или танцовщицей, её популярность была исключительно высока.

В 1937 году Ремарк познакомился с Марлен Дитрих, с которой у него завязался бурный и мучительный роман. Многие считают Марлен прообразом Жоан Маду — героини «Триумфальной арки».

В жизни Эриха Марии Ремарка было много незаурядных женщин, но самой большой его любовью стала Марлен Дитрих. Они впервые встретились в сентябре 1930 года в Берлине в баре отеля «Эден». Только через семь лет они становятся близки, а продолжается их роман вплоть до смерти писателя в 1970 году.

Письма, которые писал влюбленный Ремарк своей Дитрих, впоследствии разобрали на цитаты. Строчки были проникнуты любовью, нежностью и желанием никогда не разлучаться.

Эрих Мария Ремарк из Порто-Ронко (после 24.12.1937)
Марлен Дитрих в Беверли-Хиллз, отель «Беверли Уилшир»
Иногда ты очень далеко от меня, и тогда я вспоминаю: а ведь мы, в сущности, ни разу не были вместе наедине. Ни в Венеции, ни в Париже. Всегда вокруг нас были люди, предметы, вещи, отношения. И вдруг меня переполняет такое, от чего почти прерывается дыхание: что мы окажемся где-то совсем одни, и что будет вечер, потом опять день и снова вечер, а мы по-прежнему будем одни и утонем друг в друге, уходя все глубже и глубже, и ничто не оторвет нас друг от друга, и не позовет никуда, и не помешает, чтобы обратить на себя наше внимание, ничто не отрежет кусков от нашего бесконечного дня, наше дыхание будет глубоким и размеренным, вчера все еще будет сегодня, а завтра — уже вчера, и вопрос будет ответом, а простое присутствие — полным счастьем...

Мы будем разбрасывать время полными пригоршнями, у нас больше не будет ни планов, ни назначенных встреч, ни часов, мы станем сливающимися ручьями, и в нас будут отражаться сумерки, и звезды, и молодые птицы, и ветер будет пробегать над нами, и земля будет обращаться к нам, и в тиши золотого полудня Пан будет беззвучно склоняться над нами, а вместе с ним все боги источников, ручьев, туч, полетов ласточек и испаряющейся жизни...

Ремарк наконец-то, встретил женщину, которая полностью отвечала его идеалу. Она была стройна, очень красива и знаменита. Поначалу любовь была взаимной, Марлен тоже заинтересовалась известным писателем. Но она не могла подолгу ограничиваться одной влюбленностью, ей необходимо было постоянно менять партнеров. Их связь стала долгой, но мучительной для писателя. Она давала ему лишь мимолетное ощущение счастья, но он не мог отказаться от этого добровольно.

Отношения Дитрих и Ремарка только со стороны казались легкими и естественными, а в реальности они складывались очень тяжело. Роман был наполнен обидами, взаимными упреками и амбициями. Но благодаря этому роману было написано замечательное произведение «Триумфальная арка». Ремарк посвятил его Марлен Дитрих. Он описывает свои отношения с великой актрисой. Одним из героев романа становится кальвадос. Этот напиток является для писателя символом встреч и расставаний с любимой. Герои романа в минуту расставаний всегда предавались этому напитку.

Марлен Дитрих любила впоследствии рассказывать о своей первой встрече с писателем. Они познакомились в баре при отеле, когда Ремарк сам подошел к столику Дитрих и представился. Актрису заинтересовал импозантный мужчина с тонкими чертами лица, чувствительным ртом и низким голосом. Она была очарована его безупречными манерами.

Воспоминания Марлен про первую встречу с Ремарком
Дитрих любила рассказывать о своей первой встрече с Ремарком. Знакомство, по воспоминаниям Марлен Дитрих произошло следующим образом. Она сидела за ланчем с фон Штернбергом, когда к их столику подошел незнакомец.
- Герр фон Штернберг? Мадам?
Дитрих не выносила, когда к ней подходили незнакомые люди, но низкий голос незнакомца заинтриговал ее. Она отметила тонкие черты лица, чувствительный рот, соколиные глаза, смягчившиеся, когда он склонился к ней.
- Разрешите представиться? Я Эрих Мария Ремарк.
Дитрих протянула руку, он почтительно поднес ее к губам. Фон Штернберг сделал знак официанту принести стул и обратился к Ремарку:
- Присоединяйтесь к нам!
- Благодарю. Вы позволите, мадам?
Дитрих, очарованная его безупречными манерами, слегка улыбнулась и кивнула.
- Вы слишком молоды для автора величайшей книги нашего времени, - сказала она, не сводя с него глаз.
- Я написал бы ее лишь для того, чтобы услышать, как вы произносите эти слова своим завораживающим голосом. – Ремарк щелкнул золотой зажигалкой, давая ей прикурить.
Она обхватила своими бледными пальцами его бронзовые от загара руки и втянула в себя дым. Фон Щтернберг, непревзойденный режиссер и кинооператор, тут же ретировался: он с первого взгляда оценил средний план великой любовной сцены.
Они проговорили до рассвета. Разговор завершился неловким мучительным признанием Ремарка: он импотент. Его потрясла реакция Марлен: она была в восторге. Марлен давно надоело изображать вулкан страстей и на экране, и в жизни. Ей вполне импонировала роль музы.
Золотые закаты Венеции, песни гондольеров, рыбацкие деревушки, будто сошедшие с картин импрессионистов, любимое шампанское Ремарка "Дом Периньон" – все это было фоном для начинающегося романа. Потом – Париж. В будуаре Марлен в элитном бело-золотом отеле "Ланкастер" душно от белой сирени. Ремарк, казалось, скупил её по всей Франции. Успех временно изменил Дитрих, она попала в черный список Голливуда и в романе с Ремарком искала спасения от депрессии.


В этом году она решила провести лето всей семьёй на модном курорте Антиб на юге Франции. "Вся семья" – это "мутти" Марлен Дитрих, "папи" Рудольф Зибер, её муж, дочь Мария тринадцати лет, её гувернантка Тами. И Ремарк. Супружеские отношения Марлен и Рудольфа закончились с рождением дочери, но они остались друзьями. Рудольф до конца своих дней официально считался мужем Марлен. "Любимый папи" был её доверенным лицом, советником, домоправителем. Марлен поверяла ему все свои любовные тайны, Рудольф почитал делом чести для себя достойно выглядеть в глазах её любовников. Впрочем, и он не был одинок. Тами, Тамара Матул, русская эмигрантка из дворянской семьи, самозабвенно любила Руди. Дитрих эту связь поощряла, как, впрочем, и все другие увлечения мужа, но Тами категорически запрещалось иметь детей.

Такова была странная "семья", которую обрел Ремарк. И хоть он прикрыл лицо рукой, когда назойливые папарацци сняли его за столиком ресторана с Дитрих и её мужем, весь мир уже знал, что он любовник Марлен. В то лето Ремарк начал работу над романом "Триумфальная арка".

Изображение
"Высокие брови, широко поставленные глаза, светлое таинственное лицо. Оно было открытым, и это составляло её тайну" — такой виделась Ремарку-Равику Марлен-Жоан.

Мария, дочь Марлен Дитрих, запомнила, что Ремарк писал от руки хорошо отточенным карандашом. Он всегда носил с собой коробку таких карандашей и жёлтый блокнот в линейку на случай, если вдруг придёт вдохновение. Пока Ремарк трудился в затенённой комнате, Марлен подружилась на пляже с послом США в Англии Джозефом Кеннеди, отцом будущего президента. У Кеннеди-старшего была вилла по соседству, маленькая тихая жена, родившая ему девять детей, и репутация изрядного волокиты.

"У него было такое ощущение, будто чья-то сильная рука сдавила ему сердце. Он знал, что её упоение страстью – это упоение самой собой, хмельной дурман, яркая вспышка, дань минуте, не больше", – размышляет о своей возлюбленной Равик. Чаще всего при размолвках, свои многочисленные письма к Дитрих Ремарк подписывал именно этим именем. А ещё он придумал маленького мальчика Альфреда. Когда Марлен порывала с ним, к ней обращался в письмах трогательный мальчик-посредник, называвший её "тётей Лени".

Но закончился сезон, и "семья" вернулась в Париж.

"Он жил для того, чтобы услышать шум машины матери, подъезжающей к дому, телефонный звонок Марлен, что она одна, и ему дозволяется, прокравшись через дорогу, заключить её в объятия", - вспоминает дочь Дитрих Мария. Ремарк неоднократно предлагал Марлен выйти за него замуж, но его любимая «пума», как он ее называл, продолжала вести разгульную жизнь, встречаясь одновременно и с мужчинами и с женщинами. Писатель готов был терпеть от своей любимой ее измены, холодность, скрытность, он жил ради коротких ежедневных встреч с Марлен, ради того, чтобы только видеть ее и слышать ее голос. Когда он видел ее любимое лицо с высокими скулами и тонкими ниточками бровей, он готов был простить любимой женщине все. Похоже, что писателю были просто необходимы душевные страдания.

Когда вышел роман «Триумфальная арка», Марлен смогла узнать, что на самом деле думает писатель о ней и об их отношениях. Его словами в романе говорит Равик, обвиняя Жоан Маду в лживости, дешевой загадочности и в том, что сердце ее всегда остается пустым. То, что не смог сказать в жизни сам писатель своей возлюбленной, сказал на страницах романа его герой. Марлен писала потом, что она не похожа на героиню, она гораздо лучше и интереснее ее.

Каково было Дитрих прочитать отповедь, данную ей Равиком-Ремарком: "Ты подлая стерва!.. Лгунья, – сказал он. – Жалкая лгунья... Убирайся ко всем чертям со своей дешёвой загадочностью... Один тебе нужен, видишь ли, для упоения, другому ты заявляешь, что любишь его глубоко и совсем по-иному, он для тебя тихая заводь... Что ты знаешь обо всём этом? Тебе нужно опьянение, победа над чужим "я", которое хотело бы раствориться в тебе, но никогда не растворится, ты любишь буйную игру крови, но твоё сердце остаётся пустым, ибо человек способен сохранить лишь то, что растёт в нём самом. А на ураганном ветру мало что может произрастать".

В письме к "любимому папи" из Парижа, датированном 5 декабря 1945 года, Дитрих писала: "Ремарк изображает меня хуже, чем я есть, чтобы интереснее подать себя, и добивается желаемого эффекта. Я намного интереснее его героини".

В 1951 году Ремарк познакомился с голливудской актрисой Полетт Годдар (1910—1990), бывшей женой Чарли Чаплина, которая помогла ему прийти в себя после связи с Дитрих, излечила от депрессии и вообще, как говорил сам Ремарк, «действовала на него положительно». Благодаря улучшению душевного здоровья писатель смог закончить роман «Искра жизни» и продолжать творческую деятельность до конца своих дней.

В 1953 году Ремарк объявляет, что подумывает о женитьбе на Полетт Годдар. Дитрих на правах друга принялась его отговаривать. Она полагала, что Годдар движет корысть, ей нужна коллекция, а не сам Ремарк. Тогда, после пятнадцати лет страданий, Ремарк – в который раз! – предложил ей руку и сердце: в противном случае он женится на Годдар. И сдержал слово. Возможно, Ремарк женился на Годдар, желая отомстить Дитрих.

Закончилась эта история в 1970 году, когда писатель умер в клинике «Сант-Аньес» в Локарно. Дитрих пережила его на 22 года. Она оставила съемки в кино, стала затворницей в своей парижской квартире и пристрастилась к алкоголю. Вся стена ее комнаты была увешана фотографиями ее любовников. Умерла она, как говорили, от слишком большой дозы снотворного. После смерти Дитрих ее дочь нашла письма Ремарка, на которых отчетливо были видны следы слез. А незадолго до своей смерти Марлен призналась своему секретарю, что очень любила писателя.

Эриха Марию Ремарка похоронили на швейцарском кладбище Ронко. После его смерти вдова сожгла все письма, которые Ремарку написала Марлен Дитрих.

Кеннет Тайнен, известный английский литературный критик и один из многочисленных любовников Марлен, так объяснит "загадку Дитрих": "В ней есть секс, но нет пола".

Письма Ремарка к Марлен Дитрих. «Скажи мне, что ты меня любишь…»

_________________
Я не ветер, я не солнце, я - любовь.
Я исчезну, чтоб вернуться...


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 05 июн 2015, 22:06 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
08 дек 2013, 17:49
Сообщений: 3124
Откуда: Самара
Оскар Уайльд (1854 -1900) "Портрет Дориана Грея"

Герой - Дориан Грей. Возможный прототип - Джон Грей.

Изображение

Общепринято считать, что прототипом главного героя романа "Портрет Дориана Грея" послужил английский поэт Джон Генри Грей (1866—1934) — бывший возлюбленный Оскара Уайльда.


Точная дата встречи Джона Грея с Оскаром Уайльдом неизвестна, но как считает Ричард Эллман, отношения между ними начались не позднее 1889 года. Джон ворвался в уйальдовский кружок, как новая звезда. Родившийся в семье плотника, Грей всеми силами стремился попасть в общество образованных людей. В тринадцать лет вынужденный бросить школу и заняться токарным ремеслом ради заработка, он частным образом изучал языки, музыку и живопись. В шестнадцать лет но сдал экзамен на государственного служащего и устроился клерком сначала в почтовое ведомство, а шесть лет спустя — в библиотеку Министерства иностранных дел. В августе 1889 две вещи, написанные Джоном Греем, были включены в первый номер журнала "Дейел". Это были статья о Гонкурах и сказка на манер уйальдовских, озаглавленная "Великий Червь". Получив номер в подарок, Уайльд немедленно явился к издателям, чтобы поблагодарить их. Разговор наверняка должен был коснуться молодого подражателя, имеющего вкус к французской литературе. Издатели не преминули описать юного, светловолосого и красивого автора. Впоследствии, еще до конца 1889 года, Уайльд и Грей встретились на обеде.

Ричард Эллман полагал, что дать герою своего романа фамилию "Грей" было со стороны Уайльда формой ухаживания и способом польстить. Однако Джон Грей подписывал свои письма к Уайлдьду "Дориан", и его близость с писателем быстро стала предметом пересудов. Во всяком случае, после вечера в "Клубе рифмачей", на котором Грей читал свои стихи, а Уайльд явился, чтобы их послушать. Современник и очевидец тех событий Лайонел Джонсон писал в письме (1891 г.): "Я крепко подружился с прототипом Дориана — неким Джоном Греем, молодым клерком из Темпла, который в свои тринадцать лет [ на самом деле ему было двадцать пять ] выглядит на пятнадцать". А вот, что пишет другой очевидец, Эрнест Доусон, своему корреспонденту: " «Дориан» Грей прочел несколько очень красивых и малопонятных стихотвореньиц в самой распоследней манере французских символистов".

Нет причин сомневаться, что Уайльд и Грей были любовниками. Две фразы из уайльдовского романа, которые кто-то написал Дориану, — " Мир стал иным, потому что в него пришли вы, созданный из слоновой кости и золота. Изгиб ваших губ передает заново историю мира" — вероятно, обращены к Джону Грею. Какое-то время Грей был захвачен и ошеломлен. Как заметил Бернард Шоу, он был "одним из самых подобострастных последователей Уайльда". Но внимание писателя было сосредоточено не на нем одном. Среди молодых поклонников Уайльда были студенты оксфордского университета, поэты и романисты. Идеи и сюжеты, которые писатель разбрасывал, они порой употребляли в дело. Романист У. Б. Максвелл, который еще мальчиком услышал от Уайльда не мало историй, записал одну из них и опубликовал от своего имени. Когда он признался в этом Уайльду, тот лишь добродушно его отчитал. Но внезапно заговорил совершенно серьезно: "Историю о человеке и его портрете, которую вы от меня слышали, я настоятельно прошу вас не трогать. Никоим образом! Она мне нужна самому". Это было первое упоминание о "Портрете Дориана Грея", прозвучавшее по словам Максвелла, за несколько лет до начала работы над книгой.

После выхода знаменитого романа "Портрет Дориана Грея" (1890) Джона Грея стали называть именем героя. В течение трёх лет, вплоть до 1892 года Грей был одним из постоянных друзей и любовников Уайльда и также его литературным протеже (Оскар обещал издать его первую книгу «Рисунки серебряным карандашом»). Но постепенно их отношения разладились. В ноябре 1892 года для Грея наступает тяжелый период - разрыв с Уайльдом и смерть отца подорвали его морально и физически. Грей говорил своему другу - Пьеру Луису, что думает о самоубийстве. Он тяжело переживал появление в жизни Оскара новой звезды (Альфреда Дугласа). Не улучшали ситуацию и слухи, которые продолжали называть Грея протеже Уайльда, а также полным прототипом Дориана, и Уайльду, по настоянию Грея, пришлось направить письмо в Daily Telegraph с опровержением.

Во время скандального судебного процесса над Уайльдом Джон Грей, опасаясь преследования, покинул Англию, а позднее выпустил 47-ми страничную брошюру "Дело Оскара Уайльда", пытаясь тем самым загладить свою вину перед ним. Во время процесса имя Грея ни разу упомянуто не было. По иронии судьбы, Уайльд встретился с Греем в Риме, где Джон учился в католической семинарии (это было уже после выхода Оскара из тюрьмы). Грей шел с другими семинаристами и вдруг наткнулся на Уайльда - никто не проронил ни слова.

В 1902 году Джон Грей принял сан католического священника, стал настоятелем церкви Св. Патрика в Эдинбурге.

В 1931 году Грей написал стихотворение, которое звучит как некая элегия памяти Уайльда:

Мечи и колья. Страх напал -
Бежали мы, себя спасая,
И, руки грея, я сказал:
"Я знать его не знаю"


Джон скончался 14 июня 1934 года в доме престарелых, пережив Уайльда на 34 года.

_________________
Я не ветер, я не солнце, я - любовь.
Я исчезну, чтоб вернуться...


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 03 июл 2015, 22:23 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
08 дек 2013, 17:49
Сообщений: 3124
Откуда: Самара
Сомерсет Уильям Моэм (1874-1965) "Луна и грош" (1919)

Герой - Чарльз Стрикленд. Прообраз - Поль Гоген

Изображение
Изображение

Роман "Луна грош" представляет собой биографию вымышленного персонажа Чарльза Стрикленда, английского биржевого маклера, который в 40-летнем возрасте внезапно бросает жену и детей, чтобы стать художником. Прообразом Чарльза Стрикленда послужил Поль Гоген. Рассказ ведётся в эпизодической форме от лица молодого писателя, который якобы "просто перечислял известные ему факты из жизни незаурядного человека". Эпизоды из жизни Стрикленда перемежаются размышлениями рассказчика по поводу Стрикленда и других персонажей.

Критики нередко упрекали Моэма в искажении правды образа и отходе от фактов биографии Гогена. На эти упреки можно ответить словами самого Моэма из предисловия к "Записной книжке": "Я никогда не считал, что могу написать что-то из ничего, я всегда нуждался в каком-нибудь реальном факте или характере в качестве исходной точки, но затем мое воображение, моя выдумка, чувство драматизма неизменно превращали все это в нечто принадлежавшее мне".

Сюжет романа

В начале рассказывается о гениальном художнике Чарльзе Стрикленде, который умер в безвестности, и лишь статья критика Мориса Гюре спасла его от забвения. Хлынул поток статей о Стрикленде и его картинах, но вместе с тем выяснились скандальные подробности его жизни. Дальше начинаются собственно воспоминания.

Первое знакомство рассказчика со Стриклендом произошло на светском приёме; тот производил впечатление доброго и честного, но скучного человека. Через несколько месяцев рассказчик узнал, что Стрикленд бросил жену и детей, сбежав с какой-то женщиной, и живёт с ней в роскошном дорогом отеле. Жена попросила рассказчика встретиться со Стриклендом, чтобы убедить его вернуться в семью. Выяснилось, что отель — грязный и дешёвый, никакой женщины нет, а Стрикленд бросил семью ради живописи. Судьба жены и детей ему безразлична, и к ним он не вернётся. Так же ему безразлично материальное положение или слава. Он пишет картины, потому что "должен писать".

Следующие пять лет Стрикленд писал картины, живя в нищете и перебиваясь случайными заработками. Посредственный художник Дирк Стрёв, единственный на тот момент, разглядел в нём гения и начал заботиться о Стрикленде, взамен получая только оскорбления. Когда Стрикленд серьёзно заболел, Дирк перенёс больного к себе домой (невзирая на возражения своей жены Бланш, ненавидевшей Стрикленда) и выходил. Стрикленд отплатил ему тем, что совратил Бланш Стрёв, после чего та заявила, что оставляет Дирка и пойдёт со Стриклендом куда угодно. Написав портрет Бланш Стрёв в обнажённом виде, он бросил её, после чего та покончила с собой, выпив щавелевой кислоты. Стрикленд не выказал никакого раскаяния или сожаления.

История переносится на 15 лет вперёд. Стрикленд давно умер, и находящийся на Таити рассказчик пытается из рассказов знавших его людей восстановить последние годы его жизни. Выясняется, что он вёл жизнь бродяги, спал на улице или в ночлежках для бездомных, но продолжал писать картины. Последние годы жизни Стрикленд провёл на Таити, где женился на туземке и умер от проказы. Шедевр его жизни — роспись на стенах дома — был сожжён после смерти по его завещанию.

Основная статья про Поля Гогена здесь

_________________
Я не ветер, я не солнце, я - любовь.
Я исчезну, чтоб вернуться...


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 25 авг 2015, 11:30 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
08 дек 2013, 17:49
Сообщений: 3124
Откуда: Самара
Артур Конан Дойл (1859 год-1930 год) "Приключения Шерлока Хомса"
Изображение

Герой - Шерлок Хомс. Прототип - Джозеф Белл
ИзображениеИзображение


Джозеф Белл (2 декабря 1837 — 4 октября 1911) — профессор Эдинбургского университета, известный в своё время хирург. Был знаком с Артуром Конан Дойлом, для которого послужил прототипом Шерлока Холмса.
Изображение

Он родился в семье шотландского врача Белла. С детства был разносторонним ребёнком, ему давались как прикладные, так и гуманитарные науки, хотя предпочтение отдал физике и химии. Особым увлечением Белла было изучение влияния ядов на организм человека, для чего в его доме имелась специальная лаборатория.

Став врачом, Джозеф работал очень много, никогда не отказывая людям только потому, что они живут далеко от центра или не имеют возможности сполна расплатиться за лечение. Все это сыграло на авторитет молодого врача. Он стал очень популярным в Эдинбурге, к его услугам обращалось в том числе и многочисленное семейство Чарльза Дойла, сына известного художника, в котором росло семеро детей (будущий писатель Артур был первенцем).

В детские годы Артур и предположить не мог, что судьба сведет его с доктором Беллом значительно позже, в 1877 году, когда Дойл во время учебы в Эдинбургском университете будет судорожно выискивать дополнительные источники заработка, чтобы попасть на очередную лекцию профессора Белла. Последний был кумиром у студентов, его часто вспоминали и другие ставшие известными сокурсники Дойла, например, Джеймс Бэрри (будущий автор «Питера Пэна») и Роберт Льюис Стивенсон.

Лекции Белла были очень интересны и познавательны. Профессор приглашал в аудиторию очередного пациента и первым делом интересовался у студентов, кто может прямо сейчас сказать, что это за человек, откуда он прибыл, род его занятий и причина заболевания? Версий было много, но Джозеф терпеливо учил выделять главное. Так, однажды на лекцию явился человек в шляпе с явными признаками лихорадки. Белл пояснил студентам, что поскольку человек забыл снять шляпу, то, скорее всего, он отвык от цивилизованных манер, значит, в последнее время он служил в армии, где принято оставаться в головном уборе для отдания чести. А поскольку у него признаки лихорадки, характерной для Вест-Индии, то прибыл, судя по всему, этот человек из Барбадоса.

Сам того не подозревая, именно доктор Белл стал основателем дедуктивного метода. Профессор обращал особое внимание студентов на характерные привычки и особенности представителя той или иной профессии, если перед ними был моряк, Белл мог с точностью до региона определить, откуда прибыл тот или иной матрос. А студентам пояснял, что в этом нет ничего сложного, достаточно знать, где и какие татуировки делают моряки. Это и позволит сделать правильный вывод.

Для того чтобы точнее определить характер поступков человека, Белл предлагал студентам заняться изучением акцентов, которые употребляются в английской разговорной речи. А зная, уроженцем каких мест является тот или иной пациент, нетрудно установить и его привычки, как вредные, так и полезные.

Позже Белл взял Дойла к себе в ассистенты в Эдинбургской клинике, где молодой врач ежедневно наблюдал за ним.

О том, что прообразом Шерлока Холмса является именно Джозеф Белл, свидетельствует ряд фактов.

Внешность:
Вот как описывал своего героя Дойл: сложение худощавое, рост больше шести футов (более 180 см), тонкий орлиный нос, квадратный, чуть выступающий вперёд подбородок, острый, пронизывающий взгляд, «несколько скрипучий» голос.
Так Дойл описывал Белла: «Белл был весьма замечательным человеком, как внешностью, так и умом. Он был высок, жилист, темноволос, с длинноносым проницательным лицом, внимательными серыми глазами, худыми плечами и дергающейся походкой. У него был резкий голос».

Привычки:
О Шерлоке Холмсе известно: «если не было срочной работы, мистер Холмс просыпался поздно. Когда на него находила хандра, он, облачившись в халат мышиного цвета, мог молчать целыми днями. В столь же «жизнерадостном» одеянии он проводил свои бесконечные химические опыты. Остальные халаты – красный и голубоватый – выражали другие состояния души и использовались в самых разных ситуациях. Временами Шерлока Холмса обуревало желание поспорить, тогда, вместо традиционной глиняной, он раскуривал трубку из вишнёвого дерева. Находясь в глубоком раздумье, знаменитый детектив позволял себе грызть ногти. Еда и собственное здоровье интересовали его неразумно мало».
Белл проводил химические опыты независимо от того, насколько был загружен в университете и лечебной практике. Курил трубку, иногда на него нападала хандра. Спорить любил, о еде беспокоился мало.

Даты: первый рассказ о приключениях сыщика-консультанта Шерлока Холмса был опубликован 1 декабря 1887 года, к 50-летию Джозефа Белла, которое он отпраздновал на следующий день.

Джозеф Белл очень внимательно следил за литературными трудами Артура Конан Дойла. Самого «прообраза» легендарного сыщика англичане «вычислили» довольно-таки быстро. Но когда ему задавали вопрос: «А правда, что вы являетесь…», Белл неизменно отвечал: «Ну что вы! Где уж мне подняться до таких вершин. А настоящий прообраз Холмса, это, естественно, сам Артур».


Источник

_________________
Я не ветер, я не солнце, я - любовь.
Я исчезну, чтоб вернуться...


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 31 авг 2015, 12:14 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
08 дек 2013, 17:49
Сообщений: 3124
Откуда: Самара
Теодор Драйзер (1871—1945) "Американская трагедия"

«Американская трагедия» — роман американского писателя Теодора Драйзера, опубликованный 17 ноября 1925 года.

Сюжет основан на случае убийства в 1906 году Честером Джилеттом своей девушки Грейс Браун. После выхода роман имел большой успех у читателей. Издатель романа Хорэс Ливрайт выступил продюсером театральной версии романа в 1926 году.
Драйзер

Герои - Клайд Грифитс и Роберта Олден. Прототипы - Честер Джилетт и Грейс Браун.

ИзображениеИзображение


Честер Джилетт родился 9 августа 1883 года в Монтане, но часть своего детства провёл в Спокане. Его родители были финансово обеспечены, но глубоко религиозны, что в конечном итоге заставило их отказаться от материальных благ и вступить в Армию спасения. Пока Честер был в подростковом возрасте, семья путешествовала по Западному побережью и Гавайям. Честер не воспринял религиозную сторону своего воспитания. Благодаря финансовой поддержке своего состоятельного дяди, Джилетт учился в подготовительной школе Оберлинского колледжа, однако в 1903 году бросил занятия после двух лет обучения. После этого он перебивался случайными работами, пока в 1905 году не получил должность на фабрике своего дяди в Кортланде.

Там он познакомился с 20-летней Грейс Браун. Браун родилась 20 марта 1886 года и, будучи дочерью преуспевающего фермера округа Шенанго, выросла в Южном Отселике. В Кортленд она переехала за год до Джилетта и поселилась у сестры и её мужа. Вскоре Браун и Джилетт вступили в сексуальные отношения, при этом Грейс думала, что тот на ней женится.

Весной 1906 года Грейс поняла, что беременна. Она часто стала писать Честеру жалобные письма, в которых умоляла жениться на ней и оказывала давление (позже письма были зачитаны на суде в качестве доказательства). Грейс на время вернулась в дом своих родителей, но затем вернулась в Кортленд, где поняла, что Честер ухаживает за другими девушками. По одной газетной версии, Честер оставил Грейс ради богатой знакомой Честера Бенедикт Гэрриет. Та всё отрицала и в официальном пресс-релизе заявила, что они никогда не были помолвлены, а знакомство было ограниченным по времени, и он никогда не делал ей предложения.

Грейс по-прежнему настаивала на принятии Честером какого-то решения, а тот делал туманные заявления об их будущем и о том, что в ближайшее время они отправятся в какую-нибудь поездку(это подтверждает последнее письмо Браун, написанное 5 июля, где она прощалась со своей матерью).

Честер сделал приготовления для поездки в горы Адирондак в северной части штата Нью-Йорк. Пара остановилась и на ночь в Ютике, а затем направилась к озеру Биг-Муз в округе Херкимер. В близлежащем отеле Честер зарегистрировался под выдуманным именем Карл Грэм (хотя использовал свои собственные инициалы, в соответствии с монограммой «CG» на чемодане). Он нёс один чемодан и железную теннисную ракетку. Грейс, возможно, ожидала церемонии побега.

Утром 11 июля Честер повёз Грейс в лодке по озеру, где, предположительно, забил её ракеткой, а тело утопил. Он вернулся один и лёг в своей гостинице. Позже свидетели будут говорить, что Честер казался спокойным и невозмутимым, ничто не выдавало его волнения. Избитое тело Грейс было найдено на дне озера на следующий день. Честер плохо продумал своё прикрытие, и его арестовали в Инлете.

Судебный процесс проходил в округе Херкимер и быстро привлёк общенациональное внимание. Адвокат Честера утверждал, что его клиент невиновен, Грейс покончила жизнь самоубийством, а Честер был беспомощным зрителем (сам Честер на суде тоже держался этой версии). Присяжные признали его виновным в убийстве. 30 марта 1908 года Честер был казнён на электрическом стуле в тюрьме «Оберн».

В 2007 году дневник Честера, который он вёл в течение последних семи месяцев заключения, был подарен библиотеке колледжа Гамильтона двоюродной племянницей Честера. Вдобавок, вместе с дневником были переданы двенадцать писем, написанных Честером во время заключения. Одиннадцать писем были адресованы Бернису Ферриун, другу семьи, который переехал в Оберн, чтобы остаться с сестрой Честера Хазел. Двенадцатое письмо, прощальное, написанное накануне казни, было направлено Хазел Джилетт. Письма и дневник были опубликованы в декабре 2007 года.

Источник

_________________
Я не ветер, я не солнце, я - любовь.
Я исчезну, чтоб вернуться...


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 31 авг 2015, 14:50 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
08 дек 2013, 17:49
Сообщений: 3124
Откуда: Самара
Илья Ильф и Евгений Петров «Двенадцать стульев»
ИзображениеИзображение

«Двенадцать стульев» - сатирический роман-фельетон, написанный в 1927 году.


Остап Бендер

Остап Бендер — главный герой романов «Двенадцать стульев» и «Золотой телёнок», «великий комбинатор», «идейный борец за денежные знаки», знавший «четыреста сравнительно честных способов отъёма (увода) денег». Один из самых популярных героев плутовского романа в отечественной литературе.

Сам Бендер представляется как Остап-Сулейман-Берта-Мария-Бендер-бей (в «Двенадцати стульях») и Бендер-Задунайский (в «Золотом телёнке»). В романе «Золотой телёнок» Бендера именуют Остап Ибрагимович.


Изображение

Фамилия главного героя не была придумана писателями. Дом Илюши Файнзильберга, ставшего знаменитым Ильей Ильфом, стоял на Малой Арнаутской улице, где «делают всю контрабанду». А расположенный по соседству магазин носил пышное название «Мясоторговля Бендера». Есть еще одна версия происхождения имени и фамилии Остапа Бендера. В начале века существовал торговый дом «Тарас Бендер и сыновья». Не исключено, что Ильф и Петров провели здесь цепочку от гоголевского Тараса Бульбы и его сына — Остапа.

Многие черты характера обаятельнейший Остап Бендер унаследовал от своих создателей. Например, музыкальность (идя на первое «свидание» с миллионером Корейко, Бендер напевал: «И радость первого свиданья мне не волнует больше кровь») — это черта Евгения Петрова, любившего музыку до самозабвения.

Неожиданное хорошее знакомство Остапа с бухгалтерией — следствие работы Ильи Ильфа в финансово-счетном отделе одесского Опродкомгуба: «Ого! Если вы уже открываете мне лицевой счет, то хоть ведите его правильно. Заведите дебет, заведите кредит. В дебет не забудьте занести 60 000 рублей, которые вы мне должны, а в кредит — жилет. Сальдо в мою пользу — 59 992 рубля».

Обучение Бендера в частной гимназии Илиади, из которой он вынес латинские исключения «пуэр, соцер, веспер, генер, либер, мизер, аспер, тенер» — факт биографии писателя Льва Славина, друга Ильи Ильфа.

Но это все лишь мелкие детали в облике энергичного авантюриста. По мнению родного брата Евгения Петрова, Валентина Катаева, реальным прототипом этого литературного героя был некто Осип Шор, знакомец братьев по одесским временам.

дальше
Согласно метрической записи, он родился в Никополе в 1899 году, 30 мая, в семье купца 2-й гильдии. Жил в Одессе, где закончил частную мужскую гимназию Раппопорта. У Осипа Шора был брат-футурист Натан Фиолетов, который принадлежал к тому же кругу, что и Ильф, Петров и Катаев.

Последний вспоминал о Шоре: "Бандиты поклялись его убить. Но по ошибке, введенные в заблуждение фамилией, выстрелили в печень футуристу... Но что же в это время делал брат убитого поэта Остап? То, что он делал, было невероятно. Он узнал, где скрываются убийцы, и один, в своем широком пиджаке, матросской тельняшке и капитанке на голове, страшный и могучий, вошел в подвал, где скрывались бандиты... И, войдя, положил на стол свое служебное оружие - пистолет маузер с деревянной ручкой. Это был знак того, что он хочет говорить, а не стрелять. Бандиты ответили вежливостью на вежливость...

- Кто из вас, подлецов, убил моего брата? - спросил он.

- Я его пришил по ошибке вместо вас, я здесь новый, и меня спутала фамилия, - ответил один из бандитов. Легенда гласит, что Остап, никогда в жизни не проливший ни одной слезы, вынул из наружного бокового кармана декоративный платочек и вытер глаза.

- Лучше бы ты, подонок, прострелил мне печень.

Ты знаешь, кого ты убил?

- Тогда не знал. А теперь уже имею сведения: известного поэта, друга Птицелова (Эдуарда Багрицкого). И я прошу меня извинить. А если не можете простить, то бери свою пушку, вот тебе моя грудь - и будем квиты.

Всю ночь Остап провел в хавире в гостях у бандитов. Они пили чистый ректификат, читали стихи убитого поэта, плакали и со скрежетом зубов целовались взасос".


В своей книге «Алмазный мой венец» Катаев писал: «Остап Бендер написан с одного из наших одесских друзей. Он был старшим братом одного замечательного поэта-футуриста... Брат футуриста был Осип, внешность которого авторы сохранили в своем романе почти в полной неприкосновенности: атлетическое сложение и романтический, чисто черноморский характер. Он не имел никакого отношения к литературе и служил в уголовном розыске по борьбе с бандитизмом, принявшим угрожающие размеры».

В 1917 году Осип Шор был студентом Петроградского Университета. После революции он долгое время добирался домой, в Одессу. Это было тяжелое путешествие, сопряженное со множеством опасностей для жизни. Деньги каждый день обесценивались, еду добыть было практически невозможно. Осип Шор постоянно придумывал различные хитрости, помогающие ему сохранить жизнь и получить кусок хлеба. Он прикидывался шахматным гроссмейстером, чтобы получить кусок хлеба. Устраивался художником на пароход, который совершал агитационные путешествия по Волге. Работал пожарным инспектором в доме престарелых, начальником которого был застенчивый «голубой воришка». И даже познакомился с некой вдовой, послужившей прототипом мадам Грицацуевой, у которой прожил целую зиму, отъедаясь и накапливая силы на дальнейшее путешествие.

Лишь спустя 10 месяцев Осип Шор вернулся в Одессу. О своих приключениях он потом красочно рассказывал своим друзьям, среди которых был Евгений Петров.

Дальнейшая судьба Осипа Шора сложилась более благополучно, чем у героя, появившегося благодаря его рассказам. Может быть потому, что свои силы он направил не на поиск бриллиантов мадам Петуховой и сокровищ миллионера Корейко, а на борьбу с бандитами. В 30-е годы он уехал в Челябинск, и умер в 1978 году.


Киса Воробьянинов
Изображение


Интересно, что когда Ильф и Петров только собирались писать «12 стульев», Остап Бендер задумывался как второстепенный герой. Главным персонажем должен был быть Ипполит Матвеевич Воробьянинов, бывший предводитель дворянства.

Прототипом героя послужил известный русский писатель, ларуреат Нобелевской премии, Иван Бунин.


Другие прототипы
Изображение


Например, Никифор Ляпис «очень молодой человек с бараньей прической и нескромным взглядом», забрасывающий редакции бесконечными произведениями про Гаврилу.

По некоторым версиям, Никифор Ляпис является «двойником» Владимира Маяковского — а загадочная Хина Члек, которой он посвящал свои произведения — Лиля Брик.

дальше
Писатель Лев Славин в своих воспоминаниях рассказывает о встрече с «Никифором» — в редакции «Гудка», где он работал с Ильфом и Петровым, но не называет его имени.

«Если б он мог предвидеть последствия опасных знакомств, он бежал бы от нашей комнаты как от чумы. Но он находился в счастливом неведении. Он приходил к нам зачастую в самое неподходящее время и, подсаживаясь то к одному, то к другому, усердно мешал работать. Чаще всего развязный Никифор (оставим уж за ним это звучное имя!) хвастался своими сомнительными литературными успехами. Халтурщик он был изрядный. Что же касается дремучего невежества, то в главе о «Гаврилиаде» оно ничуть не было преувеличено. Однажды Никифор страшно разобиделся на нас. Он вошел сияющий, довольный собой и жизнью и гордо объявил:
— Я еду на Кавказ! Вы не знаете, где можно достать шпалер?
Мы ответили вопросом на вопрос:
— А зачем вам шпалер, Никифор?
Тут-то он и сделал свое знаменитое откровение насчет шакала, который представлялся ему «в форме змеи».


Славин дальше подробно описывает вся ляпсусы «Ляписа» и заканчивает так: «Он прекратил свои посещения лишь после того, как узнал себя в авторе "Гаврилиады". Не мог не узнать. Но это пошло ему на пользу. Парень он был способный и в последующие годы, «поработав над собой», стал писать очень неплохие стихи».

Но фамилию молодого человека с бараньей прической Славин так и не назвал. Зато он рассказал, кому принадлежит образ Авессалома Изнуренкова. «Об Авессаломе Владимировиче Изнуренкове можно было сказать, что другого такого человека нет во всей республике. И за всем тем он оставался неизвестным, хотя в своем искусстве он был таким же мастером, как Шаляпин — в пении, Горький — в литературе, Капабланка — в шахматах… Авессалом Изнуренков — острил. Он никогда не острил бесцельно, ради красного словца. Он делал это по заданиям юмористических журналов. На своих плечах он выносил ответственейшие кампании, снабжал темами для рисунков и фельетонов большинство московских сатирических журналов».

Такой человек действительно имелся в окружении Ильфа и Петрова. Это был сотрудник «Гудка» Михаил Глушков, который действительно был изумительным остряком, перу которого принадлежало множество печатных перлов. Однажды на партсобрании он сострил так «удачно», что на 20 лет был посажен в тюрьму.


Источник
Источник

_________________
Я не ветер, я не солнце, я - любовь.
Я исчезну, чтоб вернуться...


Вернуться наверх
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 11 янв 2018, 09:38 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован:
21 сен 2012, 10:12
Сообщений: 10689
Болванщик (англ. Hatter, буквально Шляпник) — персонаж из «Приключений Алисы в стране чудес» Льюиса Кэрролла; такое имя носит в переводе Н. Демуровой.

Изображение

Имя «Безумный шляпник» (Mad Hatter), как иногда называют Болванщика, обязано своим происхождением, без сомнения, английской поговорке «безумен, как шляпник» («mad as a hatter»). Происхождение же самой поговорки, возможно, объясняется следующим образом. Поскольку в процессе выделки фетра, использовавшегося для изготовления шляп, применялась ртуть, шляпники вынуждены были вдыхать её пары. Шляпники и работники фабрик часто страдали от ртутного отравления, так как пары ртути вредили нервной системе, вызывая такие симптомы, как спутанная речь и искажение зрения. Часто это приводило к ранней смерти. Тем не менее, Безумный Шляпник не выказывает симптомов ртутного отравления, которые включают в себя «чрезмерную застенчивость, неуверенность, возрастающую стеснительность, потерю уверенности в себе, беспокойство и желание оставаться скромным и незаметным»

Изображение
На иллюстрации Тенниела к сцене чаепития на шляпе Болванщика изображена карточка или ярлык с надписью «10/6 в этом стиле» (англ. In this style 10/6). Число «10/6» означает 10 шиллингов 6 пенсов, цену шляпы в английских деньгах до их перевода в десятичную систему, и служит ещё одним доказательством занятий Болванщика.

Один из прототипов Болванщика, как считается, — Теофил Картер, бывший предположительно студентом Крайст-Чёрч (как и Кэрролл), одного из колледжей Оксфордского университета:

Изображение


Он изобрел кровать с будильником, выставлявшуюся на Всемирной выставке 1851 года: она скидывала спящего, когда нужно было вставать. Затем он стал владельцем магазина мебели и благодаря своей привычке стоять в дверях магазина в высокой шляпе получил прозвище Безумный Шляпник (Mad Hatter). По некоторым сведениям, Джон Тенниел приезжал в Оксфорд специально для того, чтобы сделать с Картера наброски для своих иллюстраций.

Другой прототип — Роджер Крэбб из Чешэма, Бакингемшир. Он поступил в 1642 году на службу в армию, которая впоследствии стала Армией нового образца Оливера Кромвеля. Крэбб был хорошим солдатом; в этом ему помогал рост в 2 метра, ужасавший противников. В течение последующих нескольких лет он вместе с «круглоголовыми» сокрушал восстания в Ирландии и Шотландии. Во время осады Кольчестера в 1648 году он получил сильный удар по голове от солдата-роялиста. В результате был уволен с военной службы раньше срока и вернулся в родной город Чешэм, где занялся шляпным делом.

Крэб был успешным предпринимателем, однако полученный удар давал о себе знать. Он продал бизнес и раздал деньги бедным. Вел уединенный образ жизни, жил в деревне недалеко от Аксбриджа и стал пацифистом. Затем переехал в глухую деревню Бетнал Грин (ныне район Лондона), где жил на 3 фартинга в неделю, ел траву, просвирник и листья щавеля. Затем у Крэбба обнаружился талант предсказателя. Примечательно, что, согласно одному из его видений, монархия должна была быть восстановлена, и в 1660 году трон занял Карл II, сын казненного Карла I. Травяная диета не причинила Крэббу вреда, несмотря на почтенный возраст. Он умер в 1680 году, дожив до 79 лет. Эпитафия на его могиле на кладбище церкви Святого Данстана в лондонском районе Степни гласит: «Дурная, добрая молва — все миновало без следа; корим бывал, но признан под конец… всему благому друг».

_________________
Дерево надежды, стой прямо! ©


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  

Яндекс.Метрика